Зим, Феликс

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Феликс Зим
фр. Felix Ziem
Место рождения:

Бон

Гражданство:

Франция Франция

Жанр:

пейзаж

Стиль:

Барбизонская школа

Феликс Франсуа Жорж Филибер Зим (фр. Félix-Francois Georges Philibert Ziem, 26 февраля 1821, Бон10 ноября 1911, Париж) — французский живописец архитектурных и морских видов в стиле «барбизонской школы».



Биография

Учился в Дижонской художественной школе. После этого, в 18451848, путешествовал по южной Франции, в Италии и на Востоке. Плодом этих странствий был ряд его картин, изображающих архитектурные мотивы в соединении с морем и энергично передающих зной южного неба, игру лучей южного солнца на зданиях, воде и др. предметах. Благодарный материал для этих произведений доставляли художнику этюды, сделанные им на берегах Босфора, Геллеспонта и города лагун. В венецианских видах, вышедших из-под его кисти в 1850-х гг. («Вид Венеции от Сан-Джакомо-Маджоре» и др.), ещё соблюдена разумная мера в отношении щёгольства красок; но потом он допускал такой разгул красок, что его картины утратили всякое сходство с природой.

Тем не менее, оригинальность, вкус и блеск его фантастического, но гармоничного колорита нравились публике, которая покупала его произведения нарасхват. Лучшими из работ его за это время считаются «Праздник в Венеции» (1855) и «Вид Константинополя, с султаном, отправляющимся в мечеть» (1869). Такими же недостатками, как и эти картины, грешат и позднейшие работы Зима, каковы например, «Бучинторо», «Казнь графа Карманьолы», «Выгрузка апельсинов в Марселе», «Венеция при заходе солнца», «Остров Лидо, близ Венеции», «Рива-дельи-Скьявони» и пр.

</center>

Напишите отзыв о статье "Зим, Феликс"

Примечания

Литература


Отрывок, характеризующий Зим, Феликс

По толпе пробежал одобрительный ропот удовольствия. «Он, значит, злодеев управит усех! А ты говоришь француз… он тебе всю дистанцию развяжет!» – говорили люди, как будто упрекая друг друга в своем маловерии.
Через несколько минут из парадных дверей поспешно вышел офицер, приказал что то, и драгуны вытянулись. Толпа от балкона жадно подвинулась к крыльцу. Выйдя гневно быстрыми шагами на крыльцо, Растопчин поспешно оглянулся вокруг себя, как бы отыскивая кого то.
– Где он? – сказал граф, и в ту же минуту, как он сказал это, он увидал из за угла дома выходившего между, двух драгун молодого человека с длинной тонкой шеей, с до половины выбритой и заросшей головой. Молодой человек этот был одет в когда то щегольской, крытый синим сукном, потертый лисий тулупчик и в грязные посконные арестантские шаровары, засунутые в нечищеные, стоптанные тонкие сапоги. На тонких, слабых ногах тяжело висели кандалы, затруднявшие нерешительную походку молодого человека.
– А ! – сказал Растопчин, поспешно отворачивая свой взгляд от молодого человека в лисьем тулупчике и указывая на нижнюю ступеньку крыльца. – Поставьте его сюда! – Молодой человек, брянча кандалами, тяжело переступил на указываемую ступеньку, придержав пальцем нажимавший воротник тулупчика, повернул два раза длинной шеей и, вздохнув, покорным жестом сложил перед животом тонкие, нерабочие руки.
Несколько секунд, пока молодой человек устанавливался на ступеньке, продолжалось молчание. Только в задних рядах сдавливающихся к одному месту людей слышались кряхтенье, стоны, толчки и топот переставляемых ног.
Растопчин, ожидая того, чтобы он остановился на указанном месте, хмурясь потирал рукою лицо.
– Ребята! – сказал Растопчин металлически звонким голосом, – этот человек, Верещагин – тот самый мерзавец, от которого погибла Москва.
Молодой человек в лисьем тулупчике стоял в покорной позе, сложив кисти рук вместе перед животом и немного согнувшись. Исхудалое, с безнадежным выражением, изуродованное бритою головой молодое лицо его было опущено вниз. При первых словах графа он медленно поднял голову и поглядел снизу на графа, как бы желая что то сказать ему или хоть встретить его взгляд. Но Растопчин не смотрел на него. На длинной тонкой шее молодого человека, как веревка, напружилась и посинела жила за ухом, и вдруг покраснело лицо.