Затраты

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Издержки»)
Перейти к: навигация, поиск

Затраты — размер ресурсов (для упрощения измеренных в денежной форме), использованных в процессе хозяйственной деятельности за определённый временной промежуток. Или простым языком: затраты — это стоимостная оценка ресурсов.

Затраты — это понятие управленческого учёта, а расходы — это понятие бухгалтерского учёта. При этом связь между затратами и расходами можно определить: расходы — это часть затрат, послужившие источниками доходов, в английском есть понятие подчеркивающее связь расходов и доходов: «revenue expenses», дословно можем перевести как «доходные расходы». Для людей привыкших к бухгалтерским понятиям затраты — это по сути Дт 20 счёта, а расходы — это Дт 90 счёта.





Уточняющие определения понятий

К вышеуказанному определению можно добавить более уточняющие и разграничивающие определения понятий. По континентальному определению движения ценностных потоков на различных уровнях ликвидности и между различными уровнями ликвидности можно сделать следующее разграничение понятий для отрицательных и положительных ценностных потоков организаций:

В экономике можно определить четыре основных уровня ценностных потоков в отношении ликвидности (на изображении снизу вверх):

1. Уровень наличного капитала (наличные деньги, высоколиквидные средства (чеки), оперативные расчётные счета в банках);

Движение на данном уровне определяется выплатами и оплатами.

2. Уровень денежного капитала (1. Уровень + дебиторская задолженностькредиторская задолженность);

Движение на данном уровне определяется издержками и (финансовыми) поступлениями.

3. Уровень производственного капитала (2. Уровень + производственно необходимый предметный капитал — материальный и нематериальный (например, патент));

Движение на данном уровне определяется затратами и производственными доходами.

4. Уровень чистого капитала (3. Уровень + прочий предметный капитал — материальный и нематериальный (например, бух. программа));

Движение на данном уровне определяется расходами и доходами.

Вместо уровня чистого капитала можно использовать понятие уровня суммарного капитала, если учесть прочий непредметный капитал (например, имидж компании).

Движение ценностей между уровнями теоретически осуществляется на всех уровнях сразу. Но практика живёт зачастую исключениями, когда охватывается только несколько уровней, а не все. Они обозначены на изображении цифрами.


I. Исключения при движении ценностных потоков 1 и 2 уровней обусловлены кредитными операциями (финансовыми задержками):

4) выплаты, неиздержки: погашение кредитной задолженности (="частичный" возврат кредита (НАМИ))

1) издержки, невыплаты: появление кредитной задолженности (=появление (У НАС) долга перед др. участниками)

6) оплаты, непоступления: вход дебиторской задолженности (="частичное" погашение долга др. участниками за проданный (НАМИ) продукт/услугу)

2) поступления, неоплаты: появление дебиторской задолженности (=предоставление (НАМИ) рассрочки на оплату продукта/услуги др. участникам)


II. Исключения при движении ценностных потоков 2 и 4 уровней обусловлены складскими операциями (материальными задержками):

10) издержки, нерасходы: выплата за кредитированные материалы, которые ещё на складе (=выплата (НАМИ) по дебету относительно «залежавшихся» материалов или продуктов)

3) расходы, неиздержки: выдача со склада ещё не оплаченных материалов (в (НАШЕ) производство)

11) поступления, недоходы: предоплата за последующую поставку ((НАШЕГО) «будущего» продукта др. участниками)

5) доходы, непоступления: запуск самостоятельно произведённой установки (="косвенные" будущие поступления создадут поступление ценности данной установки)


III. Исключения при движении ценностных потоков 3 и 4 уровней обусловлены асинхронностью между внутрипериодичной и межпериодичной производственной (основной) деятельностью предприятия и разницей между основной и сопутствующей деятельностью предприятия:

7) расходы, незатраты: нейтральные расходы (=расходы других периодов, непроизводственные расходы и экстраординарно высокие расходы)

9) затраты, нерасходы: калькуляторные затраты (=списания, проценты на собственный капитал, сдача предприятию собственной недвижимости в аренду, зарплата собственника и риски)

8) доходы, непроизводственные доходы: нейтральные доходы (=доходы других периодов, непроизводственные доходы и неординарно высокие доходы)

Производственные доходы, которые бы были, недоходами обнаружить не удалось.

Финансовое равновесие

Фундаментом финансового равновесия любой организации можно упрощённо назвать следующие три постулата:

1. В краткосрочной перспективе: превосходство (или соответствие) оплат над выплатами.
2. В среднесрочной перспективе: превосходство (или соответствие) поступлений над издержками.
3. В долгосрочной перспективе: превосходство (или соответствие) доходов над расходами.

Затраты являются «ядром» расходов (основного отрицательного ценностного потока организации). Производственные (основные) доходы можно отнести к «ядру» доходов (основного положительного ценностного потока организации), исходя из концепции специализации (разделении труда) организаций на одном или нескольких видах деятельности в обществе или экономике.

Виды затрат

Возможно и более детальное структурирование затрат.

Типы затрат

См. также

Напишите отзыв о статье "Затраты"

Литература

  • Kistner K.-P., Steven M.: Betriebswirtschaftlehre im Grundstudium II, Physica-Verlag Heidelberg, 1997

Отрывок, характеризующий Затраты

Анатоль последнее время переселился к Долохову. План похищения Ростовой уже несколько дней был обдуман и приготовлен Долоховым, и в тот день, когда Соня, подслушав у двери Наташу, решилась оберегать ее, план этот должен был быть приведен в исполнение. Наташа в десять часов вечера обещала выйти к Курагину на заднее крыльцо. Курагин должен был посадить ее в приготовленную тройку и везти за 60 верст от Москвы в село Каменку, где был приготовлен расстриженный поп, который должен был обвенчать их. В Каменке и была готова подстава, которая должна была вывезти их на Варшавскую дорогу и там на почтовых они должны были скакать за границу.
У Анатоля были и паспорт, и подорожная, и десять тысяч денег, взятые у сестры, и десять тысяч, занятые через посредство Долохова.
Два свидетеля – Хвостиков, бывший приказный, которого употреблял для игры Долохов и Макарин, отставной гусар, добродушный и слабый человек, питавший беспредельную любовь к Курагину – сидели в первой комнате за чаем.
В большом кабинете Долохова, убранном от стен до потолка персидскими коврами, медвежьими шкурами и оружием, сидел Долохов в дорожном бешмете и сапогах перед раскрытым бюро, на котором лежали счеты и пачки денег. Анатоль в расстегнутом мундире ходил из той комнаты, где сидели свидетели, через кабинет в заднюю комнату, где его лакей француз с другими укладывал последние вещи. Долохов считал деньги и записывал.
– Ну, – сказал он, – Хвостикову надо дать две тысячи.
– Ну и дай, – сказал Анатоль.
– Макарка (они так звали Макарина), этот бескорыстно за тебя в огонь и в воду. Ну вот и кончены счеты, – сказал Долохов, показывая ему записку. – Так?
– Да, разумеется, так, – сказал Анатоль, видимо не слушавший Долохова и с улыбкой, не сходившей у него с лица, смотревший вперед себя.
Долохов захлопнул бюро и обратился к Анатолю с насмешливой улыбкой.
– А знаешь что – брось всё это: еще время есть! – сказал он.
– Дурак! – сказал Анатоль. – Перестань говорить глупости. Ежели бы ты знал… Это чорт знает, что такое!
– Право брось, – сказал Долохов. – Я тебе дело говорю. Разве это шутка, что ты затеял?
– Ну, опять, опять дразнить? Пошел к чорту! А?… – сморщившись сказал Анатоль. – Право не до твоих дурацких шуток. – И он ушел из комнаты.
Долохов презрительно и снисходительно улыбался, когда Анатоль вышел.
– Ты постой, – сказал он вслед Анатолю, – я не шучу, я дело говорю, поди, поди сюда.
Анатоль опять вошел в комнату и, стараясь сосредоточить внимание, смотрел на Долохова, очевидно невольно покоряясь ему.
– Ты меня слушай, я тебе последний раз говорю. Что мне с тобой шутить? Разве я тебе перечил? Кто тебе всё устроил, кто попа нашел, кто паспорт взял, кто денег достал? Всё я.
– Ну и спасибо тебе. Ты думаешь я тебе не благодарен? – Анатоль вздохнул и обнял Долохова.
– Я тебе помогал, но всё же я тебе должен правду сказать: дело опасное и, если разобрать, глупое. Ну, ты ее увезешь, хорошо. Разве это так оставят? Узнается дело, что ты женат. Ведь тебя под уголовный суд подведут…
– Ах! глупости, глупости! – опять сморщившись заговорил Анатоль. – Ведь я тебе толковал. А? – И Анатоль с тем особенным пристрастием (которое бывает у людей тупых) к умозаключению, до которого они дойдут своим умом, повторил то рассуждение, которое он раз сто повторял Долохову. – Ведь я тебе толковал, я решил: ежели этот брак будет недействителен, – cказал он, загибая палец, – значит я не отвечаю; ну а ежели действителен, всё равно: за границей никто этого не будет знать, ну ведь так? И не говори, не говори, не говори!
– Право, брось! Ты только себя свяжешь…
– Убирайся к чорту, – сказал Анатоль и, взявшись за волосы, вышел в другую комнату и тотчас же вернулся и с ногами сел на кресло близко перед Долоховым. – Это чорт знает что такое! А? Ты посмотри, как бьется! – Он взял руку Долохова и приложил к своему сердцу. – Ah! quel pied, mon cher, quel regard! Une deesse!! [О! Какая ножка, мой друг, какой взгляд! Богиня!!] A?
Долохов, холодно улыбаясь и блестя своими красивыми, наглыми глазами, смотрел на него, видимо желая еще повеселиться над ним.
– Ну деньги выйдут, тогда что?
– Тогда что? А? – повторил Анатоль с искренним недоумением перед мыслью о будущем. – Тогда что? Там я не знаю что… Ну что глупости говорить! – Он посмотрел на часы. – Пора!
Анатоль пошел в заднюю комнату.
– Ну скоро ли вы? Копаетесь тут! – крикнул он на слуг.
Долохов убрал деньги и крикнув человека, чтобы велеть подать поесть и выпить на дорогу, вошел в ту комнату, где сидели Хвостиков и Макарин.
Анатоль в кабинете лежал, облокотившись на руку, на диване, задумчиво улыбался и что то нежно про себя шептал своим красивым ртом.
– Иди, съешь что нибудь. Ну выпей! – кричал ему из другой комнаты Долохов.
– Не хочу! – ответил Анатоль, всё продолжая улыбаться.
– Иди, Балага приехал.
Анатоль встал и вошел в столовую. Балага был известный троечный ямщик, уже лет шесть знавший Долохова и Анатоля, и служивший им своими тройками. Не раз он, когда полк Анатоля стоял в Твери, с вечера увозил его из Твери, к рассвету доставлял в Москву и увозил на другой день ночью. Не раз он увозил Долохова от погони, не раз он по городу катал их с цыганами и дамочками, как называл Балага. Не раз он с их работой давил по Москве народ и извозчиков, и всегда его выручали его господа, как он называл их. Не одну лошадь он загнал под ними. Не раз он был бит ими, не раз напаивали они его шампанским и мадерой, которую он любил, и не одну штуку он знал за каждым из них, которая обыкновенному человеку давно бы заслужила Сибирь. В кутежах своих они часто зазывали Балагу, заставляли его пить и плясать у цыган, и не одна тысяча их денег перешла через его руки. Служа им, он двадцать раз в году рисковал и своей жизнью и своей шкурой, и на их работе переморил больше лошадей, чем они ему переплатили денег. Но он любил их, любил эту безумную езду, по восемнадцати верст в час, любил перекувырнуть извозчика и раздавить пешехода по Москве, и во весь скок пролететь по московским улицам. Он любил слышать за собой этот дикий крик пьяных голосов: «пошел! пошел!» тогда как уж и так нельзя было ехать шибче; любил вытянуть больно по шее мужика, который и так ни жив, ни мертв сторонился от него. «Настоящие господа!» думал он.
Анатоль и Долохов тоже любили Балагу за его мастерство езды и за то, что он любил то же, что и они. С другими Балага рядился, брал по двадцати пяти рублей за двухчасовое катанье и с другими только изредка ездил сам, а больше посылал своих молодцов. Но с своими господами, как он называл их, он всегда ехал сам и никогда ничего не требовал за свою работу. Только узнав через камердинеров время, когда были деньги, он раз в несколько месяцев приходил поутру, трезвый и, низко кланяясь, просил выручить его. Его всегда сажали господа.