Зарасай

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Зарасай
лит. Zarasai
Флаг Герб
Страна
Литва
Статус
центр района и староства
Уезд
Утенский
Район
Координаты
Мэр
Первое упоминание
Прежние названия
Новоалександровск, Езе́росы, Езиоросы, Эжеренай, Эжерены[1]
Город с
Высота центра
134 м
Население
6 966 человек (2013)
Телефонный код
+370385
Почтовый индекс
LT-32001
Официальный сайт

[www.zarasai.lt/ asai.lt]  (лит.)</div>

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Зараса́й[2]18361918 Новоалександровск[3], с 1919 г. по 1929 г. Эжеренай;[1] лит. Zarasai, польск. Jeziorosy) — город на северо-востоке Литвы, административный центр Зарасайского района; памятник урбанистики и курортная территория.





Положение и общая характеристика

Расположен между семью озёрами (Зарасас, Зарасайтис и другими), на шоссе Каунас — Даугавпилс, в 143 км к северо-востоку от Вильнюса и в 180 км от Каунаса, в 18 км от железнодорожной станции Турмантас.

Маслодельный завод, текстильно-галантерейная фабрика. Краеведческий музей. Католический костёл Вознесения Святой Девы Марии (1878), православная церковь Всех Святых (1885), старообрядческий храм Покрова Пресвятой Богородицы (1992). Многочисленные озера и живописные окрестности привлекают туристов.

Население

В 1991 году насчитывалось 9,3 тысяч жителей, в 2006 году — 8 тысяч; ныне 7 694 (2008)

Динамика населения с 1865 по 2010
1865[4] 1896[3] 1897пер. 1923пер. 1939 1959пер.
4770 7556 6300 3785 4500 4700
1970пер.[5] 1976[6][7] 1979пер. 1989пер. 2001пер.[8] 2010[9]
6624 7400 7250 8916 8365 7568
</div>

Название

Зафиксированная в документах, начиная с 1522 года, форма Езёросы (польск. Jeziorosy) происходит из селонского языка (язык балтского племени, частью ассимилировавшегося литовцами, частью — латышами). Согласно принятой гипотезе, Jeziorosy отражают реконструируемую литовскую форму Ezerasai, которая, в свою очередь, образована распространённым образом от названия озера Ezerasas (реконструируемая форма).

Посетившему Езёросы императору Николаю I так понравился город и окрестности, что он выразил пожелание дать ему новое название Александровск, в честь сына Александра. Поскольку, однако, в России уже имелось несколько городов с таким названием, город был назван Ново-Александровск. После обретения Литвой независимости, при присвоении городам официальных литовских названий, форма Jeziorosy была воспринята как полонизм, поэтому было сконструировано название Эжеренай (лит. Ežerėnai), от ežeras — озеро. В 19191929 годах город официально назывался Эжеренай, затем, после длительных дискуссий, было утверждено название Зарасай. Однако в 1930-е годы в литовской печати продолжало использоваться наряду с новым официальным названием прежнее, а в русской печати — Эжерены.

Герб

Герб города утверждён декретом президента Литвы 7 марта 1996 года.

История

В XIVXVIII веках местность была собственностью виленского епископа. В конце XV века упоминалось образовашееся здесь поместье, к 1522 году относится первое упоминание местечка Езёросы. С проведением в 18301836 годах шоссе Динабург (ныне Даугавпилс) — Каунас местечко было переименовано в Ново-Александровск (Новоалександровск; 1836) и стало уездным городом — административным центром Браславского уезда (уездные власти до переименования и изменения статуса Езёрос располагались в Видзах). В 1842 году из бывшего Браславского и части Вилкомирского уездов был образован Ново-Александровский уезд Ковенской губернии.

В первой половине XVIII века в местечке и окрестностях обосновались старообрядцы. Первый старообрядческий храм устроен вблизи Езёрос на берегу озера Самани (ныне деревня Боровка) в 1735 году. Он был уничтожен в 1847 году по распоряжению курляндского генерал-губернатора. С первой половины XIX века богослужения совершались в доме купца Андрея Щербакова (18251881).

В 1872 году была возведена единоверческая церковь. К единоверию примкнула часть здешних старообрядцев. Позднее единоверческая община распалась, а её члены вернулись в староверие. После манифеста 1905 года о началах веротерпимости был устроен деревянный храм, разрушенный во время Первой мировой войны. В начале 1920-х годов предприниматель Леонтий Иванов подарил зарасайской старообрядческой общине дом, в котором до 1990-х действовала моленная. В октябре 1992 года завершено строительство и освящён храм Покрова Пресвятой Богородицы. Прихожан в начале XXI века насчитывалось около тысячи жителей города и окрестностей.

По переписи населения 1897 года, из населения в 6 359 человек 3 347 (больше половины) составляли евреи.[10][11][12] Также в городе жили поляки — 1 566 , русские −1 033, литовцы — 271[13]. Практически всё еврейское население было уничтожено во время Холокоста в годы Второй мировой войны[14]. Надгробные плиты были убраны с еврейского кладбища и использованы как уличное покрытие.

17 декабря 2015 года житель города Рамунас совершил самоубийство (самосожжение) на центральной площади города, ожоги тела составили 70%, в больнице он скончался[15][16].

Транспорт

Ближайшая железнодорожная станция расположена в 19 километрах от города в Турмантасе. Существует автовокзал, с которого осуществляются регулярные рейсы в Вильнюс, Утену и прочие близлежащие города. Через город проходит сеть международных автобусных линий Ecolines.

Известные уроженцы

Города-побратимы

Напишите отзыв о статье "Зарасай"

Примечания

  1. 1 2 Поспелов Е. М. Имена городов: вчера и сегодня (1917−1992). — М.: «Русские словари», 1993. — 250 с.
  2. Ф. Л. Агеенко. [gramota.ru/slovari/dic/?ag=x&word=%E7%E0%F0%E0%F1%E0%E9 Русское словесное ударение. Словарь имён собственных]. — М: ЭНАС, 2001.
  3. 1 2 Новоалександровск // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. [www.knigafund.ru/books/11743/read#page515 Новоалександровскъ]. Географическо-статистический словарь Российской Империи, T. 3 (Лаарсъ — Оятъ). СПб, 1867, C. 514
  5. Zarasai. Mažoji lietuviškoji tarybinė enciklopedija, T. 3 (R — Ž). Vilnius, Vyriausioji enciklopedijų redakcija, 1971, 839 psl.  (лит.)
  6. Zarasai. Lietuviškoji tarybinė enciklopedija, XII t. Vilnius: Mokslo ir enciklopedijų leidybos institutas, 1984. T.XII: Vaislapėlis-Žvorūnė, 425 psl.  (лит.)
  7. Zarasai. Tarybų Lietuvos enciklopedija, T. 4 (Simno-Žvorūnė). Vilnius, Vyriausioji enciklopedijų redakcija, 1988, 613 psl.  (лит.)
  8. [www.stat.gov.lt/uploads/docs/Utenos_apskritis.pdf Данные переписи населения 2001 года, Утенский уезд]  (лит.)
  9. [www.stat.gov.lt/en/catalog/download_release/?id=3741&download=1&doc=1968 Lithuania Demographic Yearbook (2010)] stat.gov.lt
  10. [[www.wikiznanie.ru/ru-wz/index.php/Новоалександровск Энциклопедия Брокгауза и Ефрона]
  11. [www.jewishencyclopedia.com/articles/11610-novoaleksandrovsk Jewish Encyclopedia (1906)]
  12. [s:ЕЭБЕ/Новоалександровск]] Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона (1906—1913)]
  13. [demoscope.ru/weekly/ssp/rus_lan_97_uezd.php?reg=578 Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей]
  14. [www1.yadvashem.org/yv/en/about/institute/lithuanian_testimonies.asp Lithuanian Testimonies’ Project — Yad VaShem].
  15. [www.gorod.lv/novosti/263882-samosozhzhenie-v-zarasae Самосожжение в Зарасае]
  16. [regnum.ru/news/accidents/2038990.html Мужчина в центре города закричал «За свободную Литву» и совершил самоподжог - ИА REGNUM]
  17. [dic.academic.ru/dic.nsf/bse/169939/%D0%A1%D0%B5%D0%BB%D1%8F%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2 Сапожникова С. А. Селянинов Георгий Тимофеевич // Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.]

Ссылки

  • [www.zarasai.lt/index.php?kalb=3 Официальная страница]
  • [ru.litauen-netz.de/165/zarasai-ru.html О Зарасай на Litauen-Netz]


Отрывок, характеризующий Зарасай

Только что они выехали за корчму на гору, как навстречу им из под горы показалась кучка всадников, впереди которой на вороной лошади с блестящею на солнце сбруей ехал высокий ростом человек в шляпе с перьями и черными, завитыми по плечи волосами, в красной мантии и с длинными ногами, выпяченными вперед, как ездят французы. Человек этот поехал галопом навстречу Балашеву, блестя и развеваясь на ярком июньском солнце своими перьями, каменьями и золотыми галунами.
Балашев уже был на расстоянии двух лошадей от скачущего ему навстречу с торжественно театральным лицом всадника в браслетах, перьях, ожерельях и золоте, когда Юльнер, французский полковник, почтительно прошептал: «Le roi de Naples». [Король Неаполитанский.] Действительно, это был Мюрат, называемый теперь неаполитанским королем. Хотя и было совершенно непонятно, почему он был неаполитанский король, но его называли так, и он сам был убежден в этом и потому имел более торжественный и важный вид, чем прежде. Он так был уверен в том, что он действительно неаполитанский король, что, когда накануне отъезда из Неаполя, во время его прогулки с женою по улицам Неаполя, несколько итальянцев прокричали ему: «Viva il re!», [Да здравствует король! (итал.) ] он с грустной улыбкой повернулся к супруге и сказал: «Les malheureux, ils ne savent pas que je les quitte demain! [Несчастные, они не знают, что я их завтра покидаю!]
Но несмотря на то, что он твердо верил в то, что он был неаполитанский король, и что он сожалел о горести своих покидаемых им подданных, в последнее время, после того как ему ведено было опять поступить на службу, и особенно после свидания с Наполеоном в Данциге, когда августейший шурин сказал ему: «Je vous ai fait Roi pour regner a maniere, mais pas a la votre», [Я вас сделал королем для того, чтобы царствовать не по своему, а по моему.] – он весело принялся за знакомое ему дело и, как разъевшийся, но не зажиревший, годный на службу конь, почуяв себя в упряжке, заиграл в оглоблях и, разрядившись как можно пестрее и дороже, веселый и довольный, скакал, сам не зная куда и зачем, по дорогам Польши.
Увидав русского генерала, он по королевски, торжественно, откинул назад голову с завитыми по плечи волосами и вопросительно поглядел на французского полковника. Полковник почтительно передал его величеству значение Балашева, фамилию которого он не мог выговорить.
– De Bal macheve! – сказал король (своей решительностью превозмогая трудность, представлявшуюся полковнику), – charme de faire votre connaissance, general, [очень приятно познакомиться с вами, генерал] – прибавил он с королевски милостивым жестом. Как только король начал говорить громко и быстро, все королевское достоинство мгновенно оставило его, и он, сам не замечая, перешел в свойственный ему тон добродушной фамильярности. Он положил свою руку на холку лошади Балашева.
– Eh, bien, general, tout est a la guerre, a ce qu'il parait, [Ну что ж, генерал, дело, кажется, идет к войне,] – сказал он, как будто сожалея об обстоятельстве, о котором он не мог судить.
– Sire, – отвечал Балашев. – l'Empereur mon maitre ne desire point la guerre, et comme Votre Majeste le voit, – говорил Балашев, во всех падежах употребляя Votre Majeste, [Государь император русский не желает ее, как ваше величество изволите видеть… ваше величество.] с неизбежной аффектацией учащения титула, обращаясь к лицу, для которого титул этот еще новость.
Лицо Мюрата сияло глупым довольством в то время, как он слушал monsieur de Balachoff. Но royaute oblige: [королевское звание имеет свои обязанности:] он чувствовал необходимость переговорить с посланником Александра о государственных делах, как король и союзник. Он слез с лошади и, взяв под руку Балашева и отойдя на несколько шагов от почтительно дожидавшейся свиты, стал ходить с ним взад и вперед, стараясь говорить значительно. Он упомянул о том, что император Наполеон оскорблен требованиями вывода войск из Пруссии, в особенности теперь, когда это требование сделалось всем известно и когда этим оскорблено достоинство Франции. Балашев сказал, что в требовании этом нет ничего оскорбительного, потому что… Мюрат перебил его:
– Так вы считаете зачинщиком не императора Александра? – сказал он неожиданно с добродушно глупой улыбкой.
Балашев сказал, почему он действительно полагал, что начинателем войны был Наполеон.
– Eh, mon cher general, – опять перебил его Мюрат, – je desire de tout mon c?ur que les Empereurs s'arrangent entre eux, et que la guerre commencee malgre moi se termine le plutot possible, [Ах, любезный генерал, я желаю от всей души, чтобы императоры покончили дело между собою и чтобы война, начатая против моей воли, окончилась как можно скорее.] – сказал он тоном разговора слуг, которые желают остаться добрыми приятелями, несмотря на ссору между господами. И он перешел к расспросам о великом князе, о его здоровье и о воспоминаниях весело и забавно проведенного с ним времени в Неаполе. Потом, как будто вдруг вспомнив о своем королевском достоинстве, Мюрат торжественно выпрямился, стал в ту же позу, в которой он стоял на коронации, и, помахивая правой рукой, сказал: – Je ne vous retiens plus, general; je souhaite le succes de vorte mission, [Я вас не задерживаю более, генерал; желаю успеха вашему посольству,] – и, развеваясь красной шитой мантией и перьями и блестя драгоценностями, он пошел к свите, почтительно ожидавшей его.
Балашев поехал дальше, по словам Мюрата предполагая весьма скоро быть представленным самому Наполеону. Но вместо скорой встречи с Наполеоном, часовые пехотного корпуса Даву опять так же задержали его у следующего селения, как и в передовой цепи, и вызванный адъютант командира корпуса проводил его в деревню к маршалу Даву.


Даву был Аракчеев императора Наполеона – Аракчеев не трус, но столь же исправный, жестокий и не умеющий выражать свою преданность иначе как жестокостью.
В механизме государственного организма нужны эти люди, как нужны волки в организме природы, и они всегда есть, всегда являются и держатся, как ни несообразно кажется их присутствие и близость к главе правительства. Только этой необходимостью можно объяснить то, как мог жестокий, лично выдиравший усы гренадерам и не могший по слабости нерв переносить опасность, необразованный, непридворный Аракчеев держаться в такой силе при рыцарски благородном и нежном характере Александра.
Балашев застал маршала Даву в сарае крестьянскои избы, сидящего на бочонке и занятого письменными работами (он поверял счеты). Адъютант стоял подле него. Возможно было найти лучшее помещение, но маршал Даву был один из тех людей, которые нарочно ставят себя в самые мрачные условия жизни, для того чтобы иметь право быть мрачными. Они для того же всегда поспешно и упорно заняты. «Где тут думать о счастливой стороне человеческой жизни, когда, вы видите, я на бочке сижу в грязном сарае и работаю», – говорило выражение его лица. Главное удовольствие и потребность этих людей состоит в том, чтобы, встретив оживление жизни, бросить этому оживлению в глаза спою мрачную, упорную деятельность. Это удовольствие доставил себе Даву, когда к нему ввели Балашева. Он еще более углубился в свою работу, когда вошел русский генерал, и, взглянув через очки на оживленное, под впечатлением прекрасного утра и беседы с Мюратом, лицо Балашева, не встал, не пошевелился даже, а еще больше нахмурился и злобно усмехнулся.
Заметив на лице Балашева произведенное этим приемом неприятное впечатление, Даву поднял голову и холодно спросил, что ему нужно.
Предполагая, что такой прием мог быть сделан ему только потому, что Даву не знает, что он генерал адъютант императора Александра и даже представитель его перед Наполеоном, Балашев поспешил сообщить свое звание и назначение. В противность ожидания его, Даву, выслушав Балашева, стал еще суровее и грубее.
– Где же ваш пакет? – сказал он. – Donnez le moi, ije l'enverrai a l'Empereur. [Дайте мне его, я пошлю императору.]
Балашев сказал, что он имеет приказание лично передать пакет самому императору.
– Приказания вашего императора исполняются в вашей армии, а здесь, – сказал Даву, – вы должны делать то, что вам говорят.
И как будто для того чтобы еще больше дать почувствовать русскому генералу его зависимость от грубой силы, Даву послал адъютанта за дежурным.
Балашев вынул пакет, заключавший письмо государя, и положил его на стол (стол, состоявший из двери, на которой торчали оторванные петли, положенной на два бочонка). Даву взял конверт и прочел надпись.
– Вы совершенно вправе оказывать или не оказывать мне уважение, – сказал Балашев. – Но позвольте вам заметить, что я имею честь носить звание генерал адъютанта его величества…