История двух сестёр (фильм, 2003)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
История двух сестёр
장화, 홍련
Жанр

ужасы
драма
триллер

Режиссёр

Ким Чжи Ун

Продюсер

O Джун Ван
О Ки Мин и др.

Автор
сценария

Ким Чжи Ун

В главных
ролях

Им Су Джон
Мун Гын Ён
Ём Чон А
Ким Гап Су

Оператор

Ли Могэ

Композитор

Ли Бюн У

Кинокомпания

B.O.M. Film Productions Co. Ltd. и Masulpiri Films

Длительность

115 мин.

Бюджет

$3,700,000

Сборы

$3,146,217

Страна

Республика Корея Республика Корея

Язык

корейский

Год

2003

IMDb

ID 0365376

К:Фильмы 2003 года

«Исто́рия двух сестёр» (кор. 장화, 홍련 — «Роза, Лотос») — южнокорейский (англ.) психологический (англ.) фильм ужасов 2003 года сценариста и режиссёра Ким Чжи Уна. Фильм вдохновлён популярной корейской фольклорной историей времён правления династии Чосон — «Сказка про Розу и Лотос (кор.)», неоднократно экранизируемой и ранее.

«История двух сестёр» получила позитивные критические отзывы; она выиграла в номинации «Лучший фильм» на португальском фестивале кинофантастики Fantasporto в 2004 году[1]. «История двух сестёр» стала самым кассовым корейским фильмом ужасов и первым из них, показывавшимся в американских кинотеатрах[2]. В 2009 году был выпущен американский ремейк под названием «Незваные».





Сюжет

Фильм начинается с того, что психиатр задаёт вопросы девушке Су Ми, но она не отвечает; врач пытается заставить её рассказать о дне, который она была должна хорошо запомнить. Су Ми возвращается вместе со своим отцом Му Хёном домой, также вместе с ними едет Су Ён — сестра Су Ми (имена Су Ми и Су Ён значат то же, что и имена Чан Хва и Хон Рён из оригинальной истории — Роза и Лотос). Дома их встречает мачеха, Ын Джу.

Ночью Су Ми и Су Ён видят призрачную женщину. Между тем, отношения между сёстрами и мачехой становятся всё напряжённее, Су Ми обнаруживает ушибы на руках Су Ён. По приглашению отца в дом на ужин приходит молодая семейная пара; с женщиной случается припадок, она бьётся в конвульсиях и во время этого видит под раковиной девочку. Затем её видит и Ын Джу; она говорит Му Хёну, что с возвращением девочек в доме стало твориться что-то неладное. Также становится ясно, что у мачехи тоже есть какие-то психические проблемы, для снятия симптомов которых она употребляет лекарства. Ын Джу обнаруживает в постели Су Ён мёртвую птичку из клетки, в ярости она запирает девушку в шкаф в её комнате, при этом отец никак не реагирует на крики дочери. Су Ми освобождает Су Ён. Му Хён спрашивает Су Ми, почему она неадекватно себя ведёт. Су Ми возмущена, она недоумевает, как отец может не замечать, что мачеха преследует их. Тогда Му Хён говорит Су Ми, что ей не становится лучше, ведь Су Ён давно погибла.

Су Ми просыпается и видит, что мачеха убила Су Ён и поместила тело в мешок, а мешок спрятала в тот же шкаф. Су Ми и Ын Джу дерутся, и Су Ми теряет сознание, ударившись головой. Ын Джу хочет убить и её, обрушив ей на голову гипсовый бюст, но тут Му Хён возвращается домой и находит Су Ми, однако ни Ын Джу, ни мешка с телом нигде нет. Далее идут сцены, из которых становится понятно, что Су Ён действительно давно умерла, в данное время она, как и злая мачеха, существуют лишь в голове Су Ми.

Ын Джу была медсестрой, ухаживавшей за тяжело больной матерью девочек. Сёстры чувствовали, что между отцом и Ын Джу развиваются отношения; Су Ми активно высказывала неодобрение этому, а Ын Джу вымещала злость на безответной Су Ён. Однажды Су Ён проснулась и нашла в своём шкафу повесившуюся мать, она испугалась и уронила тяжёлый шкаф на себя. Пришедшая на шум Ын Джу не стала ей помогать, оставив умирать. Она хотела было вернуться, но не сделала это, так как у неё началась ссора с Су Ми; в конце пререканий она сказала девочке, что та ещё пожалеет об этом моменте. Су Ми уходит из дома, Су Ён в это время умирает.

Ын Джу сидит в комнате Су Ён; из шкафа вылезает ужасный призрак женщины.

В ролях

Напишите отзыв о статье "История двух сестёр (фильм, 2003)"

Примечания

  1. [www.fantasporto.com/index.php?option=com_content&view=article&id=87&Itemid=110 Fantas Through Awards]. Fantasporto. Проверено 27 августа 2009. [www.webcitation.org/5jKfZ0JKs Архивировано из первоисточника 27 августа 2009].
  2. [media.www.kentnewsnet.com/media/storage/paper867/news/2009/02/03/News/the-Uninvited.Stays.True.To.Typical.Korean.Horror.Films-3610298.shtml]

Ссылки

  • «История двух сестёр» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  • [www.allmovie.com/movie/v290214 A Tale of Two Sisters] (англ.) на сайте allmovie
  • [www.boxofficemojo.com/movies/?id=taleoftwosisters.htm «История двух сестёр (фильм, 2003)»] (англ.) на сайте Box Office Mojo
  • [www.metacritic.com/movie/a-tale-of-two-sisters История двух сестёр (фильм, 2003)] (англ.) на сайте Metacritic
  • [www.rottentomatoes.com/m/1143939-1143939-tale_of_two_sisters/ История двух сестёр (фильм, 2003)] (англ.) на сайте Rotten Tomatoes

Отрывок, характеризующий История двух сестёр (фильм, 2003)

Помолчав несколько времени, Платон встал.
– Что ж, я чай, спать хочешь? – сказал он и быстро начал креститься, приговаривая:
– Господи, Иисус Христос, Никола угодник, Фрола и Лавра, господи Иисус Христос, Никола угодник! Фрола и Лавра, господи Иисус Христос – помилуй и спаси нас! – заключил он, поклонился в землю, встал и, вздохнув, сел на свою солому. – Вот так то. Положи, боже, камушком, подними калачиком, – проговорил он и лег, натягивая на себя шинель.
– Какую это ты молитву читал? – спросил Пьер.
– Ась? – проговорил Платон (он уже было заснул). – Читал что? Богу молился. А ты рази не молишься?
– Нет, и я молюсь, – сказал Пьер. – Но что ты говорил: Фрола и Лавра?
– А как же, – быстро отвечал Платон, – лошадиный праздник. И скота жалеть надо, – сказал Каратаев. – Вишь, шельма, свернулась. Угрелась, сукина дочь, – сказал он, ощупав собаку у своих ног, и, повернувшись опять, тотчас же заснул.
Наружи слышались где то вдалеке плач и крики, и сквозь щели балагана виднелся огонь; но в балагане было тихо и темно. Пьер долго не спал и с открытыми глазами лежал в темноте на своем месте, прислушиваясь к мерному храпенью Платона, лежавшего подле него, и чувствовал, что прежде разрушенный мир теперь с новой красотой, на каких то новых и незыблемых основах, воздвигался в его душе.


В балагане, в который поступил Пьер и в котором он пробыл четыре недели, было двадцать три человека пленных солдат, три офицера и два чиновника.
Все они потом как в тумане представлялись Пьеру, но Платон Каратаев остался навсегда в душе Пьера самым сильным и дорогим воспоминанием и олицетворением всего русского, доброго и круглого. Когда на другой день, на рассвете, Пьер увидал своего соседа, первое впечатление чего то круглого подтвердилось вполне: вся фигура Платона в его подпоясанной веревкою французской шинели, в фуражке и лаптях, была круглая, голова была совершенно круглая, спина, грудь, плечи, даже руки, которые он носил, как бы всегда собираясь обнять что то, были круглые; приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглые.
Платону Каратаеву должно было быть за пятьдесят лет, судя по его рассказам о походах, в которых он участвовал давнишним солдатом. Он сам не знал и никак не мог определить, сколько ему было лет; но зубы его, ярко белые и крепкие, которые все выкатывались своими двумя полукругами, когда он смеялся (что он часто делал), были все хороши и целы; ни одного седого волоса не было в его бороде и волосах, и все тело его имело вид гибкости и в особенности твердости и сносливости.
Лицо его, несмотря на мелкие круглые морщинки, имело выражение невинности и юности; голос у него был приятный и певучий. Но главная особенность его речи состояла в непосредственности и спорости. Он, видимо, никогда не думал о том, что он сказал и что он скажет; и от этого в быстроте и верности его интонаций была особенная неотразимая убедительность.
Физические силы его и поворотливость были таковы первое время плена, что, казалось, он не понимал, что такое усталость и болезнь. Каждый день утром а вечером он, ложась, говорил: «Положи, господи, камушком, подними калачиком»; поутру, вставая, всегда одинаково пожимая плечами, говорил: «Лег – свернулся, встал – встряхнулся». И действительно, стоило ему лечь, чтобы тотчас же заснуть камнем, и стоило встряхнуться, чтобы тотчас же, без секунды промедления, взяться за какое нибудь дело, как дети, вставши, берутся за игрушки. Он все умел делать, не очень хорошо, но и не дурно. Он пек, парил, шил, строгал, тачал сапоги. Он всегда был занят и только по ночам позволял себе разговоры, которые он любил, и песни. Он пел песни, не так, как поют песенники, знающие, что их слушают, но пел, как поют птицы, очевидно, потому, что звуки эти ему было так же необходимо издавать, как необходимо бывает потянуться или расходиться; и звуки эти всегда бывали тонкие, нежные, почти женские, заунывные, и лицо его при этом бывало очень серьезно.
Попав в плен и обросши бородою, он, видимо, отбросил от себя все напущенное на него, чуждое, солдатское и невольно возвратился к прежнему, крестьянскому, народному складу.
– Солдат в отпуску – рубаха из порток, – говаривал он. Он неохотно говорил про свое солдатское время, хотя не жаловался, и часто повторял, что он всю службу ни разу бит не был. Когда он рассказывал, то преимущественно рассказывал из своих старых и, видимо, дорогих ему воспоминаний «христианского», как он выговаривал, крестьянского быта. Поговорки, которые наполняли его речь, не были те, большей частью неприличные и бойкие поговорки, которые говорят солдаты, но это были те народные изречения, которые кажутся столь незначительными, взятые отдельно, и которые получают вдруг значение глубокой мудрости, когда они сказаны кстати.