Иванов, Игорь Юрьевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Игорь Иванов
Игорь Юрьевич Иванов
Имя при рождении:

Игорь Юрьевич Иванов

Дата рождения:

19 мая 1954(1954-05-19) (70 лет)

Место рождения:

Ленинград, СССР

Гражданство:

Россия

Профессия:

актёр

Карьера:

1979 — наст. время

Награды:
[www.actor-ivanov.com or-ivanov.com]

Игорь Юрьевич Иванов (род. 1954, Ленинград) — советский и российский актёр театра и кино.

Народный артист России (2004).





Биография

Игорь Иванов родился 19 мая 1954 года в Ленинграде (ныне — Санкт-Петербург).

В 1979 году окончил Санкт-Петербургскую Академию Театрального Искусства, мастерская А.Кацмана, Л.Додина.

С 1979 по 1980 год — актёр Томского ТЮЗа.

С 1980 года работает в Малом драматическом театре в Санкт-Петербурге.

В 2002 году Игорь Иванов организовал свой собственный антрепризный проект — «Чрезвычайно зависимое театральное сообщество».

Призы и награды

Роли в театре

  • «Дом» — Егор
  • «Братья и сёстры» — Пётр Житов
  • «Муму» — Мужик
  • «Звёзды на утреннем небе» — Николай
  • «Вишнёвый сад» — Лопахин
  • «Бесы» — Лебядкин
  • «Пьеса без названия» — Глагольев
  • «Любовь под вязами» — Симон
  • «Король Лир» — Король Французский
  • «Дядя Ваня» — профессор Серебряков
  • «Жизнь и судьба» — Мостовской
  • «Бесплодные усилия любви» — Дон Армадо
  • «Долгое путешествие в ночь» — Джеймс Тайрон
  • «Коварство и любовь» — Президент фон Вальтер

Фильмография

  1. 1964 — Метель
  2. 1983 — Каждый десятый — Мизинчик
  3. 1983 — Небывальщина — щёголь с ярмарки, соблазнитель жены Незнама
  4. 1984 — Два гусара — эпизод
  5. 1984 — Иван Павлов. Поиски истины — учитель арифметики
  6. 1984 — По коням — Кирилл Петрович Мишин, старший физрук
  7. 1985 — Противостояние — приятель Киры Королёвой
  8. 1988 — Опасный человек — Бюрократ, На переговоре с Павловым играл в настольный теннис
  9. 1988 — Цыганский барон — адъютант губернатора Омонай
  10. 1988 — Эти… три верные карты…
  11. 1989 — Украденное свидание
  12. 1990 — Николай Вавилов — Шелудько
  13. 1995 — Прибытие поезда (киноальманах) («Трофимъ»)
  14. 1998 — Менты. Улицы разбитых фонарей (Серия «Страховочный вариант»)
  15. 2003 — Бандитский Петербург. Фильм 6. "Журналист" — Сергей Сергеевич
  16. 2004 — Менты. Улицы разбитых фонарей 6 («Пограничное состояние») — Павел Сергеевич Гуров, заведующий кафедрой психологии
  17. 2005 — Sказка O Sчастье — Артур
  18. 2005 — Брежнев — Александр Николаевич Шелепин
  19. 2005 — Есенин (телесериал) — полковник Ломан, начальник Царскосельского лазарета
  20. 2006 — Важнее, чем любовь (Новелла «Длинный день») — академик Маркин, друг Егорова
  21. 2006 — Контора — Куратор
  22. 2006 — Ментовские войны 3 (Серия «Второй фронт») — Дитер Хольт, немецкий полицейский
  23. 2007 — Последнее путешествие Синдбада — Борис Щепкин
  24. 2008 — Бесы (телеспектакль) — Лебядкин Игнат Тимофеевич
  25. 2008 — Мамочка, я киллера люблю — Леонид Гусельников, прокурор
  26. 2008 — Судебная колонка («Квартира для ветерана») — полковник Виденеев
  27. 2009 — Возвращение Синдбада — Борис Щепкин
  28. 2009 — Катерина. Возвращение любви — эпизод
  29. 2009 — Опергруппа — Юрий Сергеевич Махров, генеральный директор фирмы «Буцефал», легализованный вор в законе
  30. 2011 — Часы любви — Кербер, человек из прошлого, которому 500 лет
  31. 2013 — Всё началось в Харбине — Николай Петрович Эйбоженко
  32. 2013 — Маяковский. Два дня — Станиславский
  33. 2014 — Кухня в Париже — Начальник Протокола
  34. 2015 — Мата Хари — Мэтр Клюне

Напишите отзыв о статье "Иванов, Игорь Юрьевич"

Примечания

  1. [www.actor-ivanov.com www.actor-ivanov.com]
  2. ruskino.ru/art/3336

Ссылки

  • [www.actor-ivanov.com Официальный сайт Игоря Юрьевича Иванова]
  • Игорь Иванов (англ.) на сайте Internet Movie Database
  • [ruskino.ru/art/3336 Игорь Иванов] на сайте RUSKINO.RU

Отрывок, характеризующий Иванов, Игорь Юрьевич

– Покажите мне… Ооооо! о! ооооо! – слышался его прерываемый рыданиями, испуганный и покорившийся страданию стон. Слушая эти стоны, князь Андрей хотел плакать. Оттого ли, что он без славы умирал, оттого ли, что жалко ему было расставаться с жизнью, от этих ли невозвратимых детских воспоминаний, оттого ли, что он страдал, что другие страдали и так жалостно перед ним стонал этот человек, но ему хотелось плакать детскими, добрыми, почти радостными слезами.
Раненому показали в сапоге с запекшейся кровью отрезанную ногу.
– О! Ооооо! – зарыдал он, как женщина. Доктор, стоявший перед раненым, загораживая его лицо, отошел.
– Боже мой! Что это? Зачем он здесь? – сказал себе князь Андрей.
В несчастном, рыдающем, обессилевшем человеке, которому только что отняли ногу, он узнал Анатоля Курагина. Анатоля держали на руках и предлагали ему воду в стакане, края которого он не мог поймать дрожащими, распухшими губами. Анатоль тяжело всхлипывал. «Да, это он; да, этот человек чем то близко и тяжело связан со мною, – думал князь Андрей, не понимая еще ясно того, что было перед ним. – В чем состоит связь этого человека с моим детством, с моею жизнью? – спрашивал он себя, не находя ответа. И вдруг новое, неожиданное воспоминание из мира детского, чистого и любовного, представилось князю Андрею. Он вспомнил Наташу такою, какою он видел ее в первый раз на бале 1810 года, с тонкой шеей и тонкими рукамис готовым на восторг, испуганным, счастливым лицом, и любовь и нежность к ней, еще живее и сильнее, чем когда либо, проснулись в его душе. Он вспомнил теперь ту связь, которая существовала между им и этим человеком, сквозь слезы, наполнявшие распухшие глаза, мутно смотревшим на него. Князь Андрей вспомнил все, и восторженная жалость и любовь к этому человеку наполнили его счастливое сердце.
Князь Андрей не мог удерживаться более и заплакал нежными, любовными слезами над людьми, над собой и над их и своими заблуждениями.
«Сострадание, любовь к братьям, к любящим, любовь к ненавидящим нас, любовь к врагам – да, та любовь, которую проповедовал бог на земле, которой меня учила княжна Марья и которой я не понимал; вот отчего мне жалко было жизни, вот оно то, что еще оставалось мне, ежели бы я был жив. Но теперь уже поздно. Я знаю это!»


Страшный вид поля сражения, покрытого трупами и ранеными, в соединении с тяжестью головы и с известиями об убитых и раненых двадцати знакомых генералах и с сознанием бессильности своей прежде сильной руки произвели неожиданное впечатление на Наполеона, который обыкновенно любил рассматривать убитых и раненых, испытывая тем свою душевную силу (как он думал). В этот день ужасный вид поля сражения победил ту душевную силу, в которой он полагал свою заслугу и величие. Он поспешно уехал с поля сражения и возвратился к Шевардинскому кургану. Желтый, опухлый, тяжелый, с мутными глазами, красным носом и охриплым голосом, он сидел на складном стуле, невольно прислушиваясь к звукам пальбы и не поднимая глаз. Он с болезненной тоской ожидал конца того дела, которого он считал себя причиной, но которого он не мог остановить. Личное человеческое чувство на короткое мгновение взяло верх над тем искусственным призраком жизни, которому он служил так долго. Он на себя переносил те страдания и ту смерть, которые он видел на поле сражения. Тяжесть головы и груди напоминала ему о возможности и для себя страданий и смерти. Он в эту минуту не хотел для себя ни Москвы, ни победы, ни славы. (Какой нужно было ему еще славы?) Одно, чего он желал теперь, – отдыха, спокойствия и свободы. Но когда он был на Семеновской высоте, начальник артиллерии предложил ему выставить несколько батарей на эти высоты, для того чтобы усилить огонь по столпившимся перед Князьковым русским войскам. Наполеон согласился и приказал привезти ему известие о том, какое действие произведут эти батареи.
Адъютант приехал сказать, что по приказанию императора двести орудий направлены на русских, но что русские все так же стоят.
– Наш огонь рядами вырывает их, а они стоят, – сказал адъютант.
– Ils en veulent encore!.. [Им еще хочется!..] – сказал Наполеон охриплым голосом.
– Sire? [Государь?] – повторил не расслушавший адъютант.
– Ils en veulent encore, – нахмурившись, прохрипел Наполеон осиплым голосом, – donnez leur en. [Еще хочется, ну и задайте им.]
И без его приказания делалось то, чего он хотел, и он распорядился только потому, что думал, что от него ждали приказания. И он опять перенесся в свой прежний искусственный мир призраков какого то величия, и опять (как та лошадь, ходящая на покатом колесе привода, воображает себе, что она что то делает для себя) он покорно стал исполнять ту жестокую, печальную и тяжелую, нечеловеческую роль, которая ему была предназначена.
И не на один только этот час и день были помрачены ум и совесть этого человека, тяжеле всех других участников этого дела носившего на себе всю тяжесть совершавшегося; но и никогда, до конца жизни, не мог понимать он ни добра, ни красоты, ни истины, ни значения своих поступков, которые были слишком противоположны добру и правде, слишком далеки от всего человеческого, для того чтобы он мог понимать их значение. Он не мог отречься от своих поступков, восхваляемых половиной света, и потому должен был отречься от правды и добра и всего человеческого.