Защита Филидора

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Защита Филидора
abcdefgh
8
8
77
66
55
44
33
22
11
abcdefgh
Начальные ходы 1. e2-e4 e7-e5 2. Kg1-f3 d7-d6
ECO C41
Исследователи Нимцович[1] Филидор, Хенем[2]
Первое упоминание Гёттингенская рукопись и книга Лусены, XV век
Названо в честь Филидора
Категория дебюта Дебют королевского коня
В базе данных [www.365chess.com/opening.php?m=5&n=147&ms=e4.e5.Nf3.d6&ns=3.5.5.147p 365chess]

Защи́та Филидо́ра — шахматный дебют, начинающийся ходами:
1. e2-e4 e7-e5
2. Kg1-f3 d7-d6.

Относится к открытым началам.





История

Дебют назван по имени выдающегося французского шахматиста XVIII века А. Ф. Филидора. В соответствии со своим учением о пешечных фалангах Филидор считал ход 2…Kc6 слабым, так как он препятствует продвижению пешки с поля с7. Сам он связывал ход 2…d6 с продвижением f7-f5. И хотя в дальнейшем этот план был подвергнут сомнению, нашлись, однако, иные пути, которые позволили дебюту выдержать испытание временем. По современным понятиям защита Филидора считается прочным, хотя и несколько пассивным началом. В современной турнирной практике встречается редко.

Основные варианты

  • 3.Cf1-c4 — чёрным следует играть 3…Ce7 4.d4 ed 5.K:d4 Kf6 6.Kc3 0-0 7. 0-0 c5 8.Kde2 +=.
  • 3.d2-d4 — основное продолжение
    • 3…Kb8-d7 — вариант М.Хенема
    • 3…Kg8-f6 — ход А. Нимцовича
    • 3…e5:d4 — вариант со сдачей центра.
    • 3…Cc8-g4? — из-за 4. d4:e5 Cg4:f3 5. Фd1:f3 d6:e5 6. Cf1-c4 с преимуществом белых.

Интересный факт

  • В защите Филидора можно поставить мат Легаля: 3. Cc4 Сg4 4.Kc3 Kc6 5.K:e5??!! C:d1?? 6.C:f7+ Kpe7 7.Kd5X

Напишите отзыв о статье "Защита Филидора"

Примечания

  1. вариант 3.d2-d4 Kg8-f6
  2. вариант 3.d2-d4 Kb8-d7

Ссылки

  • webchess.ru/content/6/

Отрывок, характеризующий Защита Филидора

Растопчин опять подошел к двери балкона.
– Да чего они хотят? – спросил он у полицеймейстера.
– Ваше сиятельство, они говорят, что собрались идти на французов по вашему приказанью, про измену что то кричали. Но буйная толпа, ваше сиятельство. Я насилу уехал. Ваше сиятельство, осмелюсь предложить…
– Извольте идти, я без вас знаю, что делать, – сердито крикнул Растопчин. Он стоял у двери балкона, глядя на толпу. «Вот что они сделали с Россией! Вот что они сделали со мной!» – думал Растопчин, чувствуя поднимающийся в своей душе неудержимый гнев против кого то того, кому можно было приписать причину всего случившегося. Как это часто бывает с горячими людьми, гнев уже владел им, но он искал еще для него предмета. «La voila la populace, la lie du peuple, – думал он, глядя на толпу, – la plebe qu'ils ont soulevee par leur sottise. Il leur faut une victime, [„Вот он, народец, эти подонки народонаселения, плебеи, которых они подняли своею глупостью! Им нужна жертва“.] – пришло ему в голову, глядя на размахивающего рукой высокого малого. И по тому самому это пришло ему в голову, что ему самому нужна была эта жертва, этот предмет для своего гнева.
– Готов экипаж? – в другой раз спросил он.
– Готов, ваше сиятельство. Что прикажете насчет Верещагина? Он ждет у крыльца, – отвечал адъютант.
– А! – вскрикнул Растопчин, как пораженный каким то неожиданным воспоминанием.
И, быстро отворив дверь, он вышел решительными шагами на балкон. Говор вдруг умолк, шапки и картузы снялись, и все глаза поднялись к вышедшему графу.
– Здравствуйте, ребята! – сказал граф быстро и громко. – Спасибо, что пришли. Я сейчас выйду к вам, но прежде всего нам надо управиться с злодеем. Нам надо наказать злодея, от которого погибла Москва. Подождите меня! – И граф так же быстро вернулся в покои, крепко хлопнув дверью.
По толпе пробежал одобрительный ропот удовольствия. «Он, значит, злодеев управит усех! А ты говоришь француз… он тебе всю дистанцию развяжет!» – говорили люди, как будто упрекая друг друга в своем маловерии.