Иоанна Австрийская

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Иоанна Австрийская
нем. Johanna von Österreich,
итал. Giovanna d'Austria
<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Портрет кисти Арчимбольдо</td></tr>

великая герцогиня Тосканская
1574 — 10 апреля 1578
Предшественник: Элеонора Толедская
Преемник: Бьянка Каппелло
 
Рождение: 24 января 1547(1547-01-24)
Прага
Смерть: 10 апреля 1578(1578-04-10) (31 год)
Флоренция
Род: Габсбурги, Медичи
Отец: Фердинанд I
Мать: Анна Ягеллонка
Супруг: Франческо I
Дети: дочери: Мария, Элеонора

сын: Филлип

Иоанна Австрийская (нем. Johanna von Österreich, итал. Giovanna d'Austria; 24 января 1547, Прага — 10 апреля 1578, Флоренция) — младшая дочь императора Фердинанда I и Анны Ягеллонки, великая герцогиня Тосканская, первая жена герцога Франческо I, мать королевы Франции Марии Медичи.





Биография

Была младшей из 15 детей в семье, мать умерла через два дня после её рождения. Получила обширное образование в области философии, искусства, музыки, говорила на французском, испанском, итальянском, венгерском и латыни, не считая немецкого.

Брак с Медичи

Её брат император Максимилиан II, следуя желаниям родителей, договорившихся о браке Иоанны с представителем рода Медичи (недавно вошедших в число правящих европейских династий), выдал её замуж за наследника флорентийского герцога — Франческо. Брак с представительницей самой могущественной в Европе династии — Габсбургами, был для Медичи весьма престижным.

18 декабря 1565 года состоялось её бракосочетание с Франческо Медичи. Невеста прибыла через Порто-аль-Прато. Организацией праздника занимались Джорджо Вазари и Винченцо Боргини с помощью Джованни Каччини. На празднествах играли комедию в стихах «Cofanario» Франческо д’Амбры[1]. В числе фресок, созданных в честь свадьбы, были фрески в Палаццо Веккьо и Коридоре Вазари, а также Фонтан Нептуна. У дворца Борго деи Оньисанти были размещены две статуи Франческо Камилла, символизировавшие Тоскану и Австрию.

Муж все время их супружества сохранял начавшиеся задолго до того отношения со своей любовницей Бьянкой Каппелло — пышной венецианкой с золотыми волосами. Муж игнорировал болезненную, меланхолическую Иоанну, рожавшую только девочек, к которой, вдобавок, с неприязнью относились подданные из-за её австрийского происхождения. К ней хорошо относился лишь свёкр, Козимо I, повелевший специально для Иоанны декорировать особый дворик в Палаццо Веккьо: в люнеттах ученики Вазари написали виды Австрии, а для фонтана с виллы Кареджи привезли статую Вероккьо «Путти с дельфином».

В 1576 году брат Иоанны император Максимилиан не только дал её мужу титул герцога, но и преобразовал его владения в герцогство, над которым не имел власти папа[2].

За 12 лет брака Иоанна произвела на свет 8 детей и скончалась в возрасте 31 года. 10 апреля 1578 года, беременная 8-м ребенком Иоанна упала с лестницы флорентийского Палаццо Дукале (также встречаются упоминания об отравлении). Несколько часов спустя она разродилась сыном, который тотчас скончался. На следующее утро 11 апреля умерла и роженица. Похоронена в базилике Сан Лоренцо в капелле Медичи (рядом в 1587 году был захоронен её муж).

Спустя несколько месяцев после её кончины Франческо поспешно женился на Бьянке Каппелло. Таинственные обстоятельства вокруг несчастного случая породили слухи об убийстве.

Дети

Единственный сын Иоанны и Франческо, названный Филиппом, умер в возрасте пяти лет, поэтому престол Тосканы отошёл к Фернандо, брату Франческо. Дочери Иоанны также не отличались здоровьем, большинство из них умерло в младенчестве.

  1. Элеонора Медичи (15661611), супруга Винченцо I Гонзага, мать Элеаноры Гонзага, будущей императрицы;
  2. Ромола (1568)
  3. Анна (15691584)
  4. Изабелла (15711572)
  5. Лукреция (15721574)
  6. Мария Медичи (15731642), супруга короля Франции Генриха IV;
  7. Филипп (15771582), крещен в честь кузена Иоанны короля Испании Филиппа II
  8. некрещёный ребёнок (1578).

Предки

Предки Иоганны Австрийской
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Фридрих III (1415 — 1493)
император Священной Римской империи
 
 
 
 
 
 
 
Максимилиан I (1459 — 1519)
император Священной Римской империи
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Элеонора Елена Португальская (1436 — 1467)
 
 
 
 
 
 
 
 
Филипп I Красивый (1478 — 1506)
герцог Бургундии
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Карл Смелый (1433 — 1477)
герцог Бургундии
 
 
 
 
 
 
 
Мария Бургундская (1457 — 1482)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Изабелла Бурбонская (1436 — 1465)
 
 
 
 
 
 
 
 
Фердинанд I (1503 — 1564)
император Священной Римской империи
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Хуан II Безверный (1398 — 1479)
король Арагона
 
 
 
 
 
 
 
Фердинанд II (1452 — 1516)
король Арагона
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Хуана Энрикес (1425 — 1468)
 
 
 
 
 
 
 
 
Хуана I Безумная (1479 — 1555)
королева Кастилии и Леона
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Хуан II (1405 — 1454)
король Кастилии и Леона
 
 
 
 
 
 
 
Изабелла I (1451 — 1504)
королева Кастилии и Леона
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Изабелла Португальская (1428 — 1496)
 
 
 
 
 
 
 
 
Иоганна Австрийская (1547 — 1578)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Владислав II (1362 — 1434)
король Польши, великий князь Литвы
 
 
 
 
 
 
 
Казимир IV (1427 — 1492)
король Польши, великий князь Литвы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Софья Гольшанская (1405 — 1461)
 
 
 
 
 
 
 
 
Владислав II (1456 — 1516)
король Чехии и Венгрии
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Альбрехт II (1397 — 1439)
король Германии
 
 
 
 
 
 
 
Елизавета Германская (1436 — 1505)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Елизавета Люксембургская (1409 — 1442)
 
 
 
 
 
 
 
 
Анна Богемская и Венгерская (1503 — 1547)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Жан I де Фуа[fr] (1410 — 1485)
граф Кандаль и Бенож
 
 
 
 
 
 
 
Гастон II де Фуа (1448 — 1500)
граф Кандаль и Бенож
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Маргарита де ла Поул[en] (1426 — 1485)
 
 
 
 
 
 
 
 
Анна де Фуа (1484 — 1506)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Гастон IV де Фуа (1423 — 1472)
граф Бигорр, виконт Беарн и Кастельбон
 
 
 
 
 
 
 
Екатерина де Фуа[fr] (1455 — 1494)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Элеонора Арагонская (1426 — 1479)
королева Наварры
 
 
 
 
 
 

Напишите отзыв о статье "Иоанна Австрийская"

Примечания

  1. Амбра, Франческо д' // Энциклопедический словарь, составленный русскими учеными и литераторами. — СПб., 1861.
  2. [books.google.com/books?id=QA0haOEBCToC&pg=PA610&dq=Joanna+of+Austria+medici&lr=&as_drrb_is=q&as_minm_is=0&as_miny_is=&as_maxm_is=0&as_maxy_is=&as_brr=3&as_pt=ALLTYPES&ei=b0wHSrf2DKDCzQTy0cGfAQ&hl=ru#PPA612,M1 Colonel G. F. Young. The Medici]

Отрывок, характеризующий Иоанна Австрийская



На Праценской горе, на том самом месте, где он упал с древком знамени в руках, лежал князь Андрей Болконский, истекая кровью, и, сам не зная того, стонал тихим, жалостным и детским стоном.
К вечеру он перестал стонать и совершенно затих. Он не знал, как долго продолжалось его забытье. Вдруг он опять чувствовал себя живым и страдающим от жгучей и разрывающей что то боли в голове.
«Где оно, это высокое небо, которое я не знал до сих пор и увидал нынче?» было первою его мыслью. «И страдания этого я не знал также, – подумал он. – Да, я ничего, ничего не знал до сих пор. Но где я?»
Он стал прислушиваться и услыхал звуки приближающегося топота лошадей и звуки голосов, говоривших по французски. Он раскрыл глаза. Над ним было опять всё то же высокое небо с еще выше поднявшимися плывущими облаками, сквозь которые виднелась синеющая бесконечность. Он не поворачивал головы и не видал тех, которые, судя по звуку копыт и голосов, подъехали к нему и остановились.
Подъехавшие верховые были Наполеон, сопутствуемый двумя адъютантами. Бонапарте, объезжая поле сражения, отдавал последние приказания об усилении батарей стреляющих по плотине Аугеста и рассматривал убитых и раненых, оставшихся на поле сражения.
– De beaux hommes! [Красавцы!] – сказал Наполеон, глядя на убитого русского гренадера, который с уткнутым в землю лицом и почернелым затылком лежал на животе, откинув далеко одну уже закоченевшую руку.
– Les munitions des pieces de position sont epuisees, sire! [Батарейных зарядов больше нет, ваше величество!] – сказал в это время адъютант, приехавший с батарей, стрелявших по Аугесту.
– Faites avancer celles de la reserve, [Велите привезти из резервов,] – сказал Наполеон, и, отъехав несколько шагов, он остановился над князем Андреем, лежавшим навзничь с брошенным подле него древком знамени (знамя уже, как трофей, было взято французами).
– Voila une belle mort, [Вот прекрасная смерть,] – сказал Наполеон, глядя на Болконского.
Князь Андрей понял, что это было сказано о нем, и что говорит это Наполеон. Он слышал, как называли sire того, кто сказал эти слова. Но он слышал эти слова, как бы он слышал жужжание мухи. Он не только не интересовался ими, но он и не заметил, а тотчас же забыл их. Ему жгло голову; он чувствовал, что он исходит кровью, и он видел над собою далекое, высокое и вечное небо. Он знал, что это был Наполеон – его герой, но в эту минуту Наполеон казался ему столь маленьким, ничтожным человеком в сравнении с тем, что происходило теперь между его душой и этим высоким, бесконечным небом с бегущими по нем облаками. Ему было совершенно всё равно в эту минуту, кто бы ни стоял над ним, что бы ни говорил об нем; он рад был только тому, что остановились над ним люди, и желал только, чтоб эти люди помогли ему и возвратили бы его к жизни, которая казалась ему столь прекрасною, потому что он так иначе понимал ее теперь. Он собрал все свои силы, чтобы пошевелиться и произвести какой нибудь звук. Он слабо пошевелил ногою и произвел самого его разжалобивший, слабый, болезненный стон.
– А! он жив, – сказал Наполеон. – Поднять этого молодого человека, ce jeune homme, и свезти на перевязочный пункт!
Сказав это, Наполеон поехал дальше навстречу к маршалу Лану, который, сняв шляпу, улыбаясь и поздравляя с победой, подъезжал к императору.
Князь Андрей не помнил ничего дальше: он потерял сознание от страшной боли, которую причинили ему укладывание на носилки, толчки во время движения и сондирование раны на перевязочном пункте. Он очнулся уже только в конце дня, когда его, соединив с другими русскими ранеными и пленными офицерами, понесли в госпиталь. На этом передвижении он чувствовал себя несколько свежее и мог оглядываться и даже говорить.
Первые слова, которые он услыхал, когда очнулся, – были слова французского конвойного офицера, который поспешно говорил:
– Надо здесь остановиться: император сейчас проедет; ему доставит удовольствие видеть этих пленных господ.
– Нынче так много пленных, чуть не вся русская армия, что ему, вероятно, это наскучило, – сказал другой офицер.
– Ну, однако! Этот, говорят, командир всей гвардии императора Александра, – сказал первый, указывая на раненого русского офицера в белом кавалергардском мундире.
Болконский узнал князя Репнина, которого он встречал в петербургском свете. Рядом с ним стоял другой, 19 летний мальчик, тоже раненый кавалергардский офицер.
Бонапарте, подъехав галопом, остановил лошадь.
– Кто старший? – сказал он, увидав пленных.
Назвали полковника, князя Репнина.
– Вы командир кавалергардского полка императора Александра? – спросил Наполеон.
– Я командовал эскадроном, – отвечал Репнин.
– Ваш полк честно исполнил долг свой, – сказал Наполеон.
– Похвала великого полководца есть лучшая награда cолдату, – сказал Репнин.
– С удовольствием отдаю ее вам, – сказал Наполеон. – Кто этот молодой человек подле вас?
Князь Репнин назвал поручика Сухтелена.
Посмотрев на него, Наполеон сказал, улыбаясь:
– II est venu bien jeune se frotter a nous. [Молод же явился он состязаться с нами.]
– Молодость не мешает быть храбрым, – проговорил обрывающимся голосом Сухтелен.
– Прекрасный ответ, – сказал Наполеон. – Молодой человек, вы далеко пойдете!
Князь Андрей, для полноты трофея пленников выставленный также вперед, на глаза императору, не мог не привлечь его внимания. Наполеон, видимо, вспомнил, что он видел его на поле и, обращаясь к нему, употребил то самое наименование молодого человека – jeune homme, под которым Болконский в первый раз отразился в его памяти.
– Et vous, jeune homme? Ну, а вы, молодой человек? – обратился он к нему, – как вы себя чувствуете, mon brave?
Несмотря на то, что за пять минут перед этим князь Андрей мог сказать несколько слов солдатам, переносившим его, он теперь, прямо устремив свои глаза на Наполеона, молчал… Ему так ничтожны казались в эту минуту все интересы, занимавшие Наполеона, так мелочен казался ему сам герой его, с этим мелким тщеславием и радостью победы, в сравнении с тем высоким, справедливым и добрым небом, которое он видел и понял, – что он не мог отвечать ему.
Да и всё казалось так бесполезно и ничтожно в сравнении с тем строгим и величественным строем мысли, который вызывали в нем ослабление сил от истекшей крови, страдание и близкое ожидание смерти. Глядя в глаза Наполеону, князь Андрей думал о ничтожности величия, о ничтожности жизни, которой никто не мог понять значения, и о еще большем ничтожестве смерти, смысл которой никто не мог понять и объяснить из живущих.
Император, не дождавшись ответа, отвернулся и, отъезжая, обратился к одному из начальников:
– Пусть позаботятся об этих господах и свезут их в мой бивуак; пускай мой доктор Ларрей осмотрит их раны. До свидания, князь Репнин, – и он, тронув лошадь, галопом поехал дальше.
На лице его было сиянье самодовольства и счастия.
Солдаты, принесшие князя Андрея и снявшие с него попавшийся им золотой образок, навешенный на брата княжною Марьею, увидав ласковость, с которою обращался император с пленными, поспешили возвратить образок.