Немет, Имре

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Имре Немет»)
Перейти к: навигация, поиск

</table> Имре Немет (23 сентября 191718 августа 1989) — венгерский легкоатлет, который специализировался в метании молота. Чемпион олимпийских игр 1948 года с результатом 56,07 м. Также выиграл бронзовую медаль Олимпиады 1952 года, показав результат 57,74 м. Двенадцатикратный чемпион Венгрии. На чемпионате Европы 1946 года занял 4-е место, и 6-е место на чемпионате Европы 1954 года.

Его сын Миклош Немет — олимпийский чемпион 1976 года в метании копья.



Мировые рекорды

  • 14 июля 1948 года — 59,02 м
  • 4 сентября 1949 — 59,57 м
  • 19 мая 1950 года — 59,88 м

Напишите отзыв о статье "Немет, Имре"

Ссылки

  • [www.sports-reference.com/olympics/athletes/ne/imre-nemeth-1.html Профиль на сайте sports-reference.com]
Имре Немет
Общая информация
Полное имя

Imre Németh

Дата и место рождения

23 сентября 1917(1917-09-23)
Кошице

Дата и место смерти

18 августа 1989(1989-08-18) (71 год)
Будапешт

Гражданство

Венгрия Венгрия

Клуб

TFSE

Личные рекорды
Молот

60,31 м

Международные медали
Олимпийские игры
Золото Лондон 1948 метание молота
Бронза Хельсинки 1952 метание молота
Последнее обновление: завершил карьеру</small>

Отрывок, характеризующий Немет, Имре

В движении русской армии от Тарутина до Красного выбыло пятьдесят тысяч больными и отсталыми, то есть число, равное населению большого губернского города. Половина людей выбыла из армии без сражений.
И об этом то периоде кампании, когда войска без сапог и шуб, с неполным провиантом, без водки, по месяцам ночуют в снегу и при пятнадцати градусах мороза; когда дня только семь и восемь часов, а остальное ночь, во время которой не может быть влияния дисциплины; когда, не так как в сраженье, на несколько часов только люди вводятся в область смерти, где уже нет дисциплины, а когда люди по месяцам живут, всякую минуту борясь с смертью от голода и холода; когда в месяц погибает половина армии, – об этом то периоде кампании нам рассказывают историки, как Милорадович должен был сделать фланговый марш туда то, а Тормасов туда то и как Чичагов должен был передвинуться туда то (передвинуться выше колена в снегу), и как тот опрокинул и отрезал, и т. д., и т. д.
Русские, умиравшие наполовину, сделали все, что можно сделать и должно было сделать для достижения достойной народа цели, и не виноваты в том, что другие русские люди, сидевшие в теплых комнатах, предполагали сделать то, что было невозможно.
Все это странное, непонятное теперь противоречие факта с описанием истории происходит только оттого, что историки, писавшие об этом событии, писали историю прекрасных чувств и слов разных генералов, а не историю событий.
Для них кажутся очень занимательны слова Милорадовича, награды, которые получил тот и этот генерал, и их предположения; а вопрос о тех пятидесяти тысячах, которые остались по госпиталям и могилам, даже не интересует их, потому что не подлежит их изучению.
А между тем стоит только отвернуться от изучения рапортов и генеральных планов, а вникнуть в движение тех сотен тысяч людей, принимавших прямое, непосредственное участие в событии, и все, казавшиеся прежде неразрешимыми, вопросы вдруг с необыкновенной легкостью и простотой получают несомненное разрешение.