Индейская территория

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Индейская территория (англ. Indian Territory или англ. The Indian Country) — территория, образованная на землях, формально не входивших в состав США в середине XIX века, и предназначенная для заселения только индейцами. Предполагалось, что белые поселенцы не будут нарушать границы данной территории. Границы индейской территории установил «Закон об отношениях с индейцами»[en] 1834 года.





История

XVIII век

Попытки обозначить «территорию только для индейцев» предпринимались и ранее, во времена британской колонизации Америки, согласно Королевской прокламации 1763 года, которая ограничивала передвижение белых поселенцев востоком гор Аппалачи. Установленная прокламацией граница неоднократно отодвигалась в сторону индейцев — сначала при британской администрации, затем после войны за независимость США, и, в конце концов, территория сократилась до земель к западу от реки Миссисипи.

К моменту провозглашения независимости США многие индейские племена уже установили хорошие отношения с британской администрацией, а отношения с американскими повстанцами были гораздо хуже. Во время войны ирокезы поддерживали британцев, а ленапе — американцев, маскогские племена разделились примерно поровну. После разгрома британцев американцы дважды вторгались в земли Огайо[en] и дважды были разбиты. Наконец, им удалось разгромить индейскую конфедерацию в битве упавших деревьев в 1794 году и навязать им неблагоприятный Гринвилльский договор, согласно которому индейцы были вынуждены уступить белым поселенцам земли, составляющие большую часть современного Огайо, часть современной Индианы, а также современные города Чикаго и Детройт.

Переселение индейцев

С начала XIX века белые поселенцы на юге стали претендовать на плодородные земли индейцев и требовать их выселения под надуманными предлогами. Горячим сторонником этой политики был Эндрю Джексон, который после избрания на пост президента подписал в 1830 году Закон о переселении индейцев, определивший новые места для их проживания. Наиболее известными жертвами закона стали пять цивилизованных племён, проживавшие к моменту принятия закона на юго-востоке США. Их переселение получило в историографии название «Дорога слёз». Конечными пунктами «дороги слёз» были территории нынешних штатов Арканзас и Оклахома, где к тому времени уже проживали как другие индейские племена, так и белые, а также беглые чёрные рабы. Переселиться на Индейскую территорию были вынуждены и другие племена — делавары, шауни, потаватоми, куапо, кикапу, мескваки, минго, вайандоты, оттава, шайенны, арапахо, кайова-апачи, тонкава и другие.

По свидетельствам очевидцев, во время переселения индейцы подвергались грабежам, насилию и убийствам со стороны белых американцев, особенно зверствовали протестантские поселенцы.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2637 дней]. Большинство племён переселялись в «добровольно-принудительном» порядке, что тем не менее привело к многочисленным жертвам в результате эпидемий и других тягот более чем тысячекилометрового пути. Большинство чероки отказались переселяться, были согнаны армией США в концлагеря и подвергнуты насильственной депортации, потери от которой составили не менее 20% их численности. Часть семинолов оказала вооружённое сопротивление и вела длительную партизанскую войну во Флориде.

Пять цивилизованных племён основали на территории будущего штата Оклахома такие города, как Талса, Ардмор (англ. Ardmore), Талекуа, Тишоминго, Маскоги и ряд других, которые впоследствии стали крупными городами. Кроме того, они завезли в Оклахому большое количество своих чернокожих рабов.

Гражданская война

Во время гражданской войны в США жители Индейских территорий воевали в основном на стороне Конфедерации. Однако некоторые племена, в частности, чероки раскололись и вели свою мини-гражданскую войну. После битвы при Доуксвилле бригадный генерал Стэнд Уэйти, индеец, а впоследствии вождь племени чероки, командующий индейской кавалерией армии конфедератов, стал последним генералом Конфедерации, сдавшимся североамериканцам в гражданской войне — это произошло 23 июня 1865 года.

Оклахома

Со временем Индейская территория постепенно сжалась до размеров современного штата Оклахома; а после образования Территории Оклахома в 1890 году к индейским землям отнесли только восточную половину территории, а на территории Оклахома в 1889—1895 годах проводились Земельные гонки. В 1905 году жители Индейской территории попытались добиться признания её в качестве статуса равноправного штата Секвойя в составе США, однако предложение было отвергнуто правительством и Конгрессом США. После формального образования штата Оклахома в 1907 году Индейская территория прекратила существование.

В настоящее время в Оклахоме, особенно в восточной части, по-прежнему живёт множество индейцев.

См. также

Напишите отзыв о статье "Индейская территория"

Ссылки

  • На Викискладе есть медиафайлы по теме Индейская территория
  • [www.rootsweb.com/~itgenweb/ Twin Territories: Oklahoma Territory — Indian Territory]
  • [texashistory.unt.edu/search/?q=indian+territory&t=text&q2=%22CCHS%22&t2=institution See 1890s photographs of Native Americans in Oklahoma Indian Territory] hosted by the [texashistory.unt.edu/ Portal to Texas History]

Отрывок, характеризующий Индейская территория

Если цель русских состояла в том, чтобы отрезать и взять в плен Наполеона и маршалов, и цель эта не только не была достигнута, и все попытки к достижению этой цели всякий раз были разрушены самым постыдным образом, то последний период кампании совершенно справедливо представляется французами рядом побед и совершенно несправедливо представляется русскими историками победоносным.
Русские военные историки, настолько, насколько для них обязательна логика, невольно приходят к этому заключению и, несмотря на лирические воззвания о мужестве и преданности и т. д., должны невольно признаться, что отступление французов из Москвы есть ряд побед Наполеона и поражений Кутузова.
Но, оставив совершенно в стороне народное самолюбие, чувствуется, что заключение это само в себе заключает противуречие, так как ряд побед французов привел их к совершенному уничтожению, а ряд поражений русских привел их к полному уничтожению врага и очищению своего отечества.
Источник этого противуречия лежит в том, что историками, изучающими события по письмам государей и генералов, по реляциям, рапортам, планам и т. п., предположена ложная, никогда не существовавшая цель последнего периода войны 1812 года, – цель, будто бы состоявшая в том, чтобы отрезать и поймать Наполеона с маршалами и армией.
Цели этой никогда не было и не могло быть, потому что она не имела смысла, и достижение ее было совершенно невозможно.
Цель эта не имела никакого смысла, во первых, потому, что расстроенная армия Наполеона со всей возможной быстротой бежала из России, то есть исполняла то самое, что мог желать всякий русский. Для чего же было делать различные операции над французами, которые бежали так быстро, как только они могли?
Во вторых, бессмысленно было становиться на дороге людей, всю свою энергию направивших на бегство.
В третьих, бессмысленно было терять свои войска для уничтожения французских армий, уничтожавшихся без внешних причин в такой прогрессии, что без всякого загораживания пути они не могли перевести через границу больше того, что они перевели в декабре месяце, то есть одну сотую всего войска.
В четвертых, бессмысленно было желание взять в плен императора, королей, герцогов – людей, плен которых в высшей степени затруднил бы действия русских, как то признавали самые искусные дипломаты того времени (J. Maistre и другие). Еще бессмысленнее было желание взять корпуса французов, когда свои войска растаяли наполовину до Красного, а к корпусам пленных надо было отделять дивизии конвоя, и когда свои солдаты не всегда получали полный провиант и забранные уже пленные мерли с голода.
Весь глубокомысленный план о том, чтобы отрезать и поймать Наполеона с армией, был подобен тому плану огородника, который, выгоняя из огорода потоптавшую его гряды скотину, забежал бы к воротам и стал бы по голове бить эту скотину. Одно, что можно бы было сказать в оправдание огородника, было бы то, что он очень рассердился. Но это нельзя было даже сказать про составителей проекта, потому что не они пострадали от потоптанных гряд.
Но, кроме того, что отрезывание Наполеона с армией было бессмысленно, оно было невозможно.
Невозможно это было, во первых, потому что, так как из опыта видно, что движение колонн на пяти верстах в одном сражении никогда не совпадает с планами, то вероятность того, чтобы Чичагов, Кутузов и Витгенштейн сошлись вовремя в назначенное место, была столь ничтожна, что она равнялась невозможности, как то и думал Кутузов, еще при получении плана сказавший, что диверсии на большие расстояния не приносят желаемых результатов.
Во вторых, невозможно было потому, что, для того чтобы парализировать ту силу инерции, с которой двигалось назад войско Наполеона, надо было без сравнения большие войска, чем те, которые имели русские.
В третьих, невозможно это было потому, что военное слово отрезать не имеет никакого смысла. Отрезать можно кусок хлеба, но не армию. Отрезать армию – перегородить ей дорогу – никак нельзя, ибо места кругом всегда много, где можно обойти, и есть ночь, во время которой ничего не видно, в чем могли бы убедиться военные ученые хоть из примеров Красного и Березины. Взять же в плен никак нельзя без того, чтобы тот, кого берут в плен, на это не согласился, как нельзя поймать ласточку, хотя и можно взять ее, когда она сядет на руку. Взять в плен можно того, кто сдается, как немцы, по правилам стратегии и тактики. Но французские войска совершенно справедливо не находили этого удобным, так как одинаковая голодная и холодная смерть ожидала их на бегстве и в плену.
В четвертых же, и главное, это было невозможно потому, что никогда, с тех пор как существует мир, не было войны при тех страшных условиях, при которых она происходила в 1812 году, и русские войска в преследовании французов напрягли все свои силы и не могли сделать большего, не уничтожившись сами.
В движении русской армии от Тарутина до Красного выбыло пятьдесят тысяч больными и отсталыми, то есть число, равное населению большого губернского города. Половина людей выбыла из армии без сражений.
И об этом то периоде кампании, когда войска без сапог и шуб, с неполным провиантом, без водки, по месяцам ночуют в снегу и при пятнадцати градусах мороза; когда дня только семь и восемь часов, а остальное ночь, во время которой не может быть влияния дисциплины; когда, не так как в сраженье, на несколько часов только люди вводятся в область смерти, где уже нет дисциплины, а когда люди по месяцам живут, всякую минуту борясь с смертью от голода и холода; когда в месяц погибает половина армии, – об этом то периоде кампании нам рассказывают историки, как Милорадович должен был сделать фланговый марш туда то, а Тормасов туда то и как Чичагов должен был передвинуться туда то (передвинуться выше колена в снегу), и как тот опрокинул и отрезал, и т. д., и т. д.