Испир

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Испир
тур. İspir
Страна
Турция
Статус
районный центр
Ил
Эрзурум
Координаты
Площадь
2 012 км²
Официальный язык
Население
6 784 человек (2008)
Агломерация
17 622
Часовой пояс
Телефонный код
+90 442
Почтовый индекс
25900
Автомобильный код
25
Официальный сайт

[www.ispir.gov.tr/ ir.gov.tr]  (тур.)</div>

Испир (тур. İspir) — город и район в провинции Эрзурум (Турция).





История

Древност

в 12-8 тыс. до н. э. регион был в составе новой сформированной племенной Конфедерации Диаоха,[1] В 760s до н. э. она была присоединена к Колхидской царстве, которая теперь оказалась враждебной Урарту. Урартского царя Сардури II (764-735) провел несколько кампаний против Колхиды в течение 750-741 до н. э., значительно ослабление обоих, привело нападений северных племен. с 720 г. до н. э., Киммерийского вторжения с севера разрушили Колхиду и существенно повлияли на местное общество и культуру. В последующие века новые племенное конфедераций были сформированы, наиболее важным из них был Спери (Сасперы).[2] в VI-V веке, после экспансии Ахеменидов Саспири и Алародийцы были включены в состав 18-й Сатрапии Персии, по словам Геродота Саспири и Алародийцы были одеты, как Колхи.[3] В 4-3 вв. до н. э. область была организована в провинции Иберии, как отмечает Страбон. после смерти Александра Македонского, Митридат, персидский аристократ из Малой Азии, объявил себя царем Понтийского царства, королевства вырос в силе, со II-I века до н. э. Понтийское царство завоевало окрестные земли, в том числе часть Малой Армении (это политическое образование, вероятно, был потомком персидской 18-й сатрапии),  другая часть Спери была завоевано Великой Армении. после Римско-персидских войн, регион был завоеван Римской империи и временно включены в провинции Римской Армении. в течение последующих веков он часто переходил из рук в руки между Иберами и армяне.

В III-IV веке н. э. регион оставалось в составе Армении, а затем и Армения была разделена между Византией и Сасанидской империями, западная Армения, в том числе Спери, находился под византийским контролем. Граница между Византийской и персидской Армении пересекли долину Чорох где-то между Испир и Юсуфели.[4]  

Средневековье

В армянской традиции город назывался Спер (арм. Սպեր), он входил в провинцию Бардзр Айк (Армения Высокая) и славился своими золотыми приисками. Степанос Сюнеци на рубеже VII—VIII веков сообщает о существовании сперского диалекта армянского языка[5]

В VII веке оно перешло в Арабский халифат. Позже верхние Спери находился под византийским контролем и оставались частью района Халдисково феми, в то время как нижняя Спери оставалось базой для Иберийского Курапалатсво (княжествами Тао-Кларджети) в борьбе против арабских оккупантов, под номинальную зависимость от Византийской империи. В 885 году после восстановления Армянского царства город снова на некоторый период вошёл в состав Армении. в 888 году грузинские княжества Тао-Кларджети превращается в грузинское Царство Тао-Кларджети. в 1001 году, после смерти Давида Куропалат, Тао, Басиани и Спери унаследовал император Византии Василий II, эти провинции были организованы в тему Иберия со столицей в Феодосиополе. после битвы при Манцикерте в 1071 году, большинство из восточных провинций Византии, в том числе Спери было завоевано Сельджуками. он был под контролем Селтикид до 1124,[4] регион был завоеван Грузинским Царством.

Прославленный династиа Багратиони возник в самом древнем грузинском районе - Спери (ныне Испир). благодаря своих дальнозорких и гибкой политики, Багратиони достигнут большую влиянию с шестого по восьмой века. Один из их вышли в Армению, а другой грузинскому Иберия, и оба заняли доминирующее положение среди других правителей Закавказья.[6][нет в источнике 1264 дня]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

В 1203, Рукн ад-Дин Сулейман II шах Конийский султаната решил занять Южное побережье Черного моря и Малой Азии. Он вторгся в королевство Грузии с 400 000 воинов-мусульман из нескольких Эмиратов: Эрзерум и Шам (Сирия) и взял под контроль ряд южных провинций Грузии, в том числе Спери. В том же году, победив в битве Басиани, Грузии удалось изгнать турок и освободить регион.

В течение тридцати одного года блаженный Тамар, с мудростью Соломона, а также мужеством и заботы Александра, держал ее королевство (твердо) в ее руках, которая простиралась от Понтийского моря до моря Гурган, от Спери до Дербент, и все земли на этой стороне гор Кавказа, а также Хазарию и Скифии на другой стороне. Она стала наследницей того, что было обещано в девяти Блаженств.

Регион был завоеван в 1242 году Монголами; она была вернута в Грузинкой Царстве во время правления Георга V блистательный (1314-1346), и оставалось в составе Королевства до его распада, который затем перешел в руки грузин Атабегов принадлежащий Джакели.

История Нового Времени

Регион был завоеван в 1502 году Персами и был, вероятно, в 1515[4] , взят Османской империи от правителя Грузии Самцхе.[4] Испырская долина была еще почти полностью христианский в начале 16 века.[4] область была оккупирована в 1916 году Российской империи во время Первой Мировой Войны и возвращен новообразованной Турецкой Республики в 1918 году.

Напишите отзыв о статье "Испир"

Примечания

  1. G. Kavtaradze.
  2. Mikaberidze, Alexander.
  3. Polym. 79
  4. 1 2 3 4 5 Eastern Turkey: An Architectural & Archaeological Survey, Volume I. — Pindar Press. — P. 265–266–267–281–283–289–290. — ISBN 9780907132325.
  5. Н. Адонц. Дионисий Фракийский и армянские толкователи. — Пг., 1915. — С. 181—219.:
    И также /следует/ знать все окраинные диалекты своего языка, кои суть корчайский и хутский и Четвертой Армении и сперский и сюнийский и арцахский, а не только срединный и центральный, ибо /и диалекты/ эти пригодны для стихосложения, а также для истории полезны
  6. Berdzenishvili et al., История Грузии, p. 129, cited in: Suny (1994), p. 349

Источники

  • Эквтиме Такаишвили. "Georgian chronology and the beginning of the Bagratid rule in Georgia".- Georgica, v. I, Лондон, 1935
  • Al. Manvelichvili. "Histoire de la Georgie", Paris, 1955
  • Лео - "История Армении", том 1, Ереван 1924

Ссылки

  • [www.ispir.bel.tr/ Официальный сайт города]
  • [www.ispir.gov.tr/ Официальный сайт района]



Административное деление ила Эрзурум

Районы городского типа: Эрзурум меркези
Районы сельского типа: Ашкале | Чат | Хыныс | Хорасан | Азизие | Испир | Карачобан | Караязы | Кёпрюкёй
Нарман | Олту | Олур | Пасинлер | Пазарьёлу | Шенкая | Текман | Тортум | Узундере

Отрывок, характеризующий Испир

Теперь понять значение события, если только не прилагать к деятельности масс целей, которые были в голове десятка людей, легко, так как все событие с его последствиями лежит перед нами.
Но каким образом тогда этот старый человек, один, в противность мнения всех, мог угадать, так верно угадал тогда значение народного смысла события, что ни разу во всю свою деятельность не изменил ему?
Источник этой необычайной силы прозрения в смысл совершающихся явлений лежал в том народном чувстве, которое он носил в себе во всей чистоте и силе его.
Только признание в нем этого чувства заставило народ такими странными путями из в немилости находящегося старика выбрать его против воли царя в представители народной войны. И только это чувство поставило его на ту высшую человеческую высоту, с которой он, главнокомандующий, направлял все свои силы не на то, чтоб убивать и истреблять людей, а на то, чтобы спасать и жалеть их.
Простая, скромная и потому истинно величественная фигура эта не могла улечься в ту лживую форму европейского героя, мнимо управляющего людьми, которую придумала история.
Для лакея не может быть великого человека, потому что у лакея свое понятие о величии.


5 ноября был первый день так называемого Красненского сражения. Перед вечером, когда уже после многих споров и ошибок генералов, зашедших не туда, куда надо; после рассылок адъютантов с противуприказаниями, когда уже стало ясно, что неприятель везде бежит и сражения не может быть и не будет, Кутузов выехал из Красного и поехал в Доброе, куда была переведена в нынешний день главная квартира.
День был ясный, морозный. Кутузов с огромной свитой недовольных им, шушукающихся за ним генералов, верхом на своей жирной белой лошадке ехал к Доброму. По всей дороге толпились, отогреваясь у костров, партии взятых нынешний день французских пленных (их взято было в этот день семь тысяч). Недалеко от Доброго огромная толпа оборванных, обвязанных и укутанных чем попало пленных гудела говором, стоя на дороге подле длинного ряда отпряженных французских орудий. При приближении главнокомандующего говор замолк, и все глаза уставились на Кутузова, который в своей белой с красным околышем шапке и ватной шинели, горбом сидевшей на его сутуловатых плечах, медленно подвигался по дороге. Один из генералов докладывал Кутузову, где взяты орудия и пленные.
Кутузов, казалось, чем то озабочен и не слышал слов генерала. Он недовольно щурился и внимательно и пристально вглядывался в те фигуры пленных, которые представляли особенно жалкий вид. Большая часть лиц французских солдат были изуродованы отмороженными носами и щеками, и почти у всех были красные, распухшие и гноившиеся глаза.
Одна кучка французов стояла близко у дороги, и два солдата – лицо одного из них было покрыто болячками – разрывали руками кусок сырого мяса. Что то было страшное и животное в том беглом взгляде, который они бросили на проезжавших, и в том злобном выражении, с которым солдат с болячками, взглянув на Кутузова, тотчас же отвернулся и продолжал свое дело.
Кутузов долго внимательно поглядел на этих двух солдат; еще более сморщившись, он прищурил глаза и раздумчиво покачал головой. В другом месте он заметил русского солдата, который, смеясь и трепля по плечу француза, что то ласково говорил ему. Кутузов опять с тем же выражением покачал головой.
– Что ты говоришь? Что? – спросил он у генерала, продолжавшего докладывать и обращавшего внимание главнокомандующего на французские взятые знамена, стоявшие перед фронтом Преображенского полка.
– А, знамена! – сказал Кутузов, видимо с трудом отрываясь от предмета, занимавшего его мысли. Он рассеянно оглянулся. Тысячи глаз со всех сторон, ожидая его сло ва, смотрели на него.
Перед Преображенским полком он остановился, тяжело вздохнул и закрыл глаза. Кто то из свиты махнул, чтобы державшие знамена солдаты подошли и поставили их древками знамен вокруг главнокомандующего. Кутузов помолчал несколько секунд и, видимо неохотно, подчиняясь необходимости своего положения, поднял голову и начал говорить. Толпы офицеров окружили его. Он внимательным взглядом обвел кружок офицеров, узнав некоторых из них.
– Благодарю всех! – сказал он, обращаясь к солдатам и опять к офицерам. В тишине, воцарившейся вокруг него, отчетливо слышны были его медленно выговариваемые слова. – Благодарю всех за трудную и верную службу. Победа совершенная, и Россия не забудет вас. Вам слава вовеки! – Он помолчал, оглядываясь.
– Нагни, нагни ему голову то, – сказал он солдату, державшему французского орла и нечаянно опустившему его перед знаменем преображенцев. – Пониже, пониже, так то вот. Ура! ребята, – быстрым движением подбородка обратись к солдатам, проговорил он.
– Ура ра ра! – заревели тысячи голосов. Пока кричали солдаты, Кутузов, согнувшись на седле, склонил голову, и глаз его засветился кротким, как будто насмешливым, блеском.
– Вот что, братцы, – сказал он, когда замолкли голоса…
И вдруг голос и выражение лица его изменились: перестал говорить главнокомандующий, а заговорил простой, старый человек, очевидно что то самое нужное желавший сообщить теперь своим товарищам.
В толпе офицеров и в рядах солдат произошло движение, чтобы яснее слышать то, что он скажет теперь.
– А вот что, братцы. Я знаю, трудно вам, да что же делать! Потерпите; недолго осталось. Выпроводим гостей, отдохнем тогда. За службу вашу вас царь не забудет. Вам трудно, да все же вы дома; а они – видите, до чего они дошли, – сказал он, указывая на пленных. – Хуже нищих последних. Пока они были сильны, мы себя не жалели, а теперь их и пожалеть можно. Тоже и они люди. Так, ребята?
Он смотрел вокруг себя, и в упорных, почтительно недоумевающих, устремленных на него взглядах он читал сочувствие своим словам: лицо его становилось все светлее и светлее от старческой кроткой улыбки, звездами морщившейся в углах губ и глаз. Он помолчал и как бы в недоумении опустил голову.
– А и то сказать, кто же их к нам звал? Поделом им, м… и… в г…. – вдруг сказал он, подняв голову. И, взмахнув нагайкой, он галопом, в первый раз во всю кампанию, поехал прочь от радостно хохотавших и ревевших ура, расстроивавших ряды солдат.
Слова, сказанные Кутузовым, едва ли были поняты войсками. Никто не сумел бы передать содержания сначала торжественной и под конец простодушно стариковской речи фельдмаршала; но сердечный смысл этой речи не только был понят, но то самое, то самое чувство величественного торжества в соединении с жалостью к врагам и сознанием своей правоты, выраженное этим, именно этим стариковским, добродушным ругательством, – это самое (чувство лежало в душе каждого солдата и выразилось радостным, долго не умолкавшим криком. Когда после этого один из генералов с вопросом о том, не прикажет ли главнокомандующий приехать коляске, обратился к нему, Кутузов, отвечая, неожиданно всхлипнул, видимо находясь в сильном волнении.


8 го ноября последний день Красненских сражений; уже смерклось, когда войска пришли на место ночлега. Весь день был тихий, морозный, с падающим легким, редким снегом; к вечеру стало выясняться. Сквозь снежинки виднелось черно лиловое звездное небо, и мороз стал усиливаться.
Мушкатерский полк, вышедший из Тарутина в числе трех тысяч, теперь, в числе девятисот человек, пришел одним из первых на назначенное место ночлега, в деревне на большой дороге. Квартиргеры, встретившие полк, объявили, что все избы заняты больными и мертвыми французами, кавалеристами и штабами. Была только одна изба для полкового командира.
Полковой командир подъехал к своей избе. Полк прошел деревню и у крайних изб на дороге поставил ружья в козлы.
Как огромное, многочленное животное, полк принялся за работу устройства своего логовища и пищи. Одна часть солдат разбрелась, по колено в снегу, в березовый лес, бывший вправо от деревни, и тотчас же послышались в лесу стук топоров, тесаков, треск ломающихся сучьев и веселые голоса; другая часть возилась около центра полковых повозок и лошадей, поставленных в кучку, доставая котлы, сухари и задавая корм лошадям; третья часть рассыпалась в деревне, устраивая помещения штабным, выбирая мертвые тела французов, лежавшие по избам, и растаскивая доски, сухие дрова и солому с крыш для костров и плетни для защиты.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Испир&oldid=81281170»