Ибрагимов, Канта Хамзатович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Канта Хамзатович Ибрагимов
Имя при рождении:

Канта Хамзатович Ибрагимов

Род деятельности:

прозаик, учёный, общественный деятель

Годы творчества:

с 1999

Дебют:

Прошедшие войны

Премии:

Кáнта Хамза́тович Ибраги́мов (род. 9 июля 1960, Грозный[1], Чечено-Ингушская Автономная Советская Социалистическая Республика) — современный российский чеченский писатель и общественный деятель, лауреат Государственной премии Российской Федерации в области литературы и искусства, председатель Союза писателей Чеченской Республики, Народный писатель Чеченской Республики, академик Академии наук Чеченской Республики, доктор экономических наук, профессор, член Союза писателей РФ.





Биография

Родился в семье Хамзата Исмаиловича Ибрагимова — учёного, доктора химических наук. С 1982 года, окончив экономический факультет Чечено-Ингушского государственного университета, работал экономистом в совхозе «Джалка» Шалинского района. В 1987 году поступил в аспирантуру Московской сельскохозяйственной академии им. К. А. Тимирязева. В 1990 году защитил кандидатскую диссертацию и был назначен заместителем директора Чечено-Ингушского научно-производственного объединения «Севкавнефтегаз» (г. Грозный). В 1991 году работал специалистом первой категории Совета Министров Чечено-Ингушской Республики, с 1992 по 1994 годы — заместителем директора научно-исследовательского экологического центра «Алам» (г. Грозный).

После эскалации конфликта в Чеченской республике уехал в Москву, в 1995 года поступил в докторантуру Московской сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева. В 1996 году досрочно защитил докторскую диссертацию на тему «Организационно-экономические проблемы развития и повышения эффективности плодоводства в рыночных условиях». В 1999 году был назначен заместителем руководителя Департамента Министерства по налогам и сборам Российской Федерации (Москва). С 2004 года — академик Академии наук Чеченской Республики.

В апреле 2012 года Ибрагимов был вновь номинирован на Нобелевскую премию.

Избранные научные труды

  • Ибрагимов К. Х. Интенсификация плодоводства в предгорьях Северного Кавказа. — М.: Изд-во МСХА, 1996. — 311 с. — 500 экз. — ISBN 5-7230-0308-9.
  • Ибрагимов К. Х. Организационно-экономические проблемы развития и повышения эффективности плодоводства в рыночных условиях : Автореф. дис. ... д-ра экон. наук. — М., 1996. — 45 с.
  • Ибрагимов К. Х. Организационно-экономические проблемы развития и повышения эффективности плодоводства Северного Кавказа : [В 2 ч.]. — М.: Изд-во МСХА, 1996. — 159 с. — 500 экз. — ISBN 5-7230-0332-1.
  • Ибрагимов К. Х. Организация и повышение эффективности производства и переработки плодов : Автореф. дис. ... канд. экон. наук. — М., 1990. — 22 с.
  • Ибрагимов К. Х. Эффективность сельскохозяйственного производства в условиях перехода к регулируемому рынку : (Регион. аспект). — М.: Изд-во МСХА, 1994. — 189 с. — 300 экз. — ISBN 5-7230-0269-4.

Семья

Два брата и три сестры.

  • Сестра Паскачёва Байза Хамзатовна — кандидат химических наук.
  • Брат Ибрагимов, Кюри Хамзатович — доктор сельскохозяйственных наук (1995 год), автор 70 научных работ, в том числе 3 монографий, академик Академии наук Чеченской республики, академик Российской экологической академии[2].

Творчество

Начал писать художественную литературу только в 38 лет: первое художественное произведение — книга «Прошедшие войны» — было издано в 1999 году.

С 2002 г. — член Союза писателей Чеченской Республики и Союза писателей Российской Федерации. С 2009 года возглавляет Союз писателей Чеченской Республики.

В 2010 году номинирован Нобелевским комитетом при Шведской Академии наук на соискание Нобелевской премии по литературе за роман «Детский мир»[3], впервые изданный в 2005 году.

В 2012 году повторно номинирован на соискание Нобелевской премии по литературе — за роман «Аврора»[4].

Избранные произведения

  • Ибрагимов К. Х. Детский мир : роман. — М.: Моц-АРТ, 2005. — 383 с. — 3000 экз. — ISBN 5-902925-01-0. || Ибрагимов К. Х. Прямой наводкой по ангелу : [роман]. — М.: Эксмо, 2008. — 379 с. — (Неизвестная война. Чечня. Ранее роман выходил под назв.: «Детский мир»). — 5000 экз. — ISBN 978-5-699-25309-8. || Детский мир : роман. — Грозный: Грозненский рабочий, 2010. — 383 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-900231-91-4.
  • Ибрагимов К. Х. Дом проблем : роман. — Грозный ; Москва: МОЦ-АРТ, 2009. — 591 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-902925-10-1.
  • Ибрагимов К. Х. Прошедшие войны : Роман. — М.: ЗАО «Изд. центр „Россия молодая“», 1999. — 751 с. — 3000 экз. — ISBN 5-86646-116-1. || . — Грозный: Грозненский рабочий, 2010. — 717 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-900231-85-3.
  • Ибрагимов К. Х. Прямой наводкой по ангелу : [роман]. — М.: Эксмо, 2008. — 347 с. — (Неизвестная война. Чечня). — 7100 экз. — ISBN 978-5-699-31408-9.
  • Ибрагимов К. Х. Романы : [в 6 т.]. — М.: МОЦ-АРТ, 2008. — ISBN 5-902925-03-7.
  • Ибрагимов К. Х. Седой Кавказ : Роман : Кн. 1, 2, [ч. 4]. — М.: Центр реализации прогр. «Москва — Санкт-Петербург», 2001. — 607; 438 с. — 3000 экз. — ISBN 5-93018-024-5. || Седой Кавказ : [роман]. — Кн. 1. — Грозный: ФГУП «Издательско-полиграфический комплекс Грозненский рабочий», 2010. — 638 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-900231-86-0. || Кн. 2. — 462 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-900231-88-4.
  • Ибрагимов К. Х. Сказка Востока : (исторический роман). — М.: Лада, 2007. — 634 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-98020-068-8. || . — Грозный: Грозненский рабочий, 2010. — 638 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-900231-90-7.
  • Ибрагимов К. Х. Учитель истории : Роман. — М.: Олма-Пресс, 2003. — 478 с. — 3000 экз. — ISBN 5-224-04348-4. || . — Грозный: Грозненский рабочий, 2010. — 542 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-900231-87-7.
  • Ибрагимов К. Х. Аврора : Роман : Грозный. — ФГУП «Издательско-полиграфический комплекс Грозненский рабочий», 2012. — 338 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-900231-86-0. || Кн. 2. — 462 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-900231-88-4.
  • Канта Ибрагимов «Академик Петр Захаров», 2013, г. Грозный, издательство ООО «Полиграфсервис и Т», 280 стр. — IBSN ISBN 978-5-93680-628-5
  • Канта Ибрагимов «Стигал», роман: Грозный, ФГУП «Издательско-полиграфический комплекс «Грозненский рабочий», 2015 г. - 527 с.- 3000 экз. ISBN 978-5-4314-0135-0
  • Канта Ибрагимов «Петр Захаров-Чеченец» (Документально-романизированная биография): г. Грозный АО «Издательско-полиграфический комплекс «Грозненский рабочий», 2016. — 496 с. — 1000 экз. ISBN 978-5-4314-0165-7
  • «Художник Петр Захаров» (Альбом-каталог). Составитель и автор вступительной статьи К.Х. Ибрагимов: г. Грозный АО «Издательско-полиграфический комплекс «Грозненский рабочий», 2016. — 208 с. — 1000 экз. ISBN 978-5-4314-0225-8

Награды

  • Государственная премия Российской Федерации в области литературы и искусства (2003) — за книгу «Прошедшие войны»[5].
  • Международная литературная премия «Белые журавли России», 2013, — за роман «Детский мир»
  • Всероссийская премия «За верность слову и Отечеству» имени Антона Дельвига, 2013 — за книгу «Академик Петр Захаров»
  • Литературная премия имени Расула Гамзатова, 2013, — за книгу «Учитель истории»
  • Диплом I степени VII международного конкурса научных работ по кавказоведению и южно-российскому регионоведению имени Юрия Андреевича Жданова, 2013, — за труд «Академик Петр Захаров»
  • Диплом финалиста национального конкурса "Книга года", 2015, – за роман "Стигал"
  • Диплом Международной Лермонтовской премии в области литературы, музыкального и изобразительного искусства, 2015, – за роман "Стигал"
  • Орден имени Ахмата Кадырова (2015)[6]
  • Благодарность Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации С.Е. Нарышкина за активное участие в мероприятиях Года литературы (Распоряжение Председателя Государственной Думы от 25 января 2016 года, № 12лс)

Напишите отзыв о статье "Ибрагимов, Канта Хамзатович"

Примечания

  1. [www.8712.ru/book/kanta-ibragimov Некоторые источники] указывают, что Канта Ибрагимов родился в поезде, когда его семья после депортации (операция "Чечевица") возвращалась из Казахстана на Кавказ.
  2. Алиева Зарета. Учёные Чечни. — Грозный: ИКАР, 2003. — С. 64-65. — 176 с. — ISBN 5-7974-0075-8.
  3. Емельянова С. [www.rg.ru/2010/03/04/reg-kuban/ibragimov-anons.html Чеченский писатель Канта Ибрагимов объявлен номинантом Нобелевской премии в области литературы в 2010 году] // Российская газета. — 2010, 4 марта.
  4. [afisha.mail.ru/city/news/34190/ Чеченский писатель выдвинут на Нобелевскую премию]. Афиша@mail.ru (5 апреля 2012). Проверено 7 апреля 2012. [www.webcitation.org/68V4ZkjkA Архивировано из первоисточника 18 июня 2012].
  5. [www.rg.ru/2004/06/15/premii-dok.html Указ Президента Российской Федерации от 12 июня 2004 года № 766 О присуждении Государственных премий Российской Федерации в области литературы и искусства 2003 года] // Российская газета - Федеральный выпуск. — 2004, 15 июня. — № 3501.
  6. [ru.wikipedia.org/wiki/Орден_имени_Ахмата_Кадырова Орден имени Ахмата Кадырова] (англ.) // Википедия.

1. Некоторые источники указывают, что Канта Ибрагимов родился в поезде, когда его семья после депортации (операция «Чечевица») возвращалась на Кавказ.

2. Указ Президента Российской Федерации от 12 июня 2004 года № 766 О присуждении Государственных премий Российской Федерации в области литературы и искусства 2003 года // Российская газета — Федеральный выпуск. — 2004, 14 июня. — 3501.

Ссылки

  • [www.kanta-ibragimov.ru/ Сайт Ибрагимова]
  • [kanta_ibragimov.livejournal.com/ kanta_ibragimov] — Канта Ибрагимов в «Живом Журнале»
  • [www.8712.ru/book/kanta-ibragimov Биография Ибрагимова]. Проверено 7 апреля 2012. [www.webcitation.org/67gbAG0qU Архивировано из первоисточника 15 мая 2012].
  • [www.contrasterra.ru/culture/4043 Чеченский писатель номинирован на Нобелевскую премию]
Предшественник:
Дукуваха Абдурахманов
Председатель Союза писателей Чечни
2009 — по настоящее время
Преемник:
'

Отрывок, характеризующий Ибрагимов, Канта Хамзатович



После князя Андрея к Наташе подошел Борис, приглашая ее на танцы, подошел и тот танцор адъютант, начавший бал, и еще молодые люди, и Наташа, передавая своих излишних кавалеров Соне, счастливая и раскрасневшаяся, не переставала танцовать целый вечер. Она ничего не заметила и не видала из того, что занимало всех на этом бале. Она не только не заметила, как государь долго говорил с французским посланником, как он особенно милостиво говорил с такой то дамой, как принц такой то и такой то сделали и сказали то то, как Элен имела большой успех и удостоилась особенного внимания такого то; она не видала даже государя и заметила, что он уехал только потому, что после его отъезда бал более оживился. Один из веселых котильонов, перед ужином, князь Андрей опять танцовал с Наташей. Он напомнил ей о их первом свиданьи в отрадненской аллее и о том, как она не могла заснуть в лунную ночь, и как он невольно слышал ее. Наташа покраснела при этом напоминании и старалась оправдаться, как будто было что то стыдное в том чувстве, в котором невольно подслушал ее князь Андрей.
Князь Андрей, как все люди, выросшие в свете, любил встречать в свете то, что не имело на себе общего светского отпечатка. И такова была Наташа, с ее удивлением, радостью и робостью и даже ошибками во французском языке. Он особенно нежно и бережно обращался и говорил с нею. Сидя подле нее, разговаривая с ней о самых простых и ничтожных предметах, князь Андрей любовался на радостный блеск ее глаз и улыбки, относившейся не к говоренным речам, а к ее внутреннему счастию. В то время, как Наташу выбирали и она с улыбкой вставала и танцовала по зале, князь Андрей любовался в особенности на ее робкую грацию. В середине котильона Наташа, окончив фигуру, еще тяжело дыша, подходила к своему месту. Новый кавалер опять пригласил ее. Она устала и запыхалась, и видимо подумала отказаться, но тотчас опять весело подняла руку на плечо кавалера и улыбнулась князю Андрею.
«Я бы рада была отдохнуть и посидеть с вами, я устала; но вы видите, как меня выбирают, и я этому рада, и я счастлива, и я всех люблю, и мы с вами всё это понимаем», и еще многое и многое сказала эта улыбка. Когда кавалер оставил ее, Наташа побежала через залу, чтобы взять двух дам для фигур.
«Ежели она подойдет прежде к своей кузине, а потом к другой даме, то она будет моей женой», сказал совершенно неожиданно сам себе князь Андрей, глядя на нее. Она подошла прежде к кузине.
«Какой вздор иногда приходит в голову! подумал князь Андрей; но верно только то, что эта девушка так мила, так особенна, что она не протанцует здесь месяца и выйдет замуж… Это здесь редкость», думал он, когда Наташа, поправляя откинувшуюся у корсажа розу, усаживалась подле него.
В конце котильона старый граф подошел в своем синем фраке к танцующим. Он пригласил к себе князя Андрея и спросил у дочери, весело ли ей? Наташа не ответила и только улыбнулась такой улыбкой, которая с упреком говорила: «как можно было спрашивать об этом?»
– Так весело, как никогда в жизни! – сказала она, и князь Андрей заметил, как быстро поднялись было ее худые руки, чтобы обнять отца и тотчас же опустились. Наташа была так счастлива, как никогда еще в жизни. Она была на той высшей ступени счастия, когда человек делается вполне доверчив и не верит в возможность зла, несчастия и горя.

Пьер на этом бале в первый раз почувствовал себя оскорбленным тем положением, которое занимала его жена в высших сферах. Он был угрюм и рассеян. Поперек лба его была широкая складка, и он, стоя у окна, смотрел через очки, никого не видя.
Наташа, направляясь к ужину, прошла мимо его.
Мрачное, несчастное лицо Пьера поразило ее. Она остановилась против него. Ей хотелось помочь ему, передать ему излишек своего счастия.
– Как весело, граф, – сказала она, – не правда ли?
Пьер рассеянно улыбнулся, очевидно не понимая того, что ему говорили.
– Да, я очень рад, – сказал он.
«Как могут они быть недовольны чем то, думала Наташа. Особенно такой хороший, как этот Безухов?» На глаза Наташи все бывшие на бале были одинаково добрые, милые, прекрасные люди, любящие друг друга: никто не мог обидеть друг друга, и потому все должны были быть счастливы.


На другой день князь Андрей вспомнил вчерашний бал, но не на долго остановился на нем мыслями. «Да, очень блестящий был бал. И еще… да, Ростова очень мила. Что то в ней есть свежее, особенное, не петербургское, отличающее ее». Вот всё, что он думал о вчерашнем бале, и напившись чаю, сел за работу.
Но от усталости или бессонницы (день был нехороший для занятий, и князь Андрей ничего не мог делать) он всё критиковал сам свою работу, как это часто с ним бывало, и рад был, когда услыхал, что кто то приехал.
Приехавший был Бицкий, служивший в различных комиссиях, бывавший во всех обществах Петербурга, страстный поклонник новых идей и Сперанского и озабоченный вестовщик Петербурга, один из тех людей, которые выбирают направление как платье – по моде, но которые по этому то кажутся самыми горячими партизанами направлений. Он озабоченно, едва успев снять шляпу, вбежал к князю Андрею и тотчас же начал говорить. Он только что узнал подробности заседания государственного совета нынешнего утра, открытого государем, и с восторгом рассказывал о том. Речь государя была необычайна. Это была одна из тех речей, которые произносятся только конституционными монархами. «Государь прямо сказал, что совет и сенат суть государственные сословия ; он сказал, что правление должно иметь основанием не произвол, а твердые начала . Государь сказал, что финансы должны быть преобразованы и отчеты быть публичны», рассказывал Бицкий, ударяя на известные слова и значительно раскрывая глаза.
– Да, нынешнее событие есть эра, величайшая эра в нашей истории, – заключил он.
Князь Андрей слушал рассказ об открытии государственного совета, которого он ожидал с таким нетерпением и которому приписывал такую важность, и удивлялся, что событие это теперь, когда оно совершилось, не только не трогало его, но представлялось ему более чем ничтожным. Он с тихой насмешкой слушал восторженный рассказ Бицкого. Самая простая мысль приходила ему в голову: «Какое дело мне и Бицкому, какое дело нам до того, что государю угодно было сказать в совете! Разве всё это может сделать меня счастливее и лучше?»
И это простое рассуждение вдруг уничтожило для князя Андрея весь прежний интерес совершаемых преобразований. В этот же день князь Андрей должен был обедать у Сперанского «en petit comite«, [в маленьком собрании,] как ему сказал хозяин, приглашая его. Обед этот в семейном и дружеском кругу человека, которым он так восхищался, прежде очень интересовал князя Андрея, тем более что до сих пор он не видал Сперанского в его домашнем быту; но теперь ему не хотелось ехать.
В назначенный час обеда, однако, князь Андрей уже входил в собственный, небольшой дом Сперанского у Таврического сада. В паркетной столовой небольшого домика, отличавшегося необыкновенной чистотой (напоминающей монашескую чистоту) князь Андрей, несколько опоздавший, уже нашел в пять часов собравшееся всё общество этого petit comite, интимных знакомых Сперанского. Дам не было никого кроме маленькой дочери Сперанского (с длинным лицом, похожим на отца) и ее гувернантки. Гости были Жерве, Магницкий и Столыпин. Еще из передней князь Андрей услыхал громкие голоса и звонкий, отчетливый хохот – хохот, похожий на тот, каким смеются на сцене. Кто то голосом, похожим на голос Сперанского, отчетливо отбивал: ха… ха… ха… Князь Андрей никогда не слыхал смеха Сперанского, и этот звонкий, тонкий смех государственного человека странно поразил его.
Князь Андрей вошел в столовую. Всё общество стояло между двух окон у небольшого стола с закуской. Сперанский в сером фраке с звездой, очевидно в том еще белом жилете и высоком белом галстухе, в которых он был в знаменитом заседании государственного совета, с веселым лицом стоял у стола. Гости окружали его. Магницкий, обращаясь к Михайлу Михайловичу, рассказывал анекдот. Сперанский слушал, вперед смеясь тому, что скажет Магницкий. В то время как князь Андрей вошел в комнату, слова Магницкого опять заглушились смехом. Громко басил Столыпин, пережевывая кусок хлеба с сыром; тихим смехом шипел Жерве, и тонко, отчетливо смеялся Сперанский.
Сперанский, всё еще смеясь, подал князю Андрею свою белую, нежную руку.
– Очень рад вас видеть, князь, – сказал он. – Минутку… обратился он к Магницкому, прерывая его рассказ. – У нас нынче уговор: обед удовольствия, и ни слова про дела. – И он опять обратился к рассказчику, и опять засмеялся.
Князь Андрей с удивлением и грустью разочарования слушал его смех и смотрел на смеющегося Сперанского. Это был не Сперанский, а другой человек, казалось князю Андрею. Всё, что прежде таинственно и привлекательно представлялось князю Андрею в Сперанском, вдруг стало ему ясно и непривлекательно.
За столом разговор ни на мгновение не умолкал и состоял как будто бы из собрания смешных анекдотов. Еще Магницкий не успел докончить своего рассказа, как уж кто то другой заявил свою готовность рассказать что то, что было еще смешнее. Анекдоты большею частью касались ежели не самого служебного мира, то лиц служебных. Казалось, что в этом обществе так окончательно было решено ничтожество этих лиц, что единственное отношение к ним могло быть только добродушно комическое. Сперанский рассказал, как на совете сегодняшнего утра на вопрос у глухого сановника о его мнении, сановник этот отвечал, что он того же мнения. Жерве рассказал целое дело о ревизии, замечательное по бессмыслице всех действующих лиц. Столыпин заикаясь вмешался в разговор и с горячностью начал говорить о злоупотреблениях прежнего порядка вещей, угрожая придать разговору серьезный характер. Магницкий стал трунить над горячностью Столыпина, Жерве вставил шутку и разговор принял опять прежнее, веселое направление.
Очевидно, Сперанский после трудов любил отдохнуть и повеселиться в приятельском кружке, и все его гости, понимая его желание, старались веселить его и сами веселиться. Но веселье это казалось князю Андрею тяжелым и невеселым. Тонкий звук голоса Сперанского неприятно поражал его, и неумолкавший смех своей фальшивой нотой почему то оскорблял чувство князя Андрея. Князь Андрей не смеялся и боялся, что он будет тяжел для этого общества. Но никто не замечал его несоответственности общему настроению. Всем было, казалось, очень весело.
Он несколько раз желал вступить в разговор, но всякий раз его слово выбрасывалось вон, как пробка из воды; и он не мог шутить с ними вместе.
Ничего не было дурного или неуместного в том, что они говорили, всё было остроумно и могло бы быть смешно; но чего то, того самого, что составляет соль веселья, не только не было, но они и не знали, что оно бывает.
После обеда дочь Сперанского с своей гувернанткой встали. Сперанский приласкал дочь своей белой рукой, и поцеловал ее. И этот жест показался неестественным князю Андрею.