Защита Рагозина

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Защита Рагозина
abcdefgh
8
8
77
66
55
44
33
22
11
abcdefgh
Начальные ходы 1. d2-d4 d7-d5
2. c2-c4 e7-e6
3. Кg1-f3 Кg8-f6
4.Кb1-c3 Bf8-b4
ECO D38
Названо в честь Вячеслава Рагозина
Категория дебюта Отказанный ферзевый гамбит
В базе данных [www.365chess.com/eco/D38_Queen's_Gambit_Declined_Ragozin_variation 365chess]

Защи́та Раго́зина — дебют, начинающийся ходами:
1. d2-d4 d7-d5
2. c2-c4 e7-e6
3. Кg1-f3 Кg8-f6
4.Кb1-c3 Bf8-b4.
Относится к закрытым началам. Назван по имени известного советского шахматиста Вячеслава Рагозина.

Основная идея защиты заключается в подготовке и проведении освобождающего продвижения e6-e5 и создании фигурной игры в центре и на королевском фланге.

Входит в дебютный репертуар Григория Серпера, Варужана Акопяна, Алексея Александрова, Татьяны Косинцевой и других сильных шахматистов.



Варианты

  • 5. a2-a3
  • 5. e2-e3
  • 5. g2-g3
  • 5. c4:d5 e6:d5
  • 5. Cc1-g5
  • 5. Фd1-b3
  • 5. Фd1-а4+
  • 5. Фd1-с2

Напишите отзыв о статье "Защита Рагозина"

Ссылки

  • [www.chess.com/opening/eco/D38_Queens_Gambit_Declined_Ragozin_Defense Защита Рагозина на chess.com]


Отрывок, характеризующий Защита Рагозина

Соня улыбнулась.
– Нет.
– А мне стыдно будет писать Борису, я не буду писать.
– Да отчего же стыдно?Да так, я не знаю. Неловко, стыдно.
– А я знаю, отчего ей стыдно будет, – сказал Петя, обиженный первым замечанием Наташи, – оттого, что она была влюблена в этого толстого с очками (так называл Петя своего тезку, нового графа Безухого); теперь влюблена в певца этого (Петя говорил об итальянце, Наташином учителе пенья): вот ей и стыдно.
– Петя, ты глуп, – сказала Наташа.
– Не глупее тебя, матушка, – сказал девятилетний Петя, точно как будто он был старый бригадир.
Графиня была приготовлена намеками Анны Михайловны во время обеда. Уйдя к себе, она, сидя на кресле, не спускала глаз с миниатюрного портрета сына, вделанного в табакерке, и слезы навертывались ей на глаза. Анна Михайловна с письмом на цыпочках подошла к комнате графини и остановилась.
– Не входите, – сказала она старому графу, шедшему за ней, – после, – и затворила за собой дверь.
Граф приложил ухо к замку и стал слушать.
Сначала он слышал звуки равнодушных речей, потом один звук голоса Анны Михайловны, говорившей длинную речь, потом вскрик, потом молчание, потом опять оба голоса вместе говорили с радостными интонациями, и потом шаги, и Анна Михайловна отворила ему дверь. На лице Анны Михайловны было гордое выражение оператора, окончившего трудную ампутацию и вводящего публику для того, чтоб она могла оценить его искусство.