Знать

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Знать, аристократия (греч. αριστοκρατία) — наследственный, привилегированный слой общества.

В большинстве государств знать оказывала существенное влияние на политику, даже если формально вся власть принадлежала монарху или народному собранию. Строй, при котором власть принадлежит знати, носит название аристократия. По имени этого строя и сама знать нередко называется «аристократией».

Знать формировалась различными путями. В одних странах знать составилась из коренных жителей главного города (римские патриции). В других — из племени, завоевавшего страну (франки в Галлии). Нередко в аристократию превращаются начальники войска и чиновники государства. Во многих государствах можно было войти в состав аристократии за особые заслуги или за очень большую сумму денег.

Знать чаще всего является военной прослойкой, однако в городах-государствах Италии к знати относились не только воины, но и купцы. В эпоху абсолютной монархии к прежней аристократии присоединились служилые дворяне, образовав новое сословие знати — дворянство.

Свои претензии на исключительность знать обосновывала, в частности, тем, что знатные люди наследуют лучшие свойства людей — нравственные (смелость, правдивость, щедрость) и физические (гладкую незагорелую кожу, тонкие аристократические пальцы).

Буржуазные революции Нового времени привели к исчезновению знати как привилегированного слоя.

Однако неярко выраженная знать всегда имеет место в любом обществе, так как для человечества естественно стараться передать своё положение наследникам, оградив их от конкуренции. Помимо этого, дети родителей-аристократов вырастают в окружении подобных им. Это дает существенное преимущество в виде связей, знания жизни своего слоя и отношение как к «своим».

Напишите отзыв о статье "Знать"



Литература

  • Марк Блок. [ec-dejavu.ru/a/Aristocracy.html Знать] // Блок М. Феодальное общество. — М., 2003. — с. 277—329.

Отрывок, характеризующий Знать


«Je serais maudit par la posterite si l'on me regardait comme le premier moteur d'un accommodement quelconque. Tel est l'esprit actuel de ma nation», [Я бы был проклят, если бы на меня смотрели как на первого зачинщика какой бы то ни было сделки; такова воля нашего народа. ] – отвечал Кутузов и продолжал употреблять все свои силы на то, чтобы удерживать войска от наступления.
В месяц грабежа французского войска в Москве и спокойной стоянки русского войска под Тарутиным совершилось изменение в отношении силы обоих войск (духа и численности), вследствие которого преимущество силы оказалось на стороне русских. Несмотря на то, что положение французского войска и его численность были неизвестны русским, как скоро изменилось отношение, необходимость наступления тотчас же выразилась в бесчисленном количестве признаков. Признаками этими были: и присылка Лористона, и изобилие провианта в Тарутине, и сведения, приходившие со всех сторон о бездействии и беспорядке французов, и комплектование наших полков рекрутами, и хорошая погода, и продолжительный отдых русских солдат, и обыкновенно возникающее в войсках вследствие отдыха нетерпение исполнять то дело, для которого все собраны, и любопытство о том, что делалось во французской армии, так давно потерянной из виду, и смелость, с которою теперь шныряли русские аванпосты около стоявших в Тарутине французов, и известия о легких победах над французами мужиков и партизанов, и зависть, возбуждаемая этим, и чувство мести, лежавшее в душе каждого человека до тех пор, пока французы были в Москве, и (главное) неясное, но возникшее в душе каждого солдата сознание того, что отношение силы изменилось теперь и преимущество находится на нашей стороне. Существенное отношение сил изменилось, и наступление стало необходимым. И тотчас же, так же верно, как начинают бить и играть в часах куранты, когда стрелка совершила полный круг, в высших сферах, соответственно существенному изменению сил, отразилось усиленное движение, шипение и игра курантов.


Русская армия управлялась Кутузовым с его штабом и государем из Петербурга. В Петербурге, еще до получения известия об оставлении Москвы, был составлен подробный план всей войны и прислан Кутузову для руководства. Несмотря на то, что план этот был составлен в предположении того, что Москва еще в наших руках, план этот был одобрен штабом и принят к исполнению. Кутузов писал только, что дальние диверсии всегда трудно исполнимы. И для разрешения встречавшихся трудностей присылались новые наставления и лица, долженствовавшие следить за его действиями и доносить о них.