Зарудин, Юрий Фёдорович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Юрий Фёдорович Зарудин
Дата рождения

25 мая 1923(1923-05-25) (101 год)

Место рождения

с. Бородулиха, Киргизская АССР, РСФСР, СССР (ныне — Бородулихинский район, Восточно-Казахстанская область, Казахстан)

Принадлежность

СССР СССР

Род войск

Сухопутные войска

Годы службы

19411988

Звание

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Сражения/войны

Великая Отечественная война
Венгерское восстание 1956 года

Награды и премии

Других государств:

В отставке

вице-президент Российской ассоциации Героев, член коллегии Российского государственного военного историко-культурного центра при Правительстве РФ.

Юрий Фёдорович Зарудин (род. 1923) — советский военный деятель, генерал-полковник. Герой Советского Союза (1945); на момент присвоения звания Героя — командир стрелковой роты 459-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии 49-й армии 2-го Белорусского фронта, старший лейтенант. Депутат Совета Национальностей Верховного Совета СССР 10-11 созывов (1979—1989) от Литовской ССР.





Биография

Родился 25 мая 1923 года в селе Бородулиха Бородулихинского района ныне Восточно-Казахстанской области Казахстана в крестьянской семье. Настоящая фамилия - Занудин. Русский. В 1940 году окончил 8 классов.

В Красной Армии с июня 1941 года. Окончил Грозненское военное пехотное училище, и в составе сформированной в конце 1941 года 58-й дивизии отбыл в Куйбышевскую (ныне Самарскую) область, где ему были вручены петлицы с двумя лейтенантскими кубарями. В боях Великой Отечественной войны в составе 58-й стрелковой дивизии (50-я армия, Западный фронт) с февраля 1942 года. Принимал участие в московской операции на тульском направлении. В одном из боев, 22 апреля 1942 года, молодой командир стрелкового взвода получил тяжёлое ранение, из-за чего был эвакуирован в госпиталь — в Москву. Фамилию Занудин, как неблагозвучную сменил на Зарудин (но это произошло значительно позже — в 1972 году). Член ВКП(б)/КПСС с 1944 года.

Выйдя из госпиталя, Юрий Зарудин вновь смог возвратиться на передовую, но уже на белорусское направление. За его плечами восемь месяцев тяжелых боев за освобождение Белоруссии, включая участие в стратегической наступательной операции «Багратион» (с 23 июня по 29 августа 1944 года) в которых он был дважды ранен. За бои на белорусской земле Зарудин дважды представлялся к званию Героя Советского Союза…

Командир стрелковой роты 459-го стрелкового полка (42-я стрелковая дивизия, 49-я армия, 2-й Белорусский фронт) старший лейтенант Юрий Зарудин особо отличился при освобождении Могилёвской области Белоруссии.

Вверенное офицеру Зарудину подразделение 23 июня 1944 года во время прорыва обороны неприятеля уничтожило около взвода гитлеровской пехоты и совместно с соседней стрелковой ротой отбило танковую контратаку.

24 июня 1944 года стрелковая рота под командованием старшего лейтенанта Зарудина в составе стрелкового батальона разгромила гарнизон противника в деревне Жевань ныне Горецкого района Могилёвской области Белоруссии и с ходу форсировала реку Бася, заняла первые вражеские траншеи и, находясь в окружении, в течение четырнадцати часов беспрерывно отбивала контратаки танков и пехоты гитлеровцев. Затем стрелковая рота Юрия Зарудина в числе первых форсировала реку Днепр, заняла траншеи противника и своим огнём прикрывала строительство моста через Днепр.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм старшему лейтенанту Зарудину Юрию Фёдоровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 5482).

Завершил свой боевой путь под Берлином.

После войны Ю. Ф. Зарудин продолжил службу в армии. В 1953 году он окончил Военную академию бронетанковых и механизированных войск, в 1962 году — Военную академию Генерального штаба, в 1970 и 1979 годах — Высшие курсы при этой академии. Четыре года командовал полком в Прикарпатском военном округе. В 1956 году участвовал в подавлении антиконституционного мятежа в Венгрии. Затем в течение одиннадцати лет служил на Дальнем Востоке — командовал дивизией, корпусом. С апреля 1967 по февраль 1973 года - командующий 35-й общевойсковой армией. С февраля 1973 года - первый заместитель командующего войсками Ленинградского военного округа.

Генерал-лейтенант (29.04.1970). В феврале 1978 года ему было присвоено звание «генерал-полковник».

C февраля 1978 по сентябрь 1984 года — командующий Северной группой войск, с 1 октября 1984 по ноябрь 1985 года — первый заместитель главнокомандующего войсками Южного направления (город Баку, Азербайджан), с ноября 1985 по декабрь 1988 года — главный военный советник в Социалистической Республике Вьетнам.

Живёт в Москве. Является вице-президентом Российской ассоциации Героев, членом коллегии Российского государственного военного историко-культурного центра при Правительстве РФ. С 2007 года возглавляет Фонд поддержки Героев Советского Союза участников Великой Отечественной Войны «Звезда», целью которого является целенаправленная поддержка ветеранов по возникшим проблемам. Является почётным председателем совета Мужества и отваги Общероссийской общественной организации «Офицеры России»[1]. [2][1].

Награды

Напишите отзыв о статье "Зарудин, Юрий Фёдорович"

Литература

  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь / Пред. ред. коллегии И. Н. Шкадов. — М.: Воениздат, 1987. — Т. 1 /Абаев — Любичев/. — 911 с. — 100 000 экз. — ISBN отс., Рег. № в РКП 87-95382.
  • Герои Советского Союза — казахстанцы. Книга 2. Алма-Ата, 1968.
  • Навечно в сердце народном. 3-е изд., доп. и испр. Минск, 1984.

Примечания

  1. 1 2 [oficery.ru/node/15931 Совет мужества и отваги | ОФИЦЕРЫ РОССИИ]
  2. [histrf.ru/ru/rvio/activities/news/item-1094 Новости / Деятельность / РВИО / История России - федеральный портал История.РФ]. histrf.ru. Проверено 10 июня 2015.

Ссылки

  •  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=10624 Зарудин, Юрий Фёдорович]. Сайт «Герои Страны».
  • vm.ru/news/2016/06/15/komandir-s-bolshoj-bukvi-323458.html

Отрывок, характеризующий Зарудин, Юрий Фёдорович

На другой день Ростов проводил княжну Марью в Ярославль и через несколько дней сам уехал в полк.


Письмо Сони к Николаю, бывшее осуществлением его молитвы, было написано из Троицы. Вот чем оно было вызвано. Мысль о женитьбе Николая на богатой невесте все больше и больше занимала старую графиню. Она знала, что Соня была главным препятствием для этого. И жизнь Сони последнее время, в особенности после письма Николая, описывавшего свою встречу в Богучарове с княжной Марьей, становилась тяжелее и тяжелее в доме графини. Графиня не пропускала ни одного случая для оскорбительного или жестокого намека Соне.
Но несколько дней перед выездом из Москвы, растроганная и взволнованная всем тем, что происходило, графиня, призвав к себе Соню, вместо упреков и требований, со слезами обратилась к ней с мольбой о том, чтобы она, пожертвовав собою, отплатила бы за все, что было для нее сделано, тем, чтобы разорвала свои связи с Николаем.
– Я не буду покойна до тех пор, пока ты мне не дашь этого обещания.
Соня разрыдалась истерически, отвечала сквозь рыдания, что она сделает все, что она на все готова, но не дала прямого обещания и в душе своей не могла решиться на то, чего от нее требовали. Надо было жертвовать собой для счастья семьи, которая вскормила и воспитала ее. Жертвовать собой для счастья других было привычкой Сони. Ее положение в доме было таково, что только на пути жертвованья она могла выказывать свои достоинства, и она привыкла и любила жертвовать собой. Но прежде во всех действиях самопожертвованья она с радостью сознавала, что она, жертвуя собой, этим самым возвышает себе цену в глазах себя и других и становится более достойною Nicolas, которого она любила больше всего в жизни; но теперь жертва ее должна была состоять в том, чтобы отказаться от того, что для нее составляло всю награду жертвы, весь смысл жизни. И в первый раз в жизни она почувствовала горечь к тем людям, которые облагодетельствовали ее для того, чтобы больнее замучить; почувствовала зависть к Наташе, никогда не испытывавшей ничего подобного, никогда не нуждавшейся в жертвах и заставлявшей других жертвовать себе и все таки всеми любимой. И в первый раз Соня почувствовала, как из ее тихой, чистой любви к Nicolas вдруг начинало вырастать страстное чувство, которое стояло выше и правил, и добродетели, и религии; и под влиянием этого чувства Соня невольно, выученная своею зависимою жизнью скрытности, в общих неопределенных словах ответив графине, избегала с ней разговоров и решилась ждать свидания с Николаем с тем, чтобы в этом свидании не освободить, но, напротив, навсегда связать себя с ним.
Хлопоты и ужас последних дней пребывания Ростовых в Москве заглушили в Соне тяготившие ее мрачные мысли. Она рада была находить спасение от них в практической деятельности. Но когда она узнала о присутствии в их доме князя Андрея, несмотря на всю искреннюю жалость, которую она испытала к нему и к Наташе, радостное и суеверное чувство того, что бог не хочет того, чтобы она была разлучена с Nicolas, охватило ее. Она знала, что Наташа любила одного князя Андрея и не переставала любить его. Она знала, что теперь, сведенные вместе в таких страшных условиях, они снова полюбят друг друга и что тогда Николаю вследствие родства, которое будет между ними, нельзя будет жениться на княжне Марье. Несмотря на весь ужас всего происходившего в последние дни и во время первых дней путешествия, это чувство, это сознание вмешательства провидения в ее личные дела радовало Соню.
В Троицкой лавре Ростовы сделали первую дневку в своем путешествии.
В гостинице лавры Ростовым были отведены три большие комнаты, из которых одну занимал князь Андрей. Раненому было в этот день гораздо лучше. Наташа сидела с ним. В соседней комнате сидели граф и графиня, почтительно беседуя с настоятелем, посетившим своих давнишних знакомых и вкладчиков. Соня сидела тут же, и ее мучило любопытство о том, о чем говорили князь Андрей с Наташей. Она из за двери слушала звуки их голосов. Дверь комнаты князя Андрея отворилась. Наташа с взволнованным лицом вышла оттуда и, не замечая приподнявшегося ей навстречу и взявшегося за широкий рукав правой руки монаха, подошла к Соне и взяла ее за руку.
– Наташа, что ты? Поди сюда, – сказала графиня.
Наташа подошла под благословенье, и настоятель посоветовал обратиться за помощью к богу и его угоднику.
Тотчас после ухода настоятеля Нашата взяла за руку свою подругу и пошла с ней в пустую комнату.
– Соня, да? он будет жив? – сказала она. – Соня, как я счастлива и как я несчастна! Соня, голубчик, – все по старому. Только бы он был жив. Он не может… потому что, потому… что… – И Наташа расплакалась.
– Так! Я знала это! Слава богу, – проговорила Соня. – Он будет жив!
Соня была взволнована не меньше своей подруги – и ее страхом и горем, и своими личными, никому не высказанными мыслями. Она, рыдая, целовала, утешала Наташу. «Только бы он был жив!» – думала она. Поплакав, поговорив и отерев слезы, обе подруги подошли к двери князя Андрея. Наташа, осторожно отворив двери, заглянула в комнату. Соня рядом с ней стояла у полуотворенной двери.
Князь Андрей лежал высоко на трех подушках. Бледное лицо его было покойно, глаза закрыты, и видно было, как он ровно дышал.
– Ах, Наташа! – вдруг почти вскрикнула Соня, хватаясь за руку своей кузины и отступая от двери.
– Что? что? – спросила Наташа.
– Это то, то, вот… – сказала Соня с бледным лицом и дрожащими губами.
Наташа тихо затворила дверь и отошла с Соней к окну, не понимая еще того, что ей говорили.
– Помнишь ты, – с испуганным и торжественным лицом говорила Соня, – помнишь, когда я за тебя в зеркало смотрела… В Отрадном, на святках… Помнишь, что я видела?..
– Да, да! – широко раскрывая глаза, сказала Наташа, смутно вспоминая, что тогда Соня сказала что то о князе Андрее, которого она видела лежащим.
– Помнишь? – продолжала Соня. – Я видела тогда и сказала всем, и тебе, и Дуняше. Я видела, что он лежит на постели, – говорила она, при каждой подробности делая жест рукою с поднятым пальцем, – и что он закрыл глаза, и что он покрыт именно розовым одеялом, и что он сложил руки, – говорила Соня, убеждаясь, по мере того как она описывала виденные ею сейчас подробности, что эти самые подробности она видела тогда. Тогда она ничего не видела, но рассказала, что видела то, что ей пришло в голову; но то, что она придумала тогда, представлялось ей столь же действительным, как и всякое другое воспоминание. То, что она тогда сказала, что он оглянулся на нее и улыбнулся и был покрыт чем то красным, она не только помнила, но твердо была убеждена, что еще тогда она сказала и видела, что он был покрыт розовым, именно розовым одеялом, и что глаза его были закрыты.
– Да, да, именно розовым, – сказала Наташа, которая тоже теперь, казалось, помнила, что было сказано розовым, и в этом самом видела главную необычайность и таинственность предсказания.
– Но что же это значит? – задумчиво сказала Наташа.
– Ах, я не знаю, как все это необычайно! – сказала Соня, хватаясь за голову.
Через несколько минут князь Андрей позвонил, и Наташа вошла к нему; а Соня, испытывая редко испытанное ею волнение и умиление, осталась у окна, обдумывая всю необычайность случившегося.
В этот день был случай отправить письма в армию, и графиня писала письмо сыну.
– Соня, – сказала графиня, поднимая голову от письма, когда племянница проходила мимо нее. – Соня, ты не напишешь Николеньке? – сказала графиня тихим, дрогнувшим голосом, и во взгляде ее усталых, смотревших через очки глаз Соня прочла все, что разумела графиня этими словами. В этом взгляде выражались и мольба, и страх отказа, и стыд за то, что надо было просить, и готовность на непримиримую ненависть в случае отказа.
Соня подошла к графине и, став на колени, поцеловала ее руку.
– Я напишу, maman, – сказала она.
Соня была размягчена, взволнована и умилена всем тем, что происходило в этот день, в особенности тем таинственным совершением гаданья, которое она сейчас видела. Теперь, когда она знала, что по случаю возобновления отношений Наташи с князем Андреем Николай не мог жениться на княжне Марье, она с радостью почувствовала возвращение того настроения самопожертвования, в котором она любила и привыкла жить. И со слезами на глазах и с радостью сознания совершения великодушного поступка она, несколько раз прерываясь от слез, которые отуманивали ее бархатные черные глаза, написала то трогательное письмо, получение которого так поразило Николая.


На гауптвахте, куда был отведен Пьер, офицер и солдаты, взявшие его, обращались с ним враждебно, но вместе с тем и уважительно. Еще чувствовалось в их отношении к нему и сомнение о том, кто он такой (не очень ли важный человек), и враждебность вследствие еще свежей их личной борьбы с ним.
Но когда, в утро другого дня, пришла смена, то Пьер почувствовал, что для нового караула – для офицеров и солдат – он уже не имел того смысла, который имел для тех, которые его взяли. И действительно, в этом большом, толстом человеке в мужицком кафтане караульные другого дня уже не видели того живого человека, который так отчаянно дрался с мародером и с конвойными солдатами и сказал торжественную фразу о спасении ребенка, а видели только семнадцатого из содержащихся зачем то, по приказанию высшего начальства, взятых русских. Ежели и было что нибудь особенное в Пьере, то только его неробкий, сосредоточенно задумчивый вид и французский язык, на котором он, удивительно для французов, хорошо изъяснялся. Несмотря на то, в тот же день Пьера соединили с другими взятыми подозрительными, так как отдельная комната, которую он занимал, понадобилась офицеру.