Институт Сервантеса

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Институт Сервантеса (исп. Instituto Cervantes) — государственное учреждение Испании, созданное в 1991 году под эгидой Министерства иностранных дел страны для преподавания испанского языка, распространения испанской культуры. Главный центр находится в Мадриде и в родном городе писателя Мигеля Сервантеса Алькала-де-Энарес. При этом Институт Сервантеса представлен на пяти континентах, где работают 77 центров. Среди прочих, такой центр имеется в Москве. В его здании находятся актовый зал, выставочный зал, аудитории курсов испанского языка, библиотека и фонотекаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2039 дней].





Цели и задачи Института

В законе о создании ИС определены следующие цели деятельности Института Сервантеса:[1]

  1. Способствовать распространению, изучению и использованию испанского языка во всем мире, совершенствуя методы решения этой задачи.
  2. Способствовать распространению культуры за пределами страны при взаимодействии с компетентными органами в государственных учреждениях.

Исходя из этих целей, ИС решает следующие задачи:

  • Организует экзамены для получения Диплома испанского языка как иностранного (DELE), выдачей свидетельств и официальных дипломов для студентов, закончивших курсы при Институте.
  • Организует курсы испанского языка и других официальных языков Испании.
  • Организует курсы для подготовки преподавателей испанского языка.
  • Поддерживает деятельность испанистов.
  • Проводит культурные мероприятия в сотрудничестве с другими учреждениями.
  • Предоставляет населению открытый доступ в свои библиотеки

Академическая деятельность Института Сервантеса

На 15 000 курсах Института Сервантеса учат испанский более 130 000 учеников каждый год. Здесь можно выучить также баскский, каталанский, и галисийский языки, пройти специализированные курсы для преподавателей испанского языка.

Аккредитованные центры

Сеть центров, аккредитованных Институтом Сервантеса (что означает признание качества их обучения этим учреждением), состоит из 140 центров обучения испанскому языку, частных и государственных, в более чем двадцати странах.

Члены этой сети соответствуют требованиям, предъявляемым к качеству, которые были сформулированы Системой аккредитации центров испанского языка Института Сервантеса, единственной системой аккредитации качества обучения мирового уровня. В России есть один центр, аккредитованный Институтом Сервантеса, это центр Аделанте в Санкт-Петербурге.

Культурная деятельность Института Сервантеса

В сети Центров Института ежегодно проходит более 6500 культурных событий: круглые столы, беседы, встречи, коллоквиумы, музыкальные и танцевальные концерты, театральные постановки, кинопоказы, выставки, лекции, мастер-классы, семинары.

Международные конгрессы испанского языка

Институт Сервантеса является постоянным организатором международных конгрессов испанского языка.

Конгрессы — это форумы, где сотни экспертов размышляют о современном положении испанского в мире, о тех задачах, которые придется решать в ближайшем будущем. Почетным председателем Конгрессов выступает Его Величество Король дон Хуан Карлос и лидеры испаноговорящих стран.

Конгрессы проходили: в г. Сакатекас (Мексика) в 1997, в г. Вальядолид (Испания) в 2001, в г. Росарио (Аргентина) в 2004 году, в г. Картахена-де-Индиас (Колумбия) в 2007 и в г. Вальпараисо (Чили) в 2010.

Дискуссия участников Конгресса разворачивается вокруг самых разных тем, таких, как употребление языка в СМИ, новые технологии в информационном обществе, экономический потенциал испанского языка, его единство и разнообразие.

Руководство

Директором Института в настоящее время (c 27 января 2012) является испанский филолог Виктор Гарсия де ла Конча (исп. Víctor García de la Concha ). Институт Сервантеса в Москве возглавляет Жузеп Мария де Сагарра.

Патронаж

Институт Сервантеса работает под патронажем Попечительского совета, чьим почетным председателем является Его Величество Король дон Хуан Карлос, а возглавляет председатель правительства Испании.

В Попечительский совет входят тридцать человек, среди которых есть члены по должности и выборные. Среди тех, кто входит в Совет по должности, кроме лиц, занимающих высокие административные посты, фигурируют писатели, получившие высшую награду в испаноязычной литературе — Премию Мигеля де Сервантеса:

Выборные должности также занимают деятели культуры Испании и Латинской Америки, представители университетов и королевских академий, а также общественных организаций, работающих в области культуры.

Признание

1 июня 2005 год Институт Сервантеса получил Премию Принца Астурийского в области Коммуникаций и гуманитарных наук вместе с ним были награждены: Альянс Франсез, Società Dante Alighieri, Британский совет, Институт имени Гёте, Instituto Camões.

Капсула времени ИС

Штаб-квартира Института Сервантеса в Мадриде занимает бывшее здание Центрального Банка, от которого в подвале здания остался бронированный сейф. В нём, начиная с 2007 года, известные деятели испаноязычной культуры оставляют свои послания для будущего. Таким образом, ячейки банка выполняют функцию капсул с посланием потомкам.

Первым стал писатель Франсиско Айяла в 2007 году.[2] Он не стал раскрывать содержание своего послания, которое будет храниться до 2057 года.

Всего в сейфе есть 1800 ячеек, в которые было вложено уже 18 посланий от деятелей культуры — кинематографистов, писателей, художников, музыкантов и т. д. В некоторых случаях содержание ячейки не становится предметом тайны.

Так, в 2009 году каталонский писатель Хуан Марсе не стал скрывать, что разместил в своей ячейке среди прочих «не таких важных вещей» рецепт эскаливады, которую готовил его приёмный отец.[3] Писатель назначил 2029 годом окончания хранения его послания в ячейке. А знаменитый литературный агент Кармен Бальсельс посвятила содержимое своей ячейки Алиоче Коллу, никому не известному мадридскому писателю, покончившему с собой в 42 года.[4]

Напишите отзыв о статье "Институт Сервантеса"

Примечания

  1. [noticias.juridicas.com/base_datos/Admin/l7-1991.t1.html Ley 7/1991, de 21 de marzo, por la que se crea el Instituto Cervantes]  (исп.)
  2. [www.cervantes.es/sobre_instituto_cervantes/prensa/2007/noticias/noticia_07-02-15.htm Francisco Ayala inaugura la "Caja de las Letras"del Instituto Cervantes]  (исп.)
  3. [www.europapress.es/cultura/exposiciones-00131/noticia-marse-deposita-secreto-escalivada-caja-letras-20090421172452.html Marsé deposita «el secreto de la escalivada» en la Caja de las Letras]  (исп.)
  4. [cultura.elpais.com/cultura/2011/03/21/actualidad/1300662005_850215.html Carmen Balcells cede a un escritor marginal el protagonismo de un homenaje del Cervantes]  (исп.)

Ссылки

  • На Викискладе есть медиафайлы по теме Институт Сервантеса
  • [www.cervantes.es/default.htm Официальная страница]  (исп.)
  • [moscu.cervantes.es/ru/default.shtm Страница Института Сервантеса в Москве]  (рус.),  (исп.)

Отрывок, характеризующий Институт Сервантеса

Получив, пробужденный от сна, холодную и повелительную записку от Кутузова, Растопчин почувствовал себя тем более раздраженным, чем более он чувствовал себя виновным. В Москве оставалось все то, что именно было поручено ему, все то казенное, что ему должно было вывезти. Вывезти все не было возможности.
«Кто же виноват в этом, кто допустил до этого? – думал он. – Разумеется, не я. У меня все было готово, я держал Москву вот как! И вот до чего они довели дело! Мерзавцы, изменники!» – думал он, не определяя хорошенько того, кто были эти мерзавцы и изменники, но чувствуя необходимость ненавидеть этих кого то изменников, которые были виноваты в том фальшивом и смешном положении, в котором он находился.
Всю эту ночь граф Растопчин отдавал приказания, за которыми со всех сторон Москвы приезжали к нему. Приближенные никогда не видали графа столь мрачным и раздраженным.
«Ваше сиятельство, из вотчинного департамента пришли, от директора за приказаниями… Из консистории, из сената, из университета, из воспитательного дома, викарный прислал… спрашивает… О пожарной команде как прикажете? Из острога смотритель… из желтого дома смотритель…» – всю ночь, не переставая, докладывали графу.
На все эта вопросы граф давал короткие и сердитые ответы, показывавшие, что приказания его теперь не нужны, что все старательно подготовленное им дело теперь испорчено кем то и что этот кто то будет нести всю ответственность за все то, что произойдет теперь.
– Ну, скажи ты этому болвану, – отвечал он на запрос от вотчинного департамента, – чтоб он оставался караулить свои бумаги. Ну что ты спрашиваешь вздор о пожарной команде? Есть лошади – пускай едут во Владимир. Не французам оставлять.
– Ваше сиятельство, приехал надзиратель из сумасшедшего дома, как прикажете?
– Как прикажу? Пускай едут все, вот и всё… А сумасшедших выпустить в городе. Когда у нас сумасшедшие армиями командуют, так этим и бог велел.
На вопрос о колодниках, которые сидели в яме, граф сердито крикнул на смотрителя:
– Что ж, тебе два батальона конвоя дать, которого нет? Пустить их, и всё!
– Ваше сиятельство, есть политические: Мешков, Верещагин.
– Верещагин! Он еще не повешен? – крикнул Растопчин. – Привести его ко мне.


К девяти часам утра, когда войска уже двинулись через Москву, никто больше не приходил спрашивать распоряжений графа. Все, кто мог ехать, ехали сами собой; те, кто оставались, решали сами с собой, что им надо было делать.
Граф велел подавать лошадей, чтобы ехать в Сокольники, и, нахмуренный, желтый и молчаливый, сложив руки, сидел в своем кабинете.
Каждому администратору в спокойное, не бурное время кажется, что только его усилиями движется всо ему подведомственное народонаселение, и в этом сознании своей необходимости каждый администратор чувствует главную награду за свои труды и усилия. Понятно, что до тех пор, пока историческое море спокойно, правителю администратору, с своей утлой лодочкой упирающемуся шестом в корабль народа и самому двигающемуся, должно казаться, что его усилиями двигается корабль, в который он упирается. Но стоит подняться буре, взволноваться морю и двинуться самому кораблю, и тогда уж заблуждение невозможно. Корабль идет своим громадным, независимым ходом, шест не достает до двинувшегося корабля, и правитель вдруг из положения властителя, источника силы, переходит в ничтожного, бесполезного и слабого человека.
Растопчин чувствовал это, и это то раздражало его. Полицеймейстер, которого остановила толпа, вместе с адъютантом, который пришел доложить, что лошади готовы, вошли к графу. Оба были бледны, и полицеймейстер, передав об исполнении своего поручения, сообщил, что на дворе графа стояла огромная толпа народа, желавшая его видеть.
Растопчин, ни слова не отвечая, встал и быстрыми шагами направился в свою роскошную светлую гостиную, подошел к двери балкона, взялся за ручку, оставил ее и перешел к окну, из которого виднее была вся толпа. Высокий малый стоял в передних рядах и с строгим лицом, размахивая рукой, говорил что то. Окровавленный кузнец с мрачным видом стоял подле него. Сквозь закрытые окна слышен был гул голосов.
– Готов экипаж? – сказал Растопчин, отходя от окна.
– Готов, ваше сиятельство, – сказал адъютант.
Растопчин опять подошел к двери балкона.
– Да чего они хотят? – спросил он у полицеймейстера.
– Ваше сиятельство, они говорят, что собрались идти на французов по вашему приказанью, про измену что то кричали. Но буйная толпа, ваше сиятельство. Я насилу уехал. Ваше сиятельство, осмелюсь предложить…
– Извольте идти, я без вас знаю, что делать, – сердито крикнул Растопчин. Он стоял у двери балкона, глядя на толпу. «Вот что они сделали с Россией! Вот что они сделали со мной!» – думал Растопчин, чувствуя поднимающийся в своей душе неудержимый гнев против кого то того, кому можно было приписать причину всего случившегося. Как это часто бывает с горячими людьми, гнев уже владел им, но он искал еще для него предмета. «La voila la populace, la lie du peuple, – думал он, глядя на толпу, – la plebe qu'ils ont soulevee par leur sottise. Il leur faut une victime, [„Вот он, народец, эти подонки народонаселения, плебеи, которых они подняли своею глупостью! Им нужна жертва“.] – пришло ему в голову, глядя на размахивающего рукой высокого малого. И по тому самому это пришло ему в голову, что ему самому нужна была эта жертва, этот предмет для своего гнева.
– Готов экипаж? – в другой раз спросил он.
– Готов, ваше сиятельство. Что прикажете насчет Верещагина? Он ждет у крыльца, – отвечал адъютант.
– А! – вскрикнул Растопчин, как пораженный каким то неожиданным воспоминанием.
И, быстро отворив дверь, он вышел решительными шагами на балкон. Говор вдруг умолк, шапки и картузы снялись, и все глаза поднялись к вышедшему графу.
– Здравствуйте, ребята! – сказал граф быстро и громко. – Спасибо, что пришли. Я сейчас выйду к вам, но прежде всего нам надо управиться с злодеем. Нам надо наказать злодея, от которого погибла Москва. Подождите меня! – И граф так же быстро вернулся в покои, крепко хлопнув дверью.
По толпе пробежал одобрительный ропот удовольствия. «Он, значит, злодеев управит усех! А ты говоришь француз… он тебе всю дистанцию развяжет!» – говорили люди, как будто упрекая друг друга в своем маловерии.
Через несколько минут из парадных дверей поспешно вышел офицер, приказал что то, и драгуны вытянулись. Толпа от балкона жадно подвинулась к крыльцу. Выйдя гневно быстрыми шагами на крыльцо, Растопчин поспешно оглянулся вокруг себя, как бы отыскивая кого то.
– Где он? – сказал граф, и в ту же минуту, как он сказал это, он увидал из за угла дома выходившего между, двух драгун молодого человека с длинной тонкой шеей, с до половины выбритой и заросшей головой. Молодой человек этот был одет в когда то щегольской, крытый синим сукном, потертый лисий тулупчик и в грязные посконные арестантские шаровары, засунутые в нечищеные, стоптанные тонкие сапоги. На тонких, слабых ногах тяжело висели кандалы, затруднявшие нерешительную походку молодого человека.