Иммиграция населения

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Конституционно-правовой статус
физических лиц
 
Основные статусы
Гражданство

Подданство
Множественное гражданство
Иностранное гражданство
Лицо без гражданства
Постоянное проживание
Временное проживание

Временное пребывание
Дополнительные статусы
Беженец

Лицо, ищущее убежища
Нелегальный мигрант

Трудящийся-мигрант
Сопутствующие понятия
Натурализация

Оптация
Депортация
Иммиграция
Гастарбайтер
Разрешение на работу
Миграционное право
Нелегальная миграция

Визовый режим

Иммигра́ция населе́ния (от лат. Immigro — «вселяюсь») — въезд населения одной страны (государства) в другую на временное или постоянное проживание[1], рассматриваемый по отношению к стране, куда въезжают мигранты.

В большинстве стран установлены специальные иммиграционные ограничения и квоты (так называемые иммиграционные законы).





Причины иммиграции

Иммиграцию могут вызвать следующие причины:

  • экономические (привлечение рабочей силы; въезд в страны, с более благоприятными социально-экономическими условиями);

К ним относят неблагоприятную экономическую обстановку в стране: инфляцию, массовую безработицу, экономический кризис; также сюда относится большой разрыв в уровне жизни развитых и развивающихся стран, в связи с чем население из развивающихся стран ищет более комфортные условия для жизни, улучшение экономического благосостояния, более высокооплачиваемую работу и т. д. Большинство исследователей определяют экономический фактор как решающий, лежащий в основе движущих сил миграционных потоков.

  • политические (бегство от преследований по политическому, национальному, расовому или религиозному признаку — так называемые политиммигранты, беженцы, обмен национальными меньшинствами между государствами, переезд в страну с более стабильной политической ситуацией, укрывательство террористов);

Они вызваны внутренними и внешними конфликтами в ряде стран, а также политической и правовой нестабильностью. За последние годы примерно 13 млн человек покинули свою родину, спасаясь от вооружённых конфликтов и преследований, привлечённые политической стабильностью развитых стран Запада. Основная доля мигрантов, движимых политическими мотивами, появилась с начала 1990-х гг. Изначально бурный рост миграции вызвало окончание «холодной войны», распад Советского Союза, обострение большого числа этнических конфликтов и возникновение гражданских войн, когда огромное количество людей стало перебираться с территории Югославии, Восточной Европы, Азии и Африки в Западную Европу (хотя, безусловно, в данном примере равнозначно влияние как политического, так и экономического факторов).

Виды иммиграции

По причинам:

  • экономическая;
  • политическая.

По отношению к законодательству страны въезда:

  • легальная;
  • нелегальная.

В наиболее общем смысле нелегальную миграцию определяют, как въезд или пребывание на территории государства с нарушением миграционного закона.

История

Иммиграция населения сыграла существенную роль в заселении Земли, оказала значительное влияние на динамику численности и формирование структуры населения многих стран мира. Половозрастная структура иммиграции характеризуется тем, что в числе переселенцев преобладают мужчины молодого и среднего возраста.[2] Иммиграция приводит к появлению новых наций и народностей в результате смешения различных этнических групп населения.

Иммиграция населения характерна для всех известных исторических эпох. В течение последних двух тысячелетий наиболее масштабными стали:

Россия исторически представляет собой значительный центр иммиграции, необходимой в связи со значительным ростом территории страны. Поселения иностранцев в Российской империи (под иностранцами подразумевались почти исключительно иммигранты с территории Европы) в значительной степени инициированы Петром I и продолжались до 1920-х гг.

В XX веке значительно изменилась иммиграционная ситуация в Европе, которая из центра эмиграции превратилась в центр иммиграции.

Массовый поток иммигрантов на территорию Европы начался после окончания Второй мировой войны. Для Западной Европы в этот период наиболее характерной была массовая репатриация людей из бывших колоний Великобритании, Франции, Нидерландов, Бельгии. К 1980 году в Европе доля родившихся за её пределами составляла уже 10 процентов. На 2011 год уровень безработицы среди работоспособных иностранцев, родившихся за пределами Евросоюза, составил: во Франции — 17 процентов (против 9 процентов среди местного населения), в Нидерландах — 13,1 процента (против 4,2 процента), в Германии — 15 процентов (против 8 процентов).[3]

Настоящее время

В конце XX — начале XXI века темпы миграции не ослабевают, среди основных перемещений населения следует выделить следующие:

Наиболее значительные переселения вызваны причинами экономического характера.

Страны — родины иммигрантов:

Иммиграция по странам

Иммиграция в Австралию

Иммиграция в Австралию в последнее время стала очень популярной благодаря тем условиям, которые предоставляет правительство страны, уровню жизни, высокому уровню образования в стране, а также уникальной природе. Программа по иммиграции была разработана правительством Австралии для увеличения численности страны, привлечения рабочей силы. Эта программа успешно реализуется государством уже долгое время.

Иммиграция в США

В 2006 году президент США Джордж Буш подписал закон, предусматривающий возведение стены на границе с Мексикой для борьбы с незаконной иммиграцией[4].

Соединённые Штаты Америки до сих пор остаются страной, в которой население продолжает расти значительными темпами вследствие иммиграции. По данным ряда американских исследователей естественный прирост населения составляет 2 млн человек в год, а прирост за счёт иммиграции 1 млн. Исторически эта страна привлекала и привлекает граждан со всего мира как страна больших экономических возможностей и политических свобод.

Иммиграция в Германию

Германия стала нуждаться в притоке иммигрантов во второй половине XX века в связи с демографическими проблемами, и как следствие, нехваткой рабочей силы для развития промышленности и других отраслей экономики.

В 1960-е в Германии важную роль играли временные трудовые миграции. Гастарбайтеры из Италии, Испании, Греции, Турции, Марокко, Португалии, Туниса и Югославии рекрутировались в Германию с 1955 по 1968 г. в рамках двусторонних межгосударственных соглашений по привлечению иностранных рабочих и были призваны насытить возрождающуюся экономику рабочими руками. В 1973 г., после того как число иностранных рабочих превысило 2 млн, их въезд был прекращен.[3]

Конец 1980-х — начало 1990-х ознаменовалось для Германии новым потоком политических иммигрантов и беженцев. Это происходило в связи с распадом СССР, подъёмом сепаратистских движений в ряде государств Восточной Европы, а также локальными войнами в различных точках земного шара. В конце 1980-х в Германию прибывали групп 1990-х был связан с войной в Персидском заливе. С 1988 по 1993 г. свыше 1,4 млн человек — преимущественно из восточной половины Европы, балканских стран и Турции — подали прошение о предоставлении им убежища.

Считается, что ещё 350 тыс. беженцев из районов военных действий в Боснии и Герцеговине нашли временное прибежище в Германии, не проходя процедуру подачи ходатайства о предоставлении им политического убежища. В 2002 году в связи с обострением палестино-израильских отношений на территорию Германии прибыли беженцы из Палестины и близлежащих областей. Сегодня около 35 тысяч палестинцев живёт в Берлине, остальные рассредоточены по всей стране.

В Германию с 1987 по 2001 год прибыло больше иммигрантов, чем в такие классические иммигрантские страны, как Австралия и Канада вместе взятые. Безработица среди иностранцев на 2000 год в Германии составляла 16,4 процента при общем уровне 8,8 процента.[3]

Иммиграция в Испанию

Согласно данным 2010 года более 6 млн резидентов Испании были рождены за пределами страны, что составляло 14 % от всего населения. Из них 4,1 млн человек (8.9 %) были рождены за пределами Европейского союза, а 2,3 млн — на его территории[5]. Испания — самое популярное место для переезда англичан[6]. Согласно данным 2011 года в Испании проживает 800 000 румын, 774 000 марокканцев, 317 000 эквадорцев, 312 000 британцев, 250 000 колумбийцев и 52 000 русских[7]. В результате финансового кризиса в 2011 году количество эмигрантов превысило количество иммигрантов: 507,740 уехало и 457,650 приехало[8].

Иммиграция во Францию

Франция — одна из первых европейских стран, столкнувшаяся с потребностью в иммигрантах, и, как следствие, с вопросами миграции. Как утверждает большинство исследователей, за всю историю иммиграции в Европу эта страна приняла на своей территории наибольшее количество иностранцев. Стоит отметить, что иммигранты стали прибывать во Францию ещё с середины XIX века, в период её бурного индустриального развития.

Существовали две основные причины привлечения иностранцев на свою территорию: растущий спрос на рабочую силу и кризисная демографическая ситуация.

После Второй мировой войны миграционные потоки во Францию только увеличились, причём они исходили как из европейских государств, так и из бывших французских колониальных владений, позже стало появляться все больше политических иммигрантов и беженцев из разных неблагополучных районов планеты.

Сначала в страну прибывали молодые рабочие из Италии и Испании, а несколько позже — выходцы из бывших французских колоний — стран Магриба, Африки, Ближнего Востока и Азии, а также из Португалии.

К 1976 году во Франции уже около 4 млн иммигрантов (7 % населения). Изменилась и национальная структура иммигрантов: 22% — португальцы, 21 % — алжирцы, 15 % — испанцы, 13 % — итальянцы, 8 % — марокканцы, 4 % — тунисцы, 2,5 % — негры из «чёрной Африки», 1,5 % — турки.

Со временем наибольшую группу среди иммигрантов стали составлять выходцы из Африки и арабы. Во многом это было связано с войной в Алжире, когда огромное количество французов и североафриканцев стали переезжать на территорию Франции.

Сегодня во Францию продолжают поступать потоки иммигрантов, руководствующихся совершенно разными мотивами при переезде из родного государства, причём большинство составляют выходцы из африканских стран. Зачастую это все же поиск наиболее благоприятных условий для жизни и работы, воссоединение с семьями, получение образования, поиск убежища и другие.

Иммиграция в Великобританию

Иммиграция в Великобританию — процесс, уходящий корнями в историю Британской империи.

Первый значительный поток иммигрантов хлынул на территорию Великобритании с открытием Суэцкого канала в 1880-е годы. Селились приезжие, в основном, в портовых городах, таких как Ливерпуль, Кардифф и другие.

Далее переселения на территорию Великобритании происходили после Первой мировой войны и, особенно, во время и после Второй мировой войны. В годы Второй мировой войны в Великобритании нашли убежище граждане различных государств, скрывавшиеся от нацистских репрессий.

После окончания Второй мировой войны значительный иммиграционный приток в страну в конце 1950-х — начале 1960-х годов был вызван распадом Британской империи. Также в Великобританию прибывали жители Юго-Восточной Азии, Африки и индостанского субконтинента.

На протяжении 1960-х — 1970-х годов правительство Великобритании проводило политику ограничения иммиграции из стран Британского Содружества. Закон об иммиграции 1971 года и Закон о гражданстве 1981 года ограничили права жителей бывших колоний на получение британского паспорта и фактически приравняли их к иностранцам. Эти законы были подвергнуты критике со стороны Европейской комиссии по правам человека за их дискриминационное содержание по расовому признакуК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1659 дней].

Несмотря на все правительственные меры, предпринимаемые в эти годы, иммиграция в Великобританию не прекратилась.

Великобритания — первая европейская страна, положившая начало «феномену» «второго поколения» иммигрантов как массового явления.

Особенно иммиграционные потоки в Великобританию увеличились в последние десятилетия. Наблюдается рост числа трудовых мигрантов как на короткий период времени, так и на длительный срок.

В Великобритании вопрос о национальной принадлежности впервые был включён в перепись 1991 года. При этом оказалось, что 76,8 % (5,3 млн человек) населения Большого Лондона составили «белые», 5 % (347 тыс. человек) — индийцы, 4,3 % (300 тыс. человек) — негры и мулаты, выходцы из Карибского региона, 2,4 % (164 тыс. человек) — негры, выходцы из стран Африки, 1,3 % (88 тыс. человек) — пакистанцы, 1,2 % (86 тыс. человек) — бенгальцы, 0,8 % (57 тыс. человек) — китайцы. Большинство негров, пакистанцев, бенгальцев и индийцев относятся к категории неквалифицированной и полуквалифицированной рабочей силы.

Последняя информация о проживающих на территории Соединённого Королевства не-британцев была размещена в статистическом бюллетене Национального статистического агентства Великобритании в 2007 году. Согласно имеющимся данным, жители следующих пяти государств мира в период с 2004 по 2007 год занимали лидирующие позиции по своему количеству в пределах Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии (см. приложение № 2):

  1. Индия;
  2. Республика Ирландия;
  3. Пакистан;
  4. Германия;
  5. Бангладеш [www.statistics.gov.uk/articles/population_trends/PT135POPCOBARTICLE.pdf].

Иммиграция в Норвегию

Иммиграция в Норвегию — современное явление. Иммигранты в основном представлены выходцами из Турции, Сомали, России, Украины, Швеции и Китая, а также Вьетнама.

Иммиграция в страны Бенилюкса

Приток иммигрантов на территорию Бенилюкса начался ещё после Первой мировой войны, когда в начале 1920-х правительства этих государств стали проводить компании по найму рабочих-иностранцев.

Тогда на территорию Бельгии и Нидерландов устремились трудовые ресурсы из Центральной и Восточной Европы, которые получили «право» добывать каменный уголь в бельгийском Льеже и нидерландском Лимбурге, то есть работать на экономику Бенилюкса в тех отраслях, где не желало трудиться коренное население. Помимо трудовых миграций, на территорию Нидерландов того периода времени прибывали политические иммигранты. Во время Первой мировой войны около 900 тыс. бельгийцев нашли убежище в нейтральных Нидерландах.

Позже, в 1930-е гг. евреи и политические беженцы Австрии и Германии скрывались от нацистских режимов в этом государстве. Иммигрантов привлекало высокое экономическое развитие голландского общества и его толерантное отношение к приезжим.

Для послевоенного периода (1946—1959 гг.) Бельгии и Нидерландов характерны разные источники трудовых ресурсов. В Бельгию прибывали, в основном, граждане Италии. По договору 1946 г. Бельгия приняла на своей территории 77 тыс. итальянцев для работы в добывающей и тяжёлой промышленности, позднее были подписаны договора с Испанией (1956 г.) и Грецией (1957 г.)

Что же касается Нидерландов, то в послевоенный период туда прибывали, в основном, жители бывших голландских колоний (Индонезии и Суринама). В 1954 году Нидерланды предоставили своё гражданство всем жителям Суринама и Нидерландских Антильских островов. Если до этого в Нидерланды приезжала оттуда только богатая молодежь для получения образования, то в 1960-е годы в страну хлынули представители беднейших слоев населения. Сейчас в Нидерландах проживает более 300 тысяч бывших суринамцев, при том что в самом Суринаме живёт 520 тысяч человек.[3]

В Люксембурге в этот период также увеличилась доля иностранцев, которые концентрировались, в основном, в городе Люксембурге и в районах добывающей и сталелитейной промышленности на юго-западе страны. С начала 1970-х гг. страны Бенилюкса, как большинство западноевропейских государств, стали вводить ограничения на въезд иммигрантов. В 1973 г. программы рабочей иммиграции были заморожены. Несмотря на это, приток иностранцев на территорию Бенилюкса не прекратился: поводом для въезда стало воссоединение семей.

В Бельгию прибывали, как правило, рабочие из Турции и Марокко. В то же время, в кризисные годы Нидерланды принимали огромное количество политических беженцев из Чили, Уганды, а позже из Вьетнама.

Начало 1990-х гг. ознаменовалось для стран Бенилюкса притоком вынужденных политических мигрантов. Это было связано с распадом СССР, революциями в государствах Восточной Европы и большим количеством локальных конфликтов в различных точках планеты.

По данным статистики Нидерландов за 1998 г. общий приток иностранцев составлял 81600 чел., 45 % из которых прибыли по каналу воссоединения семей, 21 % — составляли лица, ищущие убежища, около 19 % — трудовые мигранты.

Что касается ситуации на начало XXI века, то стоит отметить, что по данным за 2005 год, иностранцы в Бельгии составляли приблизительно 8,3 %, в Нидерландах — 19,2 %, а в Люксембурге — 39 %.

По данным за 2002 год в Нидерландах проживало около 800 тыс. мусульман, составлявших около 5 % населения. Большинство которых были выходцы из Турции и Марокко, устроившиеся в крупных городах, таких как Амстердам и Роттердам.

Иммиграция в Японию

Приток иммигрантов в Японию остаётся незначительным, хотя имеются чёткие тенденцию к увеличению. Так, за пять лет число зарегистрированных иностранных граждан выросло на 14,6 % до 2.5 млн, что составляет 1,5 % от населения Японии. На сегодняшний момент крупнейшими диаспорами являются корейцы (1 млн), китайцы (0.6 млн) и филиппинцы (0.5 млн).

Иммиграция в Россию

С 1997 по 2004 год иммиграция в Россию неуклонно снижалась, с 2005 года отмечен небольшой рост числа иммигрантов. Большинство иммигрантов прибывает из стран СНГ. В 2006 году в Российскую Федерацию иммигрировали граждане из Казахстана (38,6 тыс. человек), Узбекистана (37,1 тыс.), Украины (32,7 тыс.), Киргизии (15,7 тыс.), Армении (почти 13 тыс.), Азербайджана и Молдавии (более 8 тыс. человек).[9] Более детально статистическая информация по странам представлена в таблице. За последние годы-2008/2011 сильно увеличен поток иммигрантов.

Иммиграция в Россию по странам (в тысячах человек)[9]

Страна 1997 2000 2004 2005 2006
Казахстан 235,9 124,9 40,2 51,9 38,6
Узбекистан 39,6 40,8 14,9 30,4 37,1
Украина 138,2 74,7 17,7 30,8 32,7
Киргизия 13,7 15,5 9,5 15,6 15,7
Армения 19,1 16,0 3,1 7,6 12,9
Азербайджан 29,9 14,9 2,6 4,6 8,9
Молдавия 13,8 11,7 4,8 6,6 8,6
Грузия 24,5 20,2 4,9 5,5 6,8
Таджикистан 23,1 11,0 3,3 4,7 6,5
Белоруссия 17,6 10,3 5,7 6,8 5,6
Туркмения 16,5 6,7 3,7 4,1 4,1
Германия 2,4 1,8 3,1 3,0 2,9
Израиль 1,6 1,5 1,5 1,0 1,1
Латвия 5,7 1,8 0,8 0,7 0,8
Китай 2,9 1,1 0,2 0,4 0,5
Всего 597,7 359,3 119,2 177,2 186,4

Интеграция иммигрантов

Нидерланды начали формулировать интеграционную политику ещё в 1979 году. Появлялись телевизионных каналов с вещанием на языках национальных меньшинств, вводилось преподавание языков иммигрантов, проводилась подготовка учителей, которые могли бы проводить занятия на их языках. Подобные мероприятия позже проводились и в других странах Европы. Официальной политикой был провозглашён мультикультурализм. Однако эта политика подвергается критике.

Имеются разные точки зрения по вопросу о том, должны ли дети иммигрантов сразу по приезде учиться в одних классах с детьми местных жителей. В среде местных детей дети-иностранцы быстрее осваивают язык, однако их пребывание там может тормозить других учеников. В спецклассах для иностранцев дети спокойно учат местный язык, для каждого ребёнка подбирают свою программу, но у них отсутствуют контакты с местными сверстниками, что не способствует изучению местного языка.

Сейчас практически все европейские страны дополнительно финансируют школы, где учатся дети иммигрантов. Франция ещё в 1982 году начала использовать концепцию «проблемных школ» и выделять для них дополнительное финансирование. Германия стала делать это лишь в 2007 году. Дополнительно выделяемые средства идут на дополнительное образование учителей, расширение педсостава за счет специалистов и ассистентов, владеющих языками детей. Для помощи детям иммигрантов активно используются менторы-студенты из среды иммигрантов. Однако всё же многие дети мигрантов оказываются в школах ниже их уровня, в специальных школах или в классах, не соответствующих их возрасту. Все это тормозит их развитие и снижает перспективы трудоустройства. Проблемы создает также то, что в некоторых школах детей неевропейского происхождения существенно больше, чем местных.[3]

Список основных стран приема происхождения и приёма иммигрантов

Россия — это единственная страна в мире, занимающая сразу одно из первых мест в списке отдающих и принимающих стран, то есть она выступает как один из центров иммиграции, но при этом является страной с нарастающим эмиграционным оттоком.

Отражение в культуре и искусстве

См. также

В Викисловаре есть статья «иммигрант»

Напишите отзыв о статье "Иммиграция населения"

Ссылки

  • Иммануил Валлерстайн. [scepsis.ru/library/id_630.html Иммиграция: протест на протест?]
  • [demoscope.ru/weekly/2008/0315/links.php Статьи об иммиграции] с сайта «Демоскоп»
  • Исаак Гурвич, [books.google.com/books/pdf/Immigration_and_Labor.pdf Immigration and Labor: The Economic Aspects of European Immigration to the United States],  (англ.) (Нью-Йорк, 1912 год)
  • Кристиано Коданьоне. [www.antropotok.archipelag.ru/text/a039.htm Опыт иммиграционной политики Италии. 2004]

Примечания

  1. Райзберг Б. А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева Е. Б. «Современный экономический словарь.» 5-е изд., перераб. и доп. — М.: ИНФРА-М,2007. — 495 с.
  2. 1 2 Иммиграция населения // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  3. 1 2 3 4 5 [www.kommersant.ru/doc/2065349 50 лет вместе]
  4. [www.rg.ru/2006/10/28/stena.html «Стенка на стенку. Государства отгораживаются друг от друга стенами»], «Российская газета» — Федеральный выпуск № 4209 от 28 октября 2006 г.
  5. [epp.eurostat.ec.europa.eu/cache/ITY_OFFPUB/KS-SF-11-034/EN/KS-SF-11-034-EN.PDF Eurostat: Population and social conditions].
  6. [news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/6161705.stm "BBC article: Btits Abroad Country by Country". BBC News].
  7. [www.ine.es/en/prensa/np756_en.pdf Population and Housing Censuses 2011].
  8. [www.americasquarterly.org/content/migration-spains-reverse-flows Americas Quarterly, Migration: Spain's Reverse Flows, BY Aurora García Ballesteros and Beatriz Cristina Jiménez Blasco].
  9. 1 2 [web.archive.org/web/20070527010948/www.gks.ru/free_doc/2007/b07_11/05-09.htm Международная миграция (по данным Росстата)]
  10. </ol>

Отрывок, характеризующий Иммиграция населения

Ближайшие солдаты замялись, орудийный ездовой остановил свою лошадь, но сзади всё еще слышались крики: «Пошел на лед, что стал, пошел! пошел!» И крики ужаса послышались в толпе. Солдаты, окружавшие орудие, махали на лошадей и били их, чтобы они сворачивали и подвигались. Лошади тронулись с берега. Лед, державший пеших, рухнулся огромным куском, и человек сорок, бывших на льду, бросились кто вперед, кто назад, потопляя один другого.
Ядра всё так же равномерно свистели и шлепались на лед, в воду и чаще всего в толпу, покрывавшую плотину, пруды и берег.


На Праценской горе, на том самом месте, где он упал с древком знамени в руках, лежал князь Андрей Болконский, истекая кровью, и, сам не зная того, стонал тихим, жалостным и детским стоном.
К вечеру он перестал стонать и совершенно затих. Он не знал, как долго продолжалось его забытье. Вдруг он опять чувствовал себя живым и страдающим от жгучей и разрывающей что то боли в голове.
«Где оно, это высокое небо, которое я не знал до сих пор и увидал нынче?» было первою его мыслью. «И страдания этого я не знал также, – подумал он. – Да, я ничего, ничего не знал до сих пор. Но где я?»
Он стал прислушиваться и услыхал звуки приближающегося топота лошадей и звуки голосов, говоривших по французски. Он раскрыл глаза. Над ним было опять всё то же высокое небо с еще выше поднявшимися плывущими облаками, сквозь которые виднелась синеющая бесконечность. Он не поворачивал головы и не видал тех, которые, судя по звуку копыт и голосов, подъехали к нему и остановились.
Подъехавшие верховые были Наполеон, сопутствуемый двумя адъютантами. Бонапарте, объезжая поле сражения, отдавал последние приказания об усилении батарей стреляющих по плотине Аугеста и рассматривал убитых и раненых, оставшихся на поле сражения.
– De beaux hommes! [Красавцы!] – сказал Наполеон, глядя на убитого русского гренадера, который с уткнутым в землю лицом и почернелым затылком лежал на животе, откинув далеко одну уже закоченевшую руку.
– Les munitions des pieces de position sont epuisees, sire! [Батарейных зарядов больше нет, ваше величество!] – сказал в это время адъютант, приехавший с батарей, стрелявших по Аугесту.
– Faites avancer celles de la reserve, [Велите привезти из резервов,] – сказал Наполеон, и, отъехав несколько шагов, он остановился над князем Андреем, лежавшим навзничь с брошенным подле него древком знамени (знамя уже, как трофей, было взято французами).
– Voila une belle mort, [Вот прекрасная смерть,] – сказал Наполеон, глядя на Болконского.
Князь Андрей понял, что это было сказано о нем, и что говорит это Наполеон. Он слышал, как называли sire того, кто сказал эти слова. Но он слышал эти слова, как бы он слышал жужжание мухи. Он не только не интересовался ими, но он и не заметил, а тотчас же забыл их. Ему жгло голову; он чувствовал, что он исходит кровью, и он видел над собою далекое, высокое и вечное небо. Он знал, что это был Наполеон – его герой, но в эту минуту Наполеон казался ему столь маленьким, ничтожным человеком в сравнении с тем, что происходило теперь между его душой и этим высоким, бесконечным небом с бегущими по нем облаками. Ему было совершенно всё равно в эту минуту, кто бы ни стоял над ним, что бы ни говорил об нем; он рад был только тому, что остановились над ним люди, и желал только, чтоб эти люди помогли ему и возвратили бы его к жизни, которая казалась ему столь прекрасною, потому что он так иначе понимал ее теперь. Он собрал все свои силы, чтобы пошевелиться и произвести какой нибудь звук. Он слабо пошевелил ногою и произвел самого его разжалобивший, слабый, болезненный стон.
– А! он жив, – сказал Наполеон. – Поднять этого молодого человека, ce jeune homme, и свезти на перевязочный пункт!
Сказав это, Наполеон поехал дальше навстречу к маршалу Лану, который, сняв шляпу, улыбаясь и поздравляя с победой, подъезжал к императору.
Князь Андрей не помнил ничего дальше: он потерял сознание от страшной боли, которую причинили ему укладывание на носилки, толчки во время движения и сондирование раны на перевязочном пункте. Он очнулся уже только в конце дня, когда его, соединив с другими русскими ранеными и пленными офицерами, понесли в госпиталь. На этом передвижении он чувствовал себя несколько свежее и мог оглядываться и даже говорить.
Первые слова, которые он услыхал, когда очнулся, – были слова французского конвойного офицера, который поспешно говорил:
– Надо здесь остановиться: император сейчас проедет; ему доставит удовольствие видеть этих пленных господ.
– Нынче так много пленных, чуть не вся русская армия, что ему, вероятно, это наскучило, – сказал другой офицер.
– Ну, однако! Этот, говорят, командир всей гвардии императора Александра, – сказал первый, указывая на раненого русского офицера в белом кавалергардском мундире.
Болконский узнал князя Репнина, которого он встречал в петербургском свете. Рядом с ним стоял другой, 19 летний мальчик, тоже раненый кавалергардский офицер.
Бонапарте, подъехав галопом, остановил лошадь.
– Кто старший? – сказал он, увидав пленных.
Назвали полковника, князя Репнина.
– Вы командир кавалергардского полка императора Александра? – спросил Наполеон.
– Я командовал эскадроном, – отвечал Репнин.
– Ваш полк честно исполнил долг свой, – сказал Наполеон.
– Похвала великого полководца есть лучшая награда cолдату, – сказал Репнин.
– С удовольствием отдаю ее вам, – сказал Наполеон. – Кто этот молодой человек подле вас?
Князь Репнин назвал поручика Сухтелена.
Посмотрев на него, Наполеон сказал, улыбаясь:
– II est venu bien jeune se frotter a nous. [Молод же явился он состязаться с нами.]
– Молодость не мешает быть храбрым, – проговорил обрывающимся голосом Сухтелен.
– Прекрасный ответ, – сказал Наполеон. – Молодой человек, вы далеко пойдете!
Князь Андрей, для полноты трофея пленников выставленный также вперед, на глаза императору, не мог не привлечь его внимания. Наполеон, видимо, вспомнил, что он видел его на поле и, обращаясь к нему, употребил то самое наименование молодого человека – jeune homme, под которым Болконский в первый раз отразился в его памяти.
– Et vous, jeune homme? Ну, а вы, молодой человек? – обратился он к нему, – как вы себя чувствуете, mon brave?
Несмотря на то, что за пять минут перед этим князь Андрей мог сказать несколько слов солдатам, переносившим его, он теперь, прямо устремив свои глаза на Наполеона, молчал… Ему так ничтожны казались в эту минуту все интересы, занимавшие Наполеона, так мелочен казался ему сам герой его, с этим мелким тщеславием и радостью победы, в сравнении с тем высоким, справедливым и добрым небом, которое он видел и понял, – что он не мог отвечать ему.
Да и всё казалось так бесполезно и ничтожно в сравнении с тем строгим и величественным строем мысли, который вызывали в нем ослабление сил от истекшей крови, страдание и близкое ожидание смерти. Глядя в глаза Наполеону, князь Андрей думал о ничтожности величия, о ничтожности жизни, которой никто не мог понять значения, и о еще большем ничтожестве смерти, смысл которой никто не мог понять и объяснить из живущих.
Император, не дождавшись ответа, отвернулся и, отъезжая, обратился к одному из начальников:
– Пусть позаботятся об этих господах и свезут их в мой бивуак; пускай мой доктор Ларрей осмотрит их раны. До свидания, князь Репнин, – и он, тронув лошадь, галопом поехал дальше.
На лице его было сиянье самодовольства и счастия.
Солдаты, принесшие князя Андрея и снявшие с него попавшийся им золотой образок, навешенный на брата княжною Марьею, увидав ласковость, с которою обращался император с пленными, поспешили возвратить образок.
Князь Андрей не видал, кто и как надел его опять, но на груди его сверх мундира вдруг очутился образок на мелкой золотой цепочке.
«Хорошо бы это было, – подумал князь Андрей, взглянув на этот образок, который с таким чувством и благоговением навесила на него сестра, – хорошо бы это было, ежели бы всё было так ясно и просто, как оно кажется княжне Марье. Как хорошо бы было знать, где искать помощи в этой жизни и чего ждать после нее, там, за гробом! Как бы счастлив и спокоен я был, ежели бы мог сказать теперь: Господи, помилуй меня!… Но кому я скажу это! Или сила – неопределенная, непостижимая, к которой я не только не могу обращаться, но которой не могу выразить словами, – великое всё или ничего, – говорил он сам себе, – или это тот Бог, который вот здесь зашит, в этой ладонке, княжной Марьей? Ничего, ничего нет верного, кроме ничтожества всего того, что мне понятно, и величия чего то непонятного, но важнейшего!»
Носилки тронулись. При каждом толчке он опять чувствовал невыносимую боль; лихорадочное состояние усилилось, и он начинал бредить. Те мечтания об отце, жене, сестре и будущем сыне и нежность, которую он испытывал в ночь накануне сражения, фигура маленького, ничтожного Наполеона и над всем этим высокое небо, составляли главное основание его горячечных представлений.
Тихая жизнь и спокойное семейное счастие в Лысых Горах представлялись ему. Он уже наслаждался этим счастием, когда вдруг являлся маленький Напoлеон с своим безучастным, ограниченным и счастливым от несчастия других взглядом, и начинались сомнения, муки, и только небо обещало успокоение. К утру все мечтания смешались и слились в хаос и мрак беспамятства и забвения, которые гораздо вероятнее, по мнению самого Ларрея, доктора Наполеона, должны были разрешиться смертью, чем выздоровлением.
– C'est un sujet nerveux et bilieux, – сказал Ларрей, – il n'en rechappera pas. [Это человек нервный и желчный, он не выздоровеет.]
Князь Андрей, в числе других безнадежных раненых, был сдан на попечение жителей.


В начале 1806 года Николай Ростов вернулся в отпуск. Денисов ехал тоже домой в Воронеж, и Ростов уговорил его ехать с собой до Москвы и остановиться у них в доме. На предпоследней станции, встретив товарища, Денисов выпил с ним три бутылки вина и подъезжая к Москве, несмотря на ухабы дороги, не просыпался, лежа на дне перекладных саней, подле Ростова, который, по мере приближения к Москве, приходил все более и более в нетерпение.
«Скоро ли? Скоро ли? О, эти несносные улицы, лавки, калачи, фонари, извозчики!» думал Ростов, когда уже они записали свои отпуски на заставе и въехали в Москву.
– Денисов, приехали! Спит! – говорил он, всем телом подаваясь вперед, как будто он этим положением надеялся ускорить движение саней. Денисов не откликался.
– Вот он угол перекресток, где Захар извозчик стоит; вот он и Захар, и всё та же лошадь. Вот и лавочка, где пряники покупали. Скоро ли? Ну!
– К какому дому то? – спросил ямщик.
– Да вон на конце, к большому, как ты не видишь! Это наш дом, – говорил Ростов, – ведь это наш дом! Денисов! Денисов! Сейчас приедем.
Денисов поднял голову, откашлялся и ничего не ответил.
– Дмитрий, – обратился Ростов к лакею на облучке. – Ведь это у нас огонь?
– Так точно с и у папеньки в кабинете светится.
– Еще не ложились? А? как ты думаешь? Смотри же не забудь, тотчас достань мне новую венгерку, – прибавил Ростов, ощупывая новые усы. – Ну же пошел, – кричал он ямщику. – Да проснись же, Вася, – обращался он к Денисову, который опять опустил голову. – Да ну же, пошел, три целковых на водку, пошел! – закричал Ростов, когда уже сани были за три дома от подъезда. Ему казалось, что лошади не двигаются. Наконец сани взяли вправо к подъезду; над головой своей Ростов увидал знакомый карниз с отбитой штукатуркой, крыльцо, тротуарный столб. Он на ходу выскочил из саней и побежал в сени. Дом также стоял неподвижно, нерадушно, как будто ему дела не было до того, кто приехал в него. В сенях никого не было. «Боже мой! все ли благополучно?» подумал Ростов, с замиранием сердца останавливаясь на минуту и тотчас пускаясь бежать дальше по сеням и знакомым, покривившимся ступеням. Всё та же дверная ручка замка, за нечистоту которой сердилась графиня, также слабо отворялась. В передней горела одна сальная свеча.
Старик Михайла спал на ларе. Прокофий, выездной лакей, тот, который был так силен, что за задок поднимал карету, сидел и вязал из покромок лапти. Он взглянул на отворившуюся дверь, и равнодушное, сонное выражение его вдруг преобразилось в восторженно испуганное.
– Батюшки, светы! Граф молодой! – вскрикнул он, узнав молодого барина. – Что ж это? Голубчик мой! – И Прокофий, трясясь от волненья, бросился к двери в гостиную, вероятно для того, чтобы объявить, но видно опять раздумал, вернулся назад и припал к плечу молодого барина.
– Здоровы? – спросил Ростов, выдергивая у него свою руку.
– Слава Богу! Всё слава Богу! сейчас только покушали! Дай на себя посмотреть, ваше сиятельство!
– Всё совсем благополучно?
– Слава Богу, слава Богу!
Ростов, забыв совершенно о Денисове, не желая никому дать предупредить себя, скинул шубу и на цыпочках побежал в темную, большую залу. Всё то же, те же ломберные столы, та же люстра в чехле; но кто то уж видел молодого барина, и не успел он добежать до гостиной, как что то стремительно, как буря, вылетело из боковой двери и обняло и стало целовать его. Еще другое, третье такое же существо выскочило из другой, третьей двери; еще объятия, еще поцелуи, еще крики, слезы радости. Он не мог разобрать, где и кто папа, кто Наташа, кто Петя. Все кричали, говорили и целовали его в одно и то же время. Только матери не было в числе их – это он помнил.
– А я то, не знал… Николушка… друг мой!
– Вот он… наш то… Друг мой, Коля… Переменился! Нет свечей! Чаю!
– Да меня то поцелуй!
– Душенька… а меня то.
Соня, Наташа, Петя, Анна Михайловна, Вера, старый граф, обнимали его; и люди и горничные, наполнив комнаты, приговаривали и ахали.
Петя повис на его ногах. – А меня то! – кричал он. Наташа, после того, как она, пригнув его к себе, расцеловала всё его лицо, отскочила от него и держась за полу его венгерки, прыгала как коза всё на одном месте и пронзительно визжала.
Со всех сторон были блестящие слезами радости, любящие глаза, со всех сторон были губы, искавшие поцелуя.
Соня красная, как кумач, тоже держалась за его руку и вся сияла в блаженном взгляде, устремленном в его глаза, которых она ждала. Соне минуло уже 16 лет, и она была очень красива, особенно в эту минуту счастливого, восторженного оживления. Она смотрела на него, не спуская глаз, улыбаясь и задерживая дыхание. Он благодарно взглянул на нее; но всё еще ждал и искал кого то. Старая графиня еще не выходила. И вот послышались шаги в дверях. Шаги такие быстрые, что это не могли быть шаги его матери.
Но это была она в новом, незнакомом еще ему, сшитом без него платье. Все оставили его, и он побежал к ней. Когда они сошлись, она упала на его грудь рыдая. Она не могла поднять лица и только прижимала его к холодным снуркам его венгерки. Денисов, никем не замеченный, войдя в комнату, стоял тут же и, глядя на них, тер себе глаза.
– Василий Денисов, друг вашего сына, – сказал он, рекомендуясь графу, вопросительно смотревшему на него.
– Милости прошу. Знаю, знаю, – сказал граф, целуя и обнимая Денисова. – Николушка писал… Наташа, Вера, вот он Денисов.
Те же счастливые, восторженные лица обратились на мохнатую фигуру Денисова и окружили его.
– Голубчик, Денисов! – визгнула Наташа, не помнившая себя от восторга, подскочила к нему, обняла и поцеловала его. Все смутились поступком Наташи. Денисов тоже покраснел, но улыбнулся и взяв руку Наташи, поцеловал ее.
Денисова отвели в приготовленную для него комнату, а Ростовы все собрались в диванную около Николушки.
Старая графиня, не выпуская его руки, которую она всякую минуту целовала, сидела с ним рядом; остальные, столпившись вокруг них, ловили каждое его движенье, слово, взгляд, и не спускали с него восторженно влюбленных глаз. Брат и сестры спорили и перехватывали места друг у друга поближе к нему, и дрались за то, кому принести ему чай, платок, трубку.
Ростов был очень счастлив любовью, которую ему выказывали; но первая минута его встречи была так блаженна, что теперешнего его счастия ему казалось мало, и он всё ждал чего то еще, и еще, и еще.
На другое утро приезжие спали с дороги до 10 го часа.
В предшествующей комнате валялись сабли, сумки, ташки, раскрытые чемоданы, грязные сапоги. Вычищенные две пары со шпорами были только что поставлены у стенки. Слуги приносили умывальники, горячую воду для бритья и вычищенные платья. Пахло табаком и мужчинами.
– Гей, Г'ишка, т'убку! – крикнул хриплый голос Васьки Денисова. – Ростов, вставай!
Ростов, протирая слипавшиеся глаза, поднял спутанную голову с жаркой подушки.
– А что поздно? – Поздно, 10 й час, – отвечал Наташин голос, и в соседней комнате послышалось шуршанье крахмаленных платьев, шопот и смех девичьих голосов, и в чуть растворенную дверь мелькнуло что то голубое, ленты, черные волоса и веселые лица. Это была Наташа с Соней и Петей, которые пришли наведаться, не встал ли.
– Николенька, вставай! – опять послышался голос Наташи у двери.
– Сейчас!
В это время Петя, в первой комнате, увидав и схватив сабли, и испытывая тот восторг, который испытывают мальчики, при виде воинственного старшего брата, и забыв, что сестрам неприлично видеть раздетых мужчин, отворил дверь.
– Это твоя сабля? – кричал он. Девочки отскочили. Денисов с испуганными глазами спрятал свои мохнатые ноги в одеяло, оглядываясь за помощью на товарища. Дверь пропустила Петю и опять затворилась. За дверью послышался смех.
– Николенька, выходи в халате, – проговорил голос Наташи.
– Это твоя сабля? – спросил Петя, – или это ваша? – с подобострастным уважением обратился он к усатому, черному Денисову.
Ростов поспешно обулся, надел халат и вышел. Наташа надела один сапог с шпорой и влезала в другой. Соня кружилась и только что хотела раздуть платье и присесть, когда он вышел. Обе были в одинаковых, новеньких, голубых платьях – свежие, румяные, веселые. Соня убежала, а Наташа, взяв брата под руку, повела его в диванную, и у них начался разговор. Они не успевали спрашивать друг друга и отвечать на вопросы о тысячах мелочей, которые могли интересовать только их одних. Наташа смеялась при всяком слове, которое он говорил и которое она говорила, не потому, чтобы было смешно то, что они говорили, но потому, что ей было весело и она не в силах была удерживать своей радости, выражавшейся смехом.
– Ах, как хорошо, отлично! – приговаривала она ко всему. Ростов почувствовал, как под влиянием жарких лучей любви, в первый раз через полтора года, на душе его и на лице распускалась та детская улыбка, которою он ни разу не улыбался с тех пор, как выехал из дома.
– Нет, послушай, – сказала она, – ты теперь совсем мужчина? Я ужасно рада, что ты мой брат. – Она тронула его усы. – Мне хочется знать, какие вы мужчины? Такие ли, как мы? Нет?
– Отчего Соня убежала? – спрашивал Ростов.
– Да. Это еще целая история! Как ты будешь говорить с Соней? Ты или вы?
– Как случится, – сказал Ростов.
– Говори ей вы, пожалуйста, я тебе после скажу.
– Да что же?
– Ну я теперь скажу. Ты знаешь, что Соня мой друг, такой друг, что я руку сожгу для нее. Вот посмотри. – Она засучила свой кисейный рукав и показала на своей длинной, худой и нежной ручке под плечом, гораздо выше локтя (в том месте, которое закрыто бывает и бальными платьями) красную метину.
– Это я сожгла, чтобы доказать ей любовь. Просто линейку разожгла на огне, да и прижала.
Сидя в своей прежней классной комнате, на диване с подушечками на ручках, и глядя в эти отчаянно оживленные глаза Наташи, Ростов опять вошел в тот свой семейный, детский мир, который не имел ни для кого никакого смысла, кроме как для него, но который доставлял ему одни из лучших наслаждений в жизни; и сожжение руки линейкой, для показания любви, показалось ему не бесполезно: он понимал и не удивлялся этому.
– Так что же? только? – спросил он.
– Ну так дружны, так дружны! Это что, глупости – линейкой; но мы навсегда друзья. Она кого полюбит, так навсегда; а я этого не понимаю, я забуду сейчас.
– Ну так что же?
– Да, так она любит меня и тебя. – Наташа вдруг покраснела, – ну ты помнишь, перед отъездом… Так она говорит, что ты это всё забудь… Она сказала: я буду любить его всегда, а он пускай будет свободен. Ведь правда, что это отлично, благородно! – Да, да? очень благородно? да? – спрашивала Наташа так серьезно и взволнованно, что видно было, что то, что она говорила теперь, она прежде говорила со слезами.
Ростов задумался.
– Я ни в чем не беру назад своего слова, – сказал он. – И потом, Соня такая прелесть, что какой же дурак станет отказываться от своего счастия?
– Нет, нет, – закричала Наташа. – Мы про это уже с нею говорили. Мы знали, что ты это скажешь. Но это нельзя, потому что, понимаешь, ежели ты так говоришь – считаешь себя связанным словом, то выходит, что она как будто нарочно это сказала. Выходит, что ты всё таки насильно на ней женишься, и выходит совсем не то.
Ростов видел, что всё это было хорошо придумано ими. Соня и вчера поразила его своей красотой. Нынче, увидав ее мельком, она ему показалась еще лучше. Она была прелестная 16 тилетняя девочка, очевидно страстно его любящая (в этом он не сомневался ни на минуту). Отчего же ему было не любить ее теперь, и не жениться даже, думал Ростов, но теперь столько еще других радостей и занятий! «Да, они это прекрасно придумали», подумал он, «надо оставаться свободным».
– Ну и прекрасно, – сказал он, – после поговорим. Ах как я тебе рад! – прибавил он.
– Ну, а что же ты, Борису не изменила? – спросил брат.
– Вот глупости! – смеясь крикнула Наташа. – Ни об нем и ни о ком я не думаю и знать не хочу.
– Вот как! Так ты что же?
– Я? – переспросила Наташа, и счастливая улыбка осветила ее лицо. – Ты видел Duport'a?
– Нет.
– Знаменитого Дюпора, танцовщика не видал? Ну так ты не поймешь. Я вот что такое. – Наташа взяла, округлив руки, свою юбку, как танцуют, отбежала несколько шагов, перевернулась, сделала антраша, побила ножкой об ножку и, став на самые кончики носков, прошла несколько шагов.
– Ведь стою? ведь вот, – говорила она; но не удержалась на цыпочках. – Так вот я что такое! Никогда ни за кого не пойду замуж, а пойду в танцовщицы. Только никому не говори.
Ростов так громко и весело захохотал, что Денисову из своей комнаты стало завидно, и Наташа не могла удержаться, засмеялась с ним вместе. – Нет, ведь хорошо? – всё говорила она.
– Хорошо, за Бориса уже не хочешь выходить замуж?
Наташа вспыхнула. – Я не хочу ни за кого замуж итти. Я ему то же самое скажу, когда увижу.
– Вот как! – сказал Ростов.
– Ну, да, это всё пустяки, – продолжала болтать Наташа. – А что Денисов хороший? – спросила она.
– Хороший.
– Ну и прощай, одевайся. Он страшный, Денисов?
– Отчего страшный? – спросил Nicolas. – Нет. Васька славный.
– Ты его Васькой зовешь – странно. А, что он очень хорош?
– Очень хорош.
– Ну, приходи скорей чай пить. Все вместе.
И Наташа встала на цыпочках и прошлась из комнаты так, как делают танцовщицы, но улыбаясь так, как только улыбаются счастливые 15 летние девочки. Встретившись в гостиной с Соней, Ростов покраснел. Он не знал, как обойтись с ней. Вчера они поцеловались в первую минуту радости свидания, но нынче они чувствовали, что нельзя было этого сделать; он чувствовал, что все, и мать и сестры, смотрели на него вопросительно и от него ожидали, как он поведет себя с нею. Он поцеловал ее руку и назвал ее вы – Соня . Но глаза их, встретившись, сказали друг другу «ты» и нежно поцеловались. Она просила своим взглядом у него прощения за то, что в посольстве Наташи она смела напомнить ему о его обещании и благодарила его за его любовь. Он своим взглядом благодарил ее за предложение свободы и говорил, что так ли, иначе ли, он никогда не перестанет любить ее, потому что нельзя не любить ее.