Историческое описание одежды и вооружения российских войск

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Историческое описание одежды и вооружения российских войск


Титульный лист первого тома.

Автор:

под ред. Висковатова А.В.

Жанр:

История России

Язык оригинала:

русский

Оригинал издан:

18411862

[listat.ru/index.html Электронная версия]

«Историческое описание одежды и вооружения российских войск» (Висковатов А. В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению: 1841—1862) — многотомный труд, содержащий подробное описание военного и гражданского костюма за период с 862 г. до царствования императора Николая I и выходивший в Санкт-Петербурге в течение 20 лет в 1841—1862 гг.

Издание и по сей день является одним из самых востребованных источников сведений об истории военного костюма.





Общие сведения

Многотомный труд «Историческое описание одежды и вооружения Русских войск, с рисунками, был составлен по высочайшему повелению» выходил в Санкт-Петербурге в 18411862 гг. Богато иллюстрированное издание содержало подробное описание военного и гражданского костюма за период с 862 г. до царствования императора Николая I, воинское обмундирование, оружие, знамена различных воинских частей, воинские знаки отличия.

Издание выходило в виде тетрадей с приложенными иллюстрациями в двух вариантах исполнения: в дорогом (текст на ватманской, а рисунки на китайской бумаге) — с частично раскрашенными иллюстрациями, и в более дешевом (текст на веленевой, рисунки на французской бумаге) — с черно-белыми иллюстрациями.

История создания и жизнь издания

Начало работы над «Описанием…» относится к 1830 году, когда повелением императора Николая I дело организации описания обмундирования и вооружения русских вооруженных сил с древнейших времен до современной эпохи было возложено на военного администратора, генерал-адъютанта, генерал-лейтенанта П. А. Клейнмихеля. По его представлению был образован особый Комитет по составлению исторического описания одежды и вооружения российских войск. Окончательно группа составителей оформилась к 1833 году в качестве комиссии при Инспекторском департаменте Военного министерства под руководством армии полковника И. Г. Бибикова.

В процессе работы этой комиссии был просмотрен ряд архивов Военного министерства со снятием копий с документов, принадлежавших архивам Комиссариатского и Инспекторского департаментов, а также сделаны выписки из различных исторических сочинений того времени.

Хронологически собранные материалы охватывали период от Средневековья до января 1835 года. В 1835 году полковником Бибиковым эти предварительные сведения были систематизированы по родам и видам войск и, расположенные в хронологическом порядке с 1700 по июнь 1835 года, были впоследствии сброшюрованы в шесть книг под заглавием «Описание Одежды Российского Войска» с подзаголовками частей по родам и видам войск. К последней части предполагался алфавитный указатель, составленный неким полковником Покровским.

Если первая часть была в целом самостоятельной работой А. В. Висковатова, то последующие представляли собой проверенный и дополненный вариант черновых материалов Бибикова. Об этом свидетельствует единство названия, одинаковая структура и параллельные отрывки. Скорее всего именно поэтому Висковатов и не поставил на титульном листе самого капитального из своих трудов собственной фамилии. Обстоятельство это оказалось полностью забытым уже ко времени выхода в свет Энциклопедии военных и морских наук генерал-лейтенанта Г. А. Леера. А энциклопедический словарь, изданный Ф. А. Брокгаузом и И. А. Ефроном, канонизировал эту неточность.

Дальнейшие работы

На основании этого труда был сделан экстракт из двух частей, представляющий собою сжатый исторический очерк развития обмундирования, вооружения, снаряжения и знамен русской армии с 1700 по 1835 годы, созданный на базе подлинных документов «Предварительных Сведений…», систематизированных на втором этапе работы. Предполагались и, вероятно, были созданы «девять сот объяснительных в трех книгах рисунков», о которых упоминается и авторском предисловии к первой части «Предварительных Сведений…», но которые до сих пор не обнаружены.

Созданием в 1835 году сброшюрованного в две части «Описания Одежды и Вооружения Российских Войск» комиссия полковника Бибикова свою работу закончила. Собранные рукописные материалы, вероятно, хранились в Комиссариатском департаменте, откуда во второй половине XIX века поступили в отдел рисунков и чертежей Интендантского музея. После его упразднения в 1827 году эти книги стали принадлежать преемнику — Военно-хозяйственному музею и вместе со всем его собранием в 1837 году поступили в фонды Артиллерийского музея.

Продолжение работы было возложено на преподавателя математики 1-го Кадетского корпуса штабс-капитана А. В. Висковатова, известного историческими разысканиями материалов по истории флота и, в особенности, основательным очерком своей первой военной школы — 1-го Кадетского корпуса, изданным к его юбилею. За этот труд Висковатов, будучи скромным инспектором классов корпуса, удостоился особенной Высочайшей благодарности, а в самый день юбилея — следующих императорских слов «Я вам обязан сегодняшним праздником». Следствием было назначение его старшим адъютантом дежурного генерала Главного Штаба, а уже после принятия на себя трудов по составлению «Исторического описания…» — пожалование бриллиантового перстня в 1837 году и подарка в 1839.

Структура, содержание и стоимость

Среди иллюстраций «Исторического описания…» встречаются работы как малоизвестных деятелей, так и известных рисовальщиков, граверов. К сотрудничеству привлекались, вероятно, и служащие Военно-топографического депо Главного Штаба, пятое отделение которого было специально посвящено гравированию.

К 1840 году на основании первой части «Предварительных Сведений» Бибикова, включившей документы, относящиеся к допетровскому периоду, Висковатов составил первую часть «Исторического описания одежды и вооружения российских войск». Печатание осуществлялось в Военной типографии при Главном Штабе.

Общая цена первой части, состоявшей из семи тетрадей, простиралась от 21 до 28 рублей серебром, так что широкого распространения этого труда по понятным причинам не последовало, хотя он и продавался в магазине Главного Штаба и у комиссионера редакции «Русского Инвалида» Ю. А. Юнгенмейстера.

На традиционном заседании 15 мая 1843 года Императорская Академия Наук удостоила это сочинение второстепенной (половинной) Демидовской премии за 1842 год. С тех пор также в виде тетрадей с приложенными иллюстрациями части «Исторического описания …» стали выходить регулярно. Текст продолжал печататься в Военной типографии, а иллюстрации с 406 листа третьей части стали печататься в литографии Главного управления Путей Сообщения и Публичных зданий.

После 1857 года работа по их составлению перешла в редакцию Российский Военной Хроники во главе с генерал-лейтенантом В. В. Штейнгелем. С 1861 года основная масса оттисков литографированных иллюстраций заказывалась французской фирме Лемерсье.

Переиздания труда

Издание 1841—1862 годов составляло собственность Военного министерства и широкого распространения не получило. Отпечатанное незначительным тиражом, уже к концу XIX века оно стало большой библиографическою редкостью. Полным комплектом тетрадей, сброшюрованных в так называемые «фолиантные» или вовсе единичные «раскрашенные» экземпляры труда, обладали лишь крупнейшие столичные или императорские собрания.

Поэтому «за полным израсходованием» первоначального издания под эгидой Технического комитета Главного Интендантского управления в 1899—1902 годах было предпринято переиздание «Исторического описания…» в удешевленном варианте для широкой продажи. Оно получило неофициальное название «Интендантского издания».

Право перепечатки текста досталось петербургской типолитографии под вывеской «В. С. Балашев и К°», которая на самом деле принадлежала помощнику присяжного поверенного Я. Л. Берману. Иллюстрации производились способом монохромной фототипии в знаменитом заведении «поставщика Двора Его Величества», купца А. И. Вильборга. После выхода в свет первой части переиздания в 1899 году особенным положением Военного Совета от 18 марта 1900 года был заключен официальный контракт и открыта подписка.

Переиздание продолжалось до 1902 года, когда печатня «В. С. Балашев и К°» прекратила своё существование. Труд Висковатова был переиздан до девятнадцатой части включительно. Выпуск же иллюстраций был продолжен, опередив перепечатку текста. К 1914 году было перепечатано большинство из 1355 иллюстраций не только всех 30 частей старого издания, но и воспроизведена основная масса из 705 иллюстраций хронологического продолжения вплоть до 1881 года. За основу продолжения было взято официальное издание: «Перемены в обмундировании и вооружении войск Российской Императорской армии с восшествия на престол Государя Императора Александра Николаевича» (СПб.,1857 — 1881, тетр. I—III) с «Дополнениями…» (СПб., 1862, 1864—1866, 1869, 1871, 1872, 1875, 1879, 1880), в создании иллюстраций которого до самой кончины в 1871 году участвовал профессор К. К. Пиратский.

Двадцатая часть «Исторического описания…» увидела свет лишь через сорок два года после предшествующей. Под эгидой эвакуированного в Новосибирск Артиллерийского Исторического музея с 1944 года издание было возобновлено и блестяще воплощено в полном объёме тридцати четырёх частей. Недостающие листы иллюстраций были отпечатаны преемником фирмы «Р. Голике и А. Вильборг» — ленинградской типографией № 3 им. Ивана Федорова, правда, значительно слабее по качеству исполнения; листы иллюстраций и традиционные тетради текстов были заключены в единообразные изящные папки с прежним названием — в таком виде продолжение старинного труда поступило в продажу.

В 2007—2008 гг. издательством «Альфарет» в С.-Петербурге было выпущено факсимильное переиздание наиболее дорогого варианта первого издания «Исторического описания одежды и вооружения российских войск» в 30 томах, в 60 книгах (каждый том состоит из двух отдельных: альбом с иллюстрациями и историческое описание). Тридцать частей «Рисунков к историческому описанию одежды и вооружения российских войск» имеют частично раскрашенные иллюстрации. Данное издание выпущено крайне ограниченным тиражом, есть возможность индивидуального заказа комплектов. Воспроизводя наиболее редкий и дорогой вариант оригинала, издание «Альфарета» уступает по полноте 2-му изданию, так как не включает отсутствовавшие в 1-м издании части, посвящённые периоду царствования императора Александра II.

В 2008 году издательство «Кучково поле» и Ассоциация «Военная книга» начали новое переиздание «Исторического описания одежды и вооружения российских войск» в современной орфографии. Иллюстрации до 13 тома включительно воспроизводятся по первому изданию в чёрно-белом варианте, 14 том включает цветные изображения. В настоящий момент выпущено 14 томов, в которые вошли 19 частей первого издания.

На сайте Российской государственной библиотеки также опубликованы электронные копии отдельных томов «Исторического описания одежды и вооружения российских войск» разных лет изданий.

Примеры иллюстраций

Напишите отзыв о статье "Историческое описание одежды и вооружения российских войск"

Литература

  • [runivers.ru/lib/detail.php?ID=483582 Историческое описание одежды и вооружения Российских войск, СПб.: Военная типография, 1841]
  • [runivers.ru/lib/detail.php?ID=495553 Историческое описание одежды и вооружения российских войск (Второе изд., в 19 частях), СПб.: Типография «В. С. Балашев и Ко», 1899]
  • Висковатов А. В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению: в 30 т.: в 60 кн. — Факсимильное издание 1841—1862 гг. — СПб.: Альфарет, 2007—2008.
  • Историческое описание одежды и вооружения российских войск. Т. 1-12. — М.: Кучково поле; Ассоциация «Военная книга», 2008—2013.
  • Никитин А.Л. [listat.ru/Fon/History.htm К истории создания «Исторического описания одежды и вооружения российских войск» (Историко-библиографический очерк)] // Старый барабанщик. — 1995. — № 1. — С. 13-16.

Ссылки

  • [old.rsl.ru/table.jsp?f=1016&t=3&v0=Историческое+описание+одежды+и+вооружения+российских+войск&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&useExternal=true&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=b3&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=4&debug=false «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» на сайте rsl.ru]
  • [www.memorandum.ru/viskowatov/imglist.html «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» на сайте memorandum.ru]
  • [listat.ru/index.html «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» на сайте listat.ru]

Отрывок, характеризующий Историческое описание одежды и вооружения российских войск

– Andre, pourquoi ne pas m'avoir prevenu? [Андрей, почему не предупредили меня?] – сказала она с кротким упреком, становясь перед своими странниками, как наседка перед цыплятами.
– Charmee de vous voir. Je suis tres contente de vous voir, [Очень рада вас видеть. Я так довольна, что вижу вас,] – сказала она Пьеру, в то время, как он целовал ее руку. Она знала его ребенком, и теперь дружба его с Андреем, его несчастие с женой, а главное, его доброе, простое лицо расположили ее к нему. Она смотрела на него своими прекрасными, лучистыми глазами и, казалось, говорила: «я вас очень люблю, но пожалуйста не смейтесь над моими ». Обменявшись первыми фразами приветствия, они сели.
– А, и Иванушка тут, – сказал князь Андрей, указывая улыбкой на молодого странника.
– Andre! – умоляюще сказала княжна Марья.
– Il faut que vous sachiez que c'est une femme, [Знай, что это женщина,] – сказал Андрей Пьеру.
– Andre, au nom de Dieu! [Андрей, ради Бога!] – повторила княжна Марья.
Видно было, что насмешливое отношение князя Андрея к странникам и бесполезное заступничество за них княжны Марьи были привычные, установившиеся между ними отношения.
– Mais, ma bonne amie, – сказал князь Андрей, – vous devriez au contraire m'etre reconaissante de ce que j'explique a Pierre votre intimite avec ce jeune homme… [Но, мой друг, ты должна бы быть мне благодарна, что я объясняю Пьеру твою близость к этому молодому человеку.]
– Vraiment? [Правда?] – сказал Пьер любопытно и серьезно (за что особенно ему благодарна была княжна Марья) вглядываясь через очки в лицо Иванушки, который, поняв, что речь шла о нем, хитрыми глазами оглядывал всех.
Княжна Марья совершенно напрасно смутилась за своих. Они нисколько не робели. Старушка, опустив глаза, но искоса поглядывая на вошедших, опрокинув чашку вверх дном на блюдечко и положив подле обкусанный кусочек сахара, спокойно и неподвижно сидела на своем кресле, ожидая, чтобы ей предложили еще чаю. Иванушка, попивая из блюдечка, исподлобья лукавыми, женскими глазами смотрел на молодых людей.
– Где, в Киеве была? – спросил старуху князь Андрей.
– Была, отец, – отвечала словоохотливо старуха, – на самое Рожество удостоилась у угодников сообщиться святых, небесных тайн. А теперь из Колязина, отец, благодать великая открылась…
– Что ж, Иванушка с тобой?
– Я сам по себе иду, кормилец, – стараясь говорить басом, сказал Иванушка. – Только в Юхнове с Пелагеюшкой сошлись…
Пелагеюшка перебила своего товарища; ей видно хотелось рассказать то, что она видела.
– В Колязине, отец, великая благодать открылась.
– Что ж, мощи новые? – спросил князь Андрей.
– Полно, Андрей, – сказала княжна Марья. – Не рассказывай, Пелагеюшка.
– Ни… что ты, мать, отчего не рассказывать? Я его люблю. Он добрый, Богом взысканный, он мне, благодетель, рублей дал, я помню. Как была я в Киеве и говорит мне Кирюша юродивый – истинно Божий человек, зиму и лето босой ходит. Что ходишь, говорит, не по своему месту, в Колязин иди, там икона чудотворная, матушка пресвятая Богородица открылась. Я с тех слов простилась с угодниками и пошла…
Все молчали, одна странница говорила мерным голосом, втягивая в себя воздух.
– Пришла, отец мой, мне народ и говорит: благодать великая открылась, у матушки пресвятой Богородицы миро из щечки каплет…
– Ну хорошо, хорошо, после расскажешь, – краснея сказала княжна Марья.
– Позвольте у нее спросить, – сказал Пьер. – Ты сама видела? – спросил он.
– Как же, отец, сама удостоилась. Сияние такое на лике то, как свет небесный, а из щечки у матушки так и каплет, так и каплет…
– Да ведь это обман, – наивно сказал Пьер, внимательно слушавший странницу.
– Ах, отец, что говоришь! – с ужасом сказала Пелагеюшка, за защитой обращаясь к княжне Марье.
– Это обманывают народ, – повторил он.
– Господи Иисусе Христе! – крестясь сказала странница. – Ох, не говори, отец. Так то один анарал не верил, сказал: «монахи обманывают», да как сказал, так и ослеп. И приснилось ему, что приходит к нему матушка Печерская и говорит: «уверуй мне, я тебя исцелю». Вот и стал проситься: повези да повези меня к ней. Это я тебе истинную правду говорю, сама видела. Привезли его слепого прямо к ней, подошел, упал, говорит: «исцели! отдам тебе, говорит, в чем царь жаловал». Сама видела, отец, звезда в ней так и вделана. Что ж, – прозрел! Грех говорить так. Бог накажет, – поучительно обратилась она к Пьеру.
– Как же звезда то в образе очутилась? – спросил Пьер.
– В генералы и матушку произвели? – сказал князь Aндрей улыбаясь.
Пелагеюшка вдруг побледнела и всплеснула руками.
– Отец, отец, грех тебе, у тебя сын! – заговорила она, из бледности вдруг переходя в яркую краску.
– Отец, что ты сказал такое, Бог тебя прости. – Она перекрестилась. – Господи, прости его. Матушка, что ж это?… – обратилась она к княжне Марье. Она встала и чуть не плача стала собирать свою сумочку. Ей, видно, было и страшно, и стыдно, что она пользовалась благодеяниями в доме, где могли говорить это, и жалко, что надо было теперь лишиться благодеяний этого дома.
– Ну что вам за охота? – сказала княжна Марья. – Зачем вы пришли ко мне?…
– Нет, ведь я шучу, Пелагеюшка, – сказал Пьер. – Princesse, ma parole, je n'ai pas voulu l'offenser, [Княжна, я право, не хотел обидеть ее,] я так только. Ты не думай, я пошутил, – говорил он, робко улыбаясь и желая загладить свою вину. – Ведь это я, а он так, пошутил только.
Пелагеюшка остановилась недоверчиво, но в лице Пьера была такая искренность раскаяния, и князь Андрей так кротко смотрел то на Пелагеюшку, то на Пьера, что она понемногу успокоилась.


Странница успокоилась и, наведенная опять на разговор, долго потом рассказывала про отца Амфилохия, который был такой святой жизни, что от ручки его ладоном пахло, и о том, как знакомые ей монахи в последнее ее странствие в Киев дали ей ключи от пещер, и как она, взяв с собой сухарики, двое суток провела в пещерах с угодниками. «Помолюсь одному, почитаю, пойду к другому. Сосну, опять пойду приложусь; и такая, матушка, тишина, благодать такая, что и на свет Божий выходить не хочется».
Пьер внимательно и серьезно слушал ее. Князь Андрей вышел из комнаты. И вслед за ним, оставив божьих людей допивать чай, княжна Марья повела Пьера в гостиную.
– Вы очень добры, – сказала она ему.
– Ах, я право не думал оскорбить ее, я так понимаю и высоко ценю эти чувства!
Княжна Марья молча посмотрела на него и нежно улыбнулась. – Ведь я вас давно знаю и люблю как брата, – сказала она. – Как вы нашли Андрея? – спросила она поспешно, не давая ему времени сказать что нибудь в ответ на ее ласковые слова. – Он очень беспокоит меня. Здоровье его зимой лучше, но прошлой весной рана открылась, и доктор сказал, что он должен ехать лечиться. И нравственно я очень боюсь за него. Он не такой характер как мы, женщины, чтобы выстрадать и выплакать свое горе. Он внутри себя носит его. Нынче он весел и оживлен; но это ваш приезд так подействовал на него: он редко бывает таким. Ежели бы вы могли уговорить его поехать за границу! Ему нужна деятельность, а эта ровная, тихая жизнь губит его. Другие не замечают, а я вижу.
В 10 м часу официанты бросились к крыльцу, заслышав бубенчики подъезжавшего экипажа старого князя. Князь Андрей с Пьером тоже вышли на крыльцо.
– Это кто? – спросил старый князь, вылезая из кареты и угадав Пьера.
– AI очень рад! целуй, – сказал он, узнав, кто был незнакомый молодой человек.
Старый князь был в хорошем духе и обласкал Пьера.
Перед ужином князь Андрей, вернувшись назад в кабинет отца, застал старого князя в горячем споре с Пьером.
Пьер доказывал, что придет время, когда не будет больше войны. Старый князь, подтрунивая, но не сердясь, оспаривал его.
– Кровь из жил выпусти, воды налей, тогда войны не будет. Бабьи бредни, бабьи бредни, – проговорил он, но всё таки ласково потрепал Пьера по плечу, и подошел к столу, у которого князь Андрей, видимо не желая вступать в разговор, перебирал бумаги, привезенные князем из города. Старый князь подошел к нему и стал говорить о делах.
– Предводитель, Ростов граф, половины людей не доставил. Приехал в город, вздумал на обед звать, – я ему такой обед задал… А вот просмотри эту… Ну, брат, – обратился князь Николай Андреич к сыну, хлопая по плечу Пьера, – молодец твой приятель, я его полюбил! Разжигает меня. Другой и умные речи говорит, а слушать не хочется, а он и врет да разжигает меня старика. Ну идите, идите, – сказал он, – может быть приду, за ужином вашим посижу. Опять поспорю. Мою дуру, княжну Марью полюби, – прокричал он Пьеру из двери.
Пьер теперь только, в свой приезд в Лысые Горы, оценил всю силу и прелесть своей дружбы с князем Андреем. Эта прелесть выразилась не столько в его отношениях с ним самим, сколько в отношениях со всеми родными и домашними. Пьер с старым, суровым князем и с кроткой и робкой княжной Марьей, несмотря на то, что он их почти не знал, чувствовал себя сразу старым другом. Они все уже любили его. Не только княжна Марья, подкупленная его кроткими отношениями к странницам, самым лучистым взглядом смотрела на него; но маленький, годовой князь Николай, как звал дед, улыбнулся Пьеру и пошел к нему на руки. Михаил Иваныч, m lle Bourienne с радостными улыбками смотрели на него, когда он разговаривал с старым князем.
Старый князь вышел ужинать: это было очевидно для Пьера. Он был с ним оба дня его пребывания в Лысых Горах чрезвычайно ласков, и велел ему приезжать к себе.
Когда Пьер уехал и сошлись вместе все члены семьи, его стали судить, как это всегда бывает после отъезда нового человека и, как это редко бывает, все говорили про него одно хорошее.


Возвратившись в этот раз из отпуска, Ростов в первый раз почувствовал и узнал, до какой степени сильна была его связь с Денисовым и со всем полком.
Когда Ростов подъезжал к полку, он испытывал чувство подобное тому, которое он испытывал, подъезжая к Поварскому дому. Когда он увидал первого гусара в расстегнутом мундире своего полка, когда он узнал рыжего Дементьева, увидал коновязи рыжих лошадей, когда Лаврушка радостно закричал своему барину: «Граф приехал!» и лохматый Денисов, спавший на постели, выбежал из землянки, обнял его, и офицеры сошлись к приезжему, – Ростов испытывал такое же чувство, как когда его обнимала мать, отец и сестры, и слезы радости, подступившие ему к горлу, помешали ему говорить. Полк был тоже дом, и дом неизменно милый и дорогой, как и дом родительский.
Явившись к полковому командиру, получив назначение в прежний эскадрон, сходивши на дежурство и на фуражировку, войдя во все маленькие интересы полка и почувствовав себя лишенным свободы и закованным в одну узкую неизменную рамку, Ростов испытал то же успокоение, ту же опору и то же сознание того, что он здесь дома, на своем месте, которые он чувствовал и под родительским кровом. Не было этой всей безурядицы вольного света, в котором он не находил себе места и ошибался в выборах; не было Сони, с которой надо было или не надо было объясняться. Не было возможности ехать туда или не ехать туда; не было этих 24 часов суток, которые столькими различными способами можно было употребить; не было этого бесчисленного множества людей, из которых никто не был ближе, никто не был дальше; не было этих неясных и неопределенных денежных отношений с отцом, не было напоминания об ужасном проигрыше Долохову! Тут в полку всё было ясно и просто. Весь мир был разделен на два неровные отдела. Один – наш Павлоградский полк, и другой – всё остальное. И до этого остального не было никакого дела. В полку всё было известно: кто был поручик, кто ротмистр, кто хороший, кто дурной человек, и главное, – товарищ. Маркитант верит в долг, жалованье получается в треть; выдумывать и выбирать нечего, только не делай ничего такого, что считается дурным в Павлоградском полку; а пошлют, делай то, что ясно и отчетливо, определено и приказано: и всё будет хорошо.
Вступив снова в эти определенные условия полковой жизни, Ростов испытал радость и успокоение, подобные тем, которые чувствует усталый человек, ложась на отдых. Тем отраднее была в эту кампанию эта полковая жизнь Ростову, что он, после проигрыша Долохову (поступка, которого он, несмотря на все утешения родных, не мог простить себе), решился служить не как прежде, а чтобы загладить свою вину, служить хорошо и быть вполне отличным товарищем и офицером, т. е. прекрасным человеком, что представлялось столь трудным в миру, а в полку столь возможным.
Ростов, со времени своего проигрыша, решил, что он в пять лет заплатит этот долг родителям. Ему посылалось по 10 ти тысяч в год, теперь же он решился брать только две, а остальные предоставлять родителям для уплаты долга.

Армия наша после неоднократных отступлений, наступлений и сражений при Пултуске, при Прейсиш Эйлау, сосредоточивалась около Бартенштейна. Ожидали приезда государя к армии и начала новой кампании.
Павлоградский полк, находившийся в той части армии, которая была в походе 1805 года, укомплектовываясь в России, опоздал к первым действиям кампании. Он не был ни под Пултуском, ни под Прейсиш Эйлау и во второй половине кампании, присоединившись к действующей армии, был причислен к отряду Платова.
Отряд Платова действовал независимо от армии. Несколько раз павлоградцы были частями в перестрелках с неприятелем, захватили пленных и однажды отбили даже экипажи маршала Удино. В апреле месяце павлоградцы несколько недель простояли около разоренной до тла немецкой пустой деревни, не трогаясь с места.