Знаменский, Стефан Яковлевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Стефан Яковлевич Знаменский

Акварель Михаила Знаменского, сына Стефана Знаменского
Рождение

2 августа 1806(1806-08-02)
Железно-Томский завод, Барнаульский округ, Томская губерния, Российская империя
(ныне Алтайский край)

Смерть

2 апреля 1877(1877-04-02) (70 лет)
Омск, Акмолинская область, Российская империя

Почитается

в Русской православной церкви

В лике

праведных

День памяти

10 и 30 июня (по юлианскому календарю)

Стефан Яковлевич Зна́менский (Стефан Омский; 2 августа 1806 (по другим данным 1804), Железно-Томский завод, Барнаульский округ, Томская губерния, Российская империя, ныне Алтайский край2 апреля 1877 (по другим данным 1876), Омск) — протоиерей, настоятель Воскресенского собора Омска.

Канонизирован Русской православной церковью в лике праведных, память совершается 10 и 30 июня (по юлианскому календарю).





Биография

Стефан, потомственный священник, выпускник Тобольской духовной семинарии (1824), служил в Петропаловском соборе Барнаула.

В 1827 году по собственной просьбе переведен в Курган.

В 1836 году определён священником кафедрального собора Тобольской духовной консистории.

В 1839 году произведён в сан протоиерея.

С 1839 года по 1853 год служил в Ялуторовске.

В 1842 году им совместно с декабристом И. Д. Якушкиным на пожертвования купца Медведева и других лиц было открыто ланкастерское училище для мальчиков. В нём преподавались: катехизис, священная история, чтение на славянских языках, русская и латинская грамматика, география, арифметика и чистописание.

В 1845 году в память о своей жене 3наменский открыл ланкастерское училище для девочек.

С 1853 года в Омске. За пятьдесят лет службы в священническом сане кроме обязанно­стей приходского пастыря ему пришлось нести церковное послу­шание в качестве члена консистории, эконома семинарии, благо­чинного, миссионера среди раскольников, законоучителя в уезд­ном училище и губернской гимназии, экзаменатора по Закону Божию во всех учебных заведениях Омска.

Перевод о. Стефана из Ялуторовска в Омск был вызван желанием генерал-губернатора Западной Сибири Г. Х. Гасфорда укрепить авторитет г. Омска в связи с назначением его столицей Степного края. 23 года (1854—1876) протоиерей Знаменский был настоятелем омского Воскресенского собора на территории Омской крепости (храм снесен в конце 50-х годов XX века).

Стараниями и заботами о. Стефана при храме была собрана, систематизирована и описана одна из лучших в Сибири духовных библиотек (к 1856 году включала в себя 316 наименований, в 1900-е годы — уже 1875 книг). Одних богословских журналов о. Стефан выписывал 17 наименований. Её остатки сохранились в областной библиотеке им. Пушкина. На почве православной педагогики С. Я. Знаменский близко сошёлся с протоиереем и ученым А. И. Сулоцким. С. Я. Знаменский состоял директором комитета Омского попечительства о тюрьмах (с 24 марта 1861), членом в отделении общего губернского присутствия в г. Омске, где решал вопросы об улучшении быта западно-сибирского духовенства по казачьему ведомству (с мая 1864), представлял дела Православного духовенства в особом комитете по народному образованию (12 августа 1866), входил в правление Омского Духовного училища (с 21 мая 1868), принимал участие в работе Омского областного комитета общественного здравия и оспенным (с 5 августа 1873). Отец Стефан был духовником декабристов, отбывавших ссылку в Кургане, Тобольске и Ялуторовске. На совершаемых им богослужениях присутствовал Ф. М. Достоевский, отбывавший ссылку в Омске.

В то время служба в Сибири для всех сословий считалась наказанием, и отправляли сюда людей, неугодных в центральной России. Поэтому пример праведной жизни протоиерея Стефана Знаменского был особенно ярким. Как человек, преданный своей служению, и строгий подвижник благочестия он почитался в народе святым как при жизни, так и после смерти.

За усердную службу отец Стефан имел следующие награды: набедренник, скуфью, камилавку, наперсный крест, палицу, а также ордена Св. Анны 2-й ст. с короной и Св. Владимира 4-й ст[1].

6 апреля 1876 года о. Стефан был погребен на городском Шепелевском кладбище. В 1930-е годы кладбище было уничтожено, теперь там пожарная каланча и улица 5-й Армии.

Канонизация

Канонизирован Русской православной церковью в 1984 году. Память праведного празднуется ежегодно 30 июня (местно) и 10 июня — в Соборе Сибирских святых (даты по юлианскому календарю). На иконе Собора Сибирских святых изображение праведного Стефана помещено в третьем ряду справа.

Семья

Сын — Михаил Степанович Знаменский (1833—1892) — русский писатель, мемуарист, литератор, художник, карикатурист, археолог, этнограф, краевед.

См. также

Напишите отзыв о статье "Знаменский, Стефан Яковлевич"

Литература

  1. Святой праведный Стефан Омский. //Жития сибирских святых. Сибирский патерик. Под общей редакцией Преосвященнейшего Сергия, епископа Новосибирского и Бердского. — Новониколаевск: Предприятие «Новониколаевск». — 1999.
  2. Знаменский Стефан Яковлевич. // Вибе П. П., Михеев А. П., Пугачева Н. М. Омский историко-краеведческий словарь. — М., 1994. — С. 92.
  3. Путинцев М. Протоиерей Стефан Яковлевич Знаменский // Душеполезное чтение. — 1888. — № 1. — С. 73—92.

Примечания

  1. [newasp.omskreg.ru/dostoev/HTML/Znamen.htm ПРОТОИЕРЕЙ Стефан Яковлевич ЗНАМЕНСКИЙ]

Ссылки

  • [letopisi.ru/index.php/Стефан_Знаменский Краеведческое исследование о Стефане Знаменском]

Отрывок, характеризующий Знаменский, Стефан Яковлевич

С крыльца широкая лестница вела прямо наверх; направо видна была затворенная дверь. Внизу под лестницей была дверь в нижний этаж.
– Кого вам? – спросил кто то.
– Подать письмо, просьбу его величеству, – сказал Николай с дрожанием голоса.
– Просьба – к дежурному, пожалуйте сюда (ему указали на дверь внизу). Только не примут.
Услыхав этот равнодушный голос, Ростов испугался того, что он делал; мысль встретить всякую минуту государя так соблазнительна и оттого так страшна была для него, что он готов был бежать, но камер фурьер, встретивший его, отворил ему дверь в дежурную и Ростов вошел.
Невысокий полный человек лет 30, в белых панталонах, ботфортах и в одной, видно только что надетой, батистовой рубашке, стоял в этой комнате; камердинер застегивал ему сзади шитые шелком прекрасные новые помочи, которые почему то заметил Ростов. Человек этот разговаривал с кем то бывшим в другой комнате.
– Bien faite et la beaute du diable, [Хорошо сложена и красота молодости,] – говорил этот человек и увидав Ростова перестал говорить и нахмурился.
– Что вам угодно? Просьба?…
– Qu'est ce que c'est? [Что это?] – спросил кто то из другой комнаты.
– Encore un petitionnaire, [Еще один проситель,] – отвечал человек в помочах.
– Скажите ему, что после. Сейчас выйдет, надо ехать.
– После, после, завтра. Поздно…
Ростов повернулся и хотел выйти, но человек в помочах остановил его.
– От кого? Вы кто?
– От майора Денисова, – отвечал Ростов.
– Вы кто? офицер?
– Поручик, граф Ростов.
– Какая смелость! По команде подайте. А сами идите, идите… – И он стал надевать подаваемый камердинером мундир.
Ростов вышел опять в сени и заметил, что на крыльце было уже много офицеров и генералов в полной парадной форме, мимо которых ему надо было пройти.
Проклиная свою смелость, замирая от мысли, что всякую минуту он может встретить государя и при нем быть осрамлен и выслан под арест, понимая вполне всю неприличность своего поступка и раскаиваясь в нем, Ростов, опустив глаза, пробирался вон из дома, окруженного толпой блестящей свиты, когда чей то знакомый голос окликнул его и чья то рука остановила его.
– Вы, батюшка, что тут делаете во фраке? – спросил его басистый голос.
Это был кавалерийский генерал, в эту кампанию заслуживший особенную милость государя, бывший начальник дивизии, в которой служил Ростов.
Ростов испуганно начал оправдываться, но увидав добродушно шутливое лицо генерала, отойдя к стороне, взволнованным голосом передал ему всё дело, прося заступиться за известного генералу Денисова. Генерал выслушав Ростова серьезно покачал головой.
– Жалко, жалко молодца; давай письмо.
Едва Ростов успел передать письмо и рассказать всё дело Денисова, как с лестницы застучали быстрые шаги со шпорами и генерал, отойдя от него, подвинулся к крыльцу. Господа свиты государя сбежали с лестницы и пошли к лошадям. Берейтор Эне, тот самый, который был в Аустерлице, подвел лошадь государя, и на лестнице послышался легкий скрип шагов, которые сейчас узнал Ростов. Забыв опасность быть узнанным, Ростов подвинулся с несколькими любопытными из жителей к самому крыльцу и опять, после двух лет, он увидал те же обожаемые им черты, то же лицо, тот же взгляд, ту же походку, то же соединение величия и кротости… И чувство восторга и любви к государю с прежнею силою воскресло в душе Ростова. Государь в Преображенском мундире, в белых лосинах и высоких ботфортах, с звездой, которую не знал Ростов (это была legion d'honneur) [звезда почетного легиона] вышел на крыльцо, держа шляпу под рукой и надевая перчатку. Он остановился, оглядываясь и всё освещая вокруг себя своим взглядом. Кое кому из генералов он сказал несколько слов. Он узнал тоже бывшего начальника дивизии Ростова, улыбнулся ему и подозвал его к себе.
Вся свита отступила, и Ростов видел, как генерал этот что то довольно долго говорил государю.
Государь сказал ему несколько слов и сделал шаг, чтобы подойти к лошади. Опять толпа свиты и толпа улицы, в которой был Ростов, придвинулись к государю. Остановившись у лошади и взявшись рукою за седло, государь обратился к кавалерийскому генералу и сказал громко, очевидно с желанием, чтобы все слышали его.
– Не могу, генерал, и потому не могу, что закон сильнее меня, – сказал государь и занес ногу в стремя. Генерал почтительно наклонил голову, государь сел и поехал галопом по улице. Ростов, не помня себя от восторга, с толпою побежал за ним.


На площади куда поехал государь, стояли лицом к лицу справа батальон преображенцев, слева батальон французской гвардии в медвежьих шапках.
В то время как государь подъезжал к одному флангу баталионов, сделавших на караул, к противоположному флангу подскакивала другая толпа всадников и впереди их Ростов узнал Наполеона. Это не мог быть никто другой. Он ехал галопом в маленькой шляпе, с Андреевской лентой через плечо, в раскрытом над белым камзолом синем мундире, на необыкновенно породистой арабской серой лошади, на малиновом, золотом шитом, чепраке. Подъехав к Александру, он приподнял шляпу и при этом движении кавалерийский глаз Ростова не мог не заметить, что Наполеон дурно и не твердо сидел на лошади. Батальоны закричали: Ура и Vive l'Empereur! [Да здравствует Император!] Наполеон что то сказал Александру. Оба императора слезли с лошадей и взяли друг друга за руки. На лице Наполеона была неприятно притворная улыбка. Александр с ласковым выражением что то говорил ему.
Ростов не спуская глаз, несмотря на топтание лошадьми французских жандармов, осаживавших толпу, следил за каждым движением императора Александра и Бонапарте. Его, как неожиданность, поразило то, что Александр держал себя как равный с Бонапарте, и что Бонапарте совершенно свободно, как будто эта близость с государем естественна и привычна ему, как равный, обращался с русским царем.
Александр и Наполеон с длинным хвостом свиты подошли к правому флангу Преображенского батальона, прямо на толпу, которая стояла тут. Толпа очутилась неожиданно так близко к императорам, что Ростову, стоявшему в передних рядах ее, стало страшно, как бы его не узнали.
– Sire, je vous demande la permission de donner la legion d'honneur au plus brave de vos soldats, [Государь, я прошу у вас позволенья дать орден Почетного легиона храбрейшему из ваших солдат,] – сказал резкий, точный голос, договаривающий каждую букву. Это говорил малый ростом Бонапарте, снизу прямо глядя в глаза Александру. Александр внимательно слушал то, что ему говорили, и наклонив голову, приятно улыбнулся.