Инцидент в заливе Сидра (1989)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Второй инцидент в заливе Сидра — воздушный бой между истребителями ВМС США и ВВС Ливии в 1989 году.

Американо-ливийские отношения в 1980-х годах отличались крайней напряжённостью. В августе 1981 года американскими самолётами были сбиты два ливийских истребителя-бомбардировщика Су-22, выполнявших облёт авианосцев ВМС США у берегов Ливии. Произошло множество других инцидентов без применения оружия. Кульминацией американо-ливийского противостояния стала вооружённая конфронтация в заливе Сидра (Большой Сирт) в марте 1986 года и последовавшая за ней военная операция «Каньон Эльдорадо» — авианалёт на военные цели в Триполи и Бенгази в апреле. После этого враждебность между сторонами пошла на спад. Госдепартамент США отмечал ослабление ливийской поддержки международным террористическим организациям. В 1987 году Ливия вывела свои войска из Чада, но 21 декабря 1988 года ливийская агентура взорвала американский авиалайнер над Локерби с гибелью 270 человек. В начале 1989 года у берегов Ливии продолжала находиться одна авианосная группировка США.

Утром 4 января 1989 года самолёты с авианосца «Джон Ф. Кеннеди» возобновили обычное патрулирование воздушного пространства и тренировочные вылеты. Около полудня самолёт дальнего радиолокационного обнаружения E-2C уведомил экипажи находящихся на патрулировании F-14 «Томкэт», что в воздух поднялась четвёрка ливийских МиГ-23. Два из них взяли курс прямо на американский авианосец. Пара F-14 отправилась им на перехват на встречных курсах. Затем американские самолёты отвернули в сторону, чтобы не провоцировать ливийцев. Оба МиГ-23 совершили соответствующий манёвр и начали преследовать F-14. Экипажи «Томкэтов» пять раз меняли курс, и каждый раз ливийцы возобновляли преследование. После нескольких минут маневрирования E-2C дал пилотам F-14 разрешение на открытие огня в случае угрозы со стороны МиГов; экипажи привели свои ракеты «воздух-воздух» в боеготовность. Когда ливийцы вновь начали сближаться с американскими самолётами, оператор бортового вооружения одного из F-14 выпустил первую ракету AIM-7 (даже не предупредив своего пилота). МиГи продолжали сближение; F-14 разошлись, после чего ливийские самолёты начали преследовать ведомого, которому затем удалось сбить один из них. Ведущий занял удачную позицию за вторым МиГом и сбил его. Ливийские пилоты катапультировались, но ВМС Ливии по какой-то причине оказались не в состоянии спасти их.

Ливия заявила, что МиГи являлись безоружными разведсамолётами, ливийские пилоты не открывали огня. Американские источники утверждают, что на съёмке бортовых камер F-14 видно, что МиГи были вооружены ракетами Р-23[1]. Инцидент не имел каких-либо долговременных последствий, если не считать осуществлённого 19 сентября 1989 года ливийцами взрыва французского авиалайнера над Нигером с гибелью 170 человек. Достаточно большую известность получили съёмки бортовой камеры одного из F-14 в ходе боя, сопровождающиеся записью радиопереговоров экипажей.



См. также

Напишите отзыв о статье "Инцидент в заливе Сидра (1989)"

Ссылки

  • [www.acig.org/artman/publish/article_360.shtml Tom Cooper. Libyan Wars, 1980-1989, Part 6]  (англ.)
  • [www.youtube.com/watch?v=7FNPvMmwAsk Фрагмент американской телепередачи об инциденте] (видео, включает аудиозапись переговоров американских пилотов и съёмки бортовой камеры одного из F-14)

Примечания

  1. [www.acig.org/artman/publish/article_360.shtml Libyan Wars, 1980-1989, Part 6]

Отрывок, характеризующий Инцидент в заливе Сидра (1989)



В соседней комнате зашумело женское платье. Как будто очнувшись, князь Андрей встряхнулся, и лицо его приняло то же выражение, какое оно имело в гостиной Анны Павловны. Пьер спустил ноги с дивана. Вошла княгиня. Она была уже в другом, домашнем, но столь же элегантном и свежем платье. Князь Андрей встал, учтиво подвигая ей кресло.
– Отчего, я часто думаю, – заговорила она, как всегда, по французски, поспешно и хлопотливо усаживаясь в кресло, – отчего Анет не вышла замуж? Как вы все глупы, messurs, что на ней не женились. Вы меня извините, но вы ничего не понимаете в женщинах толку. Какой вы спорщик, мсье Пьер.
– Я и с мужем вашим всё спорю; не понимаю, зачем он хочет итти на войну, – сказал Пьер, без всякого стеснения (столь обыкновенного в отношениях молодого мужчины к молодой женщине) обращаясь к княгине.
Княгиня встрепенулась. Видимо, слова Пьера затронули ее за живое.
– Ах, вот я то же говорю! – сказала она. – Я не понимаю, решительно не понимаю, отчего мужчины не могут жить без войны? Отчего мы, женщины, ничего не хотим, ничего нам не нужно? Ну, вот вы будьте судьею. Я ему всё говорю: здесь он адъютант у дяди, самое блестящее положение. Все его так знают, так ценят. На днях у Апраксиных я слышала, как одна дама спрашивает: «c'est ca le fameux prince Andre?» Ma parole d'honneur! [Это знаменитый князь Андрей? Честное слово!] – Она засмеялась. – Он так везде принят. Он очень легко может быть и флигель адъютантом. Вы знаете, государь очень милостиво говорил с ним. Мы с Анет говорили, это очень легко было бы устроить. Как вы думаете?
Пьер посмотрел на князя Андрея и, заметив, что разговор этот не нравился его другу, ничего не отвечал.
– Когда вы едете? – спросил он.
– Ah! ne me parlez pas de ce depart, ne m'en parlez pas. Je ne veux pas en entendre parler, [Ах, не говорите мне про этот отъезд! Я не хочу про него слышать,] – заговорила княгиня таким капризно игривым тоном, каким она говорила с Ипполитом в гостиной, и который так, очевидно, не шел к семейному кружку, где Пьер был как бы членом. – Сегодня, когда я подумала, что надо прервать все эти дорогие отношения… И потом, ты знаешь, Andre? – Она значительно мигнула мужу. – J'ai peur, j'ai peur! [Мне страшно, мне страшно!] – прошептала она, содрогаясь спиною.
Муж посмотрел на нее с таким видом, как будто он был удивлен, заметив, что кто то еще, кроме его и Пьера, находился в комнате; и он с холодною учтивостью вопросительно обратился к жене:
– Чего ты боишься, Лиза? Я не могу понять, – сказал он.
– Вот как все мужчины эгоисты; все, все эгоисты! Сам из за своих прихотей, Бог знает зачем, бросает меня, запирает в деревню одну.
– С отцом и сестрой, не забудь, – тихо сказал князь Андрей.
– Всё равно одна, без моих друзей… И хочет, чтобы я не боялась.
Тон ее уже был ворчливый, губка поднялась, придавая лицу не радостное, а зверское, беличье выраженье. Она замолчала, как будто находя неприличным говорить при Пьере про свою беременность, тогда как в этом и состояла сущность дела.
– Всё таки я не понял, de quoi vous avez peur, [Чего ты боишься,] – медлительно проговорил князь Андрей, не спуская глаз с жены.
Княгиня покраснела и отчаянно взмахнула руками.
– Non, Andre, je dis que vous avez tellement, tellement change… [Нет, Андрей, я говорю: ты так, так переменился…]
– Твой доктор велит тебе раньше ложиться, – сказал князь Андрей. – Ты бы шла спать.
Княгиня ничего не сказала, и вдруг короткая с усиками губка задрожала; князь Андрей, встав и пожав плечами, прошел по комнате.
Пьер удивленно и наивно смотрел через очки то на него, то на княгиню и зашевелился, как будто он тоже хотел встать, но опять раздумывал.
– Что мне за дело, что тут мсье Пьер, – вдруг сказала маленькая княгиня, и хорошенькое лицо ее вдруг распустилось в слезливую гримасу. – Я тебе давно хотела сказать, Andre: за что ты ко мне так переменился? Что я тебе сделала? Ты едешь в армию, ты меня не жалеешь. За что?
– Lise! – только сказал князь Андрей; но в этом слове были и просьба, и угроза, и, главное, уверение в том, что она сама раскается в своих словах; но она торопливо продолжала: