Заслуженный тренер СССР

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Обзорная статья: Заслуженный тренер
</div>

«Заслуженный тренер СССР» (стандартное сокращение в спортивной справочной литературе — ЗТ СССР) — почётное спортивное звание, присваивавшееся наиболее отличившимся советским тренерам в 1956—1992 годах (до этого за тренерские достижения присваивалось звание «заслуженный мастер спорта»).

Звание было учреждено 24 марта 1956 года Комитетом по делам физической культуры и спорта при Совете министров СССР. В постановлении говорилось[1]:

Звание «присваивается тренерам, добившимся выдающихся успехов в воспитании и подготовке мастеров спорта, чемпионов и рекордсменов СССР, Европы и мира, а также за плодотворную многолетнюю деятельность по подготовке квалифицированных спортсменов, разработку передовых методов обучения и тренировки и активное участие в общественной жизни.»

В 1992 году звание присваивалось тренерам за достижения их воспитанников в составе Объединённой команды.





Первые заслуженные тренеры СССР

Список первых обладателей звания был опубликован в газете «Советский спорт» 7 августа 1956 года, в период проведения финальных соревнований I Спартакиады народов СССР; в него вошли 53 тренера в 18 видах спорта.

Знак № 1 получил легкоатлетический тренер Виктор Ильич Алексеев, заслуженный мастер спорта, подготовивший несколько известных метателей, в том числе олимпийскую чемпионку 1952 года Галину Зыбину. Впоследствии В. И. Алексеев стал самым титулованным тренером в СССР.

Лишение звания

Как и другие спортивные звания, звание ЗТ СССР могло быть снято за различные проступки.

Вероятно, наиболее известным случаем было лишение звания в 1969 году Анатолия Тарасова. В матче, определявшем чемпиона СССР по хоккею, в середине 3-го периода в знак протеста против незасчитанной шайбы Тарасов увёл команду ЦСКА, главным тренером которой он был, в раздевалку; незапланированная пауза в матче, на котором присутствовал Л. И. Брежнев, составила больше получаса.[2]

Как позже вспоминал Тарасов, «На коллегии Спорткомитета Павлов предложил лишить меня звания заслуженного тренера СССР. Мол, есть указание сверху. Я ему ответил: „Не имеете права, потому что я воспитал 50 чемпионов мира, а заслуженного давали даже за одного“. Да и указания сверху никакого не было. Просто Павлов хотел выслужиться перед Брежневым, который его недолюбливал.»[2]

16 мая в «Советском спорте» под заголовком «За нарушение спортивной этики» появилась информация:

На заседании коллегии Комитета по физической культуре и спорту при Совете министров СССР А. В. Тарасову не хватило принципиальности и мужества для того, чтобы дать правильную оценку своим действиям, несовместимым с нормами поведения советского тренера-педагога.

Учитывая все эти обстоятельства, коллегия Комитета по физической культуре и спорту приняла решение лишить А. В. Тарасова почётного звания «Заслуженный тренер СССР».

Спустя несколько месяцев звание вернули.[2]

Материальные льготы

Постановлением Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ от 2 августа 1988 года № 945 «О совершенствовании управления футболом, другими игровыми видами спорта и дополнительных мерах по упорядочению содержания команд и спортсменов по основным видам спорта» Госкомспорту СССР было разрешено вводить «надбавки к окладам за звание „Мастер спорта СССР“ в размере 10 рублей в месяц, за звание „Заслуженный мастер спорта СССР“, „Заслуженный тренер СССР“ или „Заслуженный тренер союзной республики“ в размере 20 рублей в месяц тренерам, состоящим на окладах» (по одному, высшему, званию).

После 1992 года в ряде государств, ранее входивших в состав СССР, звание «Заслуженный мастер спорта СССР» даёт такие же льготы, как и аналогичное звание этого государства. В Белоруссии 12 апреля 1996 года лица, имеющие звание «Заслуженный тренер СССР», были приравнены к лицам, удостоенным звания «Заслуженный тренер Республики Беларусь»[3].

Списки ЗТ СССР

См. также: Категория:Заслуженные тренеры СССР

Напишите отзыв о статье "Заслуженный тренер СССР"

Литература, ссылки

  1. Постановление опубликовано в газете «Советский спорт» 31 марта 1956 года
  2. 1 2 3 [www.sovsport.ru/gazeta/article-item/314531 90 мальчишеских лет] // «Советский спорт». — 10 декабря 2008
  3. Указ Президента Республики Беларусь от 12 апреля 1996 г. № 143 [www.lawbelarus.com/repub/sub26/texf1034.htm «О некоторых мерах по подготовке белорусских спортсменов к Олимпийским и Паралимпийским играм 1996 и 1998 годов»]

Отрывок, характеризующий Заслуженный тренер СССР

– Нет еще. А вы куда?
– Вот хочу молодого человека научить, как ковать лошадь, – сказал Телянин.
Они вышли на крыльцо и в конюшню. Поручик показал, как делать заклепку, и ушел к себе.
Когда Ростов вернулся, на столе стояла бутылка с водкой и лежала колбаса. Денисов сидел перед столом и трещал пером по бумаге. Он мрачно посмотрел в лицо Ростову.
– Ей пишу, – сказал он.
Он облокотился на стол с пером в руке, и, очевидно обрадованный случаю быстрее сказать словом всё, что он хотел написать, высказывал свое письмо Ростову.
– Ты видишь ли, дг'уг, – сказал он. – Мы спим, пока не любим. Мы дети пг`axa… а полюбил – и ты Бог, ты чист, как в пег'вый день создания… Это еще кто? Гони его к чог'ту. Некогда! – крикнул он на Лаврушку, который, нисколько не робея, подошел к нему.
– Да кому ж быть? Сами велели. Вахмистр за деньгами пришел.
Денисов сморщился, хотел что то крикнуть и замолчал.
– Сквег'но дело, – проговорил он про себя. – Сколько там денег в кошельке осталось? – спросил он у Ростова.
– Семь новых и три старых.
– Ах,сквег'но! Ну, что стоишь, чучела, пошли вахмистг'а, – крикнул Денисов на Лаврушку.
– Пожалуйста, Денисов, возьми у меня денег, ведь у меня есть, – сказал Ростов краснея.
– Не люблю у своих занимать, не люблю, – проворчал Денисов.
– А ежели ты у меня не возьмешь деньги по товарищески, ты меня обидишь. Право, у меня есть, – повторял Ростов.
– Да нет же.
И Денисов подошел к кровати, чтобы достать из под подушки кошелек.
– Ты куда положил, Ростов?
– Под нижнюю подушку.
– Да нету.
Денисов скинул обе подушки на пол. Кошелька не было.
– Вот чудо то!
– Постой, ты не уронил ли? – сказал Ростов, по одной поднимая подушки и вытрясая их.
Он скинул и отряхнул одеяло. Кошелька не было.
– Уж не забыл ли я? Нет, я еще подумал, что ты точно клад под голову кладешь, – сказал Ростов. – Я тут положил кошелек. Где он? – обратился он к Лаврушке.
– Я не входил. Где положили, там и должен быть.
– Да нет…
– Вы всё так, бросите куда, да и забудете. В карманах то посмотрите.
– Нет, коли бы я не подумал про клад, – сказал Ростов, – а то я помню, что положил.
Лаврушка перерыл всю постель, заглянул под нее, под стол, перерыл всю комнату и остановился посреди комнаты. Денисов молча следил за движениями Лаврушки и, когда Лаврушка удивленно развел руками, говоря, что нигде нет, он оглянулся на Ростова.
– Г'остов, ты не школьнич…
Ростов почувствовал на себе взгляд Денисова, поднял глаза и в то же мгновение опустил их. Вся кровь его, бывшая запертою где то ниже горла, хлынула ему в лицо и глаза. Он не мог перевести дыхание.
– И в комнате то никого не было, окромя поручика да вас самих. Тут где нибудь, – сказал Лаврушка.
– Ну, ты, чог'това кукла, повог`ачивайся, ищи, – вдруг закричал Денисов, побагровев и с угрожающим жестом бросаясь на лакея. – Чтоб был кошелек, а то запог'ю. Всех запог'ю!
Ростов, обходя взглядом Денисова, стал застегивать куртку, подстегнул саблю и надел фуражку.
– Я тебе говог'ю, чтоб был кошелек, – кричал Денисов, тряся за плечи денщика и толкая его об стену.
– Денисов, оставь его; я знаю кто взял, – сказал Ростов, подходя к двери и не поднимая глаз.
Денисов остановился, подумал и, видимо поняв то, на что намекал Ростов, схватил его за руку.
– Вздог'! – закричал он так, что жилы, как веревки, надулись у него на шее и лбу. – Я тебе говог'ю, ты с ума сошел, я этого не позволю. Кошелек здесь; спущу шкуг`у с этого мег`завца, и будет здесь.
– Я знаю, кто взял, – повторил Ростов дрожащим голосом и пошел к двери.
– А я тебе говог'ю, не смей этого делать, – закричал Денисов, бросаясь к юнкеру, чтоб удержать его.
Но Ростов вырвал свою руку и с такою злобой, как будто Денисов был величайший враг его, прямо и твердо устремил на него глаза.
– Ты понимаешь ли, что говоришь? – сказал он дрожащим голосом, – кроме меня никого не было в комнате. Стало быть, ежели не то, так…
Он не мог договорить и выбежал из комнаты.
– Ах, чог'т с тобой и со всеми, – были последние слова, которые слышал Ростов.
Ростов пришел на квартиру Телянина.
– Барина дома нет, в штаб уехали, – сказал ему денщик Телянина. – Или что случилось? – прибавил денщик, удивляясь на расстроенное лицо юнкера.
– Нет, ничего.
– Немного не застали, – сказал денщик.
Штаб находился в трех верстах от Зальценека. Ростов, не заходя домой, взял лошадь и поехал в штаб. В деревне, занимаемой штабом, был трактир, посещаемый офицерами. Ростов приехал в трактир; у крыльца он увидал лошадь Телянина.
Во второй комнате трактира сидел поручик за блюдом сосисок и бутылкою вина.
– А, и вы заехали, юноша, – сказал он, улыбаясь и высоко поднимая брови.
– Да, – сказал Ростов, как будто выговорить это слово стоило большого труда, и сел за соседний стол.
Оба молчали; в комнате сидели два немца и один русский офицер. Все молчали, и слышались звуки ножей о тарелки и чавканье поручика. Когда Телянин кончил завтрак, он вынул из кармана двойной кошелек, изогнутыми кверху маленькими белыми пальцами раздвинул кольца, достал золотой и, приподняв брови, отдал деньги слуге.