Золотая лихорадка (фильм)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Золотая лихорадка
The Gold Rush
Жанр

приключенческая комедия

В главных
ролях

Чарли Чаплин
Джорджия Хейл
Мак Суэйн

Кинокомпания

United Artists, Charles Chaplin Productions

Длительность

95 мин.

Бюджет

923 тыс. $

«Золотая лихорадка» (англ. The Gold Rush) — приключенческая кинокомедия режиссёра Чарльза Чаплина, вышедшая на экраны в 1925 году, один из его самых известных фильмов. Картину часто называют одной из двух величайших немых комедий в истории, наряду с «Генералом» Бастера Китона[1].





Сюжет

В 1898 году Маленький Бродяга отправляется на золотые прииски Аляски.

В снежную бурю, Маленький Бродяга и Большой Джим, недавно нашедший золото, попадают в хижину Чёрного Ларсена. Они испытывают муки голода. Пути золотоискателей расходятся: Маленький Бродяга попадает в небольшой городок; Большой Джим потерял память после удара в схватке с Чёрным Ларсеном; Чёрный Ларсен погибает в лавине.

В городе Маленький Бродяга влюбляется в Джорджию. Из-за неё ему приходится вступать в схватки с Джеком. В городок приходит Большой Джим, к которому возвращается память. Вместе с Маленьким Бродягой они находят хижину Чёрного Ларсена и прииск Джима.

Разбогатевшие и ставшие знаменитыми Маленький Бродяга и Большой Джим покидают Аляску на корабле. На этом же корабле находилась Джорджия, разочарованная в своих мечтах. Но случай снова свёл её с Маленьким Бродягой.

В ролях

Создание

Единственная немая комедия Чаплина, снятая по заранее готовому сценарию.

В главной женской роли должна была сниматься Лита Грей, но из-за её беременности Чаплин был вынужден искать другую исполнительницу.[2]

Съёмки вступительной сцены проходили в горах Сьерра-Невады. Для съёмок специально были наняты 2500 бродяг, которые сыграли золотоискателей. Несмотря на суровую погоду, Чаплин требовал идеального исполнения всех сцен, иногда количество дублей доходило до 25.[3]. Последующие съёмки происходили в павильоне.[2]

Были испробованы несколько способов имитации снега, в том числе съёмки на настоящем снегу. Почти весь материал был два и более раз переснят «с разным снегом».

Использовались комбинированные съёмки и специальные эффекты[4]:

    • Наложение фона в сцене путешествия маленького бродяги в горах;
    • Наложение предварительных снятых сцен для превращения маленького бродяги в курицу и гибели Чёрного Ларсена;
    • Миниатюра для сцен дома золотоискателя издали.

Чаплин 27 раз перемонтировал картину, прежде чем пришёл к окончательной версии. С приходом звукового кино, в 1942 году Чаплин сделал новую версию фильма, в которую включил собственную музыку и авторский текст, который читал сам. Некоторые сцены были сокращены, включая финальную. Считая эту версию окончательной, Чаплин не позаботился о сохранении оригинала 1925 года, который был восстановлен из разных источников. Этому способствовало то, что авторские права на оригинал не были продлены.[2] В 1956 году картина была ещё раз им отредактирована: Чаплин внёс небольшие изменения в читаемый им текст от автора[3].

В музыке для версии 1942 года были использованы следующие произведения[5]:

В берлинском «Капиоле» знаменитый «Танец булочек» привёл зрителей в такой восторг, что фрагмент тут же был прокручен ещё раз. Но подобный номер впервые появился в 1917 году в фильме «The Rough House» в исполнении Роско Арбакла.

Релиз

В США с середины 1980-х фильм выпущен на VHS-кассетах компанией «Viking Video Classics». В 1993 году фильм выпущен на Laserdisc компанией «Rebublic Pictures Home Video», в 1994 году — «Fox Video», а также в 1990-е годы — «The Criterion Collection» и «The Voyager Company». Перевыпущен в 1998 году на VHS компанией «Fox Video» и «Marathoon Music & Video».

В 2000 году фильм выпущен на DVD дистрибьюторами «Image Entertainment» и «Koch Vision».

В России с 2002 года была выпущена отреставрированная версия звуковой версии фильма 1942 года на видеокассетах VHS и DVD изготовителем «Деваль Видео» с профессиональным одноголосым синхронным переводом. Также на DVD выпускался с русскими субтитрами.

Признание

Альберт Эйнштейн любил фильмы Чарли Чаплина и однажды написал в письме к Чаплину: «Ваш фильм „Золотая лихорадка“ понятен всем в мире, и Вы непременно станете великим человеком. Эйнштейн» На это Чаплин ответил так: «Я Вами восхищаюсь ещё больше. Вашу теорию относительности никто в мире не понимает, а Вы всё-таки стали великим человеком. Чаплин»[7].

Напишите отзыв о статье "Золотая лихорадка (фильм)"

Примечания

  1. [www.allmovie.com/work/the-gold-rush-20145/review All Movie Guide Review]
  2. 1 2 3 «Chaplin Today: The Gold Rush». Издание «Criterion Collection».
  3. 1 2 И. Звегинцева. Энциклопедия кино США. Фильмы / Редколлегия: А. Н. Дорошевич, Г. В. Краснова, М. Л. Теракопян. — Москва: Материк, 2007. — С. 87-88. — 279 с. — ISBN 5-85646-160-6.
  4. «A Time of Innovation: Visual Effects in The Gold Rush». Издание «Criterion Collection».
  5. «Music by Charles Chaplin». Издание «Criterion Collection».
  6. См. Список фильмов в общественном достоянии в США  (англ.)
  7. Физики продолжают шутить, Издательство Мир, Москва, 1968, с. 118

Ссылки

Отрывок, характеризующий Золотая лихорадка (фильм)

– Вы к графу Кириллу Владимировичу, ma chere? – сказал граф из столовой, выходя тоже в переднюю. – Коли ему лучше, зовите Пьера ко мне обедать. Ведь он у меня бывал, с детьми танцовал. Зовите непременно, ma chere. Ну, посмотрим, как то отличится нынче Тарас. Говорит, что у графа Орлова такого обеда не бывало, какой у нас будет.


– Mon cher Boris, [Дорогой Борис,] – сказала княгиня Анна Михайловна сыну, когда карета графини Ростовой, в которой они сидели, проехала по устланной соломой улице и въехала на широкий двор графа Кирилла Владимировича Безухого. – Mon cher Boris, – сказала мать, выпрастывая руку из под старого салопа и робким и ласковым движением кладя ее на руку сына, – будь ласков, будь внимателен. Граф Кирилл Владимирович всё таки тебе крестный отец, и от него зависит твоя будущая судьба. Помни это, mon cher, будь мил, как ты умеешь быть…
– Ежели бы я знал, что из этого выйдет что нибудь, кроме унижения… – отвечал сын холодно. – Но я обещал вам и делаю это для вас.
Несмотря на то, что чья то карета стояла у подъезда, швейцар, оглядев мать с сыном (которые, не приказывая докладывать о себе, прямо вошли в стеклянные сени между двумя рядами статуй в нишах), значительно посмотрев на старенький салоп, спросил, кого им угодно, княжен или графа, и, узнав, что графа, сказал, что их сиятельству нынче хуже и их сиятельство никого не принимают.
– Мы можем уехать, – сказал сын по французски.
– Mon ami! [Друг мой!] – сказала мать умоляющим голосом, опять дотрогиваясь до руки сына, как будто это прикосновение могло успокоивать или возбуждать его.
Борис замолчал и, не снимая шинели, вопросительно смотрел на мать.
– Голубчик, – нежным голоском сказала Анна Михайловна, обращаясь к швейцару, – я знаю, что граф Кирилл Владимирович очень болен… я затем и приехала… я родственница… Я не буду беспокоить, голубчик… А мне бы только надо увидать князя Василия Сергеевича: ведь он здесь стоит. Доложи, пожалуйста.
Швейцар угрюмо дернул снурок наверх и отвернулся.
– Княгиня Друбецкая к князю Василию Сергеевичу, – крикнул он сбежавшему сверху и из под выступа лестницы выглядывавшему официанту в чулках, башмаках и фраке.
Мать расправила складки своего крашеного шелкового платья, посмотрелась в цельное венецианское зеркало в стене и бодро в своих стоптанных башмаках пошла вверх по ковру лестницы.
– Mon cher, voue m'avez promis, [Мой друг, ты мне обещал,] – обратилась она опять к Сыну, прикосновением руки возбуждая его.
Сын, опустив глаза, спокойно шел за нею.
Они вошли в залу, из которой одна дверь вела в покои, отведенные князю Василью.
В то время как мать с сыном, выйдя на середину комнаты, намеревались спросить дорогу у вскочившего при их входе старого официанта, у одной из дверей повернулась бронзовая ручка и князь Василий в бархатной шубке, с одною звездой, по домашнему, вышел, провожая красивого черноволосого мужчину. Мужчина этот был знаменитый петербургский доктор Lorrain.
– C'est donc positif? [Итак, это верно?] – говорил князь.
– Mon prince, «errare humanum est», mais… [Князь, человеку ошибаться свойственно.] – отвечал доктор, грассируя и произнося латинские слова французским выговором.
– C'est bien, c'est bien… [Хорошо, хорошо…]
Заметив Анну Михайловну с сыном, князь Василий поклоном отпустил доктора и молча, но с вопросительным видом, подошел к ним. Сын заметил, как вдруг глубокая горесть выразилась в глазах его матери, и слегка улыбнулся.
– Да, в каких грустных обстоятельствах пришлось нам видеться, князь… Ну, что наш дорогой больной? – сказала она, как будто не замечая холодного, оскорбительного, устремленного на нее взгляда.
Князь Василий вопросительно, до недоумения, посмотрел на нее, потом на Бориса. Борис учтиво поклонился. Князь Василий, не отвечая на поклон, отвернулся к Анне Михайловне и на ее вопрос отвечал движением головы и губ, которое означало самую плохую надежду для больного.
– Неужели? – воскликнула Анна Михайловна. – Ах, это ужасно! Страшно подумать… Это мой сын, – прибавила она, указывая на Бориса. – Он сам хотел благодарить вас.
Борис еще раз учтиво поклонился.
– Верьте, князь, что сердце матери никогда не забудет того, что вы сделали для нас.
– Я рад, что мог сделать вам приятное, любезная моя Анна Михайловна, – сказал князь Василий, оправляя жабо и в жесте и голосе проявляя здесь, в Москве, перед покровительствуемою Анною Михайловной еще гораздо большую важность, чем в Петербурге, на вечере у Annette Шерер.
– Старайтесь служить хорошо и быть достойным, – прибавил он, строго обращаясь к Борису. – Я рад… Вы здесь в отпуску? – продиктовал он своим бесстрастным тоном.
– Жду приказа, ваше сиятельство, чтоб отправиться по новому назначению, – отвечал Борис, не выказывая ни досады за резкий тон князя, ни желания вступить в разговор, но так спокойно и почтительно, что князь пристально поглядел на него.
– Вы живете с матушкой?
– Я живу у графини Ростовой, – сказал Борис, опять прибавив: – ваше сиятельство.
– Это тот Илья Ростов, который женился на Nathalie Шиншиной, – сказала Анна Михайловна.
– Знаю, знаю, – сказал князь Василий своим монотонным голосом. – Je n'ai jamais pu concevoir, comment Nathalieie s'est decidee a epouser cet ours mal – leche l Un personnage completement stupide et ridicule.Et joueur a ce qu'on dit. [Я никогда не мог понять, как Натали решилась выйти замуж за этого грязного медведя. Совершенно глупая и смешная особа. К тому же игрок, говорят.]
– Mais tres brave homme, mon prince, [Но добрый человек, князь,] – заметила Анна Михайловна, трогательно улыбаясь, как будто и она знала, что граф Ростов заслуживал такого мнения, но просила пожалеть бедного старика. – Что говорят доктора? – спросила княгиня, помолчав немного и опять выражая большую печаль на своем исплаканном лице.
– Мало надежды, – сказал князь.
– А мне так хотелось еще раз поблагодарить дядю за все его благодеяния и мне и Боре. C'est son filleuil, [Это его крестник,] – прибавила она таким тоном, как будто это известие должно было крайне обрадовать князя Василия.
Князь Василий задумался и поморщился. Анна Михайловна поняла, что он боялся найти в ней соперницу по завещанию графа Безухого. Она поспешила успокоить его.
– Ежели бы не моя истинная любовь и преданность дяде, – сказала она, с особенною уверенностию и небрежностию выговаривая это слово: – я знаю его характер, благородный, прямой, но ведь одни княжны при нем…Они еще молоды… – Она наклонила голову и прибавила шопотом: – исполнил ли он последний долг, князь? Как драгоценны эти последние минуты! Ведь хуже быть не может; его необходимо приготовить ежели он так плох. Мы, женщины, князь, – она нежно улыбнулась, – всегда знаем, как говорить эти вещи. Необходимо видеть его. Как бы тяжело это ни было для меня, но я привыкла уже страдать.