Ионишкис

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Ионишкис
лит. Joniškis
Флаг Герб
Страна
Литва
Уезд
Шяуляйский
Район
Староство
Координаты
Высота центра
≈60 м
Тип климата
Население
9 899 человек (2011)
Часовой пояс
Телефонный код
+370 426
Почтовый индекс
LT-84001
Показать/скрыть карты

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Ио́нишкис[1] (лит. Joniškis, польск. Janiszki, рус. Янишки) — город на севере Литвы, на границе с Латвией; административный центр Ионишкского района и Ионишкского староства.





География

Город расположен в 14 км от границы с Латвией, в 253 км к северо-западу от Вильнюса, в 187 км к северу от Каунаса и в 39 км к северу от Шяуляй.

Население

В 1939 году насчитывалось 5 132 жителей. В 2010 году — 10 490 жителей.

Название

Назван по имени виленского епископа Яна, по распоряжению которого был построен костёл и образован приход.

Герб

В 1992 году восстановлен прежний герб с изображением на красном щите святого Михаила Архангела, поражающего дракона.

История

Датой основания считается 1523 или 1526 год, когда виленский епископ Ян, обнаружив в приграничной с Курляндией местности язычников, распорядился в одном из селений построить костёл и образовать приход. Селение получило название по его имени. Король Сигизмунд III Ваза привилегией от 4 июля 1616 года даровал селению магдебургские права.

В 1796 году, по переходе края к Российской империи, Ионишкис было обращено в местечко Янишки и отдано во владение князя Платона Зубова. Новые помещики обращались с жителями, как с крепостными и, вследствие жалоб последних, указом Правительствующего сената, в 1841 году жителям были предоставлены права вольных хлебопашцев[2].

В середине XIX века через Ионишкис проведено шоссе «РигаТильзит».

Как и в других местечках Литвы, существенную долю населения составляли евреи: из 4 774 жителей — 2 272 еврея (1897). В межвоенные годы здесь жило ок. 700 евреев, действовали еврейская школа и три синагоги.

В 1933 года присвоен статус города. Районный центр с 1950 года.

Известные горожане

Напишите отзыв о статье "Ионишкис"

Примечания

  1. Географический энциклопедический словарь: географические названия / Под ред. А. Ф. Трёшникова. — 2-е изд., доп.. — М.: Советская энциклопедия, 1989. — С. 190. — 210 000 экз. — ISBN 5-85270-057-6.
  2. Янишки // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Ионишкис

– Кому прикажете, ваше величество? – Государь недовольно поморщился и, оглянувшись, сказал:
– Да ведь надобно же отвечать ему.
Козловский с решительным видом оглянулся на ряды и в этом взгляде захватил и Ростова.
«Уж не меня ли?» подумал Ростов.
– Лазарев! – нахмурившись прокомандовал полковник; и первый по ранжиру солдат, Лазарев, бойко вышел вперед.
– Куда же ты? Тут стой! – зашептали голоса на Лазарева, не знавшего куда ему итти. Лазарев остановился, испуганно покосившись на полковника, и лицо его дрогнуло, как это бывает с солдатами, вызываемыми перед фронт.
Наполеон чуть поворотил голову назад и отвел назад свою маленькую пухлую ручку, как будто желая взять что то. Лица его свиты, догадавшись в ту же секунду в чем дело, засуетились, зашептались, передавая что то один другому, и паж, тот самый, которого вчера видел Ростов у Бориса, выбежал вперед и почтительно наклонившись над протянутой рукой и не заставив ее дожидаться ни одной секунды, вложил в нее орден на красной ленте. Наполеон, не глядя, сжал два пальца. Орден очутился между ними. Наполеон подошел к Лазареву, который, выкатывая глаза, упорно продолжал смотреть только на своего государя, и оглянулся на императора Александра, показывая этим, что то, что он делал теперь, он делал для своего союзника. Маленькая белая рука с орденом дотронулась до пуговицы солдата Лазарева. Как будто Наполеон знал, что для того, чтобы навсегда этот солдат был счастлив, награжден и отличен от всех в мире, нужно было только, чтобы его, Наполеонова рука, удостоила дотронуться до груди солдата. Наполеон только прило жил крест к груди Лазарева и, пустив руку, обратился к Александру, как будто он знал, что крест должен прилипнуть к груди Лазарева. Крест действительно прилип.
Русские и французские услужливые руки, мгновенно подхватив крест, прицепили его к мундиру. Лазарев мрачно взглянул на маленького человечка, с белыми руками, который что то сделал над ним, и продолжая неподвижно держать на караул, опять прямо стал глядеть в глаза Александру, как будто он спрашивал Александра: всё ли еще ему стоять, или не прикажут ли ему пройтись теперь, или может быть еще что нибудь сделать? Но ему ничего не приказывали, и он довольно долго оставался в этом неподвижном состоянии.
Государи сели верхами и уехали. Преображенцы, расстроивая ряды, перемешались с французскими гвардейцами и сели за столы, приготовленные для них.
Лазарев сидел на почетном месте; его обнимали, поздравляли и жали ему руки русские и французские офицеры. Толпы офицеров и народа подходили, чтобы только посмотреть на Лазарева. Гул говора русского французского и хохота стоял на площади вокруг столов. Два офицера с раскрасневшимися лицами, веселые и счастливые прошли мимо Ростова.
– Каково, брат, угощенье? Всё на серебре, – сказал один. – Лазарева видел?
– Видел.
– Завтра, говорят, преображенцы их угащивать будут.
– Нет, Лазареву то какое счастье! 10 франков пожизненного пенсиона.
– Вот так шапка, ребята! – кричал преображенец, надевая мохнатую шапку француза.
– Чудо как хорошо, прелесть!
– Ты слышал отзыв? – сказал гвардейский офицер другому. Третьего дня было Napoleon, France, bravoure; [Наполеон, Франция, храбрость;] вчера Alexandre, Russie, grandeur; [Александр, Россия, величие;] один день наш государь дает отзыв, а другой день Наполеон. Завтра государь пошлет Георгия самому храброму из французских гвардейцев. Нельзя же! Должен ответить тем же.
Борис с своим товарищем Жилинским тоже пришел посмотреть на банкет преображенцев. Возвращаясь назад, Борис заметил Ростова, который стоял у угла дома.
– Ростов! здравствуй; мы и не видались, – сказал он ему, и не мог удержаться, чтобы не спросить у него, что с ним сделалось: так странно мрачно и расстроено было лицо Ростова.