Зейские Огни

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
«Зейские огни»
Тип

Городская общественно-политическая газета

Формат

А3


Издатель

АНО «РМГ «Зейские огни»

Главный редактор

Елена Тимофеевна Короткова

Основана

19 июля 1914

Язык

Русский

Главный офис

Амурская область, Свободный, ул. Ленина, 77

Тираж

13000


Сайт: [www.gzt-sv.ru/ www.gzt-sv.ru]
К:Печатные издания, возникшие в 1914 году

«Зе́йские огни́» — общественно-политическая газета города Свободного Амурской области. Издается с 19 июля 1914 года. Распространяется на территории г. Свободного и Свободненского района. Периодичность выхода — 1 раз в неделю.





История

Общественно-политическая газета г. Свободного Амурской области «Зейские огни». — это издание с почти столетней историей, ведущее своё летоисчисление с 15 сентября 1914 года, когда вышел первый номер городской газеты «Алексеевский листок». Город, основанный двумя годами ранее, в августе 1912-го, изначально назывался Алексеевском. Имя это было ему дано в честь наследника царского престола, юного цесаревича Алексея Николаевича Романова. Но в марте 1917-го ветер революционных перемен достиг и берегов Зеи. На центральной площади прошёл гражданский митинг, на котором было принято решение переименовать город. Новое название Свободный было утверждено временным правительством.
В 1918 году на смену респектабельным буржуазным «Алексеевскому листку» и «Алексеевской жизни» пришли «Соха и молот» и «Рабоче-крестьянский путь». Эпоха партийно-советской печати после некоторого перерыва началась в октябре 1929 года созданием органа ВКП(б) Зейского округа (центром которого был Свободный) газеты «Знамя коммуны». Она оставалась главным изданием города и района до 5 мая 1962 года, когда ей на смену пришли «Зейские огни». Название реки, на которой стоит город, дало имя газете, потому что она задумывалась первоначально, как издание для нескольких районов, расположенных на этой реке. Но после очередных реформ «Зейские огни» стали органом только Свободненских городского и районного комитетов КПСС, а после бурных 90-х редакция газеты обрела статус Автономной некоммерческой организации, ставшей вместе с городской администрацией равноправным соучредителем «Зейских огней».

Газета сегодня

В 2011 году газета выходит тиражом 13 000 экземпляров на территории города и района с населением соответственно — 59 000 и 14 600 человек. Наивысший тираж газеты был зафиксирован в 1991 году и составлял 23 000 экземпляров, тогда в городе проживало 81,2 тысячи человек, в районе — 17, 4 тысячи.
Газета «Зейские огни» одной из первых в области стала печататься в цвете, после того как в 2009 году в г. Благовещенске открылась новая типография издательства «2х2». Газета выходит по средам (сдвоенный номер) и пятницам, еженедельным объёмом от 32 до 48 полос. Распространяется по подписке и в розничной продаже, причём подписка составляет более 30 % общего тиража.

Особые темы газеты

Особое место в «Зейских огнях» отводится исторической теме. Одной из первых газета начала выпускать страницу местного отделения правозащитного общества «Мемориал», где публиковались уникальные материалы об истории «БАМлага» и судьбах его знаменитых узников, среди которых были Павел Флоренский, Анастасия Цветаева, Василий Ажаев и другие.
Страницы газеты сохранили многие яркие события в истории страны, области и родного города. Среди них — первые запуски спутников с космодрома «Свободный», посещение города А. И. Солженицыным, открытие памятника режиссёру Леониду Гайдаю, мемориальной доски — П. Флоренскому. Газета публикует официальную информацию и документы органов местного самоуправления, сообщения о конкурсах, аукционах, котировках. Реклама занимает не менее 30 % площади номера. В каждом номере газеты публикуются новости, сообщения о происшествиях, письма читателей, комментарии официальных лиц.

Профессиональные достижения

Напишите отзыв о статье "Зейские Огни"

Ссылки

  • [www.gzt-sv.ru Официальный сайт газеты «Зейские огни»]


ря

Отрывок, характеризующий Зейские Огни

Он тронул лошадь и, подозвав к себе начальника колонны Милорадовича, передал ему приказание к наступлению.
Войско опять зашевелилось, и два батальона Новгородского полка и батальон Апшеронского полка тронулись вперед мимо государя.
В то время как проходил этот Апшеронский батальон, румяный Милорадович, без шинели, в мундире и орденах и со шляпой с огромным султаном, надетой набекрень и с поля, марш марш выскакал вперед и, молодецки салютуя, осадил лошадь перед государем.
– С Богом, генерал, – сказал ему государь.
– Ma foi, sire, nous ferons ce que qui sera dans notre possibilite, sire, [Право, ваше величество, мы сделаем, что будет нам возможно сделать, ваше величество,] – отвечал он весело, тем не менее вызывая насмешливую улыбку у господ свиты государя своим дурным французским выговором.
Милорадович круто повернул свою лошадь и стал несколько позади государя. Апшеронцы, возбуждаемые присутствием государя, молодецким, бойким шагом отбивая ногу, проходили мимо императоров и их свиты.
– Ребята! – крикнул громким, самоуверенным и веселым голосом Милорадович, видимо, до такой степени возбужденный звуками стрельбы, ожиданием сражения и видом молодцов апшеронцев, еще своих суворовских товарищей, бойко проходивших мимо императоров, что забыл о присутствии государя. – Ребята, вам не первую деревню брать! – крикнул он.
– Рады стараться! – прокричали солдаты.
Лошадь государя шарахнулась от неожиданного крика. Лошадь эта, носившая государя еще на смотрах в России, здесь, на Аустерлицком поле, несла своего седока, выдерживая его рассеянные удары левой ногой, настораживала уши от звуков выстрелов, точно так же, как она делала это на Марсовом поле, не понимая значения ни этих слышавшихся выстрелов, ни соседства вороного жеребца императора Франца, ни всего того, что говорил, думал, чувствовал в этот день тот, кто ехал на ней.
Государь с улыбкой обратился к одному из своих приближенных, указывая на молодцов апшеронцев, и что то сказал ему.


Кутузов, сопутствуемый своими адъютантами, поехал шагом за карабинерами.
Проехав с полверсты в хвосте колонны, он остановился у одинокого заброшенного дома (вероятно, бывшего трактира) подле разветвления двух дорог. Обе дороги спускались под гору, и по обеим шли войска.
Туман начинал расходиться, и неопределенно, верстах в двух расстояния, виднелись уже неприятельские войска на противоположных возвышенностях. Налево внизу стрельба становилась слышнее. Кутузов остановился, разговаривая с австрийским генералом. Князь Андрей, стоя несколько позади, вглядывался в них и, желая попросить зрительную трубу у адъютанта, обратился к нему.
– Посмотрите, посмотрите, – говорил этот адъютант, глядя не на дальнее войско, а вниз по горе перед собой. – Это французы!
Два генерала и адъютанты стали хвататься за трубу, вырывая ее один у другого. Все лица вдруг изменились, и на всех выразился ужас. Французов предполагали за две версты от нас, а они явились вдруг, неожиданно перед нами.
– Это неприятель?… Нет!… Да, смотрите, он… наверное… Что ж это? – послышались голоса.
Князь Андрей простым глазом увидал внизу направо поднимавшуюся навстречу апшеронцам густую колонну французов, не дальше пятисот шагов от того места, где стоял Кутузов.
«Вот она, наступила решительная минута! Дошло до меня дело», подумал князь Андрей, и ударив лошадь, подъехал к Кутузову. «Надо остановить апшеронцев, – закричал он, – ваше высокопревосходительство!» Но в тот же миг всё застлалось дымом, раздалась близкая стрельба, и наивно испуганный голос в двух шагах от князя Андрея закричал: «ну, братцы, шабаш!» И как будто голос этот был команда. По этому голосу всё бросилось бежать.
Смешанные, всё увеличивающиеся толпы бежали назад к тому месту, где пять минут тому назад войска проходили мимо императоров. Не только трудно было остановить эту толпу, но невозможно было самим не податься назад вместе с толпой.
Болконский только старался не отставать от нее и оглядывался, недоумевая и не в силах понять того, что делалось перед ним. Несвицкий с озлобленным видом, красный и на себя не похожий, кричал Кутузову, что ежели он не уедет сейчас, он будет взят в плен наверное. Кутузов стоял на том же месте и, не отвечая, доставал платок. Из щеки его текла кровь. Князь Андрей протеснился до него.
– Вы ранены? – спросил он, едва удерживая дрожание нижней челюсти.
– Раны не здесь, а вот где! – сказал Кутузов, прижимая платок к раненой щеке и указывая на бегущих. – Остановите их! – крикнул он и в то же время, вероятно убедясь, что невозможно было их остановить, ударил лошадь и поехал вправо.
Вновь нахлынувшая толпа бегущих захватила его с собой и повлекла назад.
Войска бежали такой густой толпой, что, раз попавши в середину толпы, трудно было из нее выбраться. Кто кричал: «Пошел! что замешкался?» Кто тут же, оборачиваясь, стрелял в воздух; кто бил лошадь, на которой ехал сам Кутузов. С величайшим усилием выбравшись из потока толпы влево, Кутузов со свитой, уменьшенной более чем вдвое, поехал на звуки близких орудийных выстрелов. Выбравшись из толпы бегущих, князь Андрей, стараясь не отставать от Кутузова, увидал на спуске горы, в дыму, еще стрелявшую русскую батарею и подбегающих к ней французов. Повыше стояла русская пехота, не двигаясь ни вперед на помощь батарее, ни назад по одному направлению с бегущими. Генерал верхом отделился от этой пехоты и подъехал к Кутузову. Из свиты Кутузова осталось только четыре человека. Все были бледны и молча переглядывались.