Индульф

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Индульф Агрессор
гэльск. Ildulb An Ionsaighthigh,
англ. Indulf the Aggressor
<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Индульф, король Шотландии
</td></tr>

король Альбы (Шотландии)
954 — 962
Предшественник: Малькольм I
Преемник: Дуфф
 
Смерть: 962(0962)
Род: Макальпины
Отец: Константин II
Дети: Кулен, Эохад, Амлаф

Индульф Агрессор (гэльск. Ildulb An Ionsaighthigh, англ. Indulf the Aggressor; погиб в 962) — король Альбы (Шотландии) (954—962), сын короля Константина II. Мать Индульфа была норвежкой, чем и объясняется его несвойственное для гэлов имя.





Биография

Индульф стал королём Шотландии в 954 году, после гибели Малькольма I. В годы своего правления он воевал с англичанами и присоединил к своим владениям плодородные земли в Лотиане к северу от Пентлендса вместе с неким замком «Оппидум Эден», который историки обычно отождествляют с Эдинбургом, современной столицей Шотландии. Индульф воевал также с викингами. Он отбил их крупный набег на Бухан, но при отражении их нового набега в 962 году погиб в битве при Баудсе (около Инверкуллена).

Индульф, следуя примеру отца, собирался уйти в монастырь, но гибель помешала осуществить ему это желание.

Напишите отзыв о статье "Индульф"

Примечания

Литература

  • Мак-Кензи Агнес. Рождение Шотландии / Перевод, научная ред., вступит. статья С. В. Иванова. — СПб.: Евразия, 2003. — 336 с. — (Clio fundationis). — 1 500 экз. — ISBN 5-8071-0120-0.

Ссылки

  • [www.fmg.ac/Projects/MedLands/SCOTLAND.htm#_Toc253996178 SCOTLAND, KINGS] (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Проверено 19 октября 2011. [www.webcitation.org/65NpqaiGR Архивировано из первоисточника 12 февраля 2012].

Отрывок, характеризующий Индульф

Все только одного желали: под предводительством государя скорее итти против неприятеля. Под командою самого государя нельзя было не победить кого бы то ни было, так думали после смотра Ростов и большинство офицеров.
Все после смотра были уверены в победе больше, чем бы могли быть после двух выигранных сражений.


На другой день после смотра Борис, одевшись в лучший мундир и напутствуемый пожеланиями успеха от своего товарища Берга, поехал в Ольмюц к Болконскому, желая воспользоваться его лаской и устроить себе наилучшее положение, в особенности положение адъютанта при важном лице, казавшееся ему особенно заманчивым в армии. «Хорошо Ростову, которому отец присылает по 10 ти тысяч, рассуждать о том, как он никому не хочет кланяться и ни к кому не пойдет в лакеи; но мне, ничего не имеющему, кроме своей головы, надо сделать свою карьеру и не упускать случаев, а пользоваться ими».
В Ольмюце он не застал в этот день князя Андрея. Но вид Ольмюца, где стояла главная квартира, дипломатический корпус и жили оба императора с своими свитами – придворных, приближенных, только больше усилил его желание принадлежать к этому верховному миру.
Он никого не знал, и, несмотря на его щегольской гвардейский мундир, все эти высшие люди, сновавшие по улицам, в щегольских экипажах, плюмажах, лентах и орденах, придворные и военные, казалось, стояли так неизмеримо выше его, гвардейского офицерика, что не только не хотели, но и не могли признать его существование. В помещении главнокомандующего Кутузова, где он спросил Болконского, все эти адъютанты и даже денщики смотрели на него так, как будто желали внушить ему, что таких, как он, офицеров очень много сюда шляется и что они все уже очень надоели. Несмотря на это, или скорее вследствие этого, на другой день, 15 числа, он после обеда опять поехал в Ольмюц и, войдя в дом, занимаемый Кутузовым, спросил Болконского. Князь Андрей был дома, и Бориса провели в большую залу, в которой, вероятно, прежде танцовали, а теперь стояли пять кроватей, разнородная мебель: стол, стулья и клавикорды. Один адъютант, ближе к двери, в персидском халате, сидел за столом и писал. Другой, красный, толстый Несвицкий, лежал на постели, подложив руки под голову, и смеялся с присевшим к нему офицером. Третий играл на клавикордах венский вальс, четвертый лежал на этих клавикордах и подпевал ему. Болконского не было. Никто из этих господ, заметив Бориса, не изменил своего положения. Тот, который писал, и к которому обратился Борис, досадливо обернулся и сказал ему, что Болконский дежурный, и чтобы он шел налево в дверь, в приемную, коли ему нужно видеть его. Борис поблагодарил и пошел в приемную. В приемной было человек десять офицеров и генералов.