Иссык-Кульская область

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Область Киргизской Республики

Иссык-Кульская область
кирг. Ысык-Көл областы

Флаг Герб

Административный центр

Каракол

Площадь

- Всего
- % водн. пов.

43 100 км²
14,5

Население

- Всего
- Плотность

463 900 (2015)

10,8/км²

Государственный язык

киргизский, русский

Полномочный представитель Правительства КР в Иссык-Кульской области

Аскат Акибаев

Часовой пояс

UTC +6

Автомобильный код

I, 09

Официальный сайт:

ik.e-region.kg/Default.aspx

Иссык-Ку́льская о́бласть (кирг. Ысык-Көл областы) — одна из административно-территориальных единиц Киргизии, расположенная на северо-востоке страны.

Образована Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 ноября 1939 года с центром в городе Пржевальск. 27 января 1959 года упразднена. Вновь создана 11 декабря 1970 года; в июле 1989 — 1991 году областной центр находился в городе Иссык-Куль, в 1991 году вернулся в Пржевальск (в 1991 переименован в Каракол). Административный центр области — город Каракол. Население — 463 900 человек (2015). В этнокультурном и экономическом плане регион, вместе с Чуйской и Нарынской, а также Таласской областями является частью северной Киргизии — более индустриально развитой части страны.





География

Область занимает восточную часть страны, в её границах целиком находится знаменитое курортное бессточное озеро Иссык-Куль. На северо-востоке область граничит с Алматинской областью республики Казахстан, на юго-востоке — с округом СУАР в КНР, на юго-западе с Нарынской областью и на северо-западе с Чуйской областью. Главными формами рельефа области являются Иссык-Кульская котловина, большая часть которой заполнена водами озера Иссык-Куль и окружающими его хребтами центрального Тянь-Шаня. Северную часть котловины обрамляют склоны хребтов: Кюнгёй-Ала-Тоо, над южным берегом возвышается Терскей Ала-Тоо. Внутренние высокогорные районы области заняты горами Центрального Тянь-Шаня, где особенно выделяются хребты Джетим-Бель, Борколдой, Какшаал-Тоо (здесь расположен знаменитый пик Победы с высотой 7 439 метров над уровнем моря) и другие.

Население

Иссык-Кульская область, как и соседняя Чуйская область, находятся на севере страны, что преопределяет её демолингвистическую ситуацию. Исторически область была заселена киргизами, занимавшимися отгонным животноводством — летом на горных пастбищах джайлоо, зимой в низинах. Вместе с тем степной массив и большинство земель благоприятных для растениеводства, расположенных в степной зоне у озера Иссык-Куль были сравнительно слабо заселены до появления здесь первых русских и украинских поселенцев в последней четверти XIX века после вхождения области в состав Российской империи. Общее население области по оценкам 2011 года — 444 500 человек (это 8,1 % населения Киргизии на тот момент).

Национальный состав

После массовой эмиграции русскоязычного населения в начале 1990-х, национальный состав области стал гораздо более однородным, чем в соседней Чуйской области, однако он по-прежнему довольно разнообразен, особенно если принять во внимание географическую концентрацию различных этноязыковых меньшинств. При том, что налицо общая тенденция роста доли азиатских народов и сокращения европейских, большая часть русского и русскоязычного населения и сейчас сосредоточена на северном берегу озера Иссык-Куль, а также в городе Каракол (бывш. Пржевальск) и его окрестностях.

Этнический состав населения области:[1][2]
Численность
в 1989 году
 % Численность
в 1999 году
 % Численность
в 2009 году
 %
Всего 403 917 100,00 % 413 149 100,00 % 438 389 100,00 %
Киргизы 273 257 67,65 % 328 278 79,46 % 377 994 86,22 %
Русские 92 615 22,93 % 54 351 13,16 % 35 275 8,05 %
Казахи 6 433 1,59 % 6 979 1,69 % 6 464 1,47 %
Уйгуры 3 730 0,92 % 3 969 0,96 % 3 897 0,89 %
Калмыки 4 593 1,14 % 5 314 1,29 % 3 801 0,87 %
Дунгане 2 686 0,66 % 2 948 0,71 % 3 124 0,71 %
Узбеки 3 756 0,93 % 3 459 0,84 % 2 982 0,68 %
Татары 4 013 0,99 % 2 785 0,67 % 2 098 0,48 %
Украинцы 7 366 1,82 % 2 772 0,67 % 1 170 0,27 %
Немцы 1 770 0,44 % 492 0,12 % 300 0,07 %
Корейцы 245 0,06 % 133 0,03 % 133 0,03 %
Болгары 49 0,01 % 109 0,03 % 107 0,02 %
Башкиры 216 0,05 % 129 0,03 % 96 0,02 %
Турки 16 0,00 % 81 0,02 % 78 0,02 %
Белорусы 634 0,16 % 157 0,04 % 76 0,02 %
Азербайджанцы 220 0,05 % 82 0,02 % 54 0,01 %
Таджики 254 0,06 % 90 0,02 % 47 0,01 %
Осетины 104 0,03 % 43 0,01 % 36 0,01 %
Армяне 143 0,04 % 58 0,01 % 35 0,01 %
Американцы США 0 0,00 % 11 0,00 % 20 0,00 %
Чуваши 143 0,04 % 35 0,01 % 16 0,00 %
другие 1 674 0,41 % 874 0,22 % 586 0,15 %

Административное деление

5 районов:

2 города областного подчинения:

Известные люди

В области родились

  • Абдрахматов, Канатбек Эрмекович (род. 1953 с. Каджи-Сай) — Национальный институт Сейсмологии Кыргызской Республики, действительный член Национальной Академии наук КР, доктор наук, профессор.
  • Саякбай Каралаев -манасчи (исполнитель эпоса «Манас»), народный артист Кыргызской Республики.
  • Атабеков, Каба — манасчы (исполнитель эпоса «Манас»), народный артист Кыргызской Республики.
  • Ахунбаев, Иса Коноевич (1908—1975) — выдающийся хирург и общественный деятель.
  • Мамакеев Мамбет Мамакеевич — выдающийся кыргызский хирург и общественный деятель, директор Национального хирургического центра Кыргызской Республики, действительный член Национальной Академии наук КР, доктор медицинских наук, профессор.
  • Минжилкиев, Булат Абдуллаевич (1940—1997) — оперный певец, народный артист СССР (1976).
  • Океев Толомуш Океевич (1935—2001) — кинорежиссер, народный артист СССР (1985).
  • Уметов, Джумабай (1933—1995) — народный художник Киргизской ССР. Лауреат Государственной премии Киргизской ССР им. Токтогула.
  • Юматова, Анна Тихоновна — Герой Социалистического Труда.
  • Утуров Жамангул Утурович (1927—1991)- Народный учитель СССР, Заслуженный учитель Кыргызской ССР.
  • Жакиев Бексултан — Герой Кыргызской Республики, Кыргыз эл жазуучусу
  • Акматов Таштанбек — Дважды Герой Социалистического Труда,Герой Кыргызской Республики, председатель Верховного Совета Киргизской ССР
  • Мамбетов Болот — государственный деятель, Председатель Совета Министров Кыргызской ССР
  • Абдрахманов Жусуп (1903—1938) — выдающийся государственный и партийный деятель, председатель Совнаркома Киргизской АССР (1927—1933)
  • Абдуразаков Ишенбай — экс-государственный секретарь КР, Чрезвычайный и Полномочный Посол Кыргызской Республики
  • Омуралиев Эсенгул Касымович — Чрезвычайный и Полномочный Посол Кыргызской Республики
  • Иманалиев Муратбек Сансызбаевич — экс-генеральный секретарь ШОС, Чрезвычайный и Полномочный Посол Кыргызской Республики
  • Сааданбеков Жумагул — Чрезвычайный и Полномочный Посол Кыргызской Республики
  • Мар Ташимович Байджиев — киргизский и советский прозаик, публицист, драматург, журналист, режиссёр театра и кино, литературовед, переводчик. Заслуженный деятель искусства Киргизской ССР.

Напишите отзыв о статье "Иссык-Кульская область"

Примечания

  1. [web.archive.org/web/20110810173507/212.42.101.100:8088/nacstat/sites/default/files/%D0%98%D1%81%D1%81%D1%8B%D0%BA-%D0%9A%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F%20%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C.pdf Перепись населения Киргизии 2009. Иссык-Кульская область]
  2. [www.demoscope.ru/weekly/2005/0197/analit04.php Население Киргизии]

Ссылки

  • [ik.e-region.kg/Default.aspx Информационный портал Иссык-Кульской областной государственной администрации ]

Отрывок, характеризующий Иссык-Кульская область

Старый граф притворился рассерженным. – Да, ты толкуй, ты попробуй!
И граф обратился к повару, который с умным и почтенным лицом, наблюдательно и ласково поглядывал на отца и сына.
– Какова молодежь то, а, Феоктист? – сказал он, – смеется над нашим братом стариками.
– Что ж, ваше сиятельство, им бы только покушать хорошо, а как всё собрать да сервировать , это не их дело.
– Так, так, – закричал граф, и весело схватив сына за обе руки, закричал: – Так вот же что, попался ты мне! Возьми ты сейчас сани парные и ступай ты к Безухову, и скажи, что граф, мол, Илья Андреич прислали просить у вас земляники и ананасов свежих. Больше ни у кого не достанешь. Самого то нет, так ты зайди, княжнам скажи, и оттуда, вот что, поезжай ты на Разгуляй – Ипатка кучер знает – найди ты там Ильюшку цыгана, вот что у графа Орлова тогда плясал, помнишь, в белом казакине, и притащи ты его сюда, ко мне.
– И с цыганками его сюда привести? – спросил Николай смеясь. – Ну, ну!…
В это время неслышными шагами, с деловым, озабоченным и вместе христиански кротким видом, никогда не покидавшим ее, вошла в комнату Анна Михайловна. Несмотря на то, что каждый день Анна Михайловна заставала графа в халате, всякий раз он конфузился при ней и просил извинения за свой костюм.
– Ничего, граф, голубчик, – сказала она, кротко закрывая глаза. – А к Безухому я съезжу, – сказала она. – Пьер приехал, и теперь мы всё достанем, граф, из его оранжерей. Мне и нужно было видеть его. Он мне прислал письмо от Бориса. Слава Богу, Боря теперь при штабе.
Граф обрадовался, что Анна Михайловна брала одну часть его поручений, и велел ей заложить маленькую карету.
– Вы Безухову скажите, чтоб он приезжал. Я его запишу. Что он с женой? – спросил он.
Анна Михайловна завела глаза, и на лице ее выразилась глубокая скорбь…
– Ах, мой друг, он очень несчастлив, – сказала она. – Ежели правда, что мы слышали, это ужасно. И думали ли мы, когда так радовались его счастию! И такая высокая, небесная душа, этот молодой Безухов! Да, я от души жалею его и постараюсь дать ему утешение, которое от меня будет зависеть.
– Да что ж такое? – спросили оба Ростова, старший и младший.
Анна Михайловна глубоко вздохнула: – Долохов, Марьи Ивановны сын, – сказала она таинственным шопотом, – говорят, совсем компрометировал ее. Он его вывел, пригласил к себе в дом в Петербурге, и вот… Она сюда приехала, и этот сорви голова за ней, – сказала Анна Михайловна, желая выразить свое сочувствие Пьеру, но в невольных интонациях и полуулыбкою выказывая сочувствие сорви голове, как она назвала Долохова. – Говорят, сам Пьер совсем убит своим горем.
– Ну, всё таки скажите ему, чтоб он приезжал в клуб, – всё рассеется. Пир горой будет.
На другой день, 3 го марта, во 2 м часу по полудни, 250 человек членов Английского клуба и 50 человек гостей ожидали к обеду дорогого гостя и героя Австрийского похода, князя Багратиона. В первое время по получении известия об Аустерлицком сражении Москва пришла в недоумение. В то время русские так привыкли к победам, что, получив известие о поражении, одни просто не верили, другие искали объяснений такому странному событию в каких нибудь необыкновенных причинах. В Английском клубе, где собиралось всё, что было знатного, имеющего верные сведения и вес, в декабре месяце, когда стали приходить известия, ничего не говорили про войну и про последнее сражение, как будто все сговорились молчать о нем. Люди, дававшие направление разговорам, как то: граф Ростопчин, князь Юрий Владимирович Долгорукий, Валуев, гр. Марков, кн. Вяземский, не показывались в клубе, а собирались по домам, в своих интимных кружках, и москвичи, говорившие с чужих голосов (к которым принадлежал и Илья Андреич Ростов), оставались на короткое время без определенного суждения о деле войны и без руководителей. Москвичи чувствовали, что что то нехорошо и что обсуждать эти дурные вести трудно, и потому лучше молчать. Но через несколько времени, как присяжные выходят из совещательной комнаты, появились и тузы, дававшие мнение в клубе, и всё заговорило ясно и определенно. Были найдены причины тому неимоверному, неслыханному и невозможному событию, что русские были побиты, и все стало ясно, и во всех углах Москвы заговорили одно и то же. Причины эти были: измена австрийцев, дурное продовольствие войска, измена поляка Пшебышевского и француза Ланжерона, неспособность Кутузова, и (потихоньку говорили) молодость и неопытность государя, вверившегося дурным и ничтожным людям. Но войска, русские войска, говорили все, были необыкновенны и делали чудеса храбрости. Солдаты, офицеры, генералы – были герои. Но героем из героев был князь Багратион, прославившийся своим Шенграбенским делом и отступлением от Аустерлица, где он один провел свою колонну нерасстроенною и целый день отбивал вдвое сильнейшего неприятеля. Тому, что Багратион выбран был героем в Москве, содействовало и то, что он не имел связей в Москве, и был чужой. В лице его отдавалась должная честь боевому, простому, без связей и интриг, русскому солдату, еще связанному воспоминаниями Итальянского похода с именем Суворова. Кроме того в воздаянии ему таких почестей лучше всего показывалось нерасположение и неодобрение Кутузову.
– Ежели бы не было Багратиона, il faudrait l'inventer, [надо бы изобрести его.] – сказал шутник Шиншин, пародируя слова Вольтера. Про Кутузова никто не говорил, и некоторые шопотом бранили его, называя придворною вертушкой и старым сатиром. По всей Москве повторялись слова князя Долгорукова: «лепя, лепя и облепишься», утешавшегося в нашем поражении воспоминанием прежних побед, и повторялись слова Ростопчина про то, что французских солдат надо возбуждать к сражениям высокопарными фразами, что с Немцами надо логически рассуждать, убеждая их, что опаснее бежать, чем итти вперед; но что русских солдат надо только удерживать и просить: потише! Со всex сторон слышны были новые и новые рассказы об отдельных примерах мужества, оказанных нашими солдатами и офицерами при Аустерлице. Тот спас знамя, тот убил 5 ть французов, тот один заряжал 5 ть пушек. Говорили и про Берга, кто его не знал, что он, раненый в правую руку, взял шпагу в левую и пошел вперед. Про Болконского ничего не говорили, и только близко знавшие его жалели, что он рано умер, оставив беременную жену и чудака отца.


3 го марта во всех комнатах Английского клуба стоял стон разговаривающих голосов и, как пчелы на весеннем пролете, сновали взад и вперед, сидели, стояли, сходились и расходились, в мундирах, фраках и еще кое кто в пудре и кафтанах, члены и гости клуба. Пудренные, в чулках и башмаках ливрейные лакеи стояли у каждой двери и напряженно старались уловить каждое движение гостей и членов клуба, чтобы предложить свои услуги. Большинство присутствовавших были старые, почтенные люди с широкими, самоуверенными лицами, толстыми пальцами, твердыми движениями и голосами. Этого рода гости и члены сидели по известным, привычным местам и сходились в известных, привычных кружках. Малая часть присутствовавших состояла из случайных гостей – преимущественно молодежи, в числе которой были Денисов, Ростов и Долохов, который был опять семеновским офицером. На лицах молодежи, особенно военной, было выражение того чувства презрительной почтительности к старикам, которое как будто говорит старому поколению: уважать и почитать вас мы готовы, но помните, что всё таки за нами будущность.
Несвицкий был тут же, как старый член клуба. Пьер, по приказанию жены отпустивший волоса, снявший очки и одетый по модному, но с грустным и унылым видом, ходил по залам. Его, как и везде, окружала атмосфера людей, преклонявшихся перед его богатством, и он с привычкой царствования и рассеянной презрительностью обращался с ними.
По годам он бы должен был быть с молодыми, по богатству и связям он был членом кружков старых, почтенных гостей, и потому он переходил от одного кружка к другому.
Старики из самых значительных составляли центр кружков, к которым почтительно приближались даже незнакомые, чтобы послушать известных людей. Большие кружки составлялись около графа Ростопчина, Валуева и Нарышкина. Ростопчин рассказывал про то, как русские были смяты бежавшими австрийцами и должны были штыком прокладывать себе дорогу сквозь беглецов.
Валуев конфиденциально рассказывал, что Уваров был прислан из Петербурга, для того чтобы узнать мнение москвичей об Аустерлице.
В третьем кружке Нарышкин говорил о заседании австрийского военного совета, в котором Суворов закричал петухом в ответ на глупость австрийских генералов. Шиншин, стоявший тут же, хотел пошутить, сказав, что Кутузов, видно, и этому нетрудному искусству – кричать по петушиному – не мог выучиться у Суворова; но старички строго посмотрели на шутника, давая ему тем чувствовать, что здесь и в нынешний день так неприлично было говорить про Кутузова.