Испанский язык

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Испанский язык
Классификация
Категория:

???

См. также: Проект:Лингвистика

Испа́нский или касти́льский язык (исп. español, castellano) — плюрицентрический иберо-романский язык, зародившийся в средневековом королевстве Кастилия, которое включало в себя современную территорию провинции Бургос и автономных областей Ла-Риоха и Кантабрия, и широко распространившийся в других регионах мира (в первую очередь в Южной и Центральной Америке) в эпоху Великих географических открытий. Относится к индоевропейской семье языков (романская группа, иберо-романская подгруппа). Письменность на основе латинского алфавита. Третий по распространённости родной язык в мире (после китайского и хинди) с 470 миллионами носителей[1] и самый распространённый романский язык. По разным оценкам, во всём мире на испанском языке могут изъясняться до 548 миллионов человек[2][3] (включая тех людей, для которых испанский является вторым языком, и тех, кто изучает его как иностранный — 20 миллионов человек). Крупнейшей по населению испаноязычной страной мира является Мексика (свыше 120 миллионов жителей), по территории — Аргентина. 9/10 носителей испанского языка в настоящее время живут в Западном полушарии.





Географическое распространение

Страны со значительным испаноязычным населением
Место Страна Число испаноговорящихК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 856 дней]
1 Мексика Мексика 106 255 000
2 Испания Испания 47 190 500
3 Колумбия Колумбия 45 600 000
4 Аргентина Аргентина 41 248 000
5 США США 41 000 000
6 Перу Перу 26 152 265
7 Венесуэла Венесуэла 26 021 000
8 Чили Чили 15 795 000
9 Куба Куба 11 285 000
10 Эквадор Эквадор 10 946 000
11 Доминиканская Республика Доминиканская Республика 9 650 000
12 Гватемала Гватемала 8 163 000
13 Гондурас Гондурас 7 267 000
14 Боливия Боливия 7 010 000
15 Сальвадор Сальвадор 6 859 000
16 Никарагуа Никарагуа 5 503 000
17 Парагвай Парагвай 4 737 000
18 Коста-Рика Коста-Рика 4 220 000
19 Пуэрто-Рико Пуэрто-Рико 4 017 000
20 Уругвай Уругвай 3 442 000
21 Панама Панама 3 108 000
22 Филиппины Филиппины 2 900 000
23 Франция Франция 2 100 000
24 Португалия Португалия 1 750 000
25 Гаити Гаити 1 650 000
26 Марокко Марокко 960 706
27 Великобритания Великобритания 900 000
28 Япония Япония 500 000
29 Италия Италия 455 000
30 Экваториальная Гвинея Экваториальная Гвинея 447 000
31 Германия Германия 410 000
32 САДР САДР 341 000
33 Канада Канада 272 000
34 КНР КНР 250 000
35 Гайана Гайана 198 000
36 Швейцария Швейцария 172 000
37 Израиль Израиль 160 000
38 Австралия Австралия 150 000
39 Белиз Белиз 130 000
40 Кюрасао Кюрасао 112 450
41 Россия Россия 111 900[4]
42 Аруба Аруба 105 000
43 Республика Корея Республика Корея 90 000
44 Андорра Андорра 40 000
45 Швеция Швеция 39 700
46 Тринидад и Тобаго Тринидад и Тобаго 32 200
47 Турция Турция 29 500
48 Новая Зеландия Новая Зеландия 26 100
49 Казахстан Казахстан 20000
50 Нидерланды Нидерланды 17 600
51 Финляндия Финляндия 17 200
52 Гвиана Гвиана 13 000
53 Румыния Румыния 7000
54 Бонэйр Бонэйр 5700
55 Виргинские Острова (США) Виргинские Острова (США) 3980
56 Ливан Ливан 2300
57 Австрия Австрия 1970
58 Кувейт Кувейт 1700

На испанском языке говорят 34,5 млн человек в США, в Пуэрто-Рико он, наряду с английским, признан государственным. В штате Нью-Мексико он фактически имеет официальный статус, законодательство штата не предусматривает статус официального языка, но говорит об обязательности или возможности использования испанского языка в официальных документах наряду с английским.

Кроме того, несколько миллионов носителей испанского языка проживают в штатах Калифорния, Флорида, Техас и Нью-Йорк. Также на испанском языке говорят 15 % населения Американских Виргинских островов.

Испанским языком владеет большая часть населения британской территории Гибралтара, хотя государственным на ней является английский. Также там используется смесь испанского и английского, называемая янито.

Испанский язык широко используется в Андорре и Белизе (60 %), на Арубе (85 %) и Кюрасао (65 %). Также на нём говорят на Бонайре (35 %), в Бразилии, Тринидаде и Тобаго, Западной Сахаре (на территории, контролируемой Фронтом Полисарио), на Филиппинах (по разным данным на испанском общаются от 0,01 % населения или 2658 человек[5] до 2 % или 2,9 млн[6]) и в общинах сефардов в Марокко, Сербии, Черногории, Турции и Израиле.

В Бразилии, где население говорит на португальском языке, за испанским закрепился статус второго языка среди студентов и дипломированных специалистов. По мере ослабления зависимости экономики страны от торговых операций с США и Европой и увеличения торгового оборота с соседними испаноязычными странами (особенно с входящими в блок Меркосур), больше внимания стало уделяться билингвизму и знанию испанского языка. 7 июля 2005 года Национальный Конгресс Бразилии одобрил закон, закрепивший за испанским статус второго языка в государственных и частных школах страны[7]. Популярность испанского языка в Бразилии увеличивает то, что он очень похож на португальский и почти во всех соседних странах является официальным. В приграничных городах Бразилии (особенно, на бразильско-уругвайской границе) также говорят на смеси испанского и португальского под названием портуньол.

Испанский — официальный язык Организации Объединённых Наций, Европейского союза, Африканского союза и Организации Американских Государств.

Стандартизация

Первые попытки стандартизации испанского языка относятся к концу 15 столетия, когда язык начал распространяться за пределами Иберии. Королевская академия испанского языка выполняет функции главного регулятора языковой и литературной нормы современного испанского языка во всех территориях его бытования. Исторически, процессы формальной стандартизации испанского языка затрагивали в первую очередь фонетику, орфографию и орфоэпию и практически не касались грамматики, синтаксиса и морфологии. С одной стороны, как следствие этих процессов, орфография испанского языка максимально приблизилась к произношению (за исключением немой h и вариаций -sión/ción). С другой, Королевская академия испанского языка, в отличие от французской, не препятствовала развитию в языке новых (большей частью аналитических) форм глагола и новых лексико-морфологических вариаций, что сделало испанский язык довольно гибким и разнообразным в плане грамматики, лексики и синтаксиса[8]. Глагол в испанском языке имеет 16 грамматических времен, а также многочисленные перифразы.

Диалекты и языковые варианты испанского языка

Производные языки

Наряду с диалектами испанского, существует также ряд производных от него языков. Среди них есть и креольские с упрощённой грамматической структурой: чабакано (Филиппины), папьяменту — разновидность папьяменто (Аруба, Антильские острова) и паленкеро (Колумбия).

Смешанные и контактные языки с испанской основой и мощным иноязычным суперстратом или субстратом:

Испанский или кастильский?

Как в Испании, так и в Латинской Америке испанский язык также называют кастильским (исп. castellano) в соответствии с названием региона, в котором он зародился. Этим подчеркивается его отличие от других языков Испании. Такое разделение достаточно популярно среди населения стран Южного конуса и носителей каталанского, галисийского, баскского и др. языков Испании.

Многие филологи считают, что кастильским следует называть язык, на котором говорили в Кастилии в средние века. Однако с ними не согласны другие — они предлагают не использовать название «испанский», так как оно указывает на то, что этот язык в Испании один, что каталанский, галисийский, баскский, аранский, арагонский и астурийский — не испанские языки.

Испанцы обычно называют свой язык испанским, когда он упоминается вместе с иностранными языками, и кастильским при упоминании вместе с другими языками Испании. В остальном испаноязычном мире используются оба названия. «Испанский» преобладает в Колумбии, Панаме, Никарагуа, Сальвадоре, Коста-Рике, Гватемале, Гондурасе, Мексике, США, Доминиканской Республике и Венесуэле (то есть в основном в Северной и Центральной Америке); «кастильский» преобладает на Кубе, в Эквадоре, Перу, Боливии, Парагвае, Чили, Аргентине и Уругвае.

Антропонимика

История

История современного литературного испанского языка и его многочисленных устных и письменных языковых вариантов отражает развитие местного народно-латинского диалекта Иберии. В хронологическом порядке развитие испанского языка выглядит следующим образом:

Орфография

Испанский язык использует латинский алфавит, с дополнительной буквой «ñ» ([ɲ]). Традиционно ch (che, произносится как [ч]) и «ll» до 1994 считались отдельными буквами, со своими именами и местом в алфавите (a, b, c, ch, d, …, l, ll, m, n, ñ, o, …). С 1994 года они не считаются отдельными буквами, и слова с «ch» сейчас находятся между «ce» и «ci», вместо размещения после «cz», и соответственно это изменение в силе и для «ll».

Кроме ñ, испанская орфография использует следующие дополнительные буквы:

Áá Éé Íí Óó Úú Üü (буквы с акутным ударением — для исключений из общих правил ударения и различения омонимов; ü с диэрезой — для обозначения читаемости этой буквы после g.)

В диалектах испанского можно встретить буквы с грависным ударением:

Àà Èè Ìì Òò Ùù и Çç — се-седилья.

Правила чтения

В основном слова читаются так же, как пишутся. Этому способствует особый вокализм испанского языка в кругу романских. Для испанского характерно чёткое и стабильное произношение всех гласных. Несмотря на то, что они составляют 47 % фонического материала, их количество ограничено пятью, как и в русском языке: A, E, I, O, U. Это наименьшее количество гласных по сравнению с другими романскими языками, и одно из самых малых в мировых языках вообще (за исключением арабского). Относительная простота испанских гласных заключается в том, что они не обнаруживают фонематически значимых различий по долготе-краткости, открытости-закрытости и не подвергаются редукции в безударной позиции. В живой речи некоторых карибских говоров отмечается аллофоническая назализация гласных перед n, m, но и она лежит за пределами литературной нормы. В то же время, в литературном языке согласные звуки характеризуются наличием большого количества аллофонов. Исследования живой речи по диалектам и региональным вариантам обнаруживают ещё более широкий спектр аллофонической вариации согласных, где они могут глотаться, ассимилироваться, ослабляться и т. д.

Основные правила

  • ch — в кастильском читается приблизительно как твёрдый белорусский ч или польский cz; в чилийском диалекте — как мягкий русский [ч'].
  • ll — как «йй», в некоторых диалектах как «жь», «джь», «ш» или «лль».
  • h — не читается никогда, однако в старом андалузском говоре [h] сохраняется.
  • с — перед a, o, u — как «к»; перед e, i — как «c» (Латинская Америка) или глухой английский «th» (Испания).
  • z — как «c» (Латинская Америка) или глухой английский «th» (Испания).
  • g — перед i и e — как русский «х», перед остальными гласными «г».
  • j — как русский «х», но более напряжённый.
  • s — как русский «c», но, как правило, с несколько отодвинутым к альвеолам языком.
  • x — в зависимости от положения — как русские «кс», «гс», «с» (в отдельных названиях в Америке «х» и «ш»).
  • сочетание gu — перед e, i читается как «г», «u» не произносится (кроме написания ).
  • сочетание qu — перед e, i читается как «к», «u» не произносится (кроме написания ).
  • b и v — «фрикативный б». В начале слова и после носовых и губных согласных эти буквы обозначают смычный звук [b], по произношению соответствующий русскому «б». В остальных случаях эти буквы обозначают полусмычный звук между «б» и «в».

Ударение в испанском языке

Ударение в испанском языке может падать на 1—5 с конца слог. Если графическое ударение (tilde) не проставлено, ударение падает на последний слог, когда слово оканчивается на согласную кроме n и s, либо на предпоследний, если слово заканчивается на гласную или согласные n или s.

В противном случае при письме обязательно ставится знак ударения над ударной гласной, например, préstamo, carácter, llegué.

Ударение также указывается при необходимости разбить дифтонг: «conocía» (знал), «tenía» (имел) или для различения некоторых ударных и безударных омонимов («tú» — ты, но «tu» — твой и др.).

Практическая транскрипция на русский язык

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

Гласные

Передние Средние Задние
Закрытый i u
Средний
Открытый ä

Согласные

Несмотря на большое количество аллофонов, состав согласных фонем в испанском языке минимален, что объясняется отсутствием или утратой многих шипящих, свистящих, межзубных и аффрикат. В большинстве диалектов утрачена и θ, a звук [dʒ] представляет собой аллофон [й].

Губно-губной Губно-зубной Зубной Альвеолярный Палатальный Велярный Увулярный
Носовые m (ɱ) n ɲ (ŋ) (ɴ)
Взрывные p b t d k g
Щелевые (β) f (v) θ (ð) s (z) ʝ x (ɣ) (χ)
Аппроксиманты j
Дрожащие r
Одноударные ɾ
Латеральные сонанты l ʎ

Морфология

Артикль

Артикль в испанском языке (artículo) — это служебная часть речи, которая предшествует существительному и указывает на его род, число и падеж. Различают определённый (el, los, la, las, иногда lo), неопределённый артикли (un, unos, una, unas) и нулевой артикль (термин используется номинально как обозначение отсутствия артикля).

Формы артикля
Число Определённый артикль Неопределённый артикль
Мужской род Женский род Мужской род Женский род
Единственное el cuaderno la mesa un árbol una pluma
Множественное los cuadernos las mesas unos* árboles unas* plumas

*Считается, что артикли unos и unas ближе к неопределённым местоимениям, чем к артиклям.

Определённый артикль (artículo determinado), как правило, употребляется в тех случаях, когда предмет или явление, обозначаемое существительным, заведомо известны, определены или повторяются в речи и на письме уже не в первый раз. Также определённый артикль допускается, когда ясно, что речь идёт об единственном в своём роде предмете или абстрактном понятии. Например: Dame el libro que te regaló María; He roto el florero; La envidia es un vicio muy frecuente. Неопределённый артикль (artículo indeterminado), напротив, употребляется в случаях, когда предмет или явление неизвестны, упоминаются впервые. В некоторых случаях неопределённый артикль может быть использован в качестве стилистического средства выразительности для усиления (качественной характеристики предмета или явления). Например: En la playa vimos un barco; Mi tío era un hombre muy amable.

Артикль является нулевым, если он отсутствует, то есть опускается. Опускание артикля происходит, если существительное — имя собственное (например, личное имя María, название города Madrid или страны — España), перед ним стоит притяжательное или указательное местоимение (mi casa, este país), существительное выполняет функцию дополнения и обозначает вещество (María toma té; Pedro come carne), а также в устойчивых выражениях типа tener hambre, tener miedo, tener frío, hace frío, hace calor.

Испанские артикли выполняют функцию показателя падежных отношений в предложении: поскольку сами существительные морфологически изменяются лишь во множественном числе, определить падеж можно только по артиклю. Например: María escribe a Pedro, No quiero hablar más de Juan, El carro de Miguel. В предложениях, где присутствуют однородные члены — существительные, например, когда имеется несколько подлежащих и общее сказуемое, артикль может относиться только к одному из них, безотносительно к роду каждого существительного в отдельности. Например: El celo, inteligencia y honradez de este doctor imponen.

Имя существительное

В испанском языке существительные имеют два рода: мужской и женский.

Существительные мужского рода

Как правило, все существительные, оканчивающиеся на -о, мужского рода: metro — метро, mercado — рынок.

Исключения: mano — рука, radio — радио и др.

Существительные женского рода

Как правило, существительные, оканчивающиеся на -а,женского рода: casa — дом, mesa — стол, discoteca — дискотека.

Существительные, окончивающиеся на -ión, -d, -z, обычно женского рода: reunión — собрание, lección — урок, verdad — правда, ciudad — город, salud — здоровье, paz — мир, voz — голос, cruz — крест, luz — свет, nariz — нос.

Существительные, оканчивающиеся в единственном числе на неударную гласную, образуют множественное число прибавлением окончания -s

Единственное

число

Множественное

число

тарелка plato platos
племя tribu tribus

Существительные, оканчивающиеся в единственном числе на согласную, образуют множественное число прибавлением окончания -es:

Единственное

число

Множественное

число

животное animal animales
господин señor señores
король rey reyes
закон ley leyes

Исключение составляет также ряд заимствованных слов:

Единственное

число

Множественное

число

клуб club clubsclubes)
дефицит déficit déficits

и др.

Существительные, которые оканчиваются в единственном числе на -z, меняют их во множественном числе на -c:

Единственное

число

Множественное

число

карандаш lápiz lápices
свет luz luces
нос nariz narices

Немногие слова, оканчивающиеся на согласную -c, могут менять её во множественном числе на -qu, например, frac — fraques (или fracs).

Имя прилагательное

Прилагательные в испанском языке согласуются с существительными в роде и числе.

По числам изменяются почти все прилагательные. Если прилагательное в единственном числе оканчивается на безударную гласную, то к нему во множественном числе добавляется окончание -s, если на согласную или ударную гласную — окончание -es. Если прилагательное оканчивается на букву z, то она меняется на c.

Единственное

число

Множественное

число

белый blanco blancos
трудный difícil difíciles
счастливый feliz felices

По родам изменяются не все прилагательные. В основном, изменяются прилагательные, оканчивающиеся на -o, у которых в женском роде окончание меняется на -a: el papel blanco — la mesa blanca (белая бумага — белый стол).

Прилагательные, оканчивающиеся на согласную или -e, как правило, не изменяются по родам, однако есть исключения:

  • прилагательные национальной принадлежности: japonés — japonesa, alemán — alemana, español — española;
  • прилагательные с увеличительным (-ote) или уменьшительным (-ete) аффиксами: regordete — regordeta, grandote — grandota;
  • большая часть прилагательных, оканчивающихся на -or, -ón или -án: trabajador — trabajadora, dormilón — dormilona, holgazán — holgazana.
Степени сравнения прилагательных

Как в большинстве языков, испанские прилагательные имеют степени сравнения. Различают положительную, сравнительную и превосходную степени.

Положительная степень — это прилагательное, употреблённое как свойство предмета, без сравнения с аналогичным. То есть, фактически, словарная форма: Esta casa es hermosa.

Сравнительная степень употребляется при сравнении двух объектов, имеющих одинаковые свойства, при этом у одного из них свойства выражены более или менее ярко. Сравнительная степень в основном образуется аналитическим путём с помощью конструкций más(menos) + прилагательное + que (более (менее) ... чем) или tan + прилагательное + como (такой же ... как). Например: Moscú es más numeroso que Sankt-Petersburgo; Fyodor Dostoevsky es tan célebre como León Tolstoi.

Превосходная степень указывает на высшую степень чего либо, при этом различают превосходную степень относительного и абсолютного плана.

Превосходная степень относительного плана показывает превосходство предмета в сравнении с ему подобными и за редким исключением образуется аналитическим путём с помощью конструкции определённый артикль + сравнительная степень прилагательного: Este libro es el más interesante de todos.

Превосходная степень абсолютного плана показывает превосходство предмета без какого-либо сравнения, может образовываться как аналитическим путём, так и синтетическим. При образовании аналитическим путём чаще всего используется конструкция muy (и некоторые другие наречия высшей степени) + прилагательное в положительной степени: Es una novela muy absorbente. При образовании синтетическим путём, к основе прилагательного добавляется аффикс -ísimo: Es un problema difícilísimo. Некоторые прилагательные имеют особые аффиксы для образования абсолютной превосходной степени: peor — pésimo, acre — acérrimo, simple — simplicísimo.

Наречие

Наречие (adverbio), как часть речи, включает все слова, которые означают признак действия или состояния, признак качественного или обстоятельственного признака, реже — семантический признак (признак предмета). По форме все наречия можно разделить на простые, производные и сложные. Простые состоят из одной основы наречия (nunca, mucho, sólo). Производные наречия образуются из основы и суффикса (perfectamente). Сложные состоят из двух и более слов (pasado mañana, de ningún modo, tal vez). Слова с признаками наречия, но образованные сочетаниями существительных с предлогами (например, de repente, de vez en quando, a pie, al fin и т. д.), называются наречными выражениями. По значению все наречия можно разделить на: наречия времени (ahora, hoy, ayer, mañana, antes, después, luego, nunca, siempre, temprano, tarde), места (aquí, allí, abajo, arriba, delante, detrás, a la derecha, a la izquierda, lejos, cerca), образа действия (bien, mal, despacio, apenas, rápidamente), утвердительные (sí, ciertamente, naturalmente, vale), отрицательные (no, tampoco) и количественные (mucho, poco, bastante) наречия.

Как и прилагательные испанские наречия изменяются по трём степеням сравнения. Положительная степень представляет собой обычное наречие в своей неизменной (словарной) форме. Сравнительная степень образуется прибавлением усилительных наречий más и menos, которые придают значение большего или меньшего свойства признака наречия. В конструкциях «más/menos + наречие + que» имеется объект, на который происходит равнение изменяемого наречия. В конструкции «tan + наречие + como» такой объект считается равным по своим свойствам объекту, к которому относится наречие. Отдельная группа наречий, которые не подчиняются данному правилу, исторически имеют собственные формы. Среди них: bien — mejor, mal — peor, mucho — más, poco — menos. Превосходная степень может быть образована путём прибавления наречия muy к наречию в положительной степени или артикля среднего рода lo к форме сравнительной степени. Также превосходная степень может быть образована методом суффиксации, например, присоединением усилительного суффикса -ísimo.

Числительные

Испанские числительные (numerales) — части речи, обозначающие отвлечённые числа или количество предметов и их порядок по счёту. В связи с этим выделяют количественные числительные (números cardinales) и порядковые числительные (numerales ordinales). Числительные стоят перед предшествующим существительным, согласуясь с ним в роде и числе. Порядковые числительные, как правило, употребляются только до 10, далее употребляют количественные числительные. Однако в грамматике имеются чёткие правила образования порядковых числительных после 10.

Числительные от 0 до 29
Цифра Числительное
Количественное Порядковое
0 cero
1 uno primero
2 dos segundo
3 tres tercero
4 cuatro cuarto
5 cinco quinto
6 seis sexto
7 siete séptimo
8 ocho octavo
9 nueve noveno
10 diez décimo
11 once undécimo
12 doce duodécimo
13 trece decimotercero
14 catorce decimocuarto
15 quince decimoquinto
16 dieciséis decimosexto
17 diecisiete decimoséptimo
18 dieciocho decimoctavo
19 diecinueve decimonoveno
20 veinte vigésimo
21 veintiuno vigésimo primero
22 veintidós vigésimo segundo
23 veintitrés vigésimo tercero
24 veinticuatro vigésimo cuarto
25 veinticinco vigésimo quinto
26 veintiséis vigésimo sexto
27 veintisiete vigésimo séptimo
28 veintiocho vigésimo octavo
29 veintinueve vigésimo noveno
Числительные от 30 до 1 000 000
Цифра Числительное
Количественное Порядковое
30 treinta trigésimo
31 treinta y uno trigésimo primero
40 cuarenta cuadragésimo
50 cincuenta quincuagésimo
60 sesenta sexagésimo
70 setenta septuagésimo
80 ochenta octogésimo
90 noventa nonagésimo
100 cien/ciento centésimo
101 ciento uno centésimo primero
200 doscientos ducentésimo
300 trescientos tricentésimo
400 cuatrocientos cuadringentésimo
500 quinientos quingentésimo
600 seiscientos sexcentésimo
700 setecientos septingentésimo
800 ochocientos octingentésimo
900 novecientos noningentésimo
1000 mil milésimo
1001 mil uno milésimo primero
2000 dos mil dosmilésimo
10 000 diez mil diezmilésimo
100 000 cien mil cienmilésimo
1 000 000 un millón millonésimo

Количественное числительное uno перед существительными мужского рода имеет усечённую форму un (например: un alumno, un libro). Перед существительным женского рода вместо o на конце появляется a (una casa, una hermana). Подобным образом изменяются порядковые числительные primero и tercero, принимая усечённую форму перед существительным мужского рода и окончание a перед существительным женского рода. Во множественном числе — os и as, соответственно. Числительные от 200 до 900 оканчиваются на os и as, соответственно. Числительное ciento перед существительными имеет форму cien.

Сложные числительные, включающие несколько разрядов, читаются только слева направо, согласно общим правилам. Например: 569 300 203 — quinientos sesenta y nueve millones trescientos mil doscientos tres (пятьсот + шестьдесят девять + разряд миллионов + триста + разряд тысяч + двести + три).

Местоимение

Личные местоимения

Личные местоимения в испанском языке имеют следующие формы:

yo — я ,  — ты , él - он, ella — она, usted — Вы, nosotros (-as) — мы, vosotros (-as) — вы, ellos (-as) — они, ustedes — Вы

Usted используется при вежливом обращении на «Вы» к одному лицу, ustedes — к нескольким. Vosotros употребляется при обращении к группе лиц, к каждому из которых можно обратиться на «ты», то есть по сути, является множественным числом от . Местоимения nosotros, vosotros и ellos также изменяются по родам.

Отрицательные местоимения

В испанском языке существует три отрицательных местоимения: nada (ничто) , nadie (никто), ninguno (никакой). Первые два местоимения являются неизменяемыми, ninguno согласуется в роде и числе с существительным, к которому оно относится, либо которое оно заменяет, изменяясь аналогично неопределённому артиклю: ningún amigo, ninguna casa, ningunos libros, ningunas chicas. Если одно из отрицательных местоимений располагается перед глаголом, то отрицательная частица no опускается, так как в испанском языке перед глаголом может стоять только одно отрицание. Nadie vive en esta casa. = En esta casa no vive nadie. — «В этом доме никто не живёт».

Вопросительные слова

В испанском языке существуют вопросительные слова, которые делятся на[9]

  • вопросительные прилагательные (adjetivos interrogativos): ¿qué? (какой, какая, какое), ¿cuál? (который, какой), ¿cuánto? (сколько)
  • вопросительные местоимения (pronombres interrogativos): ¿quién (кто), ¿qué? (что), ¿cuál? (который, какой), ¿cuánto? (сколько)
  • вопросительные наречия (adverbios interrogativos): ¿cuánto? (сколько), ¿cuándo? (когда), ¿dónde? (где), ¿cómo? (как)

Глагол

Служебные части речи

Предлог

В испанском языке, в отличие от русского языка, существительные и прилагательные не изменяются по падежам. Взаимосвязи между словами показывают предлоги. Падежному окончанию русского существительного в испанском языке соответствует предлог, который ставится перед данным словом. Между предлогом и словом часто стоит артикль. Например: en la piscina (в бассейне). Наиболее часто используемые предлоги в испанском языке: a (в), bajo (под), con (с), de (указывает на принадлежность предмета или лица при ответе на вопрос чей?), desde (от), en (в), hasta (до), para (для), por (через), sin (без), sobre (на, о), tras (за)[10].

Союз

Союзы в испанском языке делятся на две большие группы: сочинительные союзы (conjunciones coordinantes) и подчинительные союзы (conjunciones subordinantes). Первые связывают слова, не устанавливая иерархических отношений между ними, а вторые устанавливают между связываемыми словами отношение зависимости. К сочинительным союзам относятся: y (и), который перед словами, начинающимися на i-, hi- имеет форму e, например: Enrique y Ana (Энрике и Ана), madre e hijo (мать и сын); ni (ни); o (или), который перед словами, начинающимися на o-, ho- имеет форму u, например: Galicia o Cataluña (Галисия или Каталония), Madrid u Oviedo (Мадрид или Овьедо). Подчинительные союзы делятся на:[11]

  • дополнительные (completivas) — que (что), si (ли)
  • условные (condicionales) — si (если), como (так как)
  • причинные (causales) — porque (потому что), como (так как)
  • уступительные (concesivas) — aunque (хотя), si bien (хотя)
  • временные (temporales) — luego que (только)
  • последствия (consecutivas) — que (что)
  • следствия (ilativas) — luego (следовательно), conque (следовательно)
  • сравнительные (comparativas) — que (чем), como (как)

Лексика

Лексика испанского языка имеет своей основой латинские корни, которые имеются также в итальянском, французском и других романских языках. Некоторые латинские элементы и новообразования можно найти лишь в испанском (comer < comedere, miedo < metus[12]). В целом, в выборе лексики испанский язык консервативен, он ближе к классической латыни, а также имеет много параллелей с восточно-романскими языками, сохраняя корни, исчезнувшие из западно-романских языков, но сохранившиеся в балканской латыни и Иберии (например, слова mesa, hermoso)[13]. Преимущественно лексика черпалась из народной латыни, но имеется множество дублетов и заимствований из классической латыни (hecho vs. facto; llamar vs. clamar; agua vs. acuático; hembra vs. feminino). Во время распространения языка в Испании некоторое влияние на него оказал не связанный с ним баскский язык и язык вестготов.

В раннем средневековье, когда арабы заселили южную часть Пиренейского полуострова, ещё не сформировавшийся староиспанский язык и многие диалекты испытали на себе влияние арабского языка, который привнёс в испанский слова alcohol, naranja, zanahoria, tarea, albañil, alcalde, alguacil, almoneda. В одном из памятников испанской литературы — Cantar de mío Cid — имя главного героя Сида происходит от арабского سيد, что означает «господин».

Позднее после реконкисты лексика испанского языка существенно пополнилась за счёт заимствований из соседних романских языков.

Синтаксис

Структура простого предложения в испанском языке: как и во многих других языках при построении предложений используется прямой порядок слов: подлежащее, сказуемое, дополнение (например: El coche es moderno, что означает: машина современная). А отрицательные предложения строятся с помощью добавления частицы «no» перед глаголом (например: El país no es grande, что означает: страна не большая)[14]. Для построения вопросительных предложений в испанском языке используется инверсия, то есть необходимо поменять местами глагол и подлежащее (например: повествовательное предложение Esto es… (это есть…); вопросительное ¿Es esto …?)[14]. В то же время в испанском (особенно в разговорном) широко практикуется свободный порядок слов, например для смыслового выделения, удобства произношения и т. п.

Испанский язык в мире

В ноябре 2004 года в Росарио (Аргентина) прошёл Третий международный конгресс испанского языка, организованный испанской Королевской академией испанского языка, Институтом Сервантеса и королевской четой Испании. Конгресс, проходивший на высшем уровне, открыли король Испании Хуан Карлос I и президент Аргентины Нестор Карлос Киршнер. Большинство выступающих составили известнейшие латиноамериканские писатели.

Проблемы, обсуждавшиеся конгрессом, касались не только испанского, но и любого языка международного общения, и речь при этом шла не столько о лингвистических изменениях, сколько о политических факторах, влияющих на его судьбу.

Во-первых, как отмечали выступавшие, испанский язык всё более разобщается на уровне диалектов. Во-вторых, процесс глобализации и стремительное развитие технического прогресса упрощают язык, который всё больше рассматривается его носителями лишь как средство элементарной коммуникации, вследствие чего он лишается литературной глубины и художественного разнообразия.

В Аргентине, выбранной местом обсуждения этих проблем, отличие испанского языка от классического кастильского варианта особенно заметно. В Аргентине и Уругвае массы говорят на так называемом лунфардо (lunfardo), диалекте испанских каторжников, которых ссылали в эти края в XVIIXVIII веках. К тому же в XX веке страну захлестнула волна иммиграции из Италии (сейчас потомки итальянцев составляют половину всех жителей страны), вследствие чего язык обогатился массой итальянских заимствований, морфологически оформленных в соответствии с правилами испанского языка.

Как утверждают специалисты, в настоящее время люди одной испаноязычной нации все меньше способны понимать разговорную речь другой нации. Как заявил король Хуан Карлос, «испанский язык — это единый, но полифонический голос. Это единый голос, состоящий из множества голосов, которые в разной степени ушли от первоначальной конфигурации».

Конгресс стал также местом острой дискуссии о последствиях глобализации для испанского языка. Большинство выступавших считают, что глобализация и развитие Интернета приводят к излишнему упрощению испанского языка и засорению его англицизмами.

См. также

Напишите отзыв о статье "Испанский язык"

Примечания

  1. [inosmi.ru/world/20130115/204651649.html В 2012 году испанский язык занял второе место в мире по распространенности]
  2. [www.actaslengua.org/acta_conclusiones_lengua_espanola.asp?id=1 Результаты анализа на I конгрессе испанского языка] (исп.). Проверено 26 мая 2010. [www.webcitation.org/617rdiaH7 Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  3. [terranoticias.terra.es/cultura/articulo/espanol_sera_segunda_lengua_comunicacion_848372.htm Антонио Малино, директор института Сервантеса в 2014 году] (исп.). Проверено 26 мая 2010. [www.webcitation.org/617rec6W0 Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  4. [www.perepis2002.ru/ct/doc/TOM_04_04.xls Население по национальности и владению русским языком по субъектам Российской Федерации] Всероссийская перепись населения 2002 года
  5. [www.ethnologue.org/show_language.asp?code=spa Ethnologue report for language code: spa]
  6. [www.sispain.org/spanish/language/worldwid.html El idioma español en el mundo]
  7. [www.mercopress.com/Detalle.asp?NUM=5996 Spanish becomes second language in Brazil — MercoPress]
  8. uahost.uantwerpen.be/cgct/publications/A%20contrastive%20analysis%20of%20the%20present%20progressive%20in%20French%20and%20English.-1.pdf
  9. [dle.rae.es/?w=diccionario Словарь испанского языка] на сайте Королевской академии испанского языка  (исп.)
  10. Gintaras Kaminskas. Praktinė ispanų kalbos gramatika. — Vilnius: Rosma, 2005. — С. 19—20. — ISBN 9986004403.
  11. Nueva gramática básica de la lengua española / Real Academia Española. Asociación de Academias de la Lengua Española. — Madrid: Espasa, 2015. — С. 168—171. — ISBN 9788467034714.
  12. lema.rae.es/drae/?val=miedo
  13. [www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/ISPANSKI_YAZIK.html Испанский язык]. Энциклопедия Кругосвет. Проверено 7 марта 2012. [www.webcitation.org/6DWpOkRqh Архивировано из первоисточника 9 января 2013].
  14. 1 2 [www.es-spb.com/events/синтаксис-испанского-языка-1.html Синтаксис испанского языка] (рус.). es-spb.com. Проверено 16 декабря 2012. [www.webcitation.org/6CwRMAmLE Архивировано из первоисточника 16 декабря 2012].

Литература

  • Сюзанна Вальд, Сеси Крайнак. [www.dialektika.com/books/978-5-8459-1771-3.html Испанский язык для чайников. 2-е издание] = Spanish For Dummies, 2nd Edition. — М.: «Диалектика», 2011. — 368 с. — ISBN 978-5-8459-1771-3.
  • Сюзана Вальд, Сеси Крайнак. [www.dialektika.com/books/978-5-8459-1772-0.html Разговорный испанский для чайников]. — М.: «Диалектика», 2012. — 352 с. — ISBN 978-5-8459-1772-0.

Ссылки

«Википедия» содержит раздел
на испанском языке
«Wikipedia:Portada»

В Викисловаре список слов испанского языка содержится в категории «Испанский язык»
  • [www.multitran.ru/c/m.exe?l1=5&l2=2&CL=1&a=0 Испанско-русский и русско-испанский словарь]
  • [dle.rae.es/?w=diccionario Словарь испанского языка] на сайте Королевской академии испанского языка  (исп.)
  • [es.glosbe.com/es/ru/ Испанско-русский словарь]  (исп.)
  • А. Скромницкий. [kuprienko.info/diccionario-medieval-vocabulario-espanol-ruso-de-las-cronicas-del-nuevo-mundo-america-15-16-17-siglos/ Испанско-русский словарь средневековой лексики, извлечённой из испанских хроник Нового Света (Америки) XV, XVI, XVII веков.]. www.kuprienko.info (А. Скромницкий) (30 октября 2009). Проверено 7 марта 2011. [www.webcitation.org/617rg4Vas Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].

Отрывок, характеризующий Испанский язык

Когда она сказала ему это, он ничего не ответил, только наклонился и показал всем еще раз свою улыбку, которая ничего не говорила, разве только вот что: «Мнения мнениями, а вы видите, какой я добрый и славный малый». И все, и Анна Павловна невольно почувствовали это.
Князь Андрей вышел в переднюю и, подставив плечи лакею, накидывавшему ему плащ, равнодушно прислушивался к болтовне своей жены с князем Ипполитом, вышедшим тоже в переднюю. Князь Ипполит стоял возле хорошенькой беременной княгини и упорно смотрел прямо на нее в лорнет.
– Идите, Annette, вы простудитесь, – говорила маленькая княгиня, прощаясь с Анной Павловной. – C'est arrete, [Решено,] – прибавила она тихо.
Анна Павловна уже успела переговорить с Лизой о сватовстве, которое она затевала между Анатолем и золовкой маленькой княгини.
– Я надеюсь на вас, милый друг, – сказала Анна Павловна тоже тихо, – вы напишете к ней и скажете мне, comment le pere envisagera la chose. Au revoir, [Как отец посмотрит на дело. До свидания,] – и она ушла из передней.
Князь Ипполит подошел к маленькой княгине и, близко наклоняя к ней свое лицо, стал полушопотом что то говорить ей.
Два лакея, один княгинин, другой его, дожидаясь, когда они кончат говорить, стояли с шалью и рединготом и слушали их, непонятный им, французский говор с такими лицами, как будто они понимали, что говорится, но не хотели показывать этого. Княгиня, как всегда, говорила улыбаясь и слушала смеясь.
– Я очень рад, что не поехал к посланнику, – говорил князь Ипполит: – скука… Прекрасный вечер, не правда ли, прекрасный?
– Говорят, что бал будет очень хорош, – отвечала княгиня, вздергивая с усиками губку. – Все красивые женщины общества будут там.
– Не все, потому что вас там не будет; не все, – сказал князь Ипполит, радостно смеясь, и, схватив шаль у лакея, даже толкнул его и стал надевать ее на княгиню.
От неловкости или умышленно (никто бы не мог разобрать этого) он долго не опускал рук, когда шаль уже была надета, и как будто обнимал молодую женщину.
Она грациозно, но всё улыбаясь, отстранилась, повернулась и взглянула на мужа. У князя Андрея глаза были закрыты: так он казался усталым и сонным.
– Вы готовы? – спросил он жену, обходя ее взглядом.
Князь Ипполит торопливо надел свой редингот, который у него, по новому, был длиннее пяток, и, путаясь в нем, побежал на крыльцо за княгиней, которую лакей подсаживал в карету.
– Рrincesse, au revoir, [Княгиня, до свиданья,] – кричал он, путаясь языком так же, как и ногами.
Княгиня, подбирая платье, садилась в темноте кареты; муж ее оправлял саблю; князь Ипполит, под предлогом прислуживания, мешал всем.
– Па звольте, сударь, – сухо неприятно обратился князь Андрей по русски к князю Ипполиту, мешавшему ему пройти.
– Я тебя жду, Пьер, – ласково и нежно проговорил тот же голос князя Андрея.
Форейтор тронулся, и карета загремела колесами. Князь Ипполит смеялся отрывисто, стоя на крыльце и дожидаясь виконта, которого он обещал довезти до дому.

– Eh bien, mon cher, votre petite princesse est tres bien, tres bien, – сказал виконт, усевшись в карету с Ипполитом. – Mais tres bien. – Он поцеловал кончики своих пальцев. – Et tout a fait francaise. [Ну, мой дорогой, ваша маленькая княгиня очень мила! Очень мила и совершенная француженка.]
Ипполит, фыркнув, засмеялся.
– Et savez vous que vous etes terrible avec votre petit air innocent, – продолжал виконт. – Je plains le pauvre Mariei, ce petit officier, qui se donne des airs de prince regnant.. [А знаете ли, вы ужасный человек, несмотря на ваш невинный вид. Мне жаль бедного мужа, этого офицерика, который корчит из себя владетельную особу.]
Ипполит фыркнул еще и сквозь смех проговорил:
– Et vous disiez, que les dames russes ne valaient pas les dames francaises. Il faut savoir s'y prendre. [А вы говорили, что русские дамы хуже французских. Надо уметь взяться.]
Пьер, приехав вперед, как домашний человек, прошел в кабинет князя Андрея и тотчас же, по привычке, лег на диван, взял первую попавшуюся с полки книгу (это были Записки Цезаря) и принялся, облокотившись, читать ее из середины.
– Что ты сделал с m lle Шерер? Она теперь совсем заболеет, – сказал, входя в кабинет, князь Андрей и потирая маленькие, белые ручки.
Пьер поворотился всем телом, так что диван заскрипел, обернул оживленное лицо к князю Андрею, улыбнулся и махнул рукой.
– Нет, этот аббат очень интересен, но только не так понимает дело… По моему, вечный мир возможен, но я не умею, как это сказать… Но только не политическим равновесием…
Князь Андрей не интересовался, видимо, этими отвлеченными разговорами.
– Нельзя, mon cher, [мой милый,] везде всё говорить, что только думаешь. Ну, что ж, ты решился, наконец, на что нибудь? Кавалергард ты будешь или дипломат? – спросил князь Андрей после минутного молчания.
Пьер сел на диван, поджав под себя ноги.
– Можете себе представить, я всё еще не знаю. Ни то, ни другое мне не нравится.
– Но ведь надо на что нибудь решиться? Отец твой ждет.
Пьер с десятилетнего возраста был послан с гувернером аббатом за границу, где он пробыл до двадцатилетнего возраста. Когда он вернулся в Москву, отец отпустил аббата и сказал молодому человеку: «Теперь ты поезжай в Петербург, осмотрись и выбирай. Я на всё согласен. Вот тебе письмо к князю Василью, и вот тебе деньги. Пиши обо всем, я тебе во всем помога». Пьер уже три месяца выбирал карьеру и ничего не делал. Про этот выбор и говорил ему князь Андрей. Пьер потер себе лоб.
– Но он масон должен быть, – сказал он, разумея аббата, которого он видел на вечере.
– Всё это бредни, – остановил его опять князь Андрей, – поговорим лучше о деле. Был ты в конной гвардии?…
– Нет, не был, но вот что мне пришло в голову, и я хотел вам сказать. Теперь война против Наполеона. Ежели б это была война за свободу, я бы понял, я бы первый поступил в военную службу; но помогать Англии и Австрии против величайшего человека в мире… это нехорошо…
Князь Андрей только пожал плечами на детские речи Пьера. Он сделал вид, что на такие глупости нельзя отвечать; но действительно на этот наивный вопрос трудно было ответить что нибудь другое, чем то, что ответил князь Андрей.
– Ежели бы все воевали только по своим убеждениям, войны бы не было, – сказал он.
– Это то и было бы прекрасно, – сказал Пьер.
Князь Андрей усмехнулся.
– Очень может быть, что это было бы прекрасно, но этого никогда не будет…
– Ну, для чего вы идете на войну? – спросил Пьер.
– Для чего? я не знаю. Так надо. Кроме того я иду… – Oн остановился. – Я иду потому, что эта жизнь, которую я веду здесь, эта жизнь – не по мне!


В соседней комнате зашумело женское платье. Как будто очнувшись, князь Андрей встряхнулся, и лицо его приняло то же выражение, какое оно имело в гостиной Анны Павловны. Пьер спустил ноги с дивана. Вошла княгиня. Она была уже в другом, домашнем, но столь же элегантном и свежем платье. Князь Андрей встал, учтиво подвигая ей кресло.
– Отчего, я часто думаю, – заговорила она, как всегда, по французски, поспешно и хлопотливо усаживаясь в кресло, – отчего Анет не вышла замуж? Как вы все глупы, messurs, что на ней не женились. Вы меня извините, но вы ничего не понимаете в женщинах толку. Какой вы спорщик, мсье Пьер.
– Я и с мужем вашим всё спорю; не понимаю, зачем он хочет итти на войну, – сказал Пьер, без всякого стеснения (столь обыкновенного в отношениях молодого мужчины к молодой женщине) обращаясь к княгине.
Княгиня встрепенулась. Видимо, слова Пьера затронули ее за живое.
– Ах, вот я то же говорю! – сказала она. – Я не понимаю, решительно не понимаю, отчего мужчины не могут жить без войны? Отчего мы, женщины, ничего не хотим, ничего нам не нужно? Ну, вот вы будьте судьею. Я ему всё говорю: здесь он адъютант у дяди, самое блестящее положение. Все его так знают, так ценят. На днях у Апраксиных я слышала, как одна дама спрашивает: «c'est ca le fameux prince Andre?» Ma parole d'honneur! [Это знаменитый князь Андрей? Честное слово!] – Она засмеялась. – Он так везде принят. Он очень легко может быть и флигель адъютантом. Вы знаете, государь очень милостиво говорил с ним. Мы с Анет говорили, это очень легко было бы устроить. Как вы думаете?
Пьер посмотрел на князя Андрея и, заметив, что разговор этот не нравился его другу, ничего не отвечал.
– Когда вы едете? – спросил он.
– Ah! ne me parlez pas de ce depart, ne m'en parlez pas. Je ne veux pas en entendre parler, [Ах, не говорите мне про этот отъезд! Я не хочу про него слышать,] – заговорила княгиня таким капризно игривым тоном, каким она говорила с Ипполитом в гостиной, и который так, очевидно, не шел к семейному кружку, где Пьер был как бы членом. – Сегодня, когда я подумала, что надо прервать все эти дорогие отношения… И потом, ты знаешь, Andre? – Она значительно мигнула мужу. – J'ai peur, j'ai peur! [Мне страшно, мне страшно!] – прошептала она, содрогаясь спиною.
Муж посмотрел на нее с таким видом, как будто он был удивлен, заметив, что кто то еще, кроме его и Пьера, находился в комнате; и он с холодною учтивостью вопросительно обратился к жене:
– Чего ты боишься, Лиза? Я не могу понять, – сказал он.
– Вот как все мужчины эгоисты; все, все эгоисты! Сам из за своих прихотей, Бог знает зачем, бросает меня, запирает в деревню одну.
– С отцом и сестрой, не забудь, – тихо сказал князь Андрей.
– Всё равно одна, без моих друзей… И хочет, чтобы я не боялась.
Тон ее уже был ворчливый, губка поднялась, придавая лицу не радостное, а зверское, беличье выраженье. Она замолчала, как будто находя неприличным говорить при Пьере про свою беременность, тогда как в этом и состояла сущность дела.
– Всё таки я не понял, de quoi vous avez peur, [Чего ты боишься,] – медлительно проговорил князь Андрей, не спуская глаз с жены.
Княгиня покраснела и отчаянно взмахнула руками.
– Non, Andre, je dis que vous avez tellement, tellement change… [Нет, Андрей, я говорю: ты так, так переменился…]
– Твой доктор велит тебе раньше ложиться, – сказал князь Андрей. – Ты бы шла спать.
Княгиня ничего не сказала, и вдруг короткая с усиками губка задрожала; князь Андрей, встав и пожав плечами, прошел по комнате.
Пьер удивленно и наивно смотрел через очки то на него, то на княгиню и зашевелился, как будто он тоже хотел встать, но опять раздумывал.
– Что мне за дело, что тут мсье Пьер, – вдруг сказала маленькая княгиня, и хорошенькое лицо ее вдруг распустилось в слезливую гримасу. – Я тебе давно хотела сказать, Andre: за что ты ко мне так переменился? Что я тебе сделала? Ты едешь в армию, ты меня не жалеешь. За что?
– Lise! – только сказал князь Андрей; но в этом слове были и просьба, и угроза, и, главное, уверение в том, что она сама раскается в своих словах; но она торопливо продолжала:
– Ты обращаешься со мной, как с больною или с ребенком. Я всё вижу. Разве ты такой был полгода назад?
– Lise, я прошу вас перестать, – сказал князь Андрей еще выразительнее.
Пьер, всё более и более приходивший в волнение во время этого разговора, встал и подошел к княгине. Он, казалось, не мог переносить вида слез и сам готов был заплакать.
– Успокойтесь, княгиня. Вам это так кажется, потому что я вас уверяю, я сам испытал… отчего… потому что… Нет, извините, чужой тут лишний… Нет, успокойтесь… Прощайте…
Князь Андрей остановил его за руку.
– Нет, постой, Пьер. Княгиня так добра, что не захочет лишить меня удовольствия провести с тобою вечер.
– Нет, он только о себе думает, – проговорила княгиня, не удерживая сердитых слез.
– Lise, – сказал сухо князь Андрей, поднимая тон на ту степень, которая показывает, что терпение истощено.
Вдруг сердитое беличье выражение красивого личика княгини заменилось привлекательным и возбуждающим сострадание выражением страха; она исподлобья взглянула своими прекрасными глазками на мужа, и на лице ее показалось то робкое и признающееся выражение, какое бывает у собаки, быстро, но слабо помахивающей опущенным хвостом.
– Mon Dieu, mon Dieu! [Боже мой, Боже мой!] – проговорила княгиня и, подобрав одною рукой складку платья, подошла к мужу и поцеловала его в лоб.
– Bonsoir, Lise, [Доброй ночи, Лиза,] – сказал князь Андрей, вставая и учтиво, как у посторонней, целуя руку.


Друзья молчали. Ни тот, ни другой не начинал говорить. Пьер поглядывал на князя Андрея, князь Андрей потирал себе лоб своею маленькою рукой.
– Пойдем ужинать, – сказал он со вздохом, вставая и направляясь к двери.
Они вошли в изящно, заново, богато отделанную столовую. Всё, от салфеток до серебра, фаянса и хрусталя, носило на себе тот особенный отпечаток новизны, который бывает в хозяйстве молодых супругов. В середине ужина князь Андрей облокотился и, как человек, давно имеющий что нибудь на сердце и вдруг решающийся высказаться, с выражением нервного раздражения, в каком Пьер никогда еще не видал своего приятеля, начал говорить:
– Никогда, никогда не женись, мой друг; вот тебе мой совет: не женись до тех пор, пока ты не скажешь себе, что ты сделал всё, что мог, и до тех пор, пока ты не перестанешь любить ту женщину, какую ты выбрал, пока ты не увидишь ее ясно; а то ты ошибешься жестоко и непоправимо. Женись стариком, никуда негодным… А то пропадет всё, что в тебе есть хорошего и высокого. Всё истратится по мелочам. Да, да, да! Не смотри на меня с таким удивлением. Ежели ты ждешь от себя чего нибудь впереди, то на каждом шагу ты будешь чувствовать, что для тебя всё кончено, всё закрыто, кроме гостиной, где ты будешь стоять на одной доске с придворным лакеем и идиотом… Да что!…
Он энергически махнул рукой.
Пьер снял очки, отчего лицо его изменилось, еще более выказывая доброту, и удивленно глядел на друга.
– Моя жена, – продолжал князь Андрей, – прекрасная женщина. Это одна из тех редких женщин, с которою можно быть покойным за свою честь; но, Боже мой, чего бы я не дал теперь, чтобы не быть женатым! Это я тебе одному и первому говорю, потому что я люблю тебя.
Князь Андрей, говоря это, был еще менее похож, чем прежде, на того Болконского, который развалившись сидел в креслах Анны Павловны и сквозь зубы, щурясь, говорил французские фразы. Его сухое лицо всё дрожало нервическим оживлением каждого мускула; глаза, в которых прежде казался потушенным огонь жизни, теперь блестели лучистым, ярким блеском. Видно было, что чем безжизненнее казался он в обыкновенное время, тем энергичнее был он в эти минуты почти болезненного раздражения.
– Ты не понимаешь, отчего я это говорю, – продолжал он. – Ведь это целая история жизни. Ты говоришь, Бонапарте и его карьера, – сказал он, хотя Пьер и не говорил про Бонапарте. – Ты говоришь Бонапарте; но Бонапарте, когда он работал, шаг за шагом шел к цели, он был свободен, у него ничего не было, кроме его цели, – и он достиг ее. Но свяжи себя с женщиной – и как скованный колодник, теряешь всякую свободу. И всё, что есть в тебе надежд и сил, всё только тяготит и раскаянием мучает тебя. Гостиные, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество – вот заколдованный круг, из которого я не могу выйти. Я теперь отправляюсь на войну, на величайшую войну, какая только бывала, а я ничего не знаю и никуда не гожусь. Je suis tres aimable et tres caustique, [Я очень мил и очень едок,] – продолжал князь Андрей, – и у Анны Павловны меня слушают. И это глупое общество, без которого не может жить моя жена, и эти женщины… Ежели бы ты только мог знать, что это такое toutes les femmes distinguees [все эти женщины хорошего общества] и вообще женщины! Отец мой прав. Эгоизм, тщеславие, тупоумие, ничтожество во всем – вот женщины, когда показываются все так, как они есть. Посмотришь на них в свете, кажется, что что то есть, а ничего, ничего, ничего! Да, не женись, душа моя, не женись, – кончил князь Андрей.
– Мне смешно, – сказал Пьер, – что вы себя, вы себя считаете неспособным, свою жизнь – испорченною жизнью. У вас всё, всё впереди. И вы…
Он не сказал, что вы , но уже тон его показывал, как высоко ценит он друга и как много ждет от него в будущем.
«Как он может это говорить!» думал Пьер. Пьер считал князя Андрея образцом всех совершенств именно оттого, что князь Андрей в высшей степени соединял все те качества, которых не было у Пьера и которые ближе всего можно выразить понятием – силы воли. Пьер всегда удивлялся способности князя Андрея спокойного обращения со всякого рода людьми, его необыкновенной памяти, начитанности (он всё читал, всё знал, обо всем имел понятие) и больше всего его способности работать и учиться. Ежели часто Пьера поражало в Андрее отсутствие способности мечтательного философствования (к чему особенно был склонен Пьер), то и в этом он видел не недостаток, а силу.
В самых лучших, дружеских и простых отношениях лесть или похвала необходимы, как подмазка необходима для колес, чтоб они ехали.
– Je suis un homme fini, [Я человек конченный,] – сказал князь Андрей. – Что обо мне говорить? Давай говорить о тебе, – сказал он, помолчав и улыбнувшись своим утешительным мыслям.
Улыбка эта в то же мгновение отразилась на лице Пьера.
– А обо мне что говорить? – сказал Пьер, распуская свой рот в беззаботную, веселую улыбку. – Что я такое? Je suis un batard [Я незаконный сын!] – И он вдруг багрово покраснел. Видно было, что он сделал большое усилие, чтобы сказать это. – Sans nom, sans fortune… [Без имени, без состояния…] И что ж, право… – Но он не сказал, что право . – Я cвободен пока, и мне хорошо. Я только никак не знаю, что мне начать. Я хотел серьезно посоветоваться с вами.
Князь Андрей добрыми глазами смотрел на него. Но во взгляде его, дружеском, ласковом, всё таки выражалось сознание своего превосходства.
– Ты мне дорог, особенно потому, что ты один живой человек среди всего нашего света. Тебе хорошо. Выбери, что хочешь; это всё равно. Ты везде будешь хорош, но одно: перестань ты ездить к этим Курагиным, вести эту жизнь. Так это не идет тебе: все эти кутежи, и гусарство, и всё…
– Que voulez vous, mon cher, – сказал Пьер, пожимая плечами, – les femmes, mon cher, les femmes! [Что вы хотите, дорогой мой, женщины, дорогой мой, женщины!]
– Не понимаю, – отвечал Андрей. – Les femmes comme il faut, [Порядочные женщины,] это другое дело; но les femmes Курагина, les femmes et le vin, [женщины Курагина, женщины и вино,] не понимаю!
Пьер жил y князя Василия Курагина и участвовал в разгульной жизни его сына Анатоля, того самого, которого для исправления собирались женить на сестре князя Андрея.
– Знаете что, – сказал Пьер, как будто ему пришла неожиданно счастливая мысль, – серьезно, я давно это думал. С этою жизнью я ничего не могу ни решить, ни обдумать. Голова болит, денег нет. Нынче он меня звал, я не поеду.
– Дай мне честное слово, что ты не будешь ездить?
– Честное слово!


Уже был второй час ночи, когда Пьер вышел oт своего друга. Ночь была июньская, петербургская, бессумрачная ночь. Пьер сел в извозчичью коляску с намерением ехать домой. Но чем ближе он подъезжал, тем более он чувствовал невозможность заснуть в эту ночь, походившую более на вечер или на утро. Далеко было видно по пустым улицам. Дорогой Пьер вспомнил, что у Анатоля Курагина нынче вечером должно было собраться обычное игорное общество, после которого обыкновенно шла попойка, кончавшаяся одним из любимых увеселений Пьера.
«Хорошо бы было поехать к Курагину», подумал он.
Но тотчас же он вспомнил данное князю Андрею честное слово не бывать у Курагина. Но тотчас же, как это бывает с людьми, называемыми бесхарактерными, ему так страстно захотелось еще раз испытать эту столь знакомую ему беспутную жизнь, что он решился ехать. И тотчас же ему пришла в голову мысль, что данное слово ничего не значит, потому что еще прежде, чем князю Андрею, он дал также князю Анатолю слово быть у него; наконец, он подумал, что все эти честные слова – такие условные вещи, не имеющие никакого определенного смысла, особенно ежели сообразить, что, может быть, завтра же или он умрет или случится с ним что нибудь такое необыкновенное, что не будет уже ни честного, ни бесчестного. Такого рода рассуждения, уничтожая все его решения и предположения, часто приходили к Пьеру. Он поехал к Курагину.
Подъехав к крыльцу большого дома у конно гвардейских казарм, в которых жил Анатоль, он поднялся на освещенное крыльцо, на лестницу, и вошел в отворенную дверь. В передней никого не было; валялись пустые бутылки, плащи, калоши; пахло вином, слышался дальний говор и крик.
Игра и ужин уже кончились, но гости еще не разъезжались. Пьер скинул плащ и вошел в первую комнату, где стояли остатки ужина и один лакей, думая, что его никто не видит, допивал тайком недопитые стаканы. Из третьей комнаты слышались возня, хохот, крики знакомых голосов и рев медведя.
Человек восемь молодых людей толпились озабоченно около открытого окна. Трое возились с молодым медведем, которого один таскал на цепи, пугая им другого.
– Держу за Стивенса сто! – кричал один.
– Смотри не поддерживать! – кричал другой.
– Я за Долохова! – кричал третий. – Разними, Курагин.
– Ну, бросьте Мишку, тут пари.
– Одним духом, иначе проиграно, – кричал четвертый.
– Яков, давай бутылку, Яков! – кричал сам хозяин, высокий красавец, стоявший посреди толпы в одной тонкой рубашке, раскрытой на средине груди. – Стойте, господа. Вот он Петруша, милый друг, – обратился он к Пьеру.
Другой голос невысокого человека, с ясными голубыми глазами, особенно поражавший среди этих всех пьяных голосов своим трезвым выражением, закричал от окна: «Иди сюда – разойми пари!» Это был Долохов, семеновский офицер, известный игрок и бретёр, живший вместе с Анатолем. Пьер улыбался, весело глядя вокруг себя.
– Ничего не понимаю. В чем дело?
– Стойте, он не пьян. Дай бутылку, – сказал Анатоль и, взяв со стола стакан, подошел к Пьеру.
– Прежде всего пей.
Пьер стал пить стакан за стаканом, исподлобья оглядывая пьяных гостей, которые опять столпились у окна, и прислушиваясь к их говору. Анатоль наливал ему вино и рассказывал, что Долохов держит пари с англичанином Стивенсом, моряком, бывшим тут, в том, что он, Долохов, выпьет бутылку рому, сидя на окне третьего этажа с опущенными наружу ногами.
– Ну, пей же всю! – сказал Анатоль, подавая последний стакан Пьеру, – а то не пущу!
– Нет, не хочу, – сказал Пьер, отталкивая Анатоля, и подошел к окну.
Долохов держал за руку англичанина и ясно, отчетливо выговаривал условия пари, обращаясь преимущественно к Анатолю и Пьеру.
Долохов был человек среднего роста, курчавый и с светлыми, голубыми глазами. Ему было лет двадцать пять. Он не носил усов, как и все пехотные офицеры, и рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден. Линии этого рта были замечательно тонко изогнуты. В средине верхняя губа энергически опускалась на крепкую нижнюю острым клином, и в углах образовывалось постоянно что то вроде двух улыбок, по одной с каждой стороны; и всё вместе, а особенно в соединении с твердым, наглым, умным взглядом, составляло впечатление такое, что нельзя было не заметить этого лица. Долохов был небогатый человек, без всяких связей. И несмотря на то, что Анатоль проживал десятки тысяч, Долохов жил с ним и успел себя поставить так, что Анатоль и все знавшие их уважали Долохова больше, чем Анатоля. Долохов играл во все игры и почти всегда выигрывал. Сколько бы он ни пил, он никогда не терял ясности головы. И Курагин, и Долохов в то время были знаменитостями в мире повес и кутил Петербурга.
Бутылка рому была принесена; раму, не пускавшую сесть на наружный откос окна, выламывали два лакея, видимо торопившиеся и робевшие от советов и криков окружавших господ.
Анатоль с своим победительным видом подошел к окну. Ему хотелось сломать что нибудь. Он оттолкнул лакеев и потянул раму, но рама не сдавалась. Он разбил стекло.
– Ну ка ты, силач, – обратился он к Пьеру.
Пьер взялся за перекладины, потянул и с треском выворотип дубовую раму.
– Всю вон, а то подумают, что я держусь, – сказал Долохов.
– Англичанин хвастает… а?… хорошо?… – говорил Анатоль.
– Хорошо, – сказал Пьер, глядя на Долохова, который, взяв в руки бутылку рома, подходил к окну, из которого виднелся свет неба и сливавшихся на нем утренней и вечерней зари.
Долохов с бутылкой рома в руке вскочил на окно. «Слушать!»
крикнул он, стоя на подоконнике и обращаясь в комнату. Все замолчали.
– Я держу пари (он говорил по французски, чтоб его понял англичанин, и говорил не слишком хорошо на этом языке). Держу пари на пятьдесят империалов, хотите на сто? – прибавил он, обращаясь к англичанину.
– Нет, пятьдесят, – сказал англичанин.
– Хорошо, на пятьдесят империалов, – что я выпью бутылку рома всю, не отнимая ото рта, выпью, сидя за окном, вот на этом месте (он нагнулся и показал покатый выступ стены за окном) и не держась ни за что… Так?…
– Очень хорошо, – сказал англичанин.
Анатоль повернулся к англичанину и, взяв его за пуговицу фрака и сверху глядя на него (англичанин был мал ростом), начал по английски повторять ему условия пари.
– Постой! – закричал Долохов, стуча бутылкой по окну, чтоб обратить на себя внимание. – Постой, Курагин; слушайте. Если кто сделает то же, то я плачу сто империалов. Понимаете?
Англичанин кивнул головой, не давая никак разуметь, намерен ли он или нет принять это новое пари. Анатоль не отпускал англичанина и, несмотря на то что тот, кивая, давал знать что он всё понял, Анатоль переводил ему слова Долохова по английски. Молодой худощавый мальчик, лейб гусар, проигравшийся в этот вечер, взлез на окно, высунулся и посмотрел вниз.
– У!… у!… у!… – проговорил он, глядя за окно на камень тротуара.
– Смирно! – закричал Долохов и сдернул с окна офицера, который, запутавшись шпорами, неловко спрыгнул в комнату.
Поставив бутылку на подоконник, чтобы было удобно достать ее, Долохов осторожно и тихо полез в окно. Спустив ноги и расперевшись обеими руками в края окна, он примерился, уселся, опустил руки, подвинулся направо, налево и достал бутылку. Анатоль принес две свечки и поставил их на подоконник, хотя было уже совсем светло. Спина Долохова в белой рубашке и курчавая голова его были освещены с обеих сторон. Все столпились у окна. Англичанин стоял впереди. Пьер улыбался и ничего не говорил. Один из присутствующих, постарше других, с испуганным и сердитым лицом, вдруг продвинулся вперед и хотел схватить Долохова за рубашку.
– Господа, это глупости; он убьется до смерти, – сказал этот более благоразумный человек.
Анатоль остановил его:
– Не трогай, ты его испугаешь, он убьется. А?… Что тогда?… А?…
Долохов обернулся, поправляясь и опять расперевшись руками.
– Ежели кто ко мне еще будет соваться, – сказал он, редко пропуская слова сквозь стиснутые и тонкие губы, – я того сейчас спущу вот сюда. Ну!…
Сказав «ну»!, он повернулся опять, отпустил руки, взял бутылку и поднес ко рту, закинул назад голову и вскинул кверху свободную руку для перевеса. Один из лакеев, начавший подбирать стекла, остановился в согнутом положении, не спуская глаз с окна и спины Долохова. Анатоль стоял прямо, разинув глаза. Англичанин, выпятив вперед губы, смотрел сбоку. Тот, который останавливал, убежал в угол комнаты и лег на диван лицом к стене. Пьер закрыл лицо, и слабая улыбка, забывшись, осталась на его лице, хоть оно теперь выражало ужас и страх. Все молчали. Пьер отнял от глаз руки: Долохов сидел всё в том же положении, только голова загнулась назад, так что курчавые волосы затылка прикасались к воротнику рубахи, и рука с бутылкой поднималась всё выше и выше, содрогаясь и делая усилие. Бутылка видимо опорожнялась и с тем вместе поднималась, загибая голову. «Что же это так долго?» подумал Пьер. Ему казалось, что прошло больше получаса. Вдруг Долохов сделал движение назад спиной, и рука его нервически задрожала; этого содрогания было достаточно, чтобы сдвинуть всё тело, сидевшее на покатом откосе. Он сдвинулся весь, и еще сильнее задрожали, делая усилие, рука и голова его. Одна рука поднялась, чтобы схватиться за подоконник, но опять опустилась. Пьер опять закрыл глаза и сказал себе, что никогда уж не откроет их. Вдруг он почувствовал, что всё вокруг зашевелилось. Он взглянул: Долохов стоял на подоконнике, лицо его было бледно и весело.
– Пуста!
Он кинул бутылку англичанину, который ловко поймал ее. Долохов спрыгнул с окна. От него сильно пахло ромом.
– Отлично! Молодцом! Вот так пари! Чорт вас возьми совсем! – кричали с разных сторон.
Англичанин, достав кошелек, отсчитывал деньги. Долохов хмурился и молчал. Пьер вскочил на окно.
Господа! Кто хочет со мною пари? Я то же сделаю, – вдруг крикнул он. – И пари не нужно, вот что. Вели дать бутылку. Я сделаю… вели дать.
– Пускай, пускай! – сказал Долохов, улыбаясь.
– Что ты? с ума сошел? Кто тебя пустит? У тебя и на лестнице голова кружится, – заговорили с разных сторон.
– Я выпью, давай бутылку рому! – закричал Пьер, решительным и пьяным жестом ударяя по столу, и полез в окно.
Его схватили за руки; но он был так силен, что далеко оттолкнул того, кто приблизился к нему.
– Нет, его так не уломаешь ни за что, – говорил Анатоль, – постойте, я его обману. Послушай, я с тобой держу пари, но завтра, а теперь мы все едем к***.
– Едем, – закричал Пьер, – едем!… И Мишку с собой берем…
И он ухватил медведя, и, обняв и подняв его, стал кружиться с ним по комнате.


Князь Василий исполнил обещание, данное на вечере у Анны Павловны княгине Друбецкой, просившей его о своем единственном сыне Борисе. О нем было доложено государю, и, не в пример другим, он был переведен в гвардию Семеновского полка прапорщиком. Но адъютантом или состоящим при Кутузове Борис так и не был назначен, несмотря на все хлопоты и происки Анны Михайловны. Вскоре после вечера Анны Павловны Анна Михайловна вернулась в Москву, прямо к своим богатым родственникам Ростовым, у которых она стояла в Москве и у которых с детства воспитывался и годами живал ее обожаемый Боренька, только что произведенный в армейские и тотчас же переведенный в гвардейские прапорщики. Гвардия уже вышла из Петербурга 10 го августа, и сын, оставшийся для обмундирования в Москве, должен был догнать ее по дороге в Радзивилов.
У Ростовых были именинницы Натальи, мать и меньшая дочь. С утра, не переставая, подъезжали и отъезжали цуги, подвозившие поздравителей к большому, всей Москве известному дому графини Ростовой на Поварской. Графиня с красивой старшею дочерью и гостями, не перестававшими сменять один другого, сидели в гостиной.
Графиня была женщина с восточным типом худого лица, лет сорока пяти, видимо изнуренная детьми, которых у ней было двенадцать человек. Медлительность ее движений и говора, происходившая от слабости сил, придавала ей значительный вид, внушавший уважение. Княгиня Анна Михайловна Друбецкая, как домашний человек, сидела тут же, помогая в деле принимания и занимания разговором гостей. Молодежь была в задних комнатах, не находя нужным участвовать в приеме визитов. Граф встречал и провожал гостей, приглашая всех к обеду.
«Очень, очень вам благодарен, ma chere или mon cher [моя дорогая или мой дорогой] (ma сherе или mon cher он говорил всем без исключения, без малейших оттенков как выше, так и ниже его стоявшим людям) за себя и за дорогих именинниц. Смотрите же, приезжайте обедать. Вы меня обидите, mon cher. Душевно прошу вас от всего семейства, ma chere». Эти слова с одинаковым выражением на полном веселом и чисто выбритом лице и с одинаково крепким пожатием руки и повторяемыми короткими поклонами говорил он всем без исключения и изменения. Проводив одного гостя, граф возвращался к тому или той, которые еще были в гостиной; придвинув кресла и с видом человека, любящего и умеющего пожить, молодецки расставив ноги и положив на колена руки, он значительно покачивался, предлагал догадки о погоде, советовался о здоровье, иногда на русском, иногда на очень дурном, но самоуверенном французском языке, и снова с видом усталого, но твердого в исполнении обязанности человека шел провожать, оправляя редкие седые волосы на лысине, и опять звал обедать. Иногда, возвращаясь из передней, он заходил через цветочную и официантскую в большую мраморную залу, где накрывали стол на восемьдесят кувертов, и, глядя на официантов, носивших серебро и фарфор, расставлявших столы и развертывавших камчатные скатерти, подзывал к себе Дмитрия Васильевича, дворянина, занимавшегося всеми его делами, и говорил: «Ну, ну, Митенька, смотри, чтоб всё было хорошо. Так, так, – говорил он, с удовольствием оглядывая огромный раздвинутый стол. – Главное – сервировка. То то…» И он уходил, самодовольно вздыхая, опять в гостиную.
– Марья Львовна Карагина с дочерью! – басом доложил огромный графинин выездной лакей, входя в двери гостиной.
Графиня подумала и понюхала из золотой табакерки с портретом мужа.
– Замучили меня эти визиты, – сказала она. – Ну, уж ее последнюю приму. Чопорна очень. Проси, – сказала она лакею грустным голосом, как будто говорила: «ну, уж добивайте!»
Высокая, полная, с гордым видом дама с круглолицей улыбающейся дочкой, шумя платьями, вошли в гостиную.
«Chere comtesse, il y a si longtemps… elle a ete alitee la pauvre enfant… au bal des Razoumowsky… et la comtesse Apraksine… j'ai ete si heureuse…» [Дорогая графиня, как давно… она должна была пролежать в постеле, бедное дитя… на балу у Разумовских… и графиня Апраксина… была так счастлива…] послышались оживленные женские голоса, перебивая один другой и сливаясь с шумом платьев и передвиганием стульев. Начался тот разговор, который затевают ровно настолько, чтобы при первой паузе встать, зашуметь платьями, проговорить: «Je suis bien charmee; la sante de maman… et la comtesse Apraksine» [Я в восхищении; здоровье мамы… и графиня Апраксина] и, опять зашумев платьями, пройти в переднюю, надеть шубу или плащ и уехать. Разговор зашел о главной городской новости того времени – о болезни известного богача и красавца Екатерининского времени старого графа Безухого и о его незаконном сыне Пьере, который так неприлично вел себя на вечере у Анны Павловны Шерер.
– Я очень жалею бедного графа, – проговорила гостья, – здоровье его и так плохо, а теперь это огорченье от сына, это его убьет!
– Что такое? – спросила графиня, как будто не зная, о чем говорит гостья, хотя она раз пятнадцать уже слышала причину огорчения графа Безухого.
– Вот нынешнее воспитание! Еще за границей, – проговорила гостья, – этот молодой человек предоставлен был самому себе, и теперь в Петербурге, говорят, он такие ужасы наделал, что его с полицией выслали оттуда.
– Скажите! – сказала графиня.
– Он дурно выбирал свои знакомства, – вмешалась княгиня Анна Михайловна. – Сын князя Василия, он и один Долохов, они, говорят, Бог знает что делали. И оба пострадали. Долохов разжалован в солдаты, а сын Безухого выслан в Москву. Анатоля Курагина – того отец как то замял. Но выслали таки из Петербурга.
– Да что, бишь, они сделали? – спросила графиня.
– Это совершенные разбойники, особенно Долохов, – говорила гостья. – Он сын Марьи Ивановны Долоховой, такой почтенной дамы, и что же? Можете себе представить: они втроем достали где то медведя, посадили с собой в карету и повезли к актрисам. Прибежала полиция их унимать. Они поймали квартального и привязали его спина со спиной к медведю и пустили медведя в Мойку; медведь плавает, а квартальный на нем.
– Хороша, ma chere, фигура квартального, – закричал граф, помирая со смеху.
– Ах, ужас какой! Чему тут смеяться, граф?
Но дамы невольно смеялись и сами.
– Насилу спасли этого несчастного, – продолжала гостья. – И это сын графа Кирилла Владимировича Безухова так умно забавляется! – прибавила она. – А говорили, что так хорошо воспитан и умен. Вот всё воспитание заграничное куда довело. Надеюсь, что здесь его никто не примет, несмотря на его богатство. Мне хотели его представить. Я решительно отказалась: у меня дочери.
– Отчего вы говорите, что этот молодой человек так богат? – спросила графиня, нагибаясь от девиц, которые тотчас же сделали вид, что не слушают. – Ведь у него только незаконные дети. Кажется… и Пьер незаконный.
Гостья махнула рукой.
– У него их двадцать незаконных, я думаю.
Княгиня Анна Михайловна вмешалась в разговор, видимо, желая выказать свои связи и свое знание всех светских обстоятельств.
– Вот в чем дело, – сказала она значительно и тоже полушопотом. – Репутация графа Кирилла Владимировича известна… Детям своим он и счет потерял, но этот Пьер любимый был.
– Как старик был хорош, – сказала графиня, – еще прошлого года! Красивее мужчины я не видывала.
– Теперь очень переменился, – сказала Анна Михайловна. – Так я хотела сказать, – продолжала она, – по жене прямой наследник всего именья князь Василий, но Пьера отец очень любил, занимался его воспитанием и писал государю… так что никто не знает, ежели он умрет (он так плох, что этого ждут каждую минуту, и Lorrain приехал из Петербурга), кому достанется это огромное состояние, Пьеру или князю Василию. Сорок тысяч душ и миллионы. Я это очень хорошо знаю, потому что мне сам князь Василий это говорил. Да и Кирилл Владимирович мне приходится троюродным дядей по матери. Он и крестил Борю, – прибавила она, как будто не приписывая этому обстоятельству никакого значения.
– Князь Василий приехал в Москву вчера. Он едет на ревизию, мне говорили, – сказала гостья.
– Да, но, entre nous, [между нами,] – сказала княгиня, – это предлог, он приехал собственно к графу Кирилле Владимировичу, узнав, что он так плох.
– Однако, ma chere, это славная штука, – сказал граф и, заметив, что старшая гостья его не слушала, обратился уже к барышням. – Хороша фигура была у квартального, я воображаю.
И он, представив, как махал руками квартальный, опять захохотал звучным и басистым смехом, колебавшим всё его полное тело, как смеются люди, всегда хорошо евшие и особенно пившие. – Так, пожалуйста же, обедать к нам, – сказал он.


Наступило молчание. Графиня глядела на гостью, приятно улыбаясь, впрочем, не скрывая того, что не огорчится теперь нисколько, если гостья поднимется и уедет. Дочь гостьи уже оправляла платье, вопросительно глядя на мать, как вдруг из соседней комнаты послышался бег к двери нескольких мужских и женских ног, грохот зацепленного и поваленного стула, и в комнату вбежала тринадцатилетняя девочка, запахнув что то короткою кисейною юбкою, и остановилась по средине комнаты. Очевидно было, она нечаянно, с нерассчитанного бега, заскочила так далеко. В дверях в ту же минуту показались студент с малиновым воротником, гвардейский офицер, пятнадцатилетняя девочка и толстый румяный мальчик в детской курточке.
Граф вскочил и, раскачиваясь, широко расставил руки вокруг бежавшей девочки.
– А, вот она! – смеясь закричал он. – Именинница! Ma chere, именинница!
– Ma chere, il y a un temps pour tout, [Милая, на все есть время,] – сказала графиня, притворяясь строгою. – Ты ее все балуешь, Elie, – прибавила она мужу.
– Bonjour, ma chere, je vous felicite, [Здравствуйте, моя милая, поздравляю вас,] – сказала гостья. – Quelle delicuse enfant! [Какое прелестное дитя!] – прибавила она, обращаясь к матери.
Черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая девочка, с своими детскими открытыми плечиками, которые, сжимаясь, двигались в своем корсаже от быстрого бега, с своими сбившимися назад черными кудрями, тоненькими оголенными руками и маленькими ножками в кружевных панталончиках и открытых башмачках, была в том милом возрасте, когда девочка уже не ребенок, а ребенок еще не девушка. Вывернувшись от отца, она подбежала к матери и, не обращая никакого внимания на ее строгое замечание, спрятала свое раскрасневшееся лицо в кружевах материной мантильи и засмеялась. Она смеялась чему то, толкуя отрывисто про куклу, которую вынула из под юбочки.
– Видите?… Кукла… Мими… Видите.
И Наташа не могла больше говорить (ей всё смешно казалось). Она упала на мать и расхохоталась так громко и звонко, что все, даже чопорная гостья, против воли засмеялись.
– Ну, поди, поди с своим уродом! – сказала мать, притворно сердито отталкивая дочь. – Это моя меньшая, – обратилась она к гостье.
Наташа, оторвав на минуту лицо от кружевной косынки матери, взглянула на нее снизу сквозь слезы смеха и опять спрятала лицо.
Гостья, принужденная любоваться семейною сценой, сочла нужным принять в ней какое нибудь участие.
– Скажите, моя милая, – сказала она, обращаясь к Наташе, – как же вам приходится эта Мими? Дочь, верно?
Наташе не понравился тон снисхождения до детского разговора, с которым гостья обратилась к ней. Она ничего не ответила и серьезно посмотрела на гостью.
Между тем всё это молодое поколение: Борис – офицер, сын княгини Анны Михайловны, Николай – студент, старший сын графа, Соня – пятнадцатилетняя племянница графа, и маленький Петруша – меньшой сын, все разместились в гостиной и, видимо, старались удержать в границах приличия оживление и веселость, которыми еще дышала каждая их черта. Видно было, что там, в задних комнатах, откуда они все так стремительно прибежали, у них были разговоры веселее, чем здесь о городских сплетнях, погоде и comtesse Apraksine. [о графине Апраксиной.] Изредка они взглядывали друг на друга и едва удерживались от смеха.
Два молодые человека, студент и офицер, друзья с детства, были одних лет и оба красивы, но не похожи друг на друга. Борис был высокий белокурый юноша с правильными тонкими чертами спокойного и красивого лица; Николай был невысокий курчавый молодой человек с открытым выражением лица. На верхней губе его уже показывались черные волосики, и во всем лице выражались стремительность и восторженность.
Николай покраснел, как только вошел в гостиную. Видно было, что он искал и не находил, что сказать; Борис, напротив, тотчас же нашелся и рассказал спокойно, шутливо, как эту Мими куклу он знал еще молодою девицей с неиспорченным еще носом, как она в пять лет на его памяти состарелась и как у ней по всему черепу треснула голова. Сказав это, он взглянул на Наташу. Наташа отвернулась от него, взглянула на младшего брата, который, зажмурившись, трясся от беззвучного смеха, и, не в силах более удерживаться, прыгнула и побежала из комнаты так скоро, как только могли нести ее быстрые ножки. Борис не рассмеялся.