Западная Австралия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Западная Австралия
англ. Western Australia
Герб
Флаг
Страна

Австралия

Статус

Штат

Административный центр

Перт

Губернатор

Керри Сандерсон

Премьер

Колин Барнетт

Официальный язык

английский

Население (2014)

2 565 600 (4-е место)

Плотность

0,95 чел./км² (7-е место)

Национальный состав

англичане, австралийцы, ирландцы, шотландцы, немцы, китайцы

Конфессиональный состав

христиане и др.

Площадь

2 645 615 км²
(1-е место)

Высота
над уровнем моря
 • Наивысшая точка
 • Средняя высота



 1245 м
 400 м

Часовой пояс

UTC+8

Код ISO 3166-2

AU-WA

[www.wa.gov.au Официальный сайт]
Координаты: 26°00′ ю. ш. 121°00′ в. д. / 26.000° ю. ш. 121.000° в. д. / -26.000; 121.000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-26.000&mlon=121.000&zoom=12 (O)] (Я)

За́падная Австра́лия (англ. Western Australia; аббревиатура WA) — крупнейший из штатов Австралии, занимающий треть территории континента. Население — 2 239 170 человек[1] (4-е место среди штатов страны; данные 2011 г.). Столица и крупнейший город — Перт. Главный морской порт Фримантл. Другие города — Мандура, Банбери, Калгурли, Олбани. Западная Австралия вторая в мире по величине административно-территориальная единица.

Девиз: «Cygnis Insignis» («Несущий знак лебедя»). Официальное прозвище — «Штат дикого цветка».





География

Территория штата составляет 2 529 875 км²[2]. Западная Австралия занимает западную треть австралийского континента. На востоке штат граничит с Северной территорией и Южной Австралией. С севера и с запада берега штата омываются Индийским океаном. Международная гидрографическая организация относит воды к югу от континента к Индийскому океану, хотя в Австралии они официально относятся к Южному океану[3].

Протяжённость границ штата составляет 1862 километра[4], береговая линия — 12 889 километров[5].

Геология

Основная часть Западной Австралии лежит на древних Йлгарской и Пилбарской платформах, которые путём слияния с Индийской и Южно-Африканской платформами сформировали в архейскую эру Ур, один из древнейших суперконтинентов (3200 — 3000 миллионов лет назад).

Поскольку единственным случаем горообразования с этого времени было появление хребта Стерлинг за счет рифтогенеза со стороны Антарктиды, земная поверхность является крайне древней и эродированной. Высшая точка — гора Мехарри в хребте Хамерсли в регионе Пилбара высотой 1 245 метров. Основная часть штата представляет собой низкое плато со средними высотами в районе 400 метров с очень низким рельефом и без поверхностных водостоков. Плато относительно резко спускается к прибрежным равнинам, в некоторых случаях образуя крутые откосы, примером чего является хребет Дарлинг около Перта.

Значительный возраст ландшафта означает, что почвы в высокой степени неплодородны и зачастую покрыты латеритами. Даже почвы, производные от гранитных скал, содержат на порядок меньше фосфора и в два раза меньше азота, чем почвы в сравнимом климате на других континентах. Почвы, производные от песка и осадочных пород, даже менее плодородны, поскольку содержат ещё меньше растворимых фосфатов, а также испытывают недостаток в цинке, меди, молибдене и иногда в калии и кальции.

Неплодородность большинства почв потребовала внесения значительного количества химических удобрений, в частности суперфосфатов, инсектицидов и гербицидов, что в сочетании с последовавшим уничтожением беспозвоночных и популяций бактерий, а также уплотнением почв вследствие воздействия тяжелой техники и копытных животных принесло ещё больший вред хрупким почвам.

Крупномасштабная расчистка земель для сельского хозяйства и лесоводства нанесла ущерб местам обитания местных растений и животных. В результате юго-западный регион штата превосходит по концентрации редкой или находящейся на грани вымирания флоры и фауны многие другие регионы Австралии, что делает его одной из «горячих точек» биоразнообразия в мире. Крупные территории пшеничного пояса штата имеют проблемы с засоленностью почв и исчезновением источников воды.

В 250 км к югу от Перта, рядом с городом Гринбушес, расположено уникальное месторождение тантала и олова Гринбушес[6].

Климат

На юго-западном побережье преобладает средиземноморский климат. Ранее эти территории были покрыты густыми лесами, включая рощи эвкалипта разноцветного, одного из самых высоких деревьев в мире[7]. Сельскохозяйственный регион Западной Австралии отличается большим биоразнообразием и высокой долей эндемиков. Благодаря морскому течению Лиювин прибрежные воды также богаты разнообразными растениями и животными, включая самые южные в мире коралловые рифы.

Среднегодовой уровень осадков варьируется от 300 миллиметров в регионе пшеничного пояса до 1400 миллиметров в наиболее влажных районах около Нортклиффа, однако с ноября по март, когда испарения превышают осадки, обычно очень сухо. Растениям приходится приспосабливаться к этому, а также к крайней скудности почв. Общее уменьшение зимних осадков наблюдается с середины 1970-х годов, при этом возрастает количество сильных ливней в летние месяцы[8].

Центральные четыре пятых территории штата заняты пустынями и полупустынями, редко населены, а единственной значимой деятельностью здесь является добыча полезных ископаемых. Среднегодовое количество осадков составляет 200—250 миллиметров, большая часть из которых выпадает случайными ливневыми дождями, связанными с прохождением циклонов в летние месяцы.

Противоположностью этому является северный тропический регион штата. В Кимберли крайне жаркий муссонный климат со среднегодовым уровнем осадков от 500 до 1500 миллиметров при длинном сухом сезоне с апреля по ноябрь. 85 % поверхностного водостока штата приходится на Кимберли, однако из-за стихийного характера водных потоков и непреодолимой скудости в целом обезвоженных почв развитие получила только территория вдоль реки Орд.

Снег на территории штата выпадает редко и типичен только на хребте Стерлинг близ Олбани, единственном достаточно высоком и южном для этого хребте. Ещё реже снег может выпадать на соседнем хребте Поронгуруп. Выпадение снега за пределами этих районов является экстраординарным событием и может происходить в холмистой юго-западной зоне. Наибольшая территория была покрыта снегом 26 июня 1956 года, когда его выпадение было отмечено в Перт Хиллс и далее на север до Вонган Хиллс и на восток до Салмон Гамс. Однако даже на хребте Стерлинг снежный покров редко превышает 5 сантиметров и редко держится более одного дня[9].

Максимальная температура 50,5 градуса по Цельсию была отмечена в Марди, округ Пилбара, в 61,6 километрах от острова Барроу 19 февраля 1998 года. Минимальная температура −7,2 градуса по Цельсию была зарегистрирована в обсерватории Айр Бёрд 17 августа 2008 года[10].

Флора и фауна

В Западной Австралии обитает около 540 видов птиц (в зависимости от используемой таксономии), из них 15 являются эндемиками штата. Лучшими территориями для птиц являются юго-западный угол штата, район вокруг Брум и округ Кимберли.

Флора Западной Австралии включает в себя 9437 местных видов сосудистых растений, объединённых в 1543 рода 226 семейств, а также 1171 натурализованный и инвазивный вид. Наибольшее число видов произрастает в юго-западном регионе.

Специфические экологические регионы Западной Австралии включают (с севера на юг): песчаниковые ущелья Кимберли на северном побережье; районы сухих степей (равнина Орд Виктория) и полупустынь (Западно-Австралийский Малга Шраблендс) с пустыней Танами; юго-западную австралийскую саванну; прибрежную равнину Сван вокруг Перта; Варрен на юго-западной оконечности побережья с винодельческим районом реки Маргарет; округ Голдфилдс-Эсперанс со степями Эсперанс и Кулгарди около города Кулгарди.

История

Первые обитатели прибыли в Австралию с севера приблизительно от 40 до 60 тысяч лет назад. В течение тысячелетий они расселились по всей территории материка. Австралийские аборигены достаточно обжили территорию Западной Австралии ко времени, когда в начале XVII века туда начали пребывать первые европейские исследователи.

Первым европейцем, ступившим на землю Западной Австралии, стал голландский мореплаватель Дерк Хартог, 26 октября 1616 года высадившийся на мысе Инскрипшион острова Дерк-Хартог. В течение оставшейся части XVII века многие голландские путешественники подплывали к побережью, как правило допустив навигационную ошибку на Маршруте Браувера, и часто терпели кораблекрушения на прибрежных мелях и рифах. К концу XVIII века британские и французские мореплаватели начали обследовать побережье Западной Австралии.

Начало образованию современного штата было положено основанием британского поселения в заливе короля Георга в 1826 году1832 года получило название Олбани). Поселение было основано из-за опасения англичан, что французы могут основать собственную колонию на побережье Западной Австралии.

В 1829 году капитаном Джеймсом Стерлингом на реке Суон была основана колония Суон-Ривер. К 1832 году число британских поселенцев колонии достигло 1500. Два отдельных поселка колонии медленно выросли в портовый город Фримантл и столицу штата Перт.

Население росло очень медленно до открытия в 1890-х годах значительных месторождений золота в районе Калгурли.

В 1887 году был подготовлен проект новой конституции Западной Австралии, предусматривающий право на самоуправление, и в 1890 году Палата общин Великобритании приняла закон, предоставивший колонии такое право. Джон Форрест стал первым премьером Западной Австралии.

В 1896 году парламент Западной Австралии одобрил привлечение кредита на финансирование строительства трубопровода для транспортировки пяти миллионов галлонов воды в день на золотые прииски Западной Австралии. Строительство трубопровода было завершено в 1903 году. Чарльз О’Коннор, первый главный инженер Западной Австралии, осуществлял проектирование и надзор за строительством трубопровода. Трубопровод ведёт из Перта в Калгурли, имеет протяжённость 530 километров и рассматривается историками как значимый фактор роста населения и экономики штата[11].

После проведённой Форрестом кампании жители колонии Суон-Ривер проголосовали за федерацию, в результате чего Западная Австралия с 1 января 1901 года официально стала штатом.

Политическое устройство

Самоуправление было предоставлено Западной Австралии в 1889 году. При этом был создан двухпалатный Парламент, заседающий в Перте и состоящий из Законодательной ассамблеи (нижняя палата), в которую входят 59 членов, и Законодательного совета (верхняя палата), в который входят 36 членов. Избирательное право является всеобщим и обязательным для граждан старше 18 лет.

С объединением австралийских колоний в 1901 году Западная Австралия стала штатом в австралийской федеральной структуре. Это повлекло за собой передачу определенных полномочий федеральному правительству в соответствии с конституцией. Все полномочия, специально не переданные Содружеству, остались в ведении штата, однако с течением времени Содружество расширяло свои полномочия через контроль над налогообложением и распределением бюджетных средств.

Сувереном Западной Австралии является королева Австралии Елизавета II. Номинально исполнительная власть принадлежит её представителю — губернатору штата. Реально всей полнотой исполнительной власти обладают премьер и министры, назначаемые от партии или коалиции, имеющей большинство в Законодательной ассамблее.

Сепаратизм

Сепаратизм стал постоянной чертой политической жизни Западной Австралии сразу после начала европейского заселения в 1826 году. Западная Австралия с неохотой вошла в Содружество Австралии и не принимала участия в первых федеральных конференциях[12]. Старожилы Западной Австралии были в общем настроены против федерации, однако открытие золота привело к значительному притоку мигрантов из других частей Австралии. Эти мигранты, в основном из Калгурли и Олбани, и проголосовали за присоединение к Содружеству. Рассматривалось даже предложение выделить эти районы в отдельный регион под названием Ауралия.

На референдуме в апреле 1933 года 68 % избирателей проголосовали за выход из Содружества с целью возврата в состав Британской Империи на правах автономной территории. Правительство штата направило делегацию в Вестминстер, однако британское правительство отказалось от вмешательства, и решение не было выполнено.

Административное деление

Западная Австралия делится на десять округов:

  1. Гаскойн (Gascoyne)
  2. Кимберли (Kimberley)
  3. Голдфилдс-Эсперанс (Goldfields-Esperance)
  4. Большой Южный (Great Southern)
  5. Средне- Западный (Mid West)
  6. Перт (Perth)
  7. Пил (Peel)
  8. Пилбара (Pilbara)
  9. Юго-Западный (South West)
  10. Уитбелт (Wheatbelt)

Городская территория Перта не входит ни в один из округов. Деление на округа применяется для целей управления экономическим развитием. Местное управление осуществляется на уровне районов местного самоуправления.

Население

Первыми жителями территории, которую сейчас занимает Западная Австралия, были австралийские аборигены различных языковых и родовых групп, например, нунгары на юго-западе, вангаи в центральной пустыне, малкана в заливе Шарк. Эти группы продолжают формировать основную часть местного населения в отдалённых районах штата, таких как Кимберли.

Европейцы начали заселять территорию штата с 1826 года, когда для упреждения французских претензий на западную треть континента британцы основали Олбани. Первоначально для увеличения численности населения колонии привлекались заключённые. В 1890-х годах внутренняя миграция, вызванная золотой лихорадкой в регионе Голдфилдс-Эсперанс, привела к резкому росту населения.

Западная Австралия не получала значительного притока мигрантов из Британии, Ирландии и других частей Британской империи, пока в начале XX века не было реализовано несколько местных проектов, направленных на увеличение известности западной трети Австралии как потенциального направления для колонистов.

В результате роста миграции с Британских островов темпы роста населения Западной Австралии в XX веке увеличились. Наряду с восточными штатами после Второй Мировой войны в Западную Австралию начали прибывать мигранты из Италии, Хорватии и Греции. Несмотря на это к настоящему времени наибольшее число мигрантов приходится на Британию. Западная Австралия, в особенности Перт, имеет наибольшую долю выходцев из Британии по сравнению с другими штатами: 10,6 % в 2006 году по сравнению с 5,3 % в среднем по стране. Эта группа сконцентрирована в отдельных районах, где она составляет до четверти населения.

С точки зрения этнического состава данные переписи 2001 года показали, что 77,5 % населения Западной Австралии имели европейское происхождение: крупнейшую группу составляли англичане (733 783 человека или 32,7 %), далее следовали австралийцы (624 259 человек или 27,8 %), ирландцы (171 667 человек или 7,6 %), итальянцы (96 721 человек или 4,3 %), шотландцы (62 781 человек или 2,8 %), немцы (51 672 человека или 2,3 %) и китайцы (48 894 человека или 2,2 %). Кроме того, 58 496 австралийских аборигенов составляли 3,1 % населения штата.

Данные переписи 2006 года[13] показывают, что 27,1 % населения штата родились за пределами страны, что выше среднего по Австралии показателя в 22,2 %. 8,9 % жителей родились в Англии, 2,4 % — в Новой Зеландии, 1,2 % — в Шотландии, 1,1 % — в ЮАР и 1,1 % — в Италии.

Население мегаполиса Перт по оценке 2007 года составляет 1,55 миллиона человек (75 % населения штата). К другим крупным демографическим центрам относятся Мандьюра (78 612 человек), Банбьюри (32 499 человек), Джералдтон (31 553 человека), Калгурли (28 242 человека), Олбани (25 196 человек), Брум (14 436 человек) и Порт-Хедленд (14 000 человек)[14].

Экономика

Экономика Западной Австралии в основном зависит от добычи и переработки минеральных полезных ископаемых и нефти. Структура экономики тесно связана с изобилием обнаруженных на территории штата полезных ископаемых, обеспечивая сравнительное преимущество в добыче и переработке полезных ископаемых. В результате:

  • Экономика Западной Австралии более капиталоёмка, чем в других штатах[15].
  • ВВП на душу населения (70 009 долларов) выше, чем в любом другом штате, и значительного выше среднего по стране уровня (54 606 долларов)[16].
  • Проведенная за последние 15 лет дифференциация (то есть более широкий набор полезных ископаемых) обеспечила более сбалансированную производственную базу и меньшую зависимость от только нескольких основных экспортных рынков, предохраняя, до определённых пределов, экономику от колебаний мировых цен.
  • Наблюдается устойчивый рост в секторах услуг (финансы, страхование и операции с недвижимостью) и строительства, что привело к увеличению их доли в ВВП[15].
  • Недавний рост глобального спроса на природные ресурсы, в особенности со стороны Китая (железная руда) и Японии (попутный газ), обеспечивает рост экономики на уровне выше среднего по стране.

Доля Западной Австралии в национальном экспорте составляет 36 %[17]. Основные экспортные товары: железная руда, алюминий, нефть и попутный газ, никель, золото, аммиак, пшеница, шерсть, живые бараны и крупный рогатый скот.

Западная Австралия является основным производителем бокситов, которые перерабатываются в алюминий на трёх металлургических комбинатах, обеспечивая более 20 % мирового производства. Западная Австралия является также третьим в мире производителем железной руды (15 % мировой добычи) и обеспечивает 75 % из 240 тонн австралийской добычи золота. Алмазы добываются на карьере Аргайл на севере округа Кимберли. Уголь, добываемый в Колли, является основным топливом для базовой электрогенерации на юго-западе штата.

Сельское хозяйство остаётся одним из основных секторов экономики Западной Австралии. В сезоне 2006-07 производство пшеницы в Западной Австралии составило 10 миллионов тонн, достигнув почти половины от общего национального производства[18] и обеспечив 1,7 миллиарда долларов экспортных поступлений[19]. Другими важными продуктами сельского хозяйства являются ячмень, горох[18], шерсть, баранина и говядина. Существует высокий спрос из-за границы на поставки живых животных из Западной Австралии, формируемый откормочными хозяйствами Юго-Восточной Азии и государствами Ближнего Востока, культурные и религиозные традиции которых наряду с нехваткой складских и холодильных площадей обуславливают предпочтение импорта живых животных по сравнению с замороженным мясом. Приблизительно половина австралийского экспорта живого крупного рогатого скота приходится на Западную Австралию[20].

Рост добывающего сектора в последние годы вызвал существенную нехватку рабочей силы и квалифицированных кадров, что вынудило правительство штата предпринять усилия по поощрению внутристрановой и международной миграции[21]. По данным переписи 2006 года[13], средний индивидуальный доход в Западной Австралии составлял 500 долларов в неделю в сравнении с 466 долларами в целом по Австралии. Средний доход на семью составил 1246 долларов в неделю в сравнении с 1171 долларом в целом по Австралии. Экономический рост также сказался на значительном росте цен на недвижимость в 2006 году, хотя в 2007 году цены перестали расти. Цены на недвижимость в Перте остаются вторыми в Австралии после Сиднея. Высокие арендные ставки продолжают оставаться проблемой.

К югу от Перта расположена зона тяжёлой промышленности Куинана, в которой функционируют крупнейший в стране нефтеперерабатывающий завод, производящий бензин и дизельное топливо для местного потребления,[22] металлургический, алюминиевый и никелевый комбинаты, портовые мощности для экспорта зерна, а также инжиниринговые и металлообрабатывающие предприятия, обеспечивающие добычу нефти и других полезных ископаемых. Судостроение (компания Аустал) и сопутствующие отрасли развиты в районе Хендерсон к югу от Фремантла. Среди других развитых отраслей обрабатывающей промышленности производство цемента и строительных материалов, мукомольная и пищевая промышленность, производство питания для животных, изготовление корпусов автомобилей и типографское дело.

За последние годы выросло значение туризма. Основное их число пребывает из Великобритании и Ирландии (28 %), других европейских стран (14 %), Сингапура (16 %), Японии (10 %) и Малайзии (8 %)[19]. Доходы от туризма являются существенным экономическим фактором во многие небольших городах, особенно на побережье.

Западная Австралия имеет значительную рыболовную и рыбоперерабатывающую промышленность. Продукция для местного потребления и экспорта включает лобстеров, креветок, крабов, акул, тунца, а также жемчужную рыбу в округе Кимберли. Перерабатывающие мощности расположены вдоль западного побережья. Китобойный промысел играл значительную роль, однако был прекращён в 1978 году.

Образование

Школьное обучение в Западной Австралии начинается с 5-летнего возраста в подготовительном классе и продолжается в течение 7 лет в начальной школе. В возрасте 13 лет учащиеся переходят в среднюю школу, где обучение продолжается в течение 5 лет. Последние два года в средней школе скоро должны стать обязательными. Сейчас учащимся обязательно закончить в школе год, в котором им исполнилось 16 лет (обычно 11-й класс).

В Западной Австралии расположены следующие университеты: Университет Кёртин, Университет Мёрдок, Университет Эдит Коуэн, Университет Нотр Дам и Университет Западной Австралии.

Средства массовой информации

Печать

В Западной Австралии издаются две ежедневные газеты: независимый таблоид The West Australian и Kalgoorlie Miner. Также издаётся воскресная газета The Sunday Times и 17 еженедельных муниципальных газет. С появлением интернета местные бесплатные новостные сайты, например, WAtoday, стали популярным альтернативным источником информации.

Телевидение

В Перте имеется шесть местных телевизионных каналов, осуществляющих цифровое вещание.

Радио

Из Перта вещают несколько каналов государственной телерадиокомпании ABC, а также шесть коммерческих радиостанций. В регионах действуют муниципальные радиостанции.

Культура

Виноделие

Винодельческие районы почти полностью сконцентрированы в наиболее прохладной юго-западной части штата. На Западную Австралию приходится менее 5 % производимого в стране вина, однако оно отличается высоким качеством[23][24][25][26]. Основные винодельческие регионы: Маргарет Ривер, Грейт Сауферн, Сван Вэллей. Среди менее крупных районов выделяются Блэквуд Вэллей, Манджимап, Пембертон, Пил, Перт Хиллс и Джеограф Бэй[25].

Спорт

В штате базируются следующие профессиональные команды по различным видам спорта:

Среди проводящихся в Западной Австралии международных соревнований выделяются Кубок Хопмана (теннис), Кубок Тома Хоада (водное поло), Кубок Перта (скачки), этап Red Bull Air Race (аэробатика), Гравити Геймс (экстремальный спорт).

См. также

Напишите отзыв о статье "Западная Австралия"

Примечания

  1. [www.censusdata.abs.gov.au/census_services/getproduct/census/2011/quickstat/5 Перепись населения (2011)]
  2. [www.ga.gov.au/education/geoscience-basics/dimensions/area-of-australia-states-and-territories.html Площадь Австралии — Штаты и территории] (англ.). Geoscience Australia. Проверено 27 октября 2011. [www.webcitation.org/659diA6N9 Архивировано из первоисточника 2 февраля 2012].
  3. [www.iho.shom.fr/publicat/free/files/S23_1953.pdf Границы морей и океанов МГО] и [www.theage.com.au/articles/2003/12/21/1071941610556.html Статья]
  4. [www.ga.gov.au/education/facts/dimensions/borders.htm State And Territory Borders. Geoscience Australia]
  5. [www.ga.gov.au/education/facts/dimensions/coastlin.htm Australian Coastlines. Geoscience Australia]
  6. Большая Российская энциклопедия: В 30 т. / Председатель науч.-ред. совета Ю. С. Осипов. Отв. ред С. Л. Кравец. Т. 8. Григорьев — Динамика. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2007. — 767 с.: ил.: карт.
  7. [www.bom.gov.au/lam/climate/levelthree/ausclim/ausclimwa.htm Climate of Western Australia. Bureau of Meteorology]
  8. [www.water.wa.gov.au/Tools/Water+Education+Tools/Resources/Downloads_GetFile.aspx?id=931 How extreme south-west rainfalls have changed. Indian Ocean Climate Initiative]
  9. [www.feargod.net/wa-snow1.php Снег в Западной Австралии]
  10. [www.bom.gov.au/climate/extreme/records/national.pdf Температурные рекорды и осадки. Бюро метеорологии Австралии]
  11. [www.adb.online.anu.edu.au/biogs/A110059b.htm Австралийский биографический словарь. Чарльз О’Коннор]
  12. [www.austlii.edu.au/au/journals/MULR/2000/40.html Review Essay, New Federation History, Melbourne University Law Review]
  13. 1 2 [www.censusdata.abs.gov.au/ABSNavigation/prenav/ViewData?&action=401&tabname=Summary&areacode=5&issue=2006&producttype=QuickStats&textversion=true&navmapdisplayed=true&&breadcrumb=PLD& Австралийское бюро статистики. Перепись населения 2006 года. Западная Австралия]
  14. [www.abs.gov.au/AUSSTATS/abs@.nsf/DetailsPage/3218.02006-07?OpenDocument Австралийское бюро статистики. Оценка численности населения]
  15. 1 2 [www.dtf.wa.gov.au/cms/uploadedFiles/structure_wa_economy_2005.pdf Структура экономики Западной Австралии. Департамент казначейства и финансов Западной Австралии.]
  16. [www.abs.gov.au/AUSSTATS/abs@.nsf/mf/5220.0 Австралийские национальные счета, 2008-09]
  17. [www.ausstats.abs.gov.au/ausstats/subscriber.nsf/0/34CE7FFF9776F3F1CA2574B30017CFB2/$File/13500_sep%202008.pdf Австралийские экономические индикаторы. Австралийское бюро статистики. 2008]
  18. 1 2 [abare.gov.au/publications_html/cr/cr_08/cr08_June.pdf 2008 Crop Report. ABARE]
  19. 1 2 [www.ausstats.abs.gov.au/ausstats/subscriber.nsf/0/EFF65DC1D23D314FCA25741D000DC292/$File/13065_2008_reissue.pdf WA at a Glance 2008. Australian Bureau of Statistics]
  20. [abare.gov.au/publications_html/livestock/livestock_08/LiveExports.pdf 2008 Live Exports. ABARE]
  21. [www.gowestnow.com Двигайтесь на запад. Правительство Западной Австралии, 2008]
  22. [www.aip.com.au/pdf/Downstream_Petroleum_2007_Report.pdf Переработка нефти в 2007 году. Австралийский институт нефти]
  23. Hugh Johnson & Jancis Robinson. The World Atlas of Wine; 6th Revised edition. Mitchell Beazley, 2007. ISBN=978-1845334147
  24. T. Stevenson. The Sotheby’s Wine Encyclopedia, pg 589. Dorling Kindersley, 2005 ISBN 0-7566-1324-8
  25. 1 2 [www.wineaustralia.com/Australia/Default.aspx?tabid=179 Australian Wine and Brandy corporation — Western Australia]
  26. winepros.com.au, The Oxford Companion to Wine, pg 765 [winepros.com.au/jsp/cda/reference/oxford_entry.jsp?entry_id=3564 Western Australia]

Отрывок, характеризующий Западная Австралия

Но еще он не кончил стихов, как громогласный дворецкий провозгласил: «Кушанье готово!» Дверь отворилась, загремел из столовой польский: «Гром победы раздавайся, веселися храбрый росс», и граф Илья Андреич, сердито посмотрев на автора, продолжавшего читать стихи, раскланялся перед Багратионом. Все встали, чувствуя, что обед был важнее стихов, и опять Багратион впереди всех пошел к столу. На первом месте, между двух Александров – Беклешова и Нарышкина, что тоже имело значение по отношению к имени государя, посадили Багратиона: 300 человек разместились в столовой по чинам и важности, кто поважнее, поближе к чествуемому гостю: так же естественно, как вода разливается туда глубже, где местность ниже.
Перед самым обедом граф Илья Андреич представил князю своего сына. Багратион, узнав его, сказал несколько нескладных, неловких слов, как и все слова, которые он говорил в этот день. Граф Илья Андреич радостно и гордо оглядывал всех в то время, как Багратион говорил с его сыном.
Николай Ростов с Денисовым и новым знакомцем Долоховым сели вместе почти на середине стола. Напротив них сел Пьер рядом с князем Несвицким. Граф Илья Андреич сидел напротив Багратиона с другими старшинами и угащивал князя, олицетворяя в себе московское радушие.
Труды его не пропали даром. Обеды его, постный и скоромный, были великолепны, но совершенно спокоен он всё таки не мог быть до конца обеда. Он подмигивал буфетчику, шопотом приказывал лакеям, и не без волнения ожидал каждого, знакомого ему блюда. Всё было прекрасно. На втором блюде, вместе с исполинской стерлядью (увидав которую, Илья Андреич покраснел от радости и застенчивости), уже лакеи стали хлопать пробками и наливать шампанское. После рыбы, которая произвела некоторое впечатление, граф Илья Андреич переглянулся с другими старшинами. – «Много тостов будет, пора начинать!» – шепнул он и взяв бокал в руки – встал. Все замолкли и ожидали, что он скажет.
– Здоровье государя императора! – крикнул он, и в ту же минуту добрые глаза его увлажились слезами радости и восторга. В ту же минуту заиграли: «Гром победы раздавайся».Все встали с своих мест и закричали ура! и Багратион закричал ура! тем же голосом, каким он кричал на Шенграбенском поле. Восторженный голос молодого Ростова был слышен из за всех 300 голосов. Он чуть не плакал. – Здоровье государя императора, – кричал он, – ура! – Выпив залпом свой бокал, он бросил его на пол. Многие последовали его примеру. И долго продолжались громкие крики. Когда замолкли голоса, лакеи подобрали разбитую посуду, и все стали усаживаться, и улыбаясь своему крику переговариваться. Граф Илья Андреич поднялся опять, взглянул на записочку, лежавшую подле его тарелки и провозгласил тост за здоровье героя нашей последней кампании, князя Петра Ивановича Багратиона и опять голубые глаза графа увлажились слезами. Ура! опять закричали голоса 300 гостей, и вместо музыки послышались певчие, певшие кантату сочинения Павла Ивановича Кутузова.
«Тщетны россам все препоны,
Храбрость есть побед залог,
Есть у нас Багратионы,
Будут все враги у ног» и т.д.
Только что кончили певчие, как последовали новые и новые тосты, при которых всё больше и больше расчувствовался граф Илья Андреич, и еще больше билось посуды, и еще больше кричалось. Пили за здоровье Беклешова, Нарышкина, Уварова, Долгорукова, Апраксина, Валуева, за здоровье старшин, за здоровье распорядителя, за здоровье всех членов клуба, за здоровье всех гостей клуба и наконец отдельно за здоровье учредителя обеда графа Ильи Андреича. При этом тосте граф вынул платок и, закрыв им лицо, совершенно расплакался.


Пьер сидел против Долохова и Николая Ростова. Он много и жадно ел и много пил, как и всегда. Но те, которые его знали коротко, видели, что в нем произошла в нынешний день какая то большая перемена. Он молчал всё время обеда и, щурясь и морщась, глядел кругом себя или остановив глаза, с видом совершенной рассеянности, потирал пальцем переносицу. Лицо его было уныло и мрачно. Он, казалось, не видел и не слышал ничего, происходящего вокруг него, и думал о чем то одном, тяжелом и неразрешенном.
Этот неразрешенный, мучивший его вопрос, были намеки княжны в Москве на близость Долохова к его жене и в нынешнее утро полученное им анонимное письмо, в котором было сказано с той подлой шутливостью, которая свойственна всем анонимным письмам, что он плохо видит сквозь свои очки, и что связь его жены с Долоховым есть тайна только для одного него. Пьер решительно не поверил ни намекам княжны, ни письму, но ему страшно было теперь смотреть на Долохова, сидевшего перед ним. Всякий раз, как нечаянно взгляд его встречался с прекрасными, наглыми глазами Долохова, Пьер чувствовал, как что то ужасное, безобразное поднималось в его душе, и он скорее отворачивался. Невольно вспоминая всё прошедшее своей жены и ее отношения с Долоховым, Пьер видел ясно, что то, что сказано было в письме, могло быть правда, могло по крайней мере казаться правдой, ежели бы это касалось не его жены. Пьер вспоминал невольно, как Долохов, которому было возвращено всё после кампании, вернулся в Петербург и приехал к нему. Пользуясь своими кутежными отношениями дружбы с Пьером, Долохов прямо приехал к нему в дом, и Пьер поместил его и дал ему взаймы денег. Пьер вспоминал, как Элен улыбаясь выражала свое неудовольствие за то, что Долохов живет в их доме, и как Долохов цинически хвалил ему красоту его жены, и как он с того времени до приезда в Москву ни на минуту не разлучался с ними.
«Да, он очень красив, думал Пьер, я знаю его. Для него была бы особенная прелесть в том, чтобы осрамить мое имя и посмеяться надо мной, именно потому, что я хлопотал за него и призрел его, помог ему. Я знаю, я понимаю, какую соль это в его глазах должно бы придавать его обману, ежели бы это была правда. Да, ежели бы это была правда; но я не верю, не имею права и не могу верить». Он вспоминал то выражение, которое принимало лицо Долохова, когда на него находили минуты жестокости, как те, в которые он связывал квартального с медведем и пускал его на воду, или когда он вызывал без всякой причины на дуэль человека, или убивал из пистолета лошадь ямщика. Это выражение часто было на лице Долохова, когда он смотрел на него. «Да, он бретёр, думал Пьер, ему ничего не значит убить человека, ему должно казаться, что все боятся его, ему должно быть приятно это. Он должен думать, что и я боюсь его. И действительно я боюсь его», думал Пьер, и опять при этих мыслях он чувствовал, как что то страшное и безобразное поднималось в его душе. Долохов, Денисов и Ростов сидели теперь против Пьера и казались очень веселы. Ростов весело переговаривался с своими двумя приятелями, из которых один был лихой гусар, другой известный бретёр и повеса, и изредка насмешливо поглядывал на Пьера, который на этом обеде поражал своей сосредоточенной, рассеянной, массивной фигурой. Ростов недоброжелательно смотрел на Пьера, во первых, потому, что Пьер в его гусарских глазах был штатский богач, муж красавицы, вообще баба; во вторых, потому, что Пьер в сосредоточенности и рассеянности своего настроения не узнал Ростова и не ответил на его поклон. Когда стали пить здоровье государя, Пьер задумавшись не встал и не взял бокала.
– Что ж вы? – закричал ему Ростов, восторженно озлобленными глазами глядя на него. – Разве вы не слышите; здоровье государя императора! – Пьер, вздохнув, покорно встал, выпил свой бокал и, дождавшись, когда все сели, с своей доброй улыбкой обратился к Ростову.
– А я вас и не узнал, – сказал он. – Но Ростову было не до этого, он кричал ура!
– Что ж ты не возобновишь знакомство, – сказал Долохов Ростову.
– Бог с ним, дурак, – сказал Ростов.
– Надо лелеять мужей хорошеньких женщин, – сказал Денисов. Пьер не слышал, что они говорили, но знал, что говорят про него. Он покраснел и отвернулся.
– Ну, теперь за здоровье красивых женщин, – сказал Долохов, и с серьезным выражением, но с улыбающимся в углах ртом, с бокалом обратился к Пьеру.
– За здоровье красивых женщин, Петруша, и их любовников, – сказал он.
Пьер, опустив глаза, пил из своего бокала, не глядя на Долохова и не отвечая ему. Лакей, раздававший кантату Кутузова, положил листок Пьеру, как более почетному гостю. Он хотел взять его, но Долохов перегнулся, выхватил листок из его руки и стал читать. Пьер взглянул на Долохова, зрачки его опустились: что то страшное и безобразное, мутившее его во всё время обеда, поднялось и овладело им. Он нагнулся всем тучным телом через стол: – Не смейте брать! – крикнул он.
Услыхав этот крик и увидав, к кому он относился, Несвицкий и сосед с правой стороны испуганно и поспешно обратились к Безухову.
– Полноте, полно, что вы? – шептали испуганные голоса. Долохов посмотрел на Пьера светлыми, веселыми, жестокими глазами, с той же улыбкой, как будто он говорил: «А вот это я люблю». – Не дам, – проговорил он отчетливо.
Бледный, с трясущейся губой, Пьер рванул лист. – Вы… вы… негодяй!.. я вас вызываю, – проговорил он, и двинув стул, встал из за стола. В ту самую секунду, как Пьер сделал это и произнес эти слова, он почувствовал, что вопрос о виновности его жены, мучивший его эти последние сутки, был окончательно и несомненно решен утвердительно. Он ненавидел ее и навсегда был разорван с нею. Несмотря на просьбы Денисова, чтобы Ростов не вмешивался в это дело, Ростов согласился быть секундантом Долохова, и после стола переговорил с Несвицким, секундантом Безухова, об условиях дуэли. Пьер уехал домой, а Ростов с Долоховым и Денисовым до позднего вечера просидели в клубе, слушая цыган и песенников.
– Так до завтра, в Сокольниках, – сказал Долохов, прощаясь с Ростовым на крыльце клуба.
– И ты спокоен? – спросил Ростов…
Долохов остановился. – Вот видишь ли, я тебе в двух словах открою всю тайну дуэли. Ежели ты идешь на дуэль и пишешь завещания да нежные письма родителям, ежели ты думаешь о том, что тебя могут убить, ты – дурак и наверно пропал; а ты иди с твердым намерением его убить, как можно поскорее и повернее, тогда всё исправно. Как мне говаривал наш костромской медвежатник: медведя то, говорит, как не бояться? да как увидишь его, и страх прошел, как бы только не ушел! Ну так то и я. A demain, mon cher! [До завтра, мой милый!]
На другой день, в 8 часов утра, Пьер с Несвицким приехали в Сокольницкий лес и нашли там уже Долохова, Денисова и Ростова. Пьер имел вид человека, занятого какими то соображениями, вовсе не касающимися до предстоящего дела. Осунувшееся лицо его было желто. Он видимо не спал ту ночь. Он рассеянно оглядывался вокруг себя и морщился, как будто от яркого солнца. Два соображения исключительно занимали его: виновность его жены, в которой после бессонной ночи уже не оставалось ни малейшего сомнения, и невинность Долохова, не имевшего никакой причины беречь честь чужого для него человека. «Может быть, я бы то же самое сделал бы на его месте, думал Пьер. Даже наверное я бы сделал то же самое; к чему же эта дуэль, это убийство? Или я убью его, или он попадет мне в голову, в локоть, в коленку. Уйти отсюда, бежать, зарыться куда нибудь», приходило ему в голову. Но именно в те минуты, когда ему приходили такие мысли. он с особенно спокойным и рассеянным видом, внушавшим уважение смотревшим на него, спрашивал: «Скоро ли, и готово ли?»
Когда всё было готово, сабли воткнуты в снег, означая барьер, до которого следовало сходиться, и пистолеты заряжены, Несвицкий подошел к Пьеру.
– Я бы не исполнил своей обязанности, граф, – сказал он робким голосом, – и не оправдал бы того доверия и чести, которые вы мне сделали, выбрав меня своим секундантом, ежели бы я в эту важную минуту, очень важную минуту, не сказал вам всю правду. Я полагаю, что дело это не имеет достаточно причин, и что не стоит того, чтобы за него проливать кровь… Вы были неправы, не совсем правы, вы погорячились…
– Ах да, ужасно глупо… – сказал Пьер.
– Так позвольте мне передать ваше сожаление, и я уверен, что наши противники согласятся принять ваше извинение, – сказал Несвицкий (так же как и другие участники дела и как и все в подобных делах, не веря еще, чтобы дело дошло до действительной дуэли). – Вы знаете, граф, гораздо благороднее сознать свою ошибку, чем довести дело до непоправимого. Обиды ни с одной стороны не было. Позвольте мне переговорить…
– Нет, об чем же говорить! – сказал Пьер, – всё равно… Так готово? – прибавил он. – Вы мне скажите только, как куда ходить, и стрелять куда? – сказал он, неестественно кротко улыбаясь. – Он взял в руки пистолет, стал расспрашивать о способе спуска, так как он до сих пор не держал в руках пистолета, в чем он не хотел сознаваться. – Ах да, вот так, я знаю, я забыл только, – говорил он.
– Никаких извинений, ничего решительно, – говорил Долохов Денисову, который с своей стороны тоже сделал попытку примирения, и тоже подошел к назначенному месту.
Место для поединка было выбрано шагах в 80 ти от дороги, на которой остались сани, на небольшой полянке соснового леса, покрытой истаявшим от стоявших последние дни оттепелей снегом. Противники стояли шагах в 40 ка друг от друга, у краев поляны. Секунданты, размеряя шаги, проложили, отпечатавшиеся по мокрому, глубокому снегу, следы от того места, где они стояли, до сабель Несвицкого и Денисова, означавших барьер и воткнутых в 10 ти шагах друг от друга. Оттепель и туман продолжались; за 40 шагов ничего не было видно. Минуты три всё было уже готово, и всё таки медлили начинать, все молчали.


– Ну, начинать! – сказал Долохов.
– Что же, – сказал Пьер, всё так же улыбаясь. – Становилось страшно. Очевидно было, что дело, начавшееся так легко, уже ничем не могло быть предотвращено, что оно шло само собою, уже независимо от воли людей, и должно было совершиться. Денисов первый вышел вперед до барьера и провозгласил:
– Так как п'отивники отказались от п'ими'ения, то не угодно ли начинать: взять пистолеты и по слову т'и начинать сходиться.
– Г…'аз! Два! Т'и!… – сердито прокричал Денисов и отошел в сторону. Оба пошли по протоптанным дорожкам всё ближе и ближе, в тумане узнавая друг друга. Противники имели право, сходясь до барьера, стрелять, когда кто захочет. Долохов шел медленно, не поднимая пистолета, вглядываясь своими светлыми, блестящими, голубыми глазами в лицо своего противника. Рот его, как и всегда, имел на себе подобие улыбки.
– Так когда хочу – могу стрелять! – сказал Пьер, при слове три быстрыми шагами пошел вперед, сбиваясь с протоптанной дорожки и шагая по цельному снегу. Пьер держал пистолет, вытянув вперед правую руку, видимо боясь как бы из этого пистолета не убить самого себя. Левую руку он старательно отставлял назад, потому что ему хотелось поддержать ею правую руку, а он знал, что этого нельзя было. Пройдя шагов шесть и сбившись с дорожки в снег, Пьер оглянулся под ноги, опять быстро взглянул на Долохова, и потянув пальцем, как его учили, выстрелил. Никак не ожидая такого сильного звука, Пьер вздрогнул от своего выстрела, потом улыбнулся сам своему впечатлению и остановился. Дым, особенно густой от тумана, помешал ему видеть в первое мгновение; но другого выстрела, которого он ждал, не последовало. Только слышны были торопливые шаги Долохова, и из за дыма показалась его фигура. Одной рукой он держался за левый бок, другой сжимал опущенный пистолет. Лицо его было бледно. Ростов подбежал и что то сказал ему.
– Не…е…т, – проговорил сквозь зубы Долохов, – нет, не кончено, – и сделав еще несколько падающих, ковыляющих шагов до самой сабли, упал на снег подле нее. Левая рука его была в крови, он обтер ее о сюртук и оперся ею. Лицо его было бледно, нахмуренно и дрожало.
– Пожалу… – начал Долохов, но не мог сразу выговорить… – пожалуйте, договорил он с усилием. Пьер, едва удерживая рыдания, побежал к Долохову, и хотел уже перейти пространство, отделяющее барьеры, как Долохов крикнул: – к барьеру! – и Пьер, поняв в чем дело, остановился у своей сабли. Только 10 шагов разделяло их. Долохов опустился головой к снегу, жадно укусил снег, опять поднял голову, поправился, подобрал ноги и сел, отыскивая прочный центр тяжести. Он глотал холодный снег и сосал его; губы его дрожали, но всё улыбаясь; глаза блестели усилием и злобой последних собранных сил. Он поднял пистолет и стал целиться.
– Боком, закройтесь пистолетом, – проговорил Несвицкий.
– 3ак'ойтесь! – не выдержав, крикнул даже Денисов своему противнику.
Пьер с кроткой улыбкой сожаления и раскаяния, беспомощно расставив ноги и руки, прямо своей широкой грудью стоял перед Долоховым и грустно смотрел на него. Денисов, Ростов и Несвицкий зажмурились. В одно и то же время они услыхали выстрел и злой крик Долохова.
– Мимо! – крикнул Долохов и бессильно лег на снег лицом книзу. Пьер схватился за голову и, повернувшись назад, пошел в лес, шагая целиком по снегу и вслух приговаривая непонятные слова:
– Глупо… глупо! Смерть… ложь… – твердил он морщась. Несвицкий остановил его и повез домой.
Ростов с Денисовым повезли раненого Долохова.
Долохов, молча, с закрытыми глазами, лежал в санях и ни слова не отвечал на вопросы, которые ему делали; но, въехав в Москву, он вдруг очнулся и, с трудом приподняв голову, взял за руку сидевшего подле себя Ростова. Ростова поразило совершенно изменившееся и неожиданно восторженно нежное выражение лица Долохова.
– Ну, что? как ты чувствуешь себя? – спросил Ростов.
– Скверно! но не в том дело. Друг мой, – сказал Долохов прерывающимся голосом, – где мы? Мы в Москве, я знаю. Я ничего, но я убил ее, убил… Она не перенесет этого. Она не перенесет…
– Кто? – спросил Ростов.
– Мать моя. Моя мать, мой ангел, мой обожаемый ангел, мать, – и Долохов заплакал, сжимая руку Ростова. Когда он несколько успокоился, он объяснил Ростову, что живет с матерью, что ежели мать увидит его умирающим, она не перенесет этого. Он умолял Ростова ехать к ней и приготовить ее.
Ростов поехал вперед исполнять поручение, и к великому удивлению своему узнал, что Долохов, этот буян, бретёр Долохов жил в Москве с старушкой матерью и горбатой сестрой, и был самый нежный сын и брат.


Пьер в последнее время редко виделся с женою с глазу на глаз. И в Петербурге, и в Москве дом их постоянно бывал полон гостями. В следующую ночь после дуэли, он, как и часто делал, не пошел в спальню, а остался в своем огромном, отцовском кабинете, в том самом, в котором умер граф Безухий.
Он прилег на диван и хотел заснуть, для того чтобы забыть всё, что было с ним, но он не мог этого сделать. Такая буря чувств, мыслей, воспоминаний вдруг поднялась в его душе, что он не только не мог спать, но не мог сидеть на месте и должен был вскочить с дивана и быстрыми шагами ходить по комнате. То ему представлялась она в первое время после женитьбы, с открытыми плечами и усталым, страстным взглядом, и тотчас же рядом с нею представлялось красивое, наглое и твердо насмешливое лицо Долохова, каким оно было на обеде, и то же лицо Долохова, бледное, дрожащее и страдающее, каким оно было, когда он повернулся и упал на снег.
«Что ж было? – спрашивал он сам себя. – Я убил любовника , да, убил любовника своей жены. Да, это было. Отчего? Как я дошел до этого? – Оттого, что ты женился на ней, – отвечал внутренний голос.
«Но в чем же я виноват? – спрашивал он. – В том, что ты женился не любя ее, в том, что ты обманул и себя и ее, – и ему живо представилась та минута после ужина у князя Василья, когда он сказал эти невыходившие из него слова: „Je vous aime“. [Я вас люблю.] Всё от этого! Я и тогда чувствовал, думал он, я чувствовал тогда, что это было не то, что я не имел на это права. Так и вышло». Он вспомнил медовый месяц, и покраснел при этом воспоминании. Особенно живо, оскорбительно и постыдно было для него воспоминание о том, как однажды, вскоре после своей женитьбы, он в 12 м часу дня, в шелковом халате пришел из спальни в кабинет, и в кабинете застал главного управляющего, который почтительно поклонился, поглядел на лицо Пьера, на его халат и слегка улыбнулся, как бы выражая этой улыбкой почтительное сочувствие счастию своего принципала.
«А сколько раз я гордился ею, гордился ее величавой красотой, ее светским тактом, думал он; гордился тем своим домом, в котором она принимала весь Петербург, гордился ее неприступностью и красотой. Так вот чем я гордился?! Я тогда думал, что не понимаю ее. Как часто, вдумываясь в ее характер, я говорил себе, что я виноват, что не понимаю ее, не понимаю этого всегдашнего спокойствия, удовлетворенности и отсутствия всяких пристрастий и желаний, а вся разгадка была в том страшном слове, что она развратная женщина: сказал себе это страшное слово, и всё стало ясно!
«Анатоль ездил к ней занимать у нее денег и целовал ее в голые плечи. Она не давала ему денег, но позволяла целовать себя. Отец, шутя, возбуждал ее ревность; она с спокойной улыбкой говорила, что она не так глупа, чтобы быть ревнивой: пусть делает, что хочет, говорила она про меня. Я спросил у нее однажды, не чувствует ли она признаков беременности. Она засмеялась презрительно и сказала, что она не дура, чтобы желать иметь детей, и что от меня детей у нее не будет».
Потом он вспомнил грубость, ясность ее мыслей и вульгарность выражений, свойственных ей, несмотря на ее воспитание в высшем аристократическом кругу. «Я не какая нибудь дура… поди сам попробуй… allez vous promener», [убирайся,] говорила она. Часто, глядя на ее успех в глазах старых и молодых мужчин и женщин, Пьер не мог понять, отчего он не любил ее. Да я никогда не любил ее, говорил себе Пьер; я знал, что она развратная женщина, повторял он сам себе, но не смел признаться в этом.
И теперь Долохов, вот он сидит на снегу и насильно улыбается, и умирает, может быть, притворным каким то молодечеством отвечая на мое раскаянье!»
Пьер был один из тех людей, которые, несмотря на свою внешнюю, так называемую слабость характера, не ищут поверенного для своего горя. Он переработывал один в себе свое горе.
«Она во всем, во всем она одна виновата, – говорил он сам себе; – но что ж из этого? Зачем я себя связал с нею, зачем я ей сказал этот: „Je vous aime“, [Я вас люблю?] который был ложь и еще хуже чем ложь, говорил он сам себе. Я виноват и должен нести… Что? Позор имени, несчастие жизни? Э, всё вздор, – подумал он, – и позор имени, и честь, всё условно, всё независимо от меня.
«Людовика XVI казнили за то, что они говорили, что он был бесчестен и преступник (пришло Пьеру в голову), и они были правы с своей точки зрения, так же как правы и те, которые за него умирали мученической смертью и причисляли его к лику святых. Потом Робеспьера казнили за то, что он был деспот. Кто прав, кто виноват? Никто. А жив и живи: завтра умрешь, как мог я умереть час тому назад. И стоит ли того мучиться, когда жить остается одну секунду в сравнении с вечностью? – Но в ту минуту, как он считал себя успокоенным такого рода рассуждениями, ему вдруг представлялась она и в те минуты, когда он сильнее всего выказывал ей свою неискреннюю любовь, и он чувствовал прилив крови к сердцу, и должен был опять вставать, двигаться, и ломать, и рвать попадающиеся ему под руки вещи. «Зачем я сказал ей: „Je vous aime?“ все повторял он сам себе. И повторив 10 й раз этот вопрос, ему пришло в голову Мольерово: mais que diable allait il faire dans cette galere? [но за каким чортом понесло его на эту галеру?] и он засмеялся сам над собою.
Ночью он позвал камердинера и велел укладываться, чтоб ехать в Петербург. Он не мог оставаться с ней под одной кровлей. Он не мог представить себе, как бы он стал теперь говорить с ней. Он решил, что завтра он уедет и оставит ей письмо, в котором объявит ей свое намерение навсегда разлучиться с нею.
Утром, когда камердинер, внося кофе, вошел в кабинет, Пьер лежал на отоманке и с раскрытой книгой в руке спал.
Он очнулся и долго испуганно оглядывался не в силах понять, где он находится.
– Графиня приказала спросить, дома ли ваше сиятельство? – спросил камердинер.
Но не успел еще Пьер решиться на ответ, который он сделает, как сама графиня в белом, атласном халате, шитом серебром, и в простых волосах (две огромные косы en diademe [в виде диадемы] огибали два раза ее прелестную голову) вошла в комнату спокойно и величественно; только на мраморном несколько выпуклом лбе ее была морщинка гнева. Она с своим всёвыдерживающим спокойствием не стала говорить при камердинере. Она знала о дуэли и пришла говорить о ней. Она дождалась, пока камердинер уставил кофей и вышел. Пьер робко чрез очки посмотрел на нее, и, как заяц, окруженный собаками, прижимая уши, продолжает лежать в виду своих врагов, так и он попробовал продолжать читать: но чувствовал, что это бессмысленно и невозможно и опять робко взглянул на нее. Она не села, и с презрительной улыбкой смотрела на него, ожидая пока выйдет камердинер.
– Это еще что? Что вы наделали, я вас спрашиваю, – сказала она строго.
– Я? что я? – сказал Пьер.
– Вот храбрец отыскался! Ну, отвечайте, что это за дуэль? Что вы хотели этим доказать! Что? Я вас спрашиваю. – Пьер тяжело повернулся на диване, открыл рот, но не мог ответить.
– Коли вы не отвечаете, то я вам скажу… – продолжала Элен. – Вы верите всему, что вам скажут, вам сказали… – Элен засмеялась, – что Долохов мой любовник, – сказала она по французски, с своей грубой точностью речи, выговаривая слово «любовник», как и всякое другое слово, – и вы поверили! Но что же вы этим доказали? Что вы доказали этой дуэлью! То, что вы дурак, que vous etes un sot, [что вы дурак,] так это все знали! К чему это поведет? К тому, чтобы я сделалась посмешищем всей Москвы; к тому, чтобы всякий сказал, что вы в пьяном виде, не помня себя, вызвали на дуэль человека, которого вы без основания ревнуете, – Элен всё более и более возвышала голос и одушевлялась, – который лучше вас во всех отношениях…
– Гм… гм… – мычал Пьер, морщась, не глядя на нее и не шевелясь ни одним членом.
– И почему вы могли поверить, что он мой любовник?… Почему? Потому что я люблю его общество? Ежели бы вы были умнее и приятнее, то я бы предпочитала ваше.
– Не говорите со мной… умоляю, – хрипло прошептал Пьер.
– Отчего мне не говорить! Я могу говорить и смело скажу, что редкая та жена, которая с таким мужем, как вы, не взяла бы себе любовников (des аmants), а я этого не сделала, – сказала она. Пьер хотел что то сказать, взглянул на нее странными глазами, которых выражения она не поняла, и опять лег. Он физически страдал в эту минуту: грудь его стесняло, и он не мог дышать. Он знал, что ему надо что то сделать, чтобы прекратить это страдание, но то, что он хотел сделать, было слишком страшно.
– Нам лучше расстаться, – проговорил он прерывисто.
– Расстаться, извольте, только ежели вы дадите мне состояние, – сказала Элен… Расстаться, вот чем испугали!
Пьер вскочил с дивана и шатаясь бросился к ней.
– Я тебя убью! – закричал он, и схватив со стола мраморную доску, с неизвестной еще ему силой, сделал шаг к ней и замахнулся на нее.
Лицо Элен сделалось страшно: она взвизгнула и отскочила от него. Порода отца сказалась в нем. Пьер почувствовал увлечение и прелесть бешенства. Он бросил доску, разбил ее и, с раскрытыми руками подступая к Элен, закричал: «Вон!!» таким страшным голосом, что во всем доме с ужасом услыхали этот крик. Бог знает, что бы сделал Пьер в эту минуту, ежели бы