Защита Оуэна

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Защита Оуэна
abcdefgh
8
8
77
66
55
44
33
22
11
abcdefgh
Начальные ходы 1. е2-е4 b7-b6
ECO B00
Первое упоминание 1619 год
Названо в честь Джона Оуэна (англ.)
Категория дебюта Полуоткрытый дебют
В базе данных [www.365chess.com/eco/B00_Owen_defence 365chess]

Защита Оуэна — шахматный дебют, начинающийся ходами 1. е2-е4 b7-b6.

Относится к полуоткрытым началам.

В этом дебюте чёрные уступают белым преимущество в центре и отстают в развитии, им очень не просто бороться за уравнение. В настоящее время этот дебют применяется редко.



История

Первая партия, сыгранная этим дебютом:

Греко — NN 1619

1.e4 b6 2.d4 Сb7 3.Сd3 f5? 4.exf5 Сxg2 5.Фh5+ g6 6.fxg6 Кf6 7.gxh7 Кxh5 8.Сg6# 1—0

Варианты

  • 2. d2-d4
    • 2. …Cc8-b7 3. Cf1-d3
      • 3. …Кg8-f6
      • 3. …e7-e6
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Напишите отзыв о статье "Защита Оуэна"

Отрывок, характеризующий Защита Оуэна

– Ась? – проговорил Платон (он уже было заснул). – Читал что? Богу молился. А ты рази не молишься?
– Нет, и я молюсь, – сказал Пьер. – Но что ты говорил: Фрола и Лавра?
– А как же, – быстро отвечал Платон, – лошадиный праздник. И скота жалеть надо, – сказал Каратаев. – Вишь, шельма, свернулась. Угрелась, сукина дочь, – сказал он, ощупав собаку у своих ног, и, повернувшись опять, тотчас же заснул.
Наружи слышались где то вдалеке плач и крики, и сквозь щели балагана виднелся огонь; но в балагане было тихо и темно. Пьер долго не спал и с открытыми глазами лежал в темноте на своем месте, прислушиваясь к мерному храпенью Платона, лежавшего подле него, и чувствовал, что прежде разрушенный мир теперь с новой красотой, на каких то новых и незыблемых основах, воздвигался в его душе.


В балагане, в который поступил Пьер и в котором он пробыл четыре недели, было двадцать три человека пленных солдат, три офицера и два чиновника.
Все они потом как в тумане представлялись Пьеру, но Платон Каратаев остался навсегда в душе Пьера самым сильным и дорогим воспоминанием и олицетворением всего русского, доброго и круглого. Когда на другой день, на рассвете, Пьер увидал своего соседа, первое впечатление чего то круглого подтвердилось вполне: вся фигура Платона в его подпоясанной веревкою французской шинели, в фуражке и лаптях, была круглая, голова была совершенно круглая, спина, грудь, плечи, даже руки, которые он носил, как бы всегда собираясь обнять что то, были круглые; приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглые.