Импичмент

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Импи́чмент (англ. impeachment — недоверие, от лат. impedivi — «воспрепятствовал, пресёк») — процедура судебного обвинения, в том числе и уголовного, лиц муниципального или государственного исполнения, чиновников, вплоть до главы государства, с последующим их отстранением от должности. Обвинение в процессе импичмента, как правило, уличает лицо в актах, совершённых незаконно, то есть в сознательном правонарушении, независимо от злоупотребления должностными полномочиями.





История

Понятие возникло в Англии в XIV веке как орудие борьбы против произвола королевских фаворитов: тогда Палата общин присвоила себе право отдавать королевских министров под суд Палаты лордов, тогда как прежде это право принадлежало только королю. Процедура выдвижения общинами уголовного обвинения перед лордами и получила название «импичмента». В британской истории в последний раз импичмент применялся в 1806 году. Из британских законов понятие перешло в конституцию США, где стало обозначать выдвижение нижней палатой обвинения перед сенатом против федерального должностного лица вплоть до судей и президента (в каждом штате на уровне штата аналогичные процедуры установлены для губернатора и других должностных лиц штата). Верхняя палата, как и в Англии, выступает здесь как судебная инстанция, и президент не имеет права помилования по приговорам Сената. Таким образом, импичмент в точном смысле является лишь первым этапом процедуры отрешения от должности по уголовному обвинению, хотя в наше время (даже в англосаксонских странах) этим словом стало принято называть весь процесс отрешения.

Слово заимствовано в русский язык из английского, в котором, в свою очередь, оно является производным от латинского понятия.

Импичмент в США

Конституция США предусматривает отрешение должностного лица посредством выдвижения обвинения (импичмента в узком смысле) в Палате представителей, а затем обвинительного приговора квалифицированным большинством (2/3) Сената. Процедура применима для отрешения Президента США, ряда федеральных должностных лиц и судей (единственное исключение из принципа несменяемости судей). Дополнительно к отрешению от должности Сенатом может быть назначено наказание, затрагивающее запрет на занятие должностей на федеральной службе США (включая даже неоплачиваемые почётные должности).

Первый случай импичмента в американской истории произошёл в 1797 году, когда в сговоре с британцами был обвинён сенатор из Теннесси, Уильям Блаунт[1].

За всю историю США два президента были представлены к импичменту Палатой представителей, но оправданы потом Сенатом, где обвинение не набрало необходимые 2/3 голосов: Эндрю Джонсон в 1868 (дело о незаконной отставке военного министра) и Билл Клинтон в 19981999 (дело о лжесвидетельстве и препятствии правосудию в связи с историей Моники Левински). В 1974 президент Ричард Никсон, также представленный к импичменту по делу Уотергейта Палатой представителей, ушёл в отставку, прежде чем вопрос был рассмотрен Сенатом (скорее всего, приговор был бы обвинительным), что позволило его преемнику Джеральду Форду помиловать Никсона.

Также импичмент применялся несколько раз к чиновникам более низкого уровня и судьям (за всю историю Палата представителей выдвигала обвинения в отношении 11 судей, из них 7 были отрешены Сенатом).

В США импичмент может выноситься законодательными собраниями штатов должностным лицам этих штатов (например, в 2009 году был отрешён от должности губернатор штата Иллинойс Род Благоевич по обвинению во взяточничестве).

Отрешение президента от должности в России

В России по Конституции, принятой в 1993 году, процедура во многом схожа с американской: отрешение Президента Российской Федерации от должности производит Совет Федерации двумя третями голосов по представлению Государственной думы.

В России процедура импичмента (отрешения от должности) инициировалась трижды, один раз — согласно действующей Конституции. Во всех случаях объектом становился первый президент — Борис Ельцин.

В первый раз вопрос об импичменте встал в марте 1993 года по инициативе Верховного Совета и Съезда народных депутатов России. Хотя действовавшая на тот момент (с изменениями) Конституция РСФСР 1978 года позволяла Съезду народных депутатов самостоятельно решать «любой вопрос, находящийся в ведении Российской Федерации», в результате переговоров между Верховным Советом и президентом вопрос о полномочиях был вынесен на всенародный референдум, в ходе которого одновременно решался вопрос и о доверии Съезду. В результате народного волеизъявления обе ветви власти сохранили свои полномочия.

Во второй раз вопрос об импичменте встал в сентябре 1993 года, после указа президента о прекращении действия Съезда и Верховного Совета. Решение об импичменте было принято депутатами, собравшимися на так называемый X Съезд, законность которого, однако, не была признана исполнительной властью. Конфликт был разрешён вооружённым путём в ходе событий 3—4 октября.

В третий раз вопрос об импичменте рассматривался в 1998—1999 годах. Президент Ельцин обвинялся Государственной думой по четырём пунктам: развал СССР, развязывание войны в Чечне, ослабление обороноспособности и безопасности России, роспуск Верховного Совета в 1993 году. Факультативно рассматривался вопрос о «геноциде российского народа». В Государственной думе была создана специальная парламентская комиссия по рассмотрению вопроса об импичменте во главе с членом фракции КПРФ Вадимом Филимоновым (председатель), Виктором Илюхиным (КПРФ) и Еленой МизулинойЯблоко») (заместители председателя). В результате голосования ни одно из обвинений не получило поддержки квалифицированного большинства депутатов (для выдвижения обвинения по вопросу о войне в Чечне не хватило 17 голосов), и процедура была прекращена.

В других странах

Законодательство об импичменте высших должностных лиц существует в большинстве стран мира, однако не везде к нему прибегают. Например, в конце XX — начале XXI века были отрешены от должности президенты: Бразилии Фернанду Колор (1990-1992) и Дилма Русеф (2011-2016), Перу Альберто Фухимори (Конгресс не принял его добровольной отставки и провёл процедуру импичмента с запретом на политическую деятельность), Индонезии Абдуррахман Вахид и Литвы Роландас Паксас. Импичмент Паксаса (2004) при этом стал единственным принятым импичментом главы государства в Европе.

Лихтенштейн

В отличие от большинства других стран в конституции Лихтенштейна процедура отстранения от власти князя инициируется гражданами и проводится через всенародный референдум[2].

Филиппины

Импичмент на Филиппинах следует процедурам, похожим на процедуру в Соединённых Штатах Америки. Согласно разделам 2 и 3 статьи 11 Конституции Филиппин, Палата представителей Филиппин имеет исключительное право инициировать все случаи импичмента против президента, вице-президента, членов Верховного суда, членов Конституционных комиссий и омбудсмена. Когда треть её членов одобрила статьи импичмента, они затем передаются в Сенат Филиппин.

Напишите отзыв о статье "Импичмент"

Примечания

  1. Patrick, John J.; Pious, Richard M.; Ritchie, Donald A. [books.google.ru/books?id=9nYh3RocaG8C&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false The Oxford Guide to the United States Government]. — Oxford University Press, 2001. — С. 308-309. — 802 с. — ISBN 0-19-514273-X.
  2. Конституция Лихтенштейна, Art. 13ter

Литература

Ссылки

Отрывок, характеризующий Импичмент

– Чтоб никто ничего не знал! – прибавил государь, нахмурившись. Борис понял, что это относилось к нему, и, закрыв глаза, слегка наклонил голову. Государь опять вошел в залу и еще около получаса пробыл на бале.
Борис первый узнал известие о переходе французскими войсками Немана и благодаря этому имел случай показать некоторым важным лицам, что многое, скрытое от других, бывает ему известно, и через то имел случай подняться выше во мнении этих особ.

Неожиданное известие о переходе французами Немана было особенно неожиданно после месяца несбывавшегося ожидания, и на бале! Государь, в первую минуту получения известия, под влиянием возмущения и оскорбления, нашел то, сделавшееся потом знаменитым, изречение, которое самому понравилось ему и выражало вполне его чувства. Возвратившись домой с бала, государь в два часа ночи послал за секретарем Шишковым и велел написать приказ войскам и рескрипт к фельдмаршалу князю Салтыкову, в котором он непременно требовал, чтобы были помещены слова о том, что он не помирится до тех пор, пока хотя один вооруженный француз останется на русской земле.
На другой день было написано следующее письмо к Наполеону.
«Monsieur mon frere. J'ai appris hier que malgre la loyaute avec laquelle j'ai maintenu mes engagements envers Votre Majeste, ses troupes ont franchis les frontieres de la Russie, et je recois a l'instant de Petersbourg une note par laquelle le comte Lauriston, pour cause de cette agression, annonce que Votre Majeste s'est consideree comme en etat de guerre avec moi des le moment ou le prince Kourakine a fait la demande de ses passeports. Les motifs sur lesquels le duc de Bassano fondait son refus de les lui delivrer, n'auraient jamais pu me faire supposer que cette demarche servirait jamais de pretexte a l'agression. En effet cet ambassadeur n'y a jamais ete autorise comme il l'a declare lui meme, et aussitot que j'en fus informe, je lui ai fait connaitre combien je le desapprouvais en lui donnant l'ordre de rester a son poste. Si Votre Majeste n'est pas intentionnee de verser le sang de nos peuples pour un malentendu de ce genre et qu'elle consente a retirer ses troupes du territoire russe, je regarderai ce qui s'est passe comme non avenu, et un accommodement entre nous sera possible. Dans le cas contraire, Votre Majeste, je me verrai force de repousser une attaque que rien n'a provoquee de ma part. Il depend encore de Votre Majeste d'eviter a l'humanite les calamites d'une nouvelle guerre.
Je suis, etc.
(signe) Alexandre».
[«Государь брат мой! Вчера дошло до меня, что, несмотря на прямодушие, с которым соблюдал я мои обязательства в отношении к Вашему Императорскому Величеству, войска Ваши перешли русские границы, и только лишь теперь получил из Петербурга ноту, которою граф Лористон извещает меня, по поводу сего вторжения, что Ваше Величество считаете себя в неприязненных отношениях со мною, с того времени как князь Куракин потребовал свои паспорта. Причины, на которых герцог Бассано основывал свой отказ выдать сии паспорты, никогда не могли бы заставить меня предполагать, чтобы поступок моего посла послужил поводом к нападению. И в действительности он не имел на то от меня повеления, как было объявлено им самим; и как только я узнал о сем, то немедленно выразил мое неудовольствие князю Куракину, повелев ему исполнять по прежнему порученные ему обязанности. Ежели Ваше Величество не расположены проливать кровь наших подданных из за подобного недоразумения и ежели Вы согласны вывести свои войска из русских владений, то я оставлю без внимания все происшедшее, и соглашение между нами будет возможно. В противном случае я буду принужден отражать нападение, которое ничем не было возбуждено с моей стороны. Ваше Величество, еще имеете возможность избавить человечество от бедствий новой войны.
(подписал) Александр». ]


13 го июня, в два часа ночи, государь, призвав к себе Балашева и прочтя ему свое письмо к Наполеону, приказал ему отвезти это письмо и лично передать французскому императору. Отправляя Балашева, государь вновь повторил ему слова о том, что он не помирится до тех пор, пока останется хотя один вооруженный неприятель на русской земле, и приказал непременно передать эти слова Наполеону. Государь не написал этих слов в письме, потому что он чувствовал с своим тактом, что слова эти неудобны для передачи в ту минуту, когда делается последняя попытка примирения; но он непременно приказал Балашеву передать их лично Наполеону.
Выехав в ночь с 13 го на 14 е июня, Балашев, сопутствуемый трубачом и двумя казаками, к рассвету приехал в деревню Рыконты, на французские аванпосты по сю сторону Немана. Он был остановлен французскими кавалерийскими часовыми.
Французский гусарский унтер офицер, в малиновом мундире и мохнатой шапке, крикнул на подъезжавшего Балашева, приказывая ему остановиться. Балашев не тотчас остановился, а продолжал шагом подвигаться по дороге.
Унтер офицер, нахмурившись и проворчав какое то ругательство, надвинулся грудью лошади на Балашева, взялся за саблю и грубо крикнул на русского генерала, спрашивая его: глух ли он, что не слышит того, что ему говорят. Балашев назвал себя. Унтер офицер послал солдата к офицеру.
Не обращая на Балашева внимания, унтер офицер стал говорить с товарищами о своем полковом деле и не глядел на русского генерала.
Необычайно странно было Балашеву, после близости к высшей власти и могуществу, после разговора три часа тому назад с государем и вообще привыкшему по своей службе к почестям, видеть тут, на русской земле, это враждебное и главное – непочтительное отношение к себе грубой силы.
Солнце только начинало подниматься из за туч; в воздухе было свежо и росисто. По дороге из деревни выгоняли стадо. В полях один за одним, как пузырьки в воде, вспырскивали с чувыканьем жаворонки.
Балашев оглядывался вокруг себя, ожидая приезда офицера из деревни. Русские казаки, и трубач, и французские гусары молча изредка глядели друг на друга.
Французский гусарский полковник, видимо, только что с постели, выехал из деревни на красивой сытой серой лошади, сопутствуемый двумя гусарами. На офицере, на солдатах и на их лошадях был вид довольства и щегольства.
Это было то первое время кампании, когда войска еще находились в исправности, почти равной смотровой, мирной деятельности, только с оттенком нарядной воинственности в одежде и с нравственным оттенком того веселья и предприимчивости, которые всегда сопутствуют началам кампаний.
Французский полковник с трудом удерживал зевоту, но был учтив и, видимо, понимал все значение Балашева. Он провел его мимо своих солдат за цепь и сообщил, что желание его быть представленну императору будет, вероятно, тотчас же исполнено, так как императорская квартира, сколько он знает, находится недалеко.
Они проехали деревню Рыконты, мимо французских гусарских коновязей, часовых и солдат, отдававших честь своему полковнику и с любопытством осматривавших русский мундир, и выехали на другую сторону села. По словам полковника, в двух километрах был начальник дивизии, который примет Балашева и проводит его по назначению.
Солнце уже поднялось и весело блестело на яркой зелени.
Только что они выехали за корчму на гору, как навстречу им из под горы показалась кучка всадников, впереди которой на вороной лошади с блестящею на солнце сбруей ехал высокий ростом человек в шляпе с перьями и черными, завитыми по плечи волосами, в красной мантии и с длинными ногами, выпяченными вперед, как ездят французы. Человек этот поехал галопом навстречу Балашеву, блестя и развеваясь на ярком июньском солнце своими перьями, каменьями и золотыми галунами.
Балашев уже был на расстоянии двух лошадей от скачущего ему навстречу с торжественно театральным лицом всадника в браслетах, перьях, ожерельях и золоте, когда Юльнер, французский полковник, почтительно прошептал: «Le roi de Naples». [Король Неаполитанский.] Действительно, это был Мюрат, называемый теперь неаполитанским королем. Хотя и было совершенно непонятно, почему он был неаполитанский король, но его называли так, и он сам был убежден в этом и потому имел более торжественный и важный вид, чем прежде. Он так был уверен в том, что он действительно неаполитанский король, что, когда накануне отъезда из Неаполя, во время его прогулки с женою по улицам Неаполя, несколько итальянцев прокричали ему: «Viva il re!», [Да здравствует король! (итал.) ] он с грустной улыбкой повернулся к супруге и сказал: «Les malheureux, ils ne savent pas que je les quitte demain! [Несчастные, они не знают, что я их завтра покидаю!]