Ириней (Семко)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Архиепископ Ириней<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Архиепископ Нежинский и Прилукский
до 28 августа 2014 года - епископ,
до 18 апреля 2008 года - Нежинский и Батуринский
10 июня 2007 года
Церковь: Украинская православная церковь МП
Предшественник: Борис (Вик)
 
Имя при рождении: Валентин Анатольевич Семко
Рождение: 11 июня 1963(1963-06-11) (61 год)
село Ропотуха, Уманский район, Черкасская область, Украина
Принятие священного сана: 30 ноября 1986
Принятие монашества: 26 февраля 1985
Епископская хиротония: 10 июня 2007
 
Награды:
||(1986)

Архиепископ Ирине́й (в миру Валентин Анатольевич Семко; 11 июня 1963, село Ропотуха, Уманский район, Черкасская область) — архиерей Украинской православной церкви Московского патриархата, с 2007 года архиепископ Нежинский и Прилукский. Член Комиссии по канонизации святых при Священном Синоде УПЦ. Доцент Киевской духовной академии и семинарии.





Биография

Родился в 1963 году в селе Ропотуха Уманского района Черкасской области. В 1970—1980 годы обучался в средней школе, в 1980—1981 годах работал в организации «Киевторгстрой». В 1982 году поступил на первый курс Киевского инженерно-строительного института, но в 1983 году оставил обучение в нём и поступил в Московскую духовную семинарию.

В 1984 году стал послушником Троице-Сергиевой лавры.

26 февраля 1985 года в Троицком соборе лавры архимандритом Алексием (Кутеповым) пострижен в монашество с именем Ириней (в честь святителя Иринея Лионского).

6 апреля того же года архиепископом Владимирским и Суздальским Серапионом (Фадеевым) хиротонисан во диакона, а 30 ноября 1986 года архиепископом Чебоксарским и Чувашским Варнавой (Кедровым) во иерея.

В 1987 года окончил Московскую духовную семинарию и был направлен в Почаевскую лавру. В 1991 году переведён в Киево-Печерскую лавру «для укрепления во вновь открывшемся монастыре духовной жизни братии».

В 1992 году окончил Московскую духовную академию, стал преподавателем Киевской духовной семинарии.

С сентября 1996 года нёс послушание благочинного Киево-Печерской Лавры.

26 декабря 2006 года защитил кандидатскую диссертацию «История православного женского монашества на Украине в ХХ столетии». В 2007 году получил учёное звание доцента. Был включен в состав «Комиссии УПЦ по восстановлению единства Украинского Православия», созданной 24 января 2007. Член «Комиссии по канонизации святых» при Свящ. Синоде УПЦ.

31 мая 2007 года решением Священного Синода УПЦ избран архиереем новообразованной Нежинской и Батуринской епархии, выделенной из Черниговской епархии.

10 июня 2007 года хиротонисан во епископа в Успенском соборе Киево-Печерской лавры. Чин хиротонии соершили митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан), митрополиты Одесский и Измаильский Агафангел (Саввин), Неврокопский Нафанаил (Калайджиев) (Болгарская Православная Церковь), Луганский и Алчевский Иоанникий (Кобзев), Черновицкий и Буковинский Онуфрий (Березовский), архиепископы Сумской и Ахтырский Марк (Петровцы), Черкасский и Каневский Софроний (Дмитрук), Сарненский и Полесский Анатолий (Гладкий), Вышгородский Павел (Лебедь), Белоцерковский и Богуславский Митрофан (Юрчук), епископы Черниговский и Новгород-Северский Амвросий (Поликопа), Каширский Иов (Смакоуз), Штутгартский Агапит (Горачек), Саратовский и Вольский Лонгин (Корчагин), Васильковский Лука (Коваленко), Хотинский Мелетий (Егоренко), Бориспольский Антоний (Паканич). Первая после подписания Акта о каноническом общении Русской Православной Церкви Заграницей с Русской Православной Церковью архиерейская хиротония, в которой принял участие представитель РПЦЗ – викарий Берлинской епархии Штутгартский епископ Агапит (Горачек).

18 апреля 2008 году решением Священного Синода УПЦ был изменен титул на «Нежинский и Прилукский».

28 августа 2014 года возведён в сан архиепископа[1][2].

Награды

Украинская православная церковь

Напишите отзыв о статье "Ириней (Семко)"

Ссылки

  • [epiriney.church.ua/ Биография на официальном сайте епархии]
  • [www.patriarchia.ru/db/text/290398.html Ириней, епископ Нежинский и Прилукский (Семко Валентин Анатольевич)]
  • [www.patriarchia.ru/db/text/256158.html Состоялась архиерейская хиротония благочинного Киево-Печерской Лавры архимандрита Иринея (Семко)]

Примечания

  1. [www.patriarchia.ru/db/text/3710946.html Митрополит Киевский Онуфрий совершил Литургию в Успенском соборе Киево-Печерской лавры и возвел в сан архиепископа и митрополита ряд иерархов Украинской Православной Церкви]. // Патриархия.Ru
  2. [news.church.ua/2014/08/28/kijiv-u-den-svyata-uspinnya-bozhoji-materi-blazhennishij-mitropolit-onufrij-zvershiv-bozhestvennu-liturgiyu-na-sobornij-ploshhi-kijevo-pecherskoji-lavri/|title=КИЇВ. У день свята Успіння Божої Матері Блаженніший Митрополит Онуфрій звершив Божественну літургію в Успенському соборі Лаври]
  3. [www.patriarchia.ru/db/text/3035213.html Патриаршее поздравление епископу Нежинскому Иринею с 50-летием со дня рождения]
  4. [www.patriarchia.ru/db/text/454755.html Митрополит Киевский Владимир возглавил торжества по случаю начала нового учебного года в Киевских духовных школах]
  5. [kdais.kiev.ua/index.php?option=com_content&view=article&id=3436:-400-&catid=1:news-mail&lang=ru&Itemid= По случаю 400-летия основания Киевских духовных школ и Дня памяти их небесного покровителя преподобного Нестора Летописца в Киевских духовных школах состоялся годичный акт]. kdais.kiev.ua. Проверено 10 ноября 2015.

Интервью

  • [orthodox.cn.ua/index.php?option=com_content&view=article&id=52&Itemid=64 Єпископ Іриней (Семко): «Ми повинні власним життям свідчити про свою віру»]
  • [www.orthodox.cn.ua/arhipastyr/intervju/707-epyskop-yrynej-semko-lmne-nekuda-blo-svorachyvatr Епископ Ириней (Семко): «Мне некуда было сворачивать»]
  • [www.orthodox.cn.ua/arhipastyr/intervju/798-jepyskop-irynej-semko-qbog-ne-v-syli-a-v-pravdiq.html Єпископ Іриней (Семко): "Бог не в силі, а в правді"]

Отрывок, характеризующий Ириней (Семко)

Но Соня, пошедшая в переднюю искать бумаги, нашла их в шляпе Пьера, куда он их старательно заложил за подкладку. Пьер было хотел читать.
– Нет, после обеда, – сказал старый граф, видимо, в этом чтении предвидевший большое удовольствие.
За обедом, за которым пили шампанское за здоровье нового Георгиевского кавалера, Шиншин рассказывал городские новости о болезни старой грузинской княгини, о том, что Метивье исчез из Москвы, и о том, что к Растопчину привели какого то немца и объявили ему, что это шампиньон (так рассказывал сам граф Растопчин), и как граф Растопчин велел шампиньона отпустить, сказав народу, что это не шампиньон, а просто старый гриб немец.
– Хватают, хватают, – сказал граф, – я графине и то говорю, чтобы поменьше говорила по французски. Теперь не время.
– А слышали? – сказал Шиншин. – Князь Голицын русского учителя взял, по русски учится – il commence a devenir dangereux de parler francais dans les rues. [становится опасным говорить по французски на улицах.]
– Ну что ж, граф Петр Кирилыч, как ополченье то собирать будут, и вам придется на коня? – сказал старый граф, обращаясь к Пьеру.
Пьер был молчалив и задумчив во все время этого обеда. Он, как бы не понимая, посмотрел на графа при этом обращении.
– Да, да, на войну, – сказал он, – нет! Какой я воин! А впрочем, все так странно, так странно! Да я и сам не понимаю. Я не знаю, я так далек от военных вкусов, но в теперешние времена никто за себя отвечать не может.
После обеда граф уселся покойно в кресло и с серьезным лицом попросил Соню, славившуюся мастерством чтения, читать.
– «Первопрестольной столице нашей Москве.
Неприятель вошел с великими силами в пределы России. Он идет разорять любезное наше отечество», – старательно читала Соня своим тоненьким голоском. Граф, закрыв глаза, слушал, порывисто вздыхая в некоторых местах.
Наташа сидела вытянувшись, испытующе и прямо глядя то на отца, то на Пьера.
Пьер чувствовал на себе ее взгляд и старался не оглядываться. Графиня неодобрительно и сердито покачивала головой против каждого торжественного выражения манифеста. Она во всех этих словах видела только то, что опасности, угрожающие ее сыну, еще не скоро прекратятся. Шиншин, сложив рот в насмешливую улыбку, очевидно приготовился насмехаться над тем, что первое представится для насмешки: над чтением Сони, над тем, что скажет граф, даже над самым воззванием, ежели не представится лучше предлога.
Прочтя об опасностях, угрожающих России, о надеждах, возлагаемых государем на Москву, и в особенности на знаменитое дворянство, Соня с дрожанием голоса, происходившим преимущественно от внимания, с которым ее слушали, прочла последние слова: «Мы не умедлим сами стать посреди народа своего в сей столице и в других государства нашего местах для совещания и руководствования всеми нашими ополчениями, как ныне преграждающими пути врагу, так и вновь устроенными на поражение оного, везде, где только появится. Да обратится погибель, в которую он мнит низринуть нас, на главу его, и освобожденная от рабства Европа да возвеличит имя России!»
– Вот это так! – вскрикнул граф, открывая мокрые глаза и несколько раз прерываясь от сопенья, как будто к носу ему подносили склянку с крепкой уксусной солью. – Только скажи государь, мы всем пожертвуем и ничего не пожалеем.
Шиншин еще не успел сказать приготовленную им шутку на патриотизм графа, как Наташа вскочила с своего места и подбежала к отцу.
– Что за прелесть, этот папа! – проговорила она, целуя его, и она опять взглянула на Пьера с тем бессознательным кокетством, которое вернулось к ней вместе с ее оживлением.
– Вот так патриотка! – сказал Шиншин.
– Совсем не патриотка, а просто… – обиженно отвечала Наташа. – Вам все смешно, а это совсем не шутка…
– Какие шутки! – повторил граф. – Только скажи он слово, мы все пойдем… Мы не немцы какие нибудь…
– А заметили вы, – сказал Пьер, – что сказало: «для совещания».
– Ну уж там для чего бы ни было…
В это время Петя, на которого никто не обращал внимания, подошел к отцу и, весь красный, ломающимся, то грубым, то тонким голосом, сказал:
– Ну теперь, папенька, я решительно скажу – и маменька тоже, как хотите, – я решительно скажу, что вы пустите меня в военную службу, потому что я не могу… вот и всё…
Графиня с ужасом подняла глаза к небу, всплеснула руками и сердито обратилась к мужу.
– Вот и договорился! – сказала она.
Но граф в ту же минуту оправился от волнения.
– Ну, ну, – сказал он. – Вот воин еще! Глупости то оставь: учиться надо.
– Это не глупости, папенька. Оболенский Федя моложе меня и тоже идет, а главное, все равно я не могу ничему учиться теперь, когда… – Петя остановился, покраснел до поту и проговорил таки: – когда отечество в опасности.
– Полно, полно, глупости…
– Да ведь вы сами сказали, что всем пожертвуем.
– Петя, я тебе говорю, замолчи, – крикнул граф, оглядываясь на жену, которая, побледнев, смотрела остановившимися глазами на меньшого сына.
– А я вам говорю. Вот и Петр Кириллович скажет…
– Я тебе говорю – вздор, еще молоко не обсохло, а в военную службу хочет! Ну, ну, я тебе говорю, – и граф, взяв с собой бумаги, вероятно, чтобы еще раз прочесть в кабинете перед отдыхом, пошел из комнаты.
– Петр Кириллович, что ж, пойдем покурить…
Пьер находился в смущении и нерешительности. Непривычно блестящие и оживленные глаза Наташи беспрестанно, больше чем ласково обращавшиеся на него, привели его в это состояние.
– Нет, я, кажется, домой поеду…
– Как домой, да вы вечер у нас хотели… И то редко стали бывать. А эта моя… – сказал добродушно граф, указывая на Наташу, – только при вас и весела…
– Да, я забыл… Мне непременно надо домой… Дела… – поспешно сказал Пьер.
– Ну так до свидания, – сказал граф, совсем уходя из комнаты.
– Отчего вы уезжаете? Отчего вы расстроены? Отчего?.. – спросила Пьера Наташа, вызывающе глядя ему в глаза.
«Оттого, что я тебя люблю! – хотел он сказать, но он не сказал этого, до слез покраснел и опустил глаза.
– Оттого, что мне лучше реже бывать у вас… Оттого… нет, просто у меня дела.
– Отчего? нет, скажите, – решительно начала было Наташа и вдруг замолчала. Они оба испуганно и смущенно смотрели друг на друга. Он попытался усмехнуться, но не мог: улыбка его выразила страдание, и он молча поцеловал ее руку и вышел.
Пьер решил сам с собою не бывать больше у Ростовых.


Петя, после полученного им решительного отказа, ушел в свою комнату и там, запершись от всех, горько плакал. Все сделали, как будто ничего не заметили, когда он к чаю пришел молчаливый и мрачный, с заплаканными глазами.
На другой день приехал государь. Несколько человек дворовых Ростовых отпросились пойти поглядеть царя. В это утро Петя долго одевался, причесывался и устроивал воротнички так, как у больших. Он хмурился перед зеркалом, делал жесты, пожимал плечами и, наконец, никому не сказавши, надел фуражку и вышел из дома с заднего крыльца, стараясь не быть замеченным. Петя решился идти прямо к тому месту, где был государь, и прямо объяснить какому нибудь камергеру (Пете казалось, что государя всегда окружают камергеры), что он, граф Ростов, несмотря на свою молодость, желает служить отечеству, что молодость не может быть препятствием для преданности и что он готов… Петя, в то время как он собирался, приготовил много прекрасных слов, которые он скажет камергеру.