Иртеньев, Игорь Моисеевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Игорь Моисеевич Иртеньев

Игорь Иртеньев (слева) и Михаил Генделев (справа)
Имя при рождении:

Игорь Моисеевич Рабинович

Дата рождения:

25 мая 1947(1947-05-25) (77 лет)

Место рождения:

Москва, СССР

Гражданство:

Россия/Израиль

Род деятельности:

Советский, российский поэт, один из представителей иронического направления в современной российской поэзии

Годы творчества:

1979 — настоящее время

Направление:

Поэзия

Премии:

«Золотой Остап»

[irteniev.msk.ru/index.php3 Официальный сайт]
[www.lib.ru/ANEKDOTY/irtenew.txt Произведения на сайте Lib.ru]

И́горь Моисе́евич Ирте́ньев (род. 25 мая 1947, Москва) — российский поэт, представитель иронического направления в современной российской поэзии[1]. Живёт в Москве и Кармиэле (Израиль).





Биография

Родился в Москве в 1947 году. Фамилия при рождении — Рабинович. Отец — Рабинович Моисей Давыдович (1914—1980) — историк. Мать — Линшиц Ирина Павловна (1915—1995) по первому образованию также историк, по второму — преподаватель физвоспитания. В 1972 году окончил ЛИКИ, в 1987 году Высшие театральные курсы. Публикуется с 1979 г. В 1972—1973 проходил действительную воинскую службу в Забайкальском военном округе. С 1965 по 1982 год работал на Центральном телевидении. Первая публикация в 1979 году в еженедельнике «Литературная Россия» под псевдонимом Иртеньев, которым обязан своей бабке — Вере Константиновне Иртеньевой-Линшиц. В 1984 году сменил фамилию на Иртеньев. В 1982—1984 годах работал в газете «Московский комсомолец» С 1984 года профессионально занимается литературным трудом.

Был одним из создателей и президентом созданного в 1986 году московского клуба «Поэзия», в который вошли наиболее заметные представители литературного андерграунда того времени — Дмитрий Александрович Пригов, Лев Рубинштейн, Нина Искренко, Татьяна Щербина, Владимир Друк, Сергей Гандлевский, Евгений Бунимович, Виктор Коркия, Тимур Кибиров, Юрий Арабов и другие широко известные сегодня литераторы. Стихи печатались в журналах «Огонёк», «Юность», «Октябрь», «Знамя», «Арион», «22» и «Время и мы», литературных антологиях «Строфы века», «Самиздат века» и переводились на многие европейские языки. Работал колумнистом в «Газете.ру» и газете «Газета». С 1994 по 2003 год был главным редактором иронического журнала Жванецкого «Magazine». В настоящее время сотрудничает с популярным израильским изданием «Беседер?».

Автор двадцати поэтических сборников. Член Союза писателей Москвы и Русского Пен-центра, Лауреат премии «Золотой Остап» (1992), литературных премий журналов «Огонек», «Октябрь», премии Союза журналистов России «Золотое перо». Участник телевизионных и радиопрограмм «Монтаж», «Итого», «Бесплатный сыр», «Плавленый сырок» и других.

Семья

Изданные книги

  • Повестка дня. — Paris: AMGA, 1989.
  • Попытка к тексту. Стихи. — М.: Московский рабочий, 1989. — 48 с., 10 000 экз. ISBN 5-239-00924-4
  • Вертикальный срез. Стихи. — М.: Советский писатель, 1990. — 96 с., 18 000 экз. ISBN 5-265-01258-3
  • Елка в Кремле. — М.: Библиотека журнала «Огонек», 1991.- 32 с., 81 000 экз.
  • Империя добра (ряд прогулок) — М.: Раритет-537, 1994.- 192 с.
  • Три Петра и два Ивана. Стихи. — М.: РИА, Магазин, 1995.- 48 с., 15 000 экз.
  • Вдоль по жизни. Стихи. — Иерусалим: Бесэдер, 1996. ISBN 965-7031-03-6
  • Дифракция. Стихи. — М.: Моск. гос. музей В. Сидура, 1997.
  • Пират дядя Петя: Для семейного чтения. — М.: Белый город, 1998. ISBN 5-7793-0039-9
  • …Он оказался Окуджавой. — М.: Дом-музей Булата Окуджавы, 1998.
  • Для пользы дела: Иллюстрированное издание. — Изд. Виктора Гоппе, 1999.
  • Ряд допущений: Стихотворения. — М.: Изд. «Независимая Газета», 1998. — 272 с., 10 000 экз. ISBN 5-86712-051-1
  • Антология Сатиры и Юмора России XX века. Том 5. — М.: ЭКСМО-Пресс, ЭКСМО-МАРКЕТ, 2000. — 384 с. ISBN 5-04-004895-5
  • Народ. Вход-выход. — М.: Эксмо, 2003. — 336 с. ISBN 5-699-01944-8
  • Избранное. — М.: Эксмо, 2005. ISBN 5-699-09275-7
  • Утром в газете… — М.: Изд-во АНО «Редакция Ежедневной Газеты», 2006. ISBN 5-91166-004-0
  • Точка ру. — М.: Время, 2007. ISBN 978-5-9691-0201-9
  • Избранное. — М.: Аванта, 2008
  • Марксистский переулок. — М.: Астрель, 2011. — 192 с., 5 000 экз. ISBN 978-5271-31347-9
  • Безбашенный игумен. — М. Олма Медиа Групп, 2013. ISBN 978-5-373-01738-1
  • Повестка дна. — Время, 2015.
  • Жанр кризиса — издательство «Бесдер» Иерусалим

Напишите отзыв о статье "Иртеньев, Игорь Моисеевич"

Литература

  1. Афанасьев С. И. [magazines.russ.ru/october/1999/4/afan.html Игорь Иртеньев — зеркало русской капиталистической революции] // Октябрь. — 1999. — № 4.

Примечания

  1. [bank.orenipk.ru/Text/t37_20_6.htm Элективный курс «ПОСТМОДЕРНИЗМ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ХХ ВЕКА» Новейшая русская поэзия. Иронизм.]

Ссылки

  • [irteniev.msk.ru/index.php3 Официальный сайт]
  • [irteniev.livejournal.com/ irteniev] — Иртеньев, Игорь Моисеевич в «Живом Журнале»
  • [www.arba.ru/art/849/2 Интервью Игоря Иртеньева]
  • [kudryats.journalisti.ru/?p=18936 Интервью Игоря Иртеньева газете «Русская Германия»]
  • [www.jewish.ru/culture/events/2010/04/news994284710.php «Просто пишу стихи»] Интервью Jewish.ru
  • [www.ironicpoetry.ru/autors/irtenev-igor/ Стихотворения Игоря Иртеньева на сайте иронической поэзии]
  • [grani-tv.ru/entries/108/ Игорь Иртеньев на сайте «Грани-ТВ»]
  • Виталий Диксон. [stihograni.ucoz.ru/blog/ironija_na_mokrom_meste/2010-05-07-93/ Ирония на мокром месте // Караван: Избранные страницы]
  • Кристина Витц. [www.proza.ru/2011/06/12/1031 Ирония как основной прием Игоря Иртеньева]
  • Артем Скворцов «Едкий лирик» журнал «Арион» № 4 2002 г.

Отрывок, характеризующий Иртеньев, Игорь Моисеевич

Когда князь Андрей вошел в кабинет, старый князь в стариковских очках и в своем белом халате, в котором он никого не принимал, кроме сына, сидел за столом и писал. Он оглянулся.
– Едешь? – И он опять стал писать.
– Пришел проститься.
– Целуй сюда, – он показал щеку, – спасибо, спасибо!
– За что вы меня благодарите?
– За то, что не просрочиваешь, за бабью юбку не держишься. Служба прежде всего. Спасибо, спасибо! – И он продолжал писать, так что брызги летели с трещавшего пера. – Ежели нужно сказать что, говори. Эти два дела могу делать вместе, – прибавил он.
– О жене… Мне и так совестно, что я вам ее на руки оставляю…
– Что врешь? Говори, что нужно.
– Когда жене будет время родить, пошлите в Москву за акушером… Чтоб он тут был.
Старый князь остановился и, как бы не понимая, уставился строгими глазами на сына.
– Я знаю, что никто помочь не может, коли натура не поможет, – говорил князь Андрей, видимо смущенный. – Я согласен, что и из миллиона случаев один бывает несчастный, но это ее и моя фантазия. Ей наговорили, она во сне видела, и она боится.
– Гм… гм… – проговорил про себя старый князь, продолжая дописывать. – Сделаю.
Он расчеркнул подпись, вдруг быстро повернулся к сыну и засмеялся.
– Плохо дело, а?
– Что плохо, батюшка?
– Жена! – коротко и значительно сказал старый князь.
– Я не понимаю, – сказал князь Андрей.
– Да нечего делать, дружок, – сказал князь, – они все такие, не разженишься. Ты не бойся; никому не скажу; а ты сам знаешь.
Он схватил его за руку своею костлявою маленькою кистью, потряс ее, взглянул прямо в лицо сына своими быстрыми глазами, которые, как казалось, насквозь видели человека, и опять засмеялся своим холодным смехом.
Сын вздохнул, признаваясь этим вздохом в том, что отец понял его. Старик, продолжая складывать и печатать письма, с своею привычною быстротой, схватывал и бросал сургуч, печать и бумагу.
– Что делать? Красива! Я всё сделаю. Ты будь покоен, – говорил он отрывисто во время печатания.
Андрей молчал: ему и приятно и неприятно было, что отец понял его. Старик встал и подал письмо сыну.
– Слушай, – сказал он, – о жене не заботься: что возможно сделать, то будет сделано. Теперь слушай: письмо Михайлу Иларионовичу отдай. Я пишу, чтоб он тебя в хорошие места употреблял и долго адъютантом не держал: скверная должность! Скажи ты ему, что я его помню и люблю. Да напиши, как он тебя примет. Коли хорош будет, служи. Николая Андреича Болконского сын из милости служить ни у кого не будет. Ну, теперь поди сюда.
Он говорил такою скороговоркой, что не доканчивал половины слов, но сын привык понимать его. Он подвел сына к бюро, откинул крышку, выдвинул ящик и вынул исписанную его крупным, длинным и сжатым почерком тетрадь.
– Должно быть, мне прежде тебя умереть. Знай, тут мои записки, их государю передать после моей смерти. Теперь здесь – вот ломбардный билет и письмо: это премия тому, кто напишет историю суворовских войн. Переслать в академию. Здесь мои ремарки, после меня читай для себя, найдешь пользу.
Андрей не сказал отцу, что, верно, он проживет еще долго. Он понимал, что этого говорить не нужно.
– Всё исполню, батюшка, – сказал он.
– Ну, теперь прощай! – Он дал поцеловать сыну свою руку и обнял его. – Помни одно, князь Андрей: коли тебя убьют, мне старику больно будет… – Он неожиданно замолчал и вдруг крикливым голосом продолжал: – а коли узнаю, что ты повел себя не как сын Николая Болконского, мне будет… стыдно! – взвизгнул он.
– Этого вы могли бы не говорить мне, батюшка, – улыбаясь, сказал сын.
Старик замолчал.
– Еще я хотел просить вас, – продолжал князь Андрей, – ежели меня убьют и ежели у меня будет сын, не отпускайте его от себя, как я вам вчера говорил, чтоб он вырос у вас… пожалуйста.
– Жене не отдавать? – сказал старик и засмеялся.
Они молча стояли друг против друга. Быстрые глаза старика прямо были устремлены в глаза сына. Что то дрогнуло в нижней части лица старого князя.
– Простились… ступай! – вдруг сказал он. – Ступай! – закричал он сердитым и громким голосом, отворяя дверь кабинета.
– Что такое, что? – спрашивали княгиня и княжна, увидев князя Андрея и на минуту высунувшуюся фигуру кричавшего сердитым голосом старика в белом халате, без парика и в стариковских очках.
Князь Андрей вздохнул и ничего не ответил.
– Ну, – сказал он, обратившись к жене.
И это «ну» звучало холодною насмешкой, как будто он говорил: «теперь проделывайте вы ваши штуки».
– Andre, deja! [Андрей, уже!] – сказала маленькая княгиня, бледнея и со страхом глядя на мужа.
Он обнял ее. Она вскрикнула и без чувств упала на его плечо.
Он осторожно отвел плечо, на котором она лежала, заглянул в ее лицо и бережно посадил ее на кресло.
– Adieu, Marieie, [Прощай, Маша,] – сказал он тихо сестре, поцеловался с нею рука в руку и скорыми шагами вышел из комнаты.
Княгиня лежала в кресле, m lle Бурьен терла ей виски. Княжна Марья, поддерживая невестку, с заплаканными прекрасными глазами, всё еще смотрела в дверь, в которую вышел князь Андрей, и крестила его. Из кабинета слышны были, как выстрелы, часто повторяемые сердитые звуки стариковского сморкания. Только что князь Андрей вышел, дверь кабинета быстро отворилась и выглянула строгая фигура старика в белом халате.
– Уехал? Ну и хорошо! – сказал он, сердито посмотрев на бесчувственную маленькую княгиню, укоризненно покачал головою и захлопнул дверь.



В октябре 1805 года русские войска занимали села и города эрцгерцогства Австрийского, и еще новые полки приходили из России и, отягощая постоем жителей, располагались у крепости Браунау. В Браунау была главная квартира главнокомандующего Кутузова.
11 го октября 1805 года один из только что пришедших к Браунау пехотных полков, ожидая смотра главнокомандующего, стоял в полумиле от города. Несмотря на нерусскую местность и обстановку (фруктовые сады, каменные ограды, черепичные крыши, горы, видневшиеся вдали), на нерусский народ, c любопытством смотревший на солдат, полк имел точно такой же вид, какой имел всякий русский полк, готовившийся к смотру где нибудь в середине России.