Захват церкви в Багдаде (2010)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Захват церкви в Багдаде
Место атаки

Багдад

Дата

31 октября 2010 года

Оружие

Легкое стрелковое оружие, гранаты.

Погибшие

58

Раненые

80

Число террористов

4 — 7

Организаторы

«Исламское государство Ирак»

Захват церкви в Багдаде — террористический акт 31 октября 2010 года Багдаде, совершённый против католической церкви Саидат аль-Неджат, которая является кафедральный собор багдадской архиепархии Сирийской католической церкви[1].





История

Группа радикалов-суннитов (4-7 боевиков) из движения «Исламское государство Ирак»[2], атаковав здание биржи, отступила в церковь Пресвятой Девы Марии Заступницы (Саидат аль-Неджат), где взяла в заложники около 100 местных прихожан, присутствующих на вечерней мессе. Террористы требовали освобождения из тюрем Ирака и Египта своих соратников, подозреваемых в связях с Аль-Каидой. Церковь была блокирована иракскими спецслужбами. В ходе штурма погибли все террористы, 7 сотрудников спецслужб и свыше 10 заложников (в общей сложности 58 человек[3]).

Сопутствующие обстоятельства

Вещание иракского телеканала Al-Baghdadia было прервано из-за того, что в эфир попали требования террористов. Военнослужащие иракской армии перерезали кабель, обесточив телестанцию, а двое журналистов были арестованы[4].

Напишите отзыв о статье "Захват церкви в Багдаде (2010)"

Примечания

  1. [www.rian.ru/religion/20101101/291444702.html Папа Римский осудил нападение на сиро-католический храм Багдада]
  2. [www.islamnews.ru/news-27577.html «Аль-Каида» взяла на себя ответственность за захват церкви в Багдаде]
  3. [krsk.sibnovosti.ru/politics/125243-chislo-zhertv-zahvata-al-kaidoy-katolicheskoy-tserkvi-v-bagdade-dostiglo-58-chelovek Число жертв захвата «Аль-Каидой» католической церкви в Багдаде достигло 58 человек]
  4. [lenta.ru/news/2010/11/02/channel/ Вещание иракского телеканала прервали из-за сюжета про террористов]

Ссылки

  • [lenta.ru/news/2010/10/31/gunmen/ В Багдаде террористы захватили прихожан католической церкви]


Отрывок, характеризующий Захват церкви в Багдаде (2010)

Действительно, другой француз, с ружьем на перевес подбежал к борющимся, и участь рыжего артиллериста, всё еще не понимавшего того, что ожидает его, и с торжеством выдернувшего банник, должна была решиться. Но князь Андрей не видал, чем это кончилось. Как бы со всего размаха крепкой палкой кто то из ближайших солдат, как ему показалось, ударил его в голову. Немного это больно было, а главное, неприятно, потому что боль эта развлекала его и мешала ему видеть то, на что он смотрел.
«Что это? я падаю? у меня ноги подкашиваются», подумал он и упал на спину. Он раскрыл глаза, надеясь увидать, чем кончилась борьба французов с артиллеристами, и желая знать, убит или нет рыжий артиллерист, взяты или спасены пушки. Но он ничего не видал. Над ним не было ничего уже, кроме неба – высокого неба, не ясного, но всё таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками. «Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, – подумал князь Андрей, – не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист, – совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, я, что узнал его наконец. Да! всё пустое, всё обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!…»


На правом фланге у Багратиона в 9 ть часов дело еще не начиналось. Не желая согласиться на требование Долгорукова начинать дело и желая отклонить от себя ответственность, князь Багратион предложил Долгорукову послать спросить о том главнокомандующего. Багратион знал, что, по расстоянию почти 10 ти верст, отделявшему один фланг от другого, ежели не убьют того, кого пошлют (что было очень вероятно), и ежели он даже и найдет главнокомандующего, что было весьма трудно, посланный не успеет вернуться раньше вечера.
Багратион оглянул свою свиту своими большими, ничего невыражающими, невыспавшимися глазами, и невольно замиравшее от волнения и надежды детское лицо Ростова первое бросилось ему в глаза. Он послал его.
– А ежели я встречу его величество прежде, чем главнокомандующего, ваше сиятельство? – сказал Ростов, держа руку у козырька.
– Можете передать его величеству, – поспешно перебивая Багратиона, сказал Долгоруков.
Сменившись из цепи, Ростов успел соснуть несколько часов перед утром и чувствовал себя веселым, смелым, решительным, с тою упругостью движений, уверенностью в свое счастие и в том расположении духа, в котором всё кажется легко, весело и возможно.