Иордания

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Иорданское Хашимитское Королевство
المملكة الأردنية الهاشمية
(аль-Мамля́ка аль-Урдуни́я аль-Хашими́я)
Флаг Герб
Девиз: «الله، الوطن، الملك‎ (Бог, Родина, Король)»
Гимн: «السلام الملكي الأردني‎ (Ас-салам аль-малаки аль-урдуни)»
Дата независимости 25 мая 1946 (от Великобритании)
Официальный язык арабский
Столица Амман
Крупнейшие города Амман, Эз-Зарка, Ирбид
Форма правления Дуалистическая монархия
Король
Премьер-министр
Абдалла II
Абдалла аль-Нуссур
Госрелигия Ислам (суннитского толка)
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
110-я в мире
92 300 км²
0,01
ВВП
  • Итого (2016)
  • На душу населения

87,126 млрд[1] долл. (103-й)
12,490 долл.
ИЧР (2014) 0.748[2] (высокий) (80-е место)
Валюта Иорданский динар (JOD, код 400)
Интернет-домен .jo
Телефонный код +962
Часовой пояс +2[3]
Координаты: 31°01′00″ с. ш. 36°37′00″ в. д. / 31.01667° с. ш. 36.61667° в. д. / 31.01667; 36.61667 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=31.01667&mlon=36.61667&zoom=12 (O)] (Я)

Иорда́нское Хашими́тское Короле́вство[4] (араб. المملكة الأردنية الهاشمية‎, аль-Мамля́ка аль-Урдуни́я аль-Хашими́я) или Иорда́ния (араб. الأردن‎, Эль-Урдунн[5]) — арабское государство на Ближнем Востоке. Граничит с Сирией на севере, Ираком — на северо-востоке, с Саудовской Аравией — на востоке и юге, с Израилем и Палестинской национальной администрацией (ПНА) / частично признанным Государством Палестина — на западе. Иордания разделяет с Израилем и ПНА береговые линии Мёртвого моря и Залива Акаба с Израилем, Саудовской Аравией и Египтом.

Около 90 % территории королевства занимают пустыни и полупустыни.

Туристов привлекают в Иордании пляжи и коралловые рифы залива Акаба, Мёртвое море и одно из новых семи чудес света — Петра.





Содержание

Население

Население Иордании составляет 6,2 млн, 95 % населения — арабы. Иорданские арабы составляют 35 % населения, 55 % — выходцы из Палестины[6]. Другие национальности: адыги (черкесы), балкарцы, чеченцы, армяне, туркоманы, курды и другие. Проживает также много иорданцев европейского происхождения и арабов из Ирака и Сирии.

Часть населения зарегистрирована как палестинские беженцы. С 2003 года после Иракской войны в Иордании поселилось множество беженцев из Ирака. По оценочным данным в Иордании их от 150 до 300 тысяч[7], в основном, в Аммане и Зарке[8].

Количество ливанских переселенцев после Израильско-Ливанского конфликта 2006 года не оценивалось. По данным Министерства труда, количество иностранных рабочих равно примерно 300 000, большую часть из них составляют арабы Египта (227 000), остальные — в основном, из Бангладеш, Китая, Филиппин, Шри-Ланки и Индии. После войны в Ираке на территории Иордании поселились (постоянно или временно) много христиан из Ирака (ассирийцы и халдеи).

Религия

Большая часть населения исповедует ислам, подавляющее большинство — сунниты шафиитского толка.

Христиане составляют 6 % постоянного населения Иордании и занимают 20 % мест в Парламенте. В основном, иорданские христиане принадлежат к Православной церкви (Иерусалимский патриархат) (по-арабски «рум-ортодокс») — более 2/3 всех христиан, остальные — к Греко-католической или Мелькитской церкви (на арабском «рум-катулик»), Римско-католической церкви (здесь они именуются «латиняне»), Армянской апостольской церкви, маронитам и различным протестантским обществам. К христианам в Иордании относятся люди различных национальностей (к примеру, католическая месса проводится на арабском, английском, французском, итальянском, испанском, тагальском, сингальском языках и иракских диалектах арабского языка), но основную массу составляют арабы-христиане. В православных храмах служба идет на греческом языке.

Часть иорданцев принадлежат к религиозным меньшинствам — исмаилиты и сторонники веры бахаи.

Язык

Официальный язык — арабский, в бизнесе, правительстве и среди образованных людей также широко распространён английский язык. Арабский и английский языки являются обязательными для изучения в школах. Французский язык преподают в ряде школ, но он не является обязательным для изучения. Несмотря на это, в современной Иордании сформировалась франкоговорящая прослойкаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2221 день]. Радио Иордании транслирует передачи на арабском, английском и французском языках. На официальном арабском ведётся делопроизводство, издается пресса, говорят на телевидении и радио, однако люди между собой (и отдельные радиостанции) пользуются различными диалектами — разновидностями разговорного арабского языка («аммия»), которые имеют свою лексику, фонетику и грамматику и, по сути, являются отдельными языками. Исторически существует собственно иорданский диалект, который относится к группе сиро-ливанских диалектов («аш-шам»), однако в столице и среди молодёжи стал преобладать палестинский акцент. Есть также бедуинский диалект и региональные (северный, южный и т. д.)

Государственное устройство

Иордания — дуалистическая монархия, что закреплено в Конституции, принятой 8 января 1952 года. Исключительная власть сосредоточена в руках короля и его совета министров. Король подписывает все законы, его право вето может быть преодолено двумя третями голосов обеих палат Национальной Ассамблеи. Он назначает всех судей своими указами, утверждает изменения в Конституцию, объявляет войну и командует вооружёнными силами. Совет министров, возглавляемый Премьер-министром, назначается королём, который может снять с должности отдельных министров по запросу Премьер-министра.

Конституция предусматривает три вида судов: гражданские, религиозные и специальные. Административно Иордания разделена на 12 мухафаз, губернаторов которых назначает король. Они являются единственными руководителями всех отделов правления и проектов развития на вверенных им территориях.

Королевские вооружённые силы также находятся под контролем короля.

Административное деление и местные органы власти

В административном плане Иордания делится на 12 мухафаз. Во главе мухафаз стоят губернаторы, назначаемые королём и находящиеся в подчинении министерства внутренних дел. Мухафазы разделены на 52 района.

Мухафаза Мухафаза
(англ.)
Адм. центр Площадь,
км²[9]
Население,
(01.01.2012), чел[9].
Плотность,
чел./км²
1 Аджлун Ajlun Аджлун 420 143 700 342,14
2 Акаба Aqaba Акаба 6 905 136 200 19,72
3 Амман Amman Амман 7 579 2 419 600 319,25
4 Джараш Jerash Джараш 410 187 500 457,32
5 Ирбид Irbid Ирбид 1 572 1 112 300 707,57
6 Маан Ma’an Маан 32 832 118 800 3,62
7 Мадаба Madaba Мадаба 940 156 300 166,28
8 Эз-Зарка Zarqa Эз-Зарка 4 761 931 100 195,57
9 Эль-Балка Balqa Эс-Салт 1 120 418 600 373,75
10 Эль-Карак Kerak Эль-Карак 3 495 243 700 69,73
11 Эль-Мафрак Mafraq Эль-Мафрак 26 551 293 700 11,06
12 Эт-Тафила Tafilah Эт-Тафила 2 209 87 500 39,61
Всего 88 794 6 249 000 70,38

География

Страна расположена на Ближнем Востоке и граничит с Сирией на севере, Ираком на северо-востоке, Саудовской Аравией на востоке и юге и Израилем и Палестинскими территориями (Западный берег реки Иордан) на западе. Сухопутная граница с вышеуказанными странами составляет 1619 км. Имеются также границы, очерченные Заливом Акаба и Мёртвым морем (береговая линия составляет 26 км).

Основную территорию (90 %) Иордании занимают пустынные плато, на западе страны имеются холмы и горы. Река Иордан разделяет Иорданию и Израиль. Самой высокой точкой страны является гора Умм-эд-Дами (1854 м), низкой — Мёртвое море (-427 м).

Крупные города — столица страны Амман на северо-западе, Ирбид и Эз-Зарка — на севере.

Климат в Иордании сухой и тёплый в основное время года в связи с тем, что основную часть страны занимают пустыни. Среднее годовое количество осадков от 25—50 до 200 мм. На северо-западе страны за счёт орографии и близости к Средиземному морю среднее годовое количество осадков составляет от 300 до 800 мм. Основное количество выпадающих осадков приходится на холодный период (с ноября по март).

Количество солнечных часов составляет 6—7 ч. — зимой и 12—13 ч. — летом[10].

Экономика

Иордания обладает весьма ограниченными природными ресурсами (особенно ощущается нехватка воды и энергоносителей — нефти и угля). В период с 1970-х по 1980-е годы, время нефтяного бума, Иордания получала обширную помощь от арабских государств и рост её валового национального продукта составлял около 10 % ежегодно. После 1980-х годов началось сокращение международной помощи и рост ВНП замедлился до 2 % в год. Иордания импортирует нефть, оборудование, товары народного потребления, продовольствие, возникающий при этом торговый дефицит покрывается за счёт иностранных кредитов и займов. В середине 1989 г. иорданское правительство пошло на переговоры с МВФ с целью реструктуризации долгов страны и уменьшения дефицита бюджета.

В августе 1990 г. начался кризис в Персидском заливе, серьёзно ухудшивший экономическое положение Иордании. Правительство прекратило переговоры с МВФ и приостановило выплату долгов. Последовавшие события (блокада Ирака, война в заливе) привели к массовому наплыву беженцев, замедлению роста ВВП, перерасходу бюджета. Подъём экономики Иордании начался в 1992 г., главным образом за счёт денежных поступлений от возвращающихся из стран Персидского залива рабочих. Но этот источник доходов был непостоянным и рост экономических показателей не позволяет делать оптимистические прогнозы.

По предварительным соглашениям, заключённым в начале 1999 г., МВФ предоставит новые займы Иордании на следующие три года. Основные проблемы правительства — безработица, внешний долг (в 1998 г. он составлял 7,5 млрд дол.) и низкий уровень жизни населения. Валовой национальный продукт Иордании в пересчёте на душу населения в 1999 г. составлял 1500 долл. США.

Преимущества: большой объём экспорта фосфатов. Наличие рабочей силы. Порт Акаба — особая экономическая зона.

Слабые стороны: зависимость от импорта энергоносителей. Импорт превышает экспорт. Безработица (в 2004 г. 15 %), усиленная притоком беженцев из Кувейта во время войны в Персидском заливе. Невозможность развивать сельское хозяйство. Политическая нестабильность в регионе наносит вред туризму.

Национальный доход

Занятость

Энергетика

15 % — транзитные грузы (2001).

Для доставки в Акабу фосфоритовой руды сооружены железнодорожные ветки с рудников в Хасе, Абъяде и Шидийе. По территории Иордании также проходит 452-километровый отрезок Хиджазской железной дороги, построенной ещё в начале 20 в. и модернизированной. Сеть автодорог имеет общую протяжённость 7,24 тыс. км. В стране насчитывается 379 тыс. автомашин, в том числе 252 тыс. легковых. Фактически вся электроэнергия Иордании производится тепловыми электростанциями, большинство из которых работают на нефти. Три главных станции в Аммане, Аль-Акабе и Эз-Зарке связаны системой передачи энергии. К концу 20 в. правительство почти завершило программу создания единой энергосистемы, связывающей города Иордании.

Транспорт

Государственная авиационная компания Иордании — «Ройял Джорданиен» — в 2000 перевезла около 1,3 млн пассажиров, она располагает 16 самолётами и выполняет более 100 рейсов в неделю. Крупнейший аэропорт страны — Международный аэропорт имени королевы Алии — расположен в 40 км к югу от Аммана, второй международный аэропорт находится в Акабе. В 2001 через все аэропорты страны прошло 9,8 млн пассажиров.

Используемая правительством Иордании иорданско-хиджасская железная дорога идет от Деръа к Амману и далее на Юг к Маану. «Aqaba Railway Corporation» управляет участком дороги от Эль-Акабы до Батн-эль-Гула, где соединяется с хиджаз-иорданской дорогой.

Длина железных дорог Иордании менее 700 км. Иордания располагает сетью главных, второстепенных и сельских дорог, практически все они имеют твёрдое покрытие. Строительство и ремонт автодорог возложено на Министерство общественных работ. Дороги связывают не только иорданские города, но и королевство с соседними странами. Одна из главных транспортных артерий — шоссе Амман — Эр-Рамта соединяет Иорданию и Сирию. Шоссе Амман-Маан-Эль-Акаба ведёт к морю. От акабского шоссе идет ответвление на Эль-Мудаввара и далее в Саудовскую Аравию. На шоссе Амман-Иерусалим приходится основной поток туристов.

Royal Jordanian Airline — официальная государственная авиакомпания связывает Иорданию со всем миром. В 1983 г. был открыт международный аэропорт «Королева Алия» в Эль-Джизе к югу от Аммана. Амман и Эль-Акаба располагают меньшими международными аэропортами.

Организация производства

Сельское хозяйство

Сельское хозяйство является традиционным сектором, но оно не удовлетворяет потребностей страны в продовольствии. Основные сельскохозяйственные культуры: зерновые, кунжут, виноград, а также фасоль. Особую часть сельского хозяйства занимает выращивание оливок. Менее 10 % земель Иордании пахотные, страна зависит от импорта продовольствия. Основные с/х культуры — пшеница, бобовые, табак, кукуруза, томаты, дыни, оливки, виноград, цитрусовые, бананы.

Пшеница и ячмень — основные культуры, выращиваемые в нагорье, где идут дожди, а в искусственно орошаемой Иорданской долине выращивают цитрусовые, дыни и овощи (томаты и огурцы). Площадь пастбищ в Иордании ограничена, плодородности их хватает только на разведение домашнего скота, кроме того, площади пастбищ были сокращены под насаждаемые масличные и фруктовые деревья. Для расширения пастбищного животноводства были пробурены артезианские скважины. Разводят в основном овец и коз, в меньших объёмах — крупный рогатый скот, верблюдов, лошадей, ослов, мулов, домашнюю птицу.

Добыча и переработка полезных ископаемых

Иордания располагает значительными месторождениями фосфатов, поташа, известняка, мрамора, доломита, каолина, соли. Ранее в Иордании были найдены бариты (соли бария), гипс, уран, медь, глинистый сланец, полевой шпат. Промышленность сконцентрирована в районе Аммана. Отрасли тяжелой индустрии представлены предприятиями по переработке нефти, добычи фосфатов и производства цемента. Выпускают одежду, продовольствие и другие потребительские товары.

В Иордании добываются фосфаты. Имеются некоторые нефтегазовые месторождения на востоке страны.

В последнее время активизируется разработка фирмами из Эстонии, Великобритании и Нидерландов горючих сланцев, запасы которых оцениваются в 50 млрд тонн. Эстонская компания Eesti Energia завершает переговоры по строительству в стране электростанции на сланце мощностью 600—900 МВт[11].

Обрабатывающая промышленность

Внешнеэкономические связи

Объём товарооборота Иордании с Россией имеет тенденцию к росту: в 2002 году составлял около 32,7 млн долл., в 2003 году — 50 млн долл., в 2006 году — 140 млн долл., в 2013 году — 180,7 млн долл., в 2014—529 млн долл..

Валюта и банковская система

Иорданский динар (JOD, неофициально JD) — денежная единица Иордании.

Один динар состоит из 1000 пиастров.

На монетах и купюрах изображена королевская династия. Монеты и купюры подписаны на арабском и английском языках.

Обменный курс по отношению к евро (октябрь 2007) примерно JD:EUR 1:1. (май 2012) примерно JD:EUR 1:0,94.

История

До 1949 года Иордания в качестве расчётной единицы использовала палестинский фунт. Динар пришёл на смену этой валюты.

Общество

Образ жизни

Религия

Ислам суннитского толка — государственная религия Иордании, её исповедует 92 % населения. 6 % — христиане, оставшиеся 2 % другие религииК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1867 дней].

Социальное обеспечение

Культура

Образование

12 лет — обязательное обучение. На 12 году выбирают, куда идти — в техникум либо в высшее учебное заведение. Тем, кто выбрал высшее образование, надо доучиваться ещё в школе 2 года, после чего учащиеся проходят последние экзамены, по итогам которых поступают — либо на бюджетной основе, либо на платной из-за недобора баллов. В стране действуют более 40 государственных и коммерческих университетов. Лучший университет находится в Аммане — столице Иордании. Сам нынешний монарх проходил обучение в США. Сыновья монарха — в их числе старший его сын (наследник монархии), Абн Хусейн — проходят обучение в США.

Музеи и библиотеки

Национальное наследие сохраняется в трёх небольших музеях в Аммане: Археологическом музее, расположенном в городской цитадели, Фольклорном музее, находящемся в нижних галереях римского амфитеатра в центре города, и Национальном художественном музее, в котором собраны работы местных художников. В Мадабе, в музее, который занимает несколько старых городских зданий, хранится коллекция поздневизантийских мозаик. Небольшие музеи построены в местах важнейших археологических находок, таких, как римский город Джараш и набатейский город Петра. В университетах и археологических институтах (Французском, Британском и Американском) имеются научные библиотеки.

Средства массовой информации

Государственная телерадиокомпания JRTV (Jordan Radio and Television Corporation, التلفزيون الأردني, "Иорданское радио и телевидение"), включает в себя радиостанции Радио Иордания, Радио Амман, Радио Коран и Radio Jordan 96.3, телеканалы JRTV 1 и JRTV 2.

История

Древнейшие времена

Останки Homo erectus, неандертальцев и древних Homo sapiens были обнаружены в Иорданской долине, Азраке и юге современной ИорданииК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1072 дня]. При археологических раскопках в оазисе Азрак нашли каменные орудия возрастом 250 тыс. лет назад[12].

В период неолита (8500—4500 гг. до н. э.) начинает развиваться сельское хозяйство. В поселении Аин Гхазаль на севере Аммана обнаружены гипсовые статуэтки.

В период халколита (4500—3200 гг. до н. э.) в Фейнане стали плавить медь. Обнаружены фрески этого периода в деревне Телелат Аль-Гхасуль.

В период бронзового века (3200—1200 гг. до н. э.) бурно развиваются поселения, вместе с ними архитектура, орудия труда, искусство, торговля. Во время позднего бронзового века территория Иордании попадает под влияние Египта.

Около 1300 г. до н. э. территория на востоке от реки Иордан, соответствующая современной Иордании, страны Моав и Аман (Аммон) были захвачены еврейскими коленами Реувена, Гада, и половиной колена Менаше, где они построили укрепленные города и развили скотоводство на пышных пастбищах. Вплоть до 1 века н. э. эти места населяли евреи, и Заиорданье являлось частью еврейского государства. В наше время археологами найдено большое количество исторических памятников, подтверждающих еврейское заселение этих земель в указанный период.

Во время железного века (1200—332 гг. до н. э.) территория Иордании разделяется между евреями, аммонитами, моавитами и эдомитами. К этому периоду относится основная часть событий Ветхого Завета. Высокоразвитое сельское хозяйство существовало на юге Иордании. К этому периоду относится большое количество поселений в Аммане, Дейбане, Мадабе, горе Небо, Бусере и Караке.

Античный период

В античный период Иордания является местом столкновений Набатейской цивилизации со столицей в Петре (около 400 до н. э. — 106 н. э.) сначала с греческой (после завоеваний Александра Македонского, 332—63 до н. э.), а затем с Древним Римом (63 до н. э. — 323 н. э.). В 106 г. большая часть территории современной Иордании стала новой провинцией Римской империи, которая называлась Каменистая Аравия. В это время достигают расцвета города Филадельфия (Амман), Джараш, Гадара, [en.wikipedia.org/wiki/Pella,_Jordan Пелла] (англ.), Дион (местонахождение точно не определено), Ирбид.

В византийский период (324—634 гг.) продолжает развиваться торговля, сельское хозяйство. Строятся христианские церкви, многие из них украшены мозаикой.

Средние века

К 635 г. большая часть Среднего Востока оказалась под контролем Арабского халифата. Быстро распространился ислам.

В период нашествия крестоносцев (1099—1268 гг.) на территории Иордании строятся многочисленные крепости. Создаётся Лордство Трансиордания, один из важнейших вассалов Иерусалимского королевства.

С 1263 году территория современной Иордании попадает под контроль Мамлюкского султаната. Мамлюки перестраивают и укрепляют крепости. В 1400 году мамлюки останавливают нашествие под предводительством Тамерлана. Тем не менее, со временем империя мамлюков ослабла, и в 1516 году контроль над территорией современной Иордании переходит к Османской империи.

Османский период (1517—1918)

Британский мандат (1918—1946)

После I мировой войны, на мирной конференции в Париже в 1919, было принято решение, что Палестина перейдет под управление Великобритании в качестве подмандатной территории Лиги Наций. «Палестина» была определена как область, включающая территории, на которых сегодня располагаются Израиль, Палестинская автономия, Иордания и северо-западная часть Саудовской Аравии. На основании решений конференции в Сан-Ремо Лига Наций вручила в 1922 году Великобритании мандат на Палестину, включающую современную территорию Иордании. Выпущенная Черчиллем в 1922 году Белая книга объявляет о создании в рамках мандата эмирата Трансиордания в восточной части Палестины во главе с эмиром Абдаллой ибн Хуссейном. 25 мая 1946 года Княжество Трансиордания получило независимость и стало называться Королевство Трансиордания[13][14].

Независимость (с 1946)

В ходе Арабо-израильской войны 1947—1949 годов Трансиордания оккупировала и в апреле 1950 года аннексировала Иудею и Самарию (Предиорданье, Западный берег реки Иордан), включая Восточный Иерусалим[15], после чего переименовалась в королевство Иордания.

До Шестидневной войны 1967 года в королевство входили как восточный берег р. Иордан, бывший основной территорией Трансиордании до войны, так и захваченный — западный.

С 1952 года до нынешнего времени Иордания получает экономическую помощь от США, общая сумма — 9 миллиардов долларов.

Восточный и Западный берега р. Иордан в период правления короля Хусейна

В 1954 году Иорданией был принят закон, предоставляющий право на гражданство всем (кроме евреев), имевшим гражданство британской Палестины до 15 мая 1948 года и постоянно проживавшим в Иордании с декабря 1949 по февраль 1954 гг.[16]

Иордано-палестинские отношения после Шестидневной войны (1967)

В 1980-х годах Иордания формально отказалась от притязаний на территории к западу от Иордана, «в пользу будущего арабского государства Палестина».

Иордания в 1990-х годах

Имеет дипломатические отношения с Российской Федерацией (установлены с СССР в августе 1963 г.). Мирный договор с Израилем подписан в 1994 году, тогда же установлены формальные дипломатические отношения.

Напишите отзыв о статье "Иордания"

Примечания

  1. [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2015/02/weodata/weorept.aspx?pr.x=61&pr.y=15&sy=2016&ey=2020&scsm=1&ssd=1&sort=country&ds=.&br=1&c=439&s=PPPGDP%2CPPPPC&grp=0&a= Report for Selected Countries and Subjects]
  2. [hdr.undp.org/sites/default/files/hdr14-summary-en.pdf 2014 Human Development Report Summary] 21-25. United Nations Development Programme (2014). Проверено 27 июля 2014.
  3. [www.worldtimezone.com/dst_news/dst_news_jordan04.html DST News - Jordan will shift to the Winter time on December 20 2013]
  4. См. официальное название на сайте Министерства иностранных дел [www.mid.ru/ns-rasia.nsf/1083b7937ae580ae432569e7004199c2/93f93e43562b4e95c3256e62003a839d?OpenDocument Российской федерации]; на сайте Министерства иностранных дел [www.mfa.gov.by/ru/about/foreign_missions/ Республики Беларусь]; на сайте Министерства иностранных дел [www.mfa.kg/diplomatic-missions-in-kr/dip-in-kr-2_ru.html Кыргызской республики]; на сайте Министерства иностранных дел [www.mfa.uz/rus/mej_sotr/dip_otnosheniya/ Республики Узбекистан]; на сайте Министерства иностранных дел [www.mfa.gov.lv/ru/consul-info/entry/list/ Латвийской республики]; на сайте [www.mgimo.ru/doctors/index.phtml МГИМО].
  5. Инструкция по передаче на картах географических названий арабских стран. — М.: Наука, 1966. — С. 23.
  6. [www.charlierose.com/shows/2002/05/07/1/a-conversation-with-king-abdullah-ii-of-jordan Charlie Rose — A conversation with King Abdullah II of Jordan]
  7. [news.bbc.co.uk/2/hi/middle_east/6293807.stm Doors closing on fleeing Iraqis]
  8. [web.archive.org/web/20070522124252/hiidunia.blogspot.com/2007/01/new-iraqi-diaspora.html The New Iraqi Diaspora], Hii Dunia, January 2007
  9. 1 2 Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок Department_of_Statistics не указан текст
  10. [web.archive.org/web/20060212180339/www.bbc.co.uk/weather/world/country_guides/results.shtml?tt=TT002510 BBC — Weather Centre — World Weather — Country Guides — Jordan]
  11. [www.dv.ee/article/2011/10/11/eesti-energia-nachinaet-stroit-jelektrostanciju-v-iordanii dv.ee — Eesti Energia начинает строить электростанцию в Иордании]
  12. [phys.org/news/2016-08-archaeology-team-world-first-tool-discovery.html Archaeology team makes world-first tool discovery, 2016.]
  13. [countrystudies.us/jordan/9.htm Transjordan], countrystudies.us
  14. Talia Einhorn [www.acpr.org.il/ENGLISH-NATIV/issue1/einhorn-1.htm The Status of Palestine/Land of Israel and Its Settlement Under Public International Law, Nativ A Journal of Politics and the Arts Vol. 1 / 2003]
  15. (эта аннексия была признана только Великобританией и Пакистаном)
  16. [www.unhcr.org/refworld/docid/3ae6b4ea13.html Law No. 6 of 1954 on Nationality (last amended 1987)] (En.). National Legislative Bodies, Jordan. Проверено 9 марта 2011.

См. также

Литература

  • Густерин П. В. Города Арабского Востока. — М.: Восток—Запад, 2007. — 352 с. — (Энциклопедический справочник). — 2000 экз. — ISBN 978-5-478-00729-4.
  • Густерин П. На родине христианства // Азия и Африка сегодня. — 2006. — № 5.
  • Густерин П. Джераш — Помпеи Востока // Азия и Африка сегодня. — 2006. — № 10.
  • Сычёва Л. [www.russia-today.ru/journalists/russia-and-mir/794-lidiya-sycheva-nashi-lyudi-v-iordanii.html Наши люди в Иордании.] // «РФ сегодня», 2010, № 16.
  • [countrystudies.us/jordan/ Helen Chapin Metz, ed. Jordan: A Country Study.] Washington: GPO for the Library of Congress, 1989.

Ссылки

  • [www.jordanclub.ru Иорданский клуб]
  • [forum.jordanclub.ru Русскоязычный форум по Иордании]
  • Иордания в каталоге ссылок Open Directory Project (dmoz).
  • [www.arabic.com.ua/article.php?art=14 Иордания и арабские страны]
  • [www.fond-vao.ru/ Информация об Иордании — промышленность, сельское хозяйство, транспорт, население]
  • [www.kinghussein.gov.jo/constitution_jo.html Конституция Иордании]  (англ.)
  • [www.artkavun.kherson.ua/jordan.htm Фоторепортаж из Иордании]
  • [jordan-info.com/rus/index.htm Иордания]
  • Густерин П. В. [arabinform.com/publ/iordanija_rodina_khristianstva/25-1-0-1152 Иордания — родина христианства]

Отрывок, характеризующий Иордания

– Да, да! – широко раскрывая глаза, сказала Наташа, смутно вспоминая, что тогда Соня сказала что то о князе Андрее, которого она видела лежащим.
– Помнишь? – продолжала Соня. – Я видела тогда и сказала всем, и тебе, и Дуняше. Я видела, что он лежит на постели, – говорила она, при каждой подробности делая жест рукою с поднятым пальцем, – и что он закрыл глаза, и что он покрыт именно розовым одеялом, и что он сложил руки, – говорила Соня, убеждаясь, по мере того как она описывала виденные ею сейчас подробности, что эти самые подробности она видела тогда. Тогда она ничего не видела, но рассказала, что видела то, что ей пришло в голову; но то, что она придумала тогда, представлялось ей столь же действительным, как и всякое другое воспоминание. То, что она тогда сказала, что он оглянулся на нее и улыбнулся и был покрыт чем то красным, она не только помнила, но твердо была убеждена, что еще тогда она сказала и видела, что он был покрыт розовым, именно розовым одеялом, и что глаза его были закрыты.
– Да, да, именно розовым, – сказала Наташа, которая тоже теперь, казалось, помнила, что было сказано розовым, и в этом самом видела главную необычайность и таинственность предсказания.
– Но что же это значит? – задумчиво сказала Наташа.
– Ах, я не знаю, как все это необычайно! – сказала Соня, хватаясь за голову.
Через несколько минут князь Андрей позвонил, и Наташа вошла к нему; а Соня, испытывая редко испытанное ею волнение и умиление, осталась у окна, обдумывая всю необычайность случившегося.
В этот день был случай отправить письма в армию, и графиня писала письмо сыну.
– Соня, – сказала графиня, поднимая голову от письма, когда племянница проходила мимо нее. – Соня, ты не напишешь Николеньке? – сказала графиня тихим, дрогнувшим голосом, и во взгляде ее усталых, смотревших через очки глаз Соня прочла все, что разумела графиня этими словами. В этом взгляде выражались и мольба, и страх отказа, и стыд за то, что надо было просить, и готовность на непримиримую ненависть в случае отказа.
Соня подошла к графине и, став на колени, поцеловала ее руку.
– Я напишу, maman, – сказала она.
Соня была размягчена, взволнована и умилена всем тем, что происходило в этот день, в особенности тем таинственным совершением гаданья, которое она сейчас видела. Теперь, когда она знала, что по случаю возобновления отношений Наташи с князем Андреем Николай не мог жениться на княжне Марье, она с радостью почувствовала возвращение того настроения самопожертвования, в котором она любила и привыкла жить. И со слезами на глазах и с радостью сознания совершения великодушного поступка она, несколько раз прерываясь от слез, которые отуманивали ее бархатные черные глаза, написала то трогательное письмо, получение которого так поразило Николая.


На гауптвахте, куда был отведен Пьер, офицер и солдаты, взявшие его, обращались с ним враждебно, но вместе с тем и уважительно. Еще чувствовалось в их отношении к нему и сомнение о том, кто он такой (не очень ли важный человек), и враждебность вследствие еще свежей их личной борьбы с ним.
Но когда, в утро другого дня, пришла смена, то Пьер почувствовал, что для нового караула – для офицеров и солдат – он уже не имел того смысла, который имел для тех, которые его взяли. И действительно, в этом большом, толстом человеке в мужицком кафтане караульные другого дня уже не видели того живого человека, который так отчаянно дрался с мародером и с конвойными солдатами и сказал торжественную фразу о спасении ребенка, а видели только семнадцатого из содержащихся зачем то, по приказанию высшего начальства, взятых русских. Ежели и было что нибудь особенное в Пьере, то только его неробкий, сосредоточенно задумчивый вид и французский язык, на котором он, удивительно для французов, хорошо изъяснялся. Несмотря на то, в тот же день Пьера соединили с другими взятыми подозрительными, так как отдельная комната, которую он занимал, понадобилась офицеру.
Все русские, содержавшиеся с Пьером, были люди самого низкого звания. И все они, узнав в Пьере барина, чуждались его, тем более что он говорил по французски. Пьер с грустью слышал над собою насмешки.
На другой день вечером Пьер узнал, что все эти содержащиеся (и, вероятно, он в том же числе) должны были быть судимы за поджигательство. На третий день Пьера водили с другими в какой то дом, где сидели французский генерал с белыми усами, два полковника и другие французы с шарфами на руках. Пьеру, наравне с другими, делали с той, мнимо превышающею человеческие слабости, точностью и определительностью, с которой обыкновенно обращаются с подсудимыми, вопросы о том, кто он? где он был? с какою целью? и т. п.
Вопросы эти, оставляя в стороне сущность жизненного дела и исключая возможность раскрытия этой сущности, как и все вопросы, делаемые на судах, имели целью только подставление того желобка, по которому судящие желали, чтобы потекли ответы подсудимого и привели его к желаемой цели, то есть к обвинению. Как только он начинал говорить что нибудь такое, что не удовлетворяло цели обвинения, так принимали желобок, и вода могла течь куда ей угодно. Кроме того, Пьер испытал то же, что во всех судах испытывает подсудимый: недоумение, для чего делали ему все эти вопросы. Ему чувствовалось, что только из снисходительности или как бы из учтивости употреблялась эта уловка подставляемого желобка. Он знал, что находился во власти этих людей, что только власть привела его сюда, что только власть давала им право требовать ответы на вопросы, что единственная цель этого собрания состояла в том, чтоб обвинить его. И поэтому, так как была власть и было желание обвинить, то не нужно было и уловки вопросов и суда. Очевидно было, что все ответы должны были привести к виновности. На вопрос, что он делал, когда его взяли, Пьер отвечал с некоторою трагичностью, что он нес к родителям ребенка, qu'il avait sauve des flammes [которого он спас из пламени]. – Для чего он дрался с мародером? Пьер отвечал, что он защищал женщину, что защита оскорбляемой женщины есть обязанность каждого человека, что… Его остановили: это не шло к делу. Для чего он был на дворе загоревшегося дома, на котором его видели свидетели? Он отвечал, что шел посмотреть, что делалось в Москве. Его опять остановили: у него не спрашивали, куда он шел, а для чего он находился подле пожара? Кто он? повторили ему первый вопрос, на который он сказал, что не хочет отвечать. Опять он отвечал, что не может сказать этого.
– Запишите, это нехорошо. Очень нехорошо, – строго сказал ему генерал с белыми усами и красным, румяным лицом.
На четвертый день пожары начались на Зубовском валу.
Пьера с тринадцатью другими отвели на Крымский Брод, в каретный сарай купеческого дома. Проходя по улицам, Пьер задыхался от дыма, который, казалось, стоял над всем городом. С разных сторон виднелись пожары. Пьер тогда еще не понимал значения сожженной Москвы и с ужасом смотрел на эти пожары.
В каретном сарае одного дома у Крымского Брода Пьер пробыл еще четыре дня и во время этих дней из разговора французских солдат узнал, что все содержащиеся здесь ожидали с каждым днем решения маршала. Какого маршала, Пьер не мог узнать от солдат. Для солдата, очевидно, маршал представлялся высшим и несколько таинственным звеном власти.
Эти первые дни, до 8 го сентября, – дня, в который пленных повели на вторичный допрос, были самые тяжелые для Пьера.

Х
8 го сентября в сарай к пленным вошел очень важный офицер, судя по почтительности, с которой с ним обращались караульные. Офицер этот, вероятно, штабный, с списком в руках, сделал перекличку всем русским, назвав Пьера: celui qui n'avoue pas son nom [тот, который не говорит своего имени]. И, равнодушно и лениво оглядев всех пленных, он приказал караульному офицеру прилично одеть и прибрать их, прежде чем вести к маршалу. Через час прибыла рота солдат, и Пьера с другими тринадцатью повели на Девичье поле. День был ясный, солнечный после дождя, и воздух был необыкновенно чист. Дым не стлался низом, как в тот день, когда Пьера вывели из гауптвахты Зубовского вала; дым поднимался столбами в чистом воздухе. Огня пожаров нигде не было видно, но со всех сторон поднимались столбы дыма, и вся Москва, все, что только мог видеть Пьер, было одно пожарище. Со всех сторон виднелись пустыри с печами и трубами и изредка обгорелые стены каменных домов. Пьер приглядывался к пожарищам и не узнавал знакомых кварталов города. Кое где виднелись уцелевшие церкви. Кремль, неразрушенный, белел издалека с своими башнями и Иваном Великим. Вблизи весело блестел купол Ново Девичьего монастыря, и особенно звонко слышался оттуда благовест. Благовест этот напомнил Пьеру, что было воскресенье и праздник рождества богородицы. Но казалось, некому было праздновать этот праздник: везде было разоренье пожарища, и из русского народа встречались только изредка оборванные, испуганные люди, которые прятались при виде французов.
Очевидно, русское гнездо было разорено и уничтожено; но за уничтожением этого русского порядка жизни Пьер бессознательно чувствовал, что над этим разоренным гнездом установился свой, совсем другой, но твердый французский порядок. Он чувствовал это по виду тех, бодро и весело, правильными рядами шедших солдат, которые конвоировали его с другими преступниками; он чувствовал это по виду какого то важного французского чиновника в парной коляске, управляемой солдатом, проехавшего ему навстречу. Он это чувствовал по веселым звукам полковой музыки, доносившимся с левой стороны поля, и в особенности он чувствовал и понимал это по тому списку, который, перекликая пленных, прочел нынче утром приезжавший французский офицер. Пьер был взят одними солдатами, отведен в одно, в другое место с десятками других людей; казалось, они могли бы забыть про него, смешать его с другими. Но нет: ответы его, данные на допросе, вернулись к нему в форме наименования его: celui qui n'avoue pas son nom. И под этим названием, которое страшно было Пьеру, его теперь вели куда то, с несомненной уверенностью, написанною на их лицах, что все остальные пленные и он были те самые, которых нужно, и что их ведут туда, куда нужно. Пьер чувствовал себя ничтожной щепкой, попавшей в колеса неизвестной ему, но правильно действующей машины.
Пьера с другими преступниками привели на правую сторону Девичьего поля, недалеко от монастыря, к большому белому дому с огромным садом. Это был дом князя Щербатова, в котором Пьер часто прежде бывал у хозяина и в котором теперь, как он узнал из разговора солдат, стоял маршал, герцог Экмюльский.
Их подвели к крыльцу и по одному стали вводить в дом. Пьера ввели шестым. Через стеклянную галерею, сени, переднюю, знакомые Пьеру, его ввели в длинный низкий кабинет, у дверей которого стоял адъютант.
Даву сидел на конце комнаты над столом, с очками на носу. Пьер близко подошел к нему. Даву, не поднимая глаз, видимо справлялся с какой то бумагой, лежавшей перед ним. Не поднимая же глаз, он тихо спросил:
– Qui etes vous? [Кто вы такой?]
Пьер молчал оттого, что не в силах был выговорить слова. Даву для Пьера не был просто французский генерал; для Пьера Даву был известный своей жестокостью человек. Глядя на холодное лицо Даву, который, как строгий учитель, соглашался до времени иметь терпение и ждать ответа, Пьер чувствовал, что всякая секунда промедления могла стоить ему жизни; но он не знал, что сказать. Сказать то же, что он говорил на первом допросе, он не решался; открыть свое звание и положение было и опасно и стыдно. Пьер молчал. Но прежде чем Пьер успел на что нибудь решиться, Даву приподнял голову, приподнял очки на лоб, прищурил глаза и пристально посмотрел на Пьера.
– Я знаю этого человека, – мерным, холодным голосом, очевидно рассчитанным для того, чтобы испугать Пьера, сказал он. Холод, пробежавший прежде по спине Пьера, охватил его голову, как тисками.
– Mon general, vous ne pouvez pas me connaitre, je ne vous ai jamais vu… [Вы не могли меня знать, генерал, я никогда не видал вас.]
– C'est un espion russe, [Это русский шпион,] – перебил его Даву, обращаясь к другому генералу, бывшему в комнате и которого не заметил Пьер. И Даву отвернулся. С неожиданным раскатом в голосе Пьер вдруг быстро заговорил.
– Non, Monseigneur, – сказал он, неожиданно вспомнив, что Даву был герцог. – Non, Monseigneur, vous n'avez pas pu me connaitre. Je suis un officier militionnaire et je n'ai pas quitte Moscou. [Нет, ваше высочество… Нет, ваше высочество, вы не могли меня знать. Я офицер милиции, и я не выезжал из Москвы.]
– Votre nom? [Ваше имя?] – повторил Даву.
– Besouhof. [Безухов.]
– Qu'est ce qui me prouvera que vous ne mentez pas? [Кто мне докажет, что вы не лжете?]
– Monseigneur! [Ваше высочество!] – вскрикнул Пьер не обиженным, но умоляющим голосом.
Даву поднял глаза и пристально посмотрел на Пьера. Несколько секунд они смотрели друг на друга, и этот взгляд спас Пьера. В этом взгляде, помимо всех условий войны и суда, между этими двумя людьми установились человеческие отношения. Оба они в эту одну минуту смутно перечувствовали бесчисленное количество вещей и поняли, что они оба дети человечества, что они братья.
В первом взгляде для Даву, приподнявшего только голову от своего списка, где людские дела и жизнь назывались нумерами, Пьер был только обстоятельство; и, не взяв на совесть дурного поступка, Даву застрелил бы его; но теперь уже он видел в нем человека. Он задумался на мгновение.
– Comment me prouverez vous la verite de ce que vous me dites? [Чем вы докажете мне справедливость ваших слов?] – сказал Даву холодно.
Пьер вспомнил Рамбаля и назвал его полк, и фамилию, и улицу, на которой был дом.
– Vous n'etes pas ce que vous dites, [Вы не то, что вы говорите.] – опять сказал Даву.
Пьер дрожащим, прерывающимся голосом стал приводить доказательства справедливости своего показания.
Но в это время вошел адъютант и что то доложил Даву.
Даву вдруг просиял при известии, сообщенном адъютантом, и стал застегиваться. Он, видимо, совсем забыл о Пьере.
Когда адъютант напомнил ему о пленном, он, нахмурившись, кивнул в сторону Пьера и сказал, чтобы его вели. Но куда должны были его вести – Пьер не знал: назад в балаган или на приготовленное место казни, которое, проходя по Девичьему полю, ему показывали товарищи.
Он обернул голову и видел, что адъютант переспрашивал что то.
– Oui, sans doute! [Да, разумеется!] – сказал Даву, но что «да», Пьер не знал.
Пьер не помнил, как, долго ли он шел и куда. Он, в состоянии совершенного бессмыслия и отупления, ничего не видя вокруг себя, передвигал ногами вместе с другими до тех пор, пока все остановились, и он остановился. Одна мысль за все это время была в голове Пьера. Это была мысль о том: кто, кто же, наконец, приговорил его к казни. Это были не те люди, которые допрашивали его в комиссии: из них ни один не хотел и, очевидно, не мог этого сделать. Это был не Даву, который так человечески посмотрел на него. Еще бы одна минута, и Даву понял бы, что они делают дурно, но этой минуте помешал адъютант, который вошел. И адъютант этот, очевидно, не хотел ничего худого, но он мог бы не войти. Кто же это, наконец, казнил, убивал, лишал жизни его – Пьера со всеми его воспоминаниями, стремлениями, надеждами, мыслями? Кто делал это? И Пьер чувствовал, что это был никто.
Это был порядок, склад обстоятельств.
Порядок какой то убивал его – Пьера, лишал его жизни, всего, уничтожал его.


От дома князя Щербатова пленных повели прямо вниз по Девичьему полю, левее Девичьего монастыря и подвели к огороду, на котором стоял столб. За столбом была вырыта большая яма с свежевыкопанной землей, и около ямы и столба полукругом стояла большая толпа народа. Толпа состояла из малого числа русских и большого числа наполеоновских войск вне строя: немцев, итальянцев и французов в разнородных мундирах. Справа и слева столба стояли фронты французских войск в синих мундирах с красными эполетами, в штиблетах и киверах.
Преступников расставили по известному порядку, который был в списке (Пьер стоял шестым), и подвели к столбу. Несколько барабанов вдруг ударили с двух сторон, и Пьер почувствовал, что с этим звуком как будто оторвалась часть его души. Он потерял способность думать и соображать. Он только мог видеть и слышать. И только одно желание было у него – желание, чтобы поскорее сделалось что то страшное, что должно было быть сделано. Пьер оглядывался на своих товарищей и рассматривал их.
Два человека с края были бритые острожные. Один высокий, худой; другой черный, мохнатый, мускулистый, с приплюснутым носом. Третий был дворовый, лет сорока пяти, с седеющими волосами и полным, хорошо откормленным телом. Четвертый был мужик, очень красивый, с окладистой русой бородой и черными глазами. Пятый был фабричный, желтый, худой малый, лет восемнадцати, в халате.
Пьер слышал, что французы совещались, как стрелять – по одному или по два? «По два», – холодно спокойно отвечал старший офицер. Сделалось передвижение в рядах солдат, и заметно было, что все торопились, – и торопились не так, как торопятся, чтобы сделать понятное для всех дело, но так, как торопятся, чтобы окончить необходимое, но неприятное и непостижимое дело.
Чиновник француз в шарфе подошел к правой стороне шеренги преступников в прочел по русски и по французски приговор.
Потом две пары французов подошли к преступникам и взяли, по указанию офицера, двух острожных, стоявших с края. Острожные, подойдя к столбу, остановились и, пока принесли мешки, молча смотрели вокруг себя, как смотрит подбитый зверь на подходящего охотника. Один все крестился, другой чесал спину и делал губами движение, подобное улыбке. Солдаты, торопясь руками, стали завязывать им глаза, надевать мешки и привязывать к столбу.
Двенадцать человек стрелков с ружьями мерным, твердым шагом вышли из за рядов и остановились в восьми шагах от столба. Пьер отвернулся, чтобы не видать того, что будет. Вдруг послышался треск и грохот, показавшиеся Пьеру громче самых страшных ударов грома, и он оглянулся. Был дым, и французы с бледными лицами и дрожащими руками что то делали у ямы. Повели других двух. Так же, такими же глазами и эти двое смотрели на всех, тщетно, одними глазами, молча, прося защиты и, видимо, не понимая и не веря тому, что будет. Они не могли верить, потому что они одни знали, что такое была для них их жизнь, и потому не понимали и не верили, чтобы можно было отнять ее.
Пьер хотел не смотреть и опять отвернулся; но опять как будто ужасный взрыв поразил его слух, и вместе с этими звуками он увидал дым, чью то кровь и бледные испуганные лица французов, опять что то делавших у столба, дрожащими руками толкая друг друга. Пьер, тяжело дыша, оглядывался вокруг себя, как будто спрашивая: что это такое? Тот же вопрос был и во всех взглядах, которые встречались со взглядом Пьера.
На всех лицах русских, на лицах французских солдат, офицеров, всех без исключения, он читал такой же испуг, ужас и борьбу, какие были в его сердце. «Да кто жо это делает наконец? Они все страдают так же, как и я. Кто же? Кто же?» – на секунду блеснуло в душе Пьера.
– Tirailleurs du 86 me, en avant! [Стрелки 86 го, вперед!] – прокричал кто то. Повели пятого, стоявшего рядом с Пьером, – одного. Пьер не понял того, что он спасен, что он и все остальные были приведены сюда только для присутствия при казни. Он со все возраставшим ужасом, не ощущая ни радости, ни успокоения, смотрел на то, что делалось. Пятый был фабричный в халате. Только что до него дотронулись, как он в ужасе отпрыгнул и схватился за Пьера (Пьер вздрогнул и оторвался от него). Фабричный не мог идти. Его тащили под мышки, и он что то кричал. Когда его подвели к столбу, он вдруг замолк. Он как будто вдруг что то понял. То ли он понял, что напрасно кричать, или то, что невозможно, чтобы его убили люди, но он стал у столба, ожидая повязки вместе с другими и, как подстреленный зверь, оглядываясь вокруг себя блестящими глазами.
Пьер уже не мог взять на себя отвернуться и закрыть глаза. Любопытство и волнение его и всей толпы при этом пятом убийстве дошло до высшей степени. Так же как и другие, этот пятый казался спокоен: он запахивал халат и почесывал одной босой ногой о другую.
Когда ему стали завязывать глаза, он поправил сам узел на затылке, который резал ему; потом, когда прислонили его к окровавленному столбу, он завалился назад, и, так как ему в этом положении было неловко, он поправился и, ровно поставив ноги, покойно прислонился. Пьер не сводил с него глаз, не упуская ни малейшего движения.
Должно быть, послышалась команда, должно быть, после команды раздались выстрелы восьми ружей. Но Пьер, сколько он ни старался вспомнить потом, не слыхал ни малейшего звука от выстрелов. Он видел только, как почему то вдруг опустился на веревках фабричный, как показалась кровь в двух местах и как самые веревки, от тяжести повисшего тела, распустились и фабричный, неестественно опустив голову и подвернув ногу, сел. Пьер подбежал к столбу. Никто не удерживал его. Вокруг фабричного что то делали испуганные, бледные люди. У одного старого усатого француза тряслась нижняя челюсть, когда он отвязывал веревки. Тело спустилось. Солдаты неловко и торопливо потащили его за столб и стали сталкивать в яму.
Все, очевидно, несомненно знали, что они были преступники, которым надо было скорее скрыть следы своего преступления.
Пьер заглянул в яму и увидел, что фабричный лежал там коленами кверху, близко к голове, одно плечо выше другого. И это плечо судорожно, равномерно опускалось и поднималось. Но уже лопатины земли сыпались на все тело. Один из солдат сердито, злобно и болезненно крикнул на Пьера, чтобы он вернулся. Но Пьер не понял его и стоял у столба, и никто не отгонял его.
Когда уже яма была вся засыпана, послышалась команда. Пьера отвели на его место, и французские войска, стоявшие фронтами по обеим сторонам столба, сделали полуоборот и стали проходить мерным шагом мимо столба. Двадцать четыре человека стрелков с разряженными ружьями, стоявшие в середине круга, примыкали бегом к своим местам, в то время как роты проходили мимо них.
Пьер смотрел теперь бессмысленными глазами на этих стрелков, которые попарно выбегали из круга. Все, кроме одного, присоединились к ротам. Молодой солдат с мертво бледным лицом, в кивере, свалившемся назад, спустив ружье, все еще стоял против ямы на том месте, с которого он стрелял. Он, как пьяный, шатался, делая то вперед, то назад несколько шагов, чтобы поддержать свое падающее тело. Старый солдат, унтер офицер, выбежал из рядов и, схватив за плечо молодого солдата, втащил его в роту. Толпа русских и французов стала расходиться. Все шли молча, с опущенными головами.
– Ca leur apprendra a incendier, [Это их научит поджигать.] – сказал кто то из французов. Пьер оглянулся на говорившего и увидал, что это был солдат, который хотел утешиться чем нибудь в том, что было сделано, но не мог. Не договорив начатого, он махнул рукою и пошел прочь.


После казни Пьера отделили от других подсудимых и оставили одного в небольшой, разоренной и загаженной церкви.
Перед вечером караульный унтер офицер с двумя солдатами вошел в церковь и объявил Пьеру, что он прощен и поступает теперь в бараки военнопленных. Не понимая того, что ему говорили, Пьер встал и пошел с солдатами. Его привели к построенным вверху поля из обгорелых досок, бревен и тесу балаганам и ввели в один из них. В темноте человек двадцать различных людей окружили Пьера. Пьер смотрел на них, не понимая, кто такие эти люди, зачем они и чего хотят от него. Он слышал слова, которые ему говорили, но не делал из них никакого вывода и приложения: не понимал их значения. Он сам отвечал на то, что у него спрашивали, но не соображал того, кто слушает его и как поймут его ответы. Он смотрел на лица и фигуры, и все они казались ему одинаково бессмысленны.
С той минуты, как Пьер увидал это страшное убийство, совершенное людьми, не хотевшими этого делать, в душе его как будто вдруг выдернута была та пружина, на которой все держалось и представлялось живым, и все завалилось в кучу бессмысленного сора. В нем, хотя он и не отдавал себе отчета, уничтожилась вера и в благоустройство мира, и в человеческую, и в свою душу, и в бога. Это состояние было испытываемо Пьером прежде, но никогда с такою силой, как теперь. Прежде, когда на Пьера находили такого рода сомнения, – сомнения эти имели источником собственную вину. И в самой глубине души Пьер тогда чувствовал, что от того отчаяния и тех сомнений было спасение в самом себе. Но теперь он чувствовал, что не его вина была причиной того, что мир завалился в его глазах и остались одни бессмысленные развалины. Он чувствовал, что возвратиться к вере в жизнь – не в его власти.
Вокруг него в темноте стояли люди: верно, что то их очень занимало в нем. Ему рассказывали что то, расспрашивали о чем то, потом повели куда то, и он, наконец, очутился в углу балагана рядом с какими то людьми, переговаривавшимися с разных сторон, смеявшимися.
– И вот, братцы мои… тот самый принц, который (с особенным ударением на слове который)… – говорил чей то голос в противуположном углу балагана.
Молча и неподвижно сидя у стены на соломе, Пьер то открывал, то закрывал глаза. Но только что он закрывал глаза, он видел пред собой то же страшное, в особенности страшное своей простотой, лицо фабричного и еще более страшные своим беспокойством лица невольных убийц. И он опять открывал глаза и бессмысленно смотрел в темноте вокруг себя.
Рядом с ним сидел, согнувшись, какой то маленький человек, присутствие которого Пьер заметил сначала по крепкому запаху пота, который отделялся от него при всяком его движении. Человек этот что то делал в темноте с своими ногами, и, несмотря на то, что Пьер не видал его лица, он чувствовал, что человек этот беспрестанно взглядывал на него. Присмотревшись в темноте, Пьер понял, что человек этот разувался. И то, каким образом он это делал, заинтересовало Пьера.
Размотав бечевки, которыми была завязана одна нога, он аккуратно свернул бечевки и тотчас принялся за другую ногу, взглядывая на Пьера. Пока одна рука вешала бечевку, другая уже принималась разматывать другую ногу. Таким образом аккуратно, круглыми, спорыми, без замедления следовавшими одно за другим движеньями, разувшись, человек развесил свою обувь на колышки, вбитые у него над головами, достал ножик, обрезал что то, сложил ножик, положил под изголовье и, получше усевшись, обнял свои поднятые колени обеими руками и прямо уставился на Пьера. Пьеру чувствовалось что то приятное, успокоительное и круглое в этих спорых движениях, в этом благоустроенном в углу его хозяйстве, в запахе даже этого человека, и он, не спуская глаз, смотрел на него.
– А много вы нужды увидали, барин? А? – сказал вдруг маленький человек. И такое выражение ласки и простоты было в певучем голосе человека, что Пьер хотел отвечать, но у него задрожала челюсть, и он почувствовал слезы. Маленький человек в ту же секунду, не давая Пьеру времени выказать свое смущение, заговорил тем же приятным голосом.
– Э, соколик, не тужи, – сказал он с той нежно певучей лаской, с которой говорят старые русские бабы. – Не тужи, дружок: час терпеть, а век жить! Вот так то, милый мой. А живем тут, слава богу, обиды нет. Тоже люди и худые и добрые есть, – сказал он и, еще говоря, гибким движением перегнулся на колени, встал и, прокашливаясь, пошел куда то.