Исход евреев из мусульманских стран

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Часть серии статей об

История · Хронология
Арабы и антисемитизм
Христианство и антисемитизм
Ислам и антисемитизм
Новый антисемитизм
Расовый антисемитизм
Религиозный антисемитизм
Антисемитизм без евреев

Категории:

История еврейского народа

Антисемитизм · Евреи
История иудаизма

Исход евреев из мусульманских (в основном арабских) стран — массовая эмиграция евреев из арабских и других мусульманских стран в ходе XX века. Репатриация евреев Ближнего Востока и Северной Африки в Страну Израиля началась ещё в конце XIX века и стала массовой после образования Государства Израиль и Войны Израиля за независимость (1948). Катализаторами миграции стали также массовые еврейские погромы 1940-х годов в крупных арабских городах (в Багдаде, Каире, Адене, Триполи, Манаме, Алеппо и ряде других городов).

В период с 1948 по начало 1970-х годов из арабских стран эмигрировали добровольно, бежали или были изгнаны от 800 тыс. до 1 млн евреев. Из них 260 тыс. достигли Израиля в период 1948—1951 годов, и ещё 600 тыс. к 1972 году[1][2][3] Ливан был единственной арабской страной, еврейское население которой после 1948 года увеличилось, поскольку он был промежуточным пунктом на пути еврейской миграции в Израиль[4]. Однако к 1970-м годам в результате гражданской войны в Ливане еврейское население этой страны также существенно уменьшилось. К 2002 году выходцы из арабских стран и их потомки составляли 41 % населения Израиля[3].





Исторические предпосылки

Как и другие меньшинства в арабских странах, евреи нередко испытывали притеснения со стороны арабского большинства, что стало одной из причин распространения сионистских идей. С другой стороны, сионизм означал необходимость покинуть землю, на которой они жили в течение многих поколений. Распространение идей сионизма совпало с периодом арабской борьбы за независимость (в то время — против Османской империи), заложниками которой в ряде случаев становились евреи. Арабские националисты изгоняли их из родных мест и отбирали имущество.

Репатриация евреев в Страну Израиля из европейских, ближневосточных и североафриканских стран в Оттоманский период постоянно росла, однако только к концу 19 века миграция из ближневосточных стран стала более массовой. Первой крупной миграцией был переезд йеменских евреев. В конце 19 — начале 20 века по Ближнему Востоку и Северной Африке прокатилась волна погромов против евреев, которых арабы рассматривали как союзников слабеющей и распадающейся Османской империи. Эти погромы заставили евреев Османской империи, исчезнувшей после поражения в 1-й мировой войне, задуматься о новом месте жительства.

Эвакуации в подмандатной Палестине

В ходе беспорядков 1920 года в Наби-Муса погибло 4 араба и 5 евреев, 216 евреев и 23 араба получили ранения. Большинство жертв принадлежали к евреям, жившим в Палестине до начала алии (старый ишув). Около 300 евреев было эвакуировано из Старого города Иерусалима после беспорядков[5].

Во время беспорядков в Яффе (1921) тысячи еврейских жителей Яффы бежали в Тель-Авив, где были временно поселены в палаточных лагерях на побережье. Тель-Авив, до того считавшийся пригородом Яффы, наконец стал отдельным городом, хотя и сохранил тесную связь с Яффой, в которой работали многие жители нового города и покупали там продукты и другие товары и услуги[6].

После палестинских погромов 1929 года, в ходе которых погибло 133 еврея[7][8], по требованию британских властей еврейские общины Газы и Хеврона были эвакуированы британскими войсками. Если не считать нескольких семей, которые вернулись в Хеврон в 1931 году, их собственность и дома были захвачены арабами.

Рост антисемитизма в арабских странах

В июне 1930 года закончился Британский мандат в Месопотамии, а в октябре 1932 там было создано государство Ирак. В ответ на требование автономии со стороны ассирийцев-христиан иракские власти устроили кровавую резню, организованную военными в августе 1933 года. Для евреев это был первый признак того, что новые власти не собираются уважать права меньшинств. Король Фейсал I, известный своей либеральной позицией, умер в сентябре 1933. Его преемником стал сын Гази I, настроенный националистически и антибритански. Гази оказывал поддержку националистическим организациям, которые, в свою очередь, черпали поддержку у арабских мигрантов из Сирии и Палестины. Воодушевление вызвало у них арабское восстание в подмандатной Палестине (1936—1939) — инспирированное пронацистским иерусалимским муфтием Хадж-Амином аль-Хусейни. Арабские мигранты исповедовали идеологию панарабизма и рассматривали евреев как своих основных врагов[9].

Пропаганда германских нацистов получила популярность среди иракских националистов, от которых она стала распространяться по всему арабскому миру. Немецкий дипломат и резидент Фриц Гробба, живший в Ираке с 1932 года, всячески стимулировал антиеврейские настроения: в частности, он выпустил арабский перевод книги Гитлера „Моя борьба“ (стилистически приглаженный, чтобы „не обидеть“ арабов); началось вещание Берлинского радио на арабском языке. С 1934 года правительство Ирака проводило всё более жёсткую антиеврейскую политику. В период между 1936 и 1939 годом 10 евреев в Ираке было убито, имелось 8 случаев метания бомб в еврейские жилища и магазины[10].

В июне 1941 года в Ираке произошёл пронацистский переворот, который возглавил Рашид Али аль-Гайлани. При поддержке британских войск переворот был подавлен, однако в обстановке безвластия, пока исход противоборства ещё был неясен, в Багдаде произошёл кровавый погром („Фархуд“), в ходе которого было убито около 180 евреев и потеряли имущество около 50000 евреев. Началось массовое (главным образом нелегальное) бегство евреев из Ирака; к 1949 году скорость нелегальной миграции достигла 1000 человек в год[11]. Всего за 1941—1949 годы Ирак покинуло 10 000 евреев.

В ходе 2-й мировой войны на большей части Северной Африки господствовали либо пронацистский режим Виши, либо фашистская Италия; кроме того, туда вторгся гитлеровский Африканский корпус Роммеля. На этих территориях евреи были лишены прав, хотя у нацистов и их сателлитов не дошли там руки до тотального уничтожения, как в оккупированной Европе. В 1942 немецкие войска заняли ливийский город Бенгази, где находился крупный еврейский квартал, разграбили его и отправили через пустыню в трудовые лагеря 2000 евреев, из которых погиб каждый пятый. В то время большинство евреев Ливии жило в городах Триполи и Бенгази, несколько меньше — в городах Аль-Байда и Мисурата[12].

После освобождения Северной Африки от нацистов антиеврейские настроения среди арабов сохранились. Вспыхнули новые погромы, из которых наиболее жестоким был погром в Триполи 1945 года, когда за несколько дней было убито более 130 евреев, в том числе 36 детей, сотни были ранены, 4000 человек осталось без крова, 2400 были полностью разорены. Было уничтожено 5 синагог в Триполи и 4 в провинциальных городах, только в Триполи разграблено более 1000 еврейских жилищ[13]. В том же году погромы прокатились в других арабских городах. В ходе Каирского погрома (1945) было убито 10 евреев.

Исход из арабских стран (1948—1972)

На принятие ООН 29 ноября 1947 года резолюции о создании в бывшей подмандатной Палестине двух государств, еврейского и арабского, в арабских странах ответили погромами. Вначале это был Аденский погром 1947 года в южном Йемене и Алеппский погром 1947 года в Сирии с десятками убитых. В 1948 году волна насилия захлестнула Египет, Марокко и Ирак, и в той или иной степени затронула все арабские страны. В это же время новые независимые арабские государства стали принимать меры по «маргинализации и преследованию евреев» с тем, чтобы вынудить их эмигрировать в Израиль[14][15][16].

Политолог Гай Бехор приводит текст проекта закона (сравнивая его с нацистскими Нюрнбергскими законами)[17], разработанного Политическим комитетом Лиги арабских государств ещё до принятия «Плана ООН о разделе Палестины» — в июне 1946 и в сентябре 1947 года, направленного на реквизицию еврейского имущества и вынужденную эмиграцию евреев из этих стран с тем, чтобы «затопить молодое еврейское государство […] сотнями тысяч обнищавших еврейских беженцев», и фактически реализованного в последующие годы. Решения ЛАГ стали известны израильской разведке, но в свете военной угрозы проблема этнических чисток в арабских странах отошла на второй план. Документ опубликован только в наше время[18][19].

В Ливии евреев лишили гражданства, а в Ираке конфисковали их собственность. Евреи, вынужденные покинуть страну, не имели права на вывоз собственности. В период 1949—1950 израильское правительство провело операцию «Волшебный ковёр» по вывозу 50 000 евреев из Йемена. С 1949 по 1951 год евреи бежали из Ливии в Израиль. В период 1950—1952 года Израиль осуществил вывоз 130 000 человек из Ирака. Во всех этих случаях свыше 90 % местных евреев предпочли покинуть страну своего проживания, даже несмотря на потерю имущества[20].

В целом оценочное число евреев, покинувших арабо-мусульманские страны с 1948 по начало 1970-х годов, составляет от 800 тыс. до 1 млн. Ряд исследователей рассматривают иные рамки еврейской миграции из исламских стран: с 1944 по 1964 год, когда в Израиль переехало около 700 000. евреев, часто потеряв почти всю собственность[21].

Всемирная организация евреев из арабских стран (англ.) (WOJAC) опубликовала в 2006 году оценку, согласно которой стоимость собственности евреев, оставленной ими в арабских странах в результате вынужденной эмиграции, составила более 100 млрд долларов. В 2007 году оценка была пересмотрена в сторону увеличения до 300 млрд долларов. Площадь недвижимости, брошенной евреями, оценивается в 100000 кв. километров (что в 4 раза превышает площадь Израиля)[1][22][23][24]. Руководство организации считает, что основной причиной массового переезда евреев была целенаправленная политика членов Лиги арабских государств[25].

Алжир

В 19401943 годах евреи Алжира подверглись репрессиям вишистских властей и были лишены гражданства. После прихода в страну союзников их права были восстановлены.

После получения Алжиром (1962) независимости от Франции 140 тыс. евреев, обитавших в основном в городах Алжир, Блида, Константина и Оран, были вновь лишены гражданства. Часть из них уехала в Израиль, а другая часть — во Францию, что привело к восстановлению уничтоженной нацистами французской еврейской общины[26].

Бахрейн

Немногочисленная еврейская община Бахрейна, в основном потомки эмигрантов, прибывших в страну в начале 1900-х годов из Ирака, составляла в 1948 году 600 человек. Ещё накануне голосования в ООН о статусе Палестины 29 ноября 1947 года, на 2-5 декабря была назначена демонстрация арабов. Два дня «демонстранты» ограничивались швырянием камней в евреев, но 5 декабря толпа в столице Манаме разграбила дома и магазины евреев, уничтожила единственную в городе синагогу, избивала попадавшихся на пути евреев и убила одну старую женщину[27].

Данное событие было скорее исключением для относительно спокойного Бахрейна. Эмиграция тамошней еврейской общины растянулась на десятилетия, большинство евреев уехало в Великобританию. К 2006 году в стране осталось только 36 евреев[28]. В целом в стране сохраняется терпимое отношение к евреям. Один из местных предпринимателей, владелец компьютерного магазина Рубен Рубен, заявил: «95 % моих покупателей — коренные бахрейнцы, а наш клиент № 1 — правительство. Я никогда не ощущал никакой дискриминации»[28].

Из оставшихся считаных евреев некоторые играют активную роль в общественной жизни. Ибрахим Ноно в 2002 был избран членом верхней палаты парламента, Консультативного совета. Еврейка возглавляет бахрейнское отделение международной правозащитной организации Human Rights Watch Society[28]. В ходе выборов 2006 года одна из кандидатов, писательница Мунира Фахро, заявила: «В моём округе проживают 20—30 евреев. Я буду добиваться их благополучия»[29].

Египет

В 1948 году в Египте проживало около 75 тыс. евреев. К настоящему времени из них осталось около 100 человек, в основном в Каире. Современный Исход евреев из Египта начался после Каирского погрома (1945), но до 1948 он не принимал крупных масштабов. В июне 1948 бомбой, взорванной в караимском квартале Каира было убито 22 человека. В июле 1948 было совершено нападение на еврейские магазины и Каирскую синагогу и убито 19 евреев[1]. Сотни евреев были арестованы, а их имущество конфисковано. К 1950 году Египет покинуло около 40 % еврейской общины страны[30].

В 1951 году было организовано массовое распространение книги «Протоколы сионских мудрецов» в переводе на арабский, что вызвало новые антисемитские эксцессы[31]. В 1954 году дело Лавона послужило новым предлогом для нападений на евреев.

В октябре 1956 года, начав Суэцкий кризис, египетские власти арестовали около 1000 евреев и конфисковали около 500 принадлежавших им предприятий и магазинов. В мечетях Каира и Александрии было зачитано воззвание, где евреев называли «сионистами» и «врагами государства». Были конфискованы принадлежавшие евреям банковские счета, многие евреи потеряли работу. Евреям было запрещено работать юристами, инженерами, врачами и учителями. Тысячи евреев были вынуждены покинуть страну. Им разрешалось взять с собой 1 чемодан и немного денег, подписав дарственную на всю оставшуюся собственность в пользу египетского государства. Как сообщали иностранные наблюдатели, родственники уезжающих становились заложниками на случай, если уехавшие будут высказываться против египетского правительства. В период 1956—1957 годов страну покинуло около 25 тыс. евреев, уезжавших в Европу, США, Южную Америку и Израиль. Подобные же меры — изгнание с конфискацией имущества — египетские власти предприняли в отношении граждан Франции и Великобритании. К 1957 году еврейское население Египта уменьшилось до 15 тыс. человек[32].

В 1960 году Салах Дасуки, военный губернатор Каира, опубликовал статью, в которой часто ссылался на «Протоколы сионских мудрецов», в газете Ал-Маджалаа[33]. В 1965 году правительство президента Насера выпустило на английском языке памфлет под названием «Израиль, враг Африки», и стало распространять его по англоговорящим странам Африки. Памфлет часто ссылался на «Протоколы» и книгу Г. Форда «Международный еврей» и убеждал читателя, что евреи — это обманщики, воры и убийцы[34]. Во время Шестидневной войны (1967) многие евреи были арестованы и подверглись пыткам, а их дома были конфискованы[1].

Ирак

В 1941 году в обстановке безвластия, когда в стране происходила борьба между пронацистской группировкой аль-Гайлани и пробританскими силами, в Багдаде вспыхнул погром («Фархуд»), в ходе которого было убито около 180 евреев и 240 ранено, разграблено 586 принадлежавших евреям предприятий и разрушено 99 еврейских домов[35].

К 1948 году в Ираке оставалось около 150 тыс. евреев, в основном в городах Багдад и Басра. Как и большинство стран Лиги арабских государств, Ирак после 1948 года запретил еврейскую миграцию ссылаясь на то, что она может усилить государство Израиль. Вопреки запретам в 1949 году из Ирака бежало по 1000 евреев в месяц[11].

Пытаясь удержать под контролем утечку капиталов из страны, в марте 1950 года иракское правительство приняло закон сроком на 1 год, позволяя евреям эмигрировать при отказе от иракского гражданства. Всё имущество уезжавших передавалось иракскому государству. Первоначально Израиль затруднялся принять всех беженцев из Ирака, но затем начал операцию «Эзра и Нехемия» с тем, чтобы эвакуировать из Ирака как можно больше своих собратьев.

21 августа 1950 года иракский министр внутренних дел угрожал перевозившей евреев авиакомпании отобрать у неё лицензию, если она не будет вывозить по 500 евреев в сутки. 18 сентября 1950 премьер-министр Нури аль-Саид вызвал представителя еврейской общины и заявил ему, будто Израиль задерживает выезд из Ирака евреев, угрожая «депортировать их к границе».

Между апрелем 1950 и июнем 1951 года в Багдаде взорвались 5 бомб. Иракские власти арестовали 3 сионистских активистов, обвинив их во взрывах (двоих приговорили к смерти, одного к 10-летнему заключению)[36]. В мае-июне 1951 года в Ираке были обнаружены склады оружия сионистского подполья.

В 1969 году было казнено около 50 евреев, в том числе 11 публично. Были устроены массовые демонстрации с осуждением сионизма[37].

Еврейская община Багдада насчитывала в 2003 году 20 человек, в 2009 году 8 человек. Синагога и еврейское кладбище в Багдаде были закрыты в 2004. Другая синагога в портовом городе Басра была превращена в склад[38].

Ливан

Древнейшие еврейские общины обосновались на территории Ливана около 300 года до н. э. К 1948 году еврейское население страны составляло около 24000 человек[39]. Наиболее крупные общины были в Бейруте и в селениях у подножья Ливанских гор: Дейр-эль-Камар, Барук, Бехамун и Хасбая. Если до войны при французской администрации положение евреев улучшилось по сравнению с Османской Турцией, то во время режима Виши права евреев были существенно ограничены. После войны евреи поддержали независимость Ливана.

В отличие от других арабских стран, во время войны за независимость Израиля еврейская община страны не подвергалась преследованиям. Более того, после 1948 года Ливан был единственной арабской страной, где еврейская община не уменьшалась, а росла, в основном из-за притока еврейских беженцев из Сирии и Ирака[4].

Несмотря на это, после 1948 года антиеврейские настроения в стране усилились. К 1967 году многие из здешних евреев эмигрировали в США, Канаду, Францию и Израиль. Много евреев пострадало во время гражданской войны в Ливане (1975—1990). В 1971 году сирийскими агентами был похищен 69-летний Альберт Элия, генеральный секретарь ливанской еврейской общины. Он был заключён в сирийскую тюрьму и подвергся пыткам наряду с рядом сирийских евреев, которые пытались покинуть страну. Сирийский правитель Хафез Асад отказался выпустить его даже по ходатайству посланника ООН принца Садруддина Ага Хана. В 1980-е годы Хезболла похитила ряд еврейских предпринимателей Ливана. Согласно спискам избирателей муниципальных выборов 2004 года, в них участвовал только один еврей-избиратель. В настоящее время остатки еврейской общины Ливана насчитывают от 20 до 40 человек[40][41].

Ливия

В ноябре 1945 года в Триполи произошла серия погромов. В течение нескольких дней было убито более 130 евреев, в том числе 36 детей, ранено несколько сот, бездомными осталось 4000 человек и 2400 было разорено. Также были разрушены 5 синагог в Триполи и 4 в других городах Ливии[13] В июне 1948 г. произошла новая серия погромов, в ходе которых было убито 15 евреев и разрушено 280 еврейских домов.[42].

В 1948 году в Ливии жило около 38 тыс. евреев[43][44]. В период между провозглашением Государства Израиль в 1948 и независимостью Ливии в декабре 1951 года свыше 30 тыс. евреев эмигрировали в Израиль. В 1967 году во время Шестидневной войны еврейское население, которое к тому времени составляло всего 4 тысячи человек, вновь подверглось погромам, в ходе которых 18 человек было убито и многие были ранены. Ливийское правительство потребовало от евреев «временно» покинуть страну, позволив каждому взять с собой 1 чемодан и денежный эквивалент 50 долларов США. В июне и июле 1967 через Италию 1300 человек выехали в Израиль, 2200 остались в Италии и ещё несколько сот отправились в США. В Ливии остались лишь немногие[45][46].

В 1970 году диктатор Каддафи выпустил новые законы, по которым всё имущество евреев отбиралось в обмен на облигации сроком на 15 лет, однако при наступлении срока евреи не получили ничего: Каддафи объяснил, что «поддержка евреями Израиля лишила их права на их имущество»[47].

Хотя главная синагога Триполи была отреставрирована в 1999 году, она остаётся закрытой для религиозной службы. Последняя еврейка Ливии, Эсмеральда Мегнаги, умерла в феврале 2002 года. В настоящее время в Израиле проживают около 40 тыс. евреев ливийского происхождения[48][49].

Марокко

Во время 2-й мировой войны режим Виши в Марокко установил дискриминационные законы против евреев. В частности, евреям запрещалось получать какие-либо кредиты, они были изгнаны из районов, населённых европейцами, были установлены ограничения на занятие евреями определённых должностей и профессий, в частности, юристов и медиков[50]. Султан (1927—1961) Мухаммед V выразил своё личное неприятие вишистских антиеврейских законов и заверил лидеров марокканской еврейской общины, что никогда не посягнёт «ни на них лично, ни на их имущество»[51], хотя существуют сомнения в его активной позиции в этом вопросе[52].

В июне 1948 года вскоре после провозглашения образования государства Израиль и в середине первой арабо-израильской войны, произошли погромы в городах Уджда и Джерада, в ходе которых были убиты 44 еврея. Вскоре после погрома в 1948—1949 году из Марокко в Израиль выехало 18 тыс. евреев. Хотя эмиграция продолжалась и в последующие годы, её скорость упала до нескольких тысяч человек в год. В начале 1950-х годов сионистские организации поощряли миграцию[53].

В 1956 году бывший французский протекторат Марокко получил независимость. Евреи заняли ряд важных постов в независимой стране; в частности, трое стали депутатами парламента, а один, Леон Бенсакен, на короткое время стал министром почты и телеграфа (хотя после него ни один еврей в кабинет министров не входил)[54]. Несмотря на весьма дружественное отношение к евреям на уровне правительства, в нижних слоях населения царили иные настроения, от традиционной настороженности до вражды[55]. Рост общеарабского сознания среди марокканцев, и как следствие, сочувствие противникам Израиля и возрастающее давление на традиционные еврейские учебные заведения, усиливали опасения евреев[55]. В результате эмиграция выросла с 8171 человек в 1954 году до 24 994 в 1955 и ещё более усилилась в 1956.

В 1956—1961 годах эмиграция в Израиль была запрещена законом, однако продолжалась тайно: в ходе её Марокко покинули ещё 18 тыс. евреев. 10 января 1961 года судно, перевозившее еврейских беженцев, затонуло у северного побережья Марокко. Негативная реакция мировой общественности заставила короля Мухаммеда V вновь разрешить еврейскую эмиграцию. В течение трёх последующих лет страну покинуло более 70 тыс. евреев[56]. К 1967 году в стране оставалось только 50 000 евреев[57].

Шестидневная война 1967 года усилила враждебность арабов к евреям в Марокко, откуда продолжилась миграция евреев. К началу 1970-х годов еврейская община уменьшилась до 25000 человек. Евреи продолжали выезжать во Францию, Бельгию, Испанию и Канаду[57].

Несмотря на всё уменьшающуюся численность, евреи до сих пор играют важную роль в жизни Марокко. Старшим королевским советником является еврей Андре Азулай. Еврейские школы и синагоги получают государственные субсидии. В то же время, исламистские группы угрожают евреям в стране, а в 2003 году несколько человек стали жертвами взрывов в Касабланке. Покойный король (1961—1999) Хасан II неоднократно призывал эмигрировавших евреев вернуться, но его советам никто не внял.

Если в —1948 году в Марокко жило свыше 250 000[58]—265 000[43] евреев, то в 2000 году их осталось всего 5230 человек (по оценкам)[59].

Судан

Еврейская община в Судане в основном населяла его столицу Хартум, со второй половины 19 века. К середине 20 века община составляла около 350 евреев, в основном сефардского происхождения. Существовала синагога и еврейская школа. В 19481956 годах довольно много евреев покинули страну и к началу 1960-х община перестала существовать[60][61].

Сирия

В 1947 погромщики сожгли еврейский квартал города Алеппо, убив 75 человек[62]. Вскоре Алеппо покинула примерно половина его еврейского населения[30]. В 1948 году в Сирии оставалось около 30 тыс. евреев. Правительство Сирии наложило на евреев ряд ограничений, в том числе на эмиграцию. В течение нескольких следующих десятилетий многим евреям удалось бежать при содействии активистов, в частности, Джуди Фельд Карр[63], которые помогали тайно вывезти евреев за границу, а также привлекали мировое внимание к их положению.

Вслед за Мадридской конференцией (1991) США стали оказывать давление на правительство Сирии с тем, чтобы последнее ослабило ограничения, налагаемые на евреев. На Пасху 1992 года сирийское правительство начало выдавать евреям некоторое количество выездных виз при условии, что те эмигрируют не в Израиль. На тот момент в стране проживало несколько тысяч евреев. К началу XXI века в стране осталось всего несколько сот евреев, прочие эмигрировали в основном в США и Израиль. В настоящее время крупная и активная община евреев сирийского происхождения проживает в Южном Бруклине, Нью-Йорк. В 2004 году правительство Сирии попыталось наладить отношения с эмигрантами, и весной того же года страну посетила делегация евреев выходцев из Сирии[64].

Тунис

В 1948 году в Тунисе жило около 105 тыс. евреев. В настоящее время (2010) община насчитывает не более 1500 человек — в основном на острове Джерба, в городах Тунис и Зарзис. Вскоре после получения Тунисом независимости от Франции (1956) антисемитская политика правительства привела к массовой эмиграции евреев: примерно половина выехала в Израиль, а вторая половина во Францию. В 1967 году в результате победоносной для Израиля войны, нападки на евреев усилились, а эмиграция во Францию и Израиль ускорилась. Заметные нападения на евреев имели место в 1982, 1985 и в 2002 году, когда Аль-Каида устроила взрыв бомбы у синагоги на острове Джерба, убивший в основном немецких туристов, всего 21 человек.

Йемен, Аден, Джибути

На землях, образующих современный Йемен, в 1948 году жили около 63 тыс. евреев. К началу XXI века из них осталось всего 200 человек. В 1947 году в городе Аден погромщики убили не менее 80 человек. В 1948 году новый имам зейдитов Ахмед ибн Яхъя разрешил евреям покинуть Йемен. Израильское правительство организовало операцию «Волшебный ковёр», в ходе которой в 1949—1950 из Йемена в Израиль было эвакуировано около 44 тыс. евреев[65]. Репатриация продолжалась до 1962 года, когда началась гражданская война в Йемене.

Еврейское население в арабских странах, 1948—2008

В 1948 году еврейское население в арабских странах составляло, по разным оценкам, от 758 тыс. до 881 тыс. человек (см. таблицу ниже). К настоящему времени (2008) там осталось не более 8600 евреев. В ряде арабских стран, таких, как Ливия, где еврейская община составляла до 3 % населения, к настоящему времени евреев нет вовсе; в других еврейская община составляет не более нескольких сот человек.

Еврейское население арабских стран в 1948, 1972, 2000 и 2008 годах
Страна или территория 1948 1972 2001[59] 2008
Южный Йемен 8000[43] ~0 ~0
Алжир 140 000[43][58] 1000[66] ~0 ~0
Бахрейн 550—600[67] 36 около 50[68]
Египет 75 000[43]—80 000[58] 500[66] ~100 100 в 2006 году[69]
Ирак 135 000[43]—140 000[58] 500[66] ~200 менее 100[70]
7-12 в Багдаде[71][72][73]
Ливан 5000[43]—20 000[74] 2000[66] < 150 20-40 только в Бейруте[40][41]
Ливия 35 000[58]—38 000[43] 50[66] 1 0
Марокко 250 000[58]—265 000[43] 31 000[66] 5230 3000 в 2006 году[69]
Палестина (Западный берег) 10 000 (упало до 0 после войны 1948 года) (новый приток еврейских поселенцев)
Судан 350[60] ~0[61] ~0
Сирия 15 000[58]—30 000[43] 4000[66] ~100 100 в 2006 году[75]
Тунис 50 000[58]—105 000[43] 8000[66] ~1000 1100 в 2006 году, оценка[69]
Йемен 45 000[58]—55 000[43] 500[66] 400—600 330[76]-350[77]
Всего 758 350—881 350 <7300 <6400

Исход из неарабских мусульманских стран

Афганистан

В 1948 году в Афганистане оставалось всего 5 тыс. евреев. Хотя до 1950 года евреев не выпускали из Афганистана, с июня 1948 до июня 1950 года 459 евреям удалось выехать в Израиль (в основном через Иран или Индию, куда они бежали ещё в 1944 году). С конца 1951 года была разрешена эмиграция евреев, и к 1967 году число переселившихся в Израиль афганских евреев достигло 4 тысяч. По оценочным данным, в 1969 году в Афганистане оставалось около 300, а в 1973 — около 200 евреев.

Военный переворот 1973 года, в результате которого Афганистан был провозглашен республикой, государственный переворот 1978 года, совершенный Народно-демократической партией, вторжение советских войск в 1979 году привели к тяжелой и затяжной гражданской войне. Большинство еврейского населения покинуло страну. В 1995 году по оценке в Афганистане жили 10 евреев, все в Кабуле. В ноябре 2001 года после освобождения Кабула войсками Северного альянса при поддержке США в городе оставались два пожилых еврея, хранители синагоги. Один из них умер в январе 2005 года, оставив Зевулона Симантова (родился около 1920 года) последним евреем в Афганистане.

Более 10 тысяч афганских евреев живёт сейчас в Израиле. Около 200 семей — в Нью-Йорке (США).

Иран

К моменту провозглашения Государства Израиль в 1948 году в Иране жили около 140 000—150 000 евреев. Это был исторический центр персоязычного еврейства, ветвями которого были горские евреи на Кавказе, бухарские евреи в Средней Азии и ряд других субэтнических групп. С тех пор около 85 % евреев эмигрировали либо в Израиль, либо в США. Миграция особенно ускорилась после Исламской революции (1979), когда число евреев в Иране сократилось со 100 000 до примерно 40 000 человек[78].

16 марта 1979 года Хабиб Элганян, почётный руководитель еврейской общины, был арестован и обвинён в коррупции, контактах с Израилем и сионизме, «дружбе с врагами Аллаха», «войне против Аллаха и его посланника» и «экономическом империализме». Исламский трибунал приговорил его к смерти; приговор был исполнен 8 мая[79]. Во ходе исламской революции ещё 16 евреев было казнено по обвинению в «шпионаже»[80].

Оценки современного еврейского населения Ирана разнятся. В середине и конце 1980-х годов их численность составляла около 20 000-30 000 человек, поднявшись до 35 000 в середине 1990-х[81], в основном благодаря высокой рождаемости, и тому, что евреев не призывали в армию в ходе ирано-иракской войны. В настоящее время (2010) число евреев в Иране составляет менее 40 000 человек, из них около 25 000 в Тегеране. До настоящего времени еврейская община Ирана остаётся второй после Израиля среди стран Ближнего Востока[78].

Правители Исламской республики неустанно призывают к уничтожению Израиля, утверждая при этом, что они «не против евреев, мы против сионистов». В подтверждение этого тезиса постоянно указывают на 1 еврея в составе иранского парламента (до 2000 г. Манучехр Эльяси, в 2000—2008 Морис Мотамед, затем Сиамак Мосадек), выпускаются фильмы и книги о «терпимости к евреям, но не к сионистам» (сериал «Поворот на ноль градусов»). В то же время, иранские евреи подвергаются ежедневной дискриминации в обществе и в бюрократических структурах. Руководителей еврейских школ, которые обязаны работать по субботам, назначает исламское руководство[82]. Иранское правительство организует «антисионистские мероприятия», такие как конкурс карикатур о Холокосте.

Малайзия

В XIX—XX вв. в Малайзии проживало всего несколько десятков еврейских семей. Если не считать репрессий со стороны японцев в годы войны, они не испытывали на себе заметных ограничений, хотя правительство Малайзии периодически выступает с антиизраильской риторикой.

Пакистан

По переписи 1881 года, на территории современного Пакистана проживало 153 еврея — все в области Синдх[83]. К 1919 году число евреев увеличилось примерно до 650, возможно, в связи с миграцией из охваченной Гражданской войной Средней Азии[84]. К 1947 в Синдхе было около 2500 евреев, большинство проживало в Карачи.

Первая массовая миграция евреев из Пакистана имела место сразу же после провозглашения независимого государства Израиль в 1948 году.

В своём выступлении на Второй международной встрече лидеров исламских стран в (1974) премьер-министр Зульфикар Али Бхутто заявил: «Мы не держим зла по отношению к евреям как к народу, но отказываемся быть гостеприимными по отношению к сионистам, заражённым милитаризмом и технологическим чванством». Последняя синагога в Карачи, Маген Шалом, была снесена в 1980-е годы при режиме Зия уль-Хака — на её месте был построен торговый центр.

Большинство евреев — выходцев из Карачи в настоящее время живут в израильском городе Рамла. Они построили синагогу, названную Маген-Шалом (Защитник мира) в честь снесённой синагоги в Карачи.

В сентябре 2005 прошла встреча министров иностранных дел Пакистана и Израиля в Стамбуле, но дипломатические отношения между двумя странами доныне (2015) отсутствуют.

Среднеазиатские республики бывшего СССР

Турция

К моменту провозглашения Турецкой Республики (1923) на её территории жило 200 тысяч евреев, в том числе 100 тысяч в Стамбуле[85]. Евреи получили гражданское равноправие, однако в дальнейшем погромы и преследования привели к массовой эмиграции и численность еврейской общины сократилась в 10 раз[86].

С 1948 по 1955 год примерно 37 тысяч евреев Турции переселились в Израиль. На все этнические и религиозные меньшинства власти оказывали давление, требуя перейти на турецкий язык, в том числе в быту[87].

В ходе Стамбульского погрома в ночь с 6 на 7 сентября 1955 года, направленного в основном против греков и армян, был причинён ущерб, в основном материальный, также и евреям. В целом было сожжено и разграблено около 4000 магазинов и 1000 частных домов, принадлежавших армянам, грекам и евреям. Вскоре после погрома страну покинуло около 10 000 евреев[88].

На конец 2009 года в Турции проживала одна из самых многочисленных еврейских общин в исламском мире — 23 тысячи человек[89]. Это составляет лишь чуть более 0,03 % населения страны[90]. К сентябрю 2010 численность общины сократилась до 17 тысяч человек за счёт репатриации в Израиль[91]. Большинство из них живёт в Стамбуле[87].

Еврейское население в неарабских исламских странах, 1948—2008

Еврейское население неарабских мусульманских стран: 1948, 1972, 2000 и 2008 годы
Страна или территория Еврейское
население, 1948
Еврейское
население, 1972
Еврейское
население, 2001
Еврейское
население, 2008
Афганистан 5000 500[66] 1[92]
Бангладеш Неизвестно от 175 человек до 3500[93]
Иран 70 000—120 000[94], 100 000, 140 000—150 000 80 000[66] 10 800 в 2006 году[69]
Иранский
Курдистан
50 000[95] Небольшое количество в городах Санандадж и Мехабад[95]
Пакистан 2000—2500[96] 250[66] Около 200 человек в Карачи[93]
Турция 80 000[97] 30 000[66] 17 000 в 2010 году
Всего 202 000—282 500 32 000

Абсорбция еврейских мигрантов

Израильские марки, посвящённые Всемирному году беженца (1960)

...Я носил вас на орлиных крыльях, и при­нес вас к Себе... (Исх. 19:4)
...каждый будет сидеть под своею виноградною лозою и под своею смоковницею, и никто не будет устрашать их... (Мих. 4:4)

Число еврейских беженцев из арабских стран оценивается разными источниками примерно 800—900 тысяч человек, оставленное ими имущество — от 100 до 300 миллиардов долларов[98]. В частности, «World Organization of Jews from Arab Countries» (WOJAC) приводит следующую статистику по численности еврейского населения и беженцам из арабских стран:[99]

Страна Евреев в 1948 году Евреев к 2004 году Число репатриантов в Израиле Год учёта репатриантов
Алжир 140 000 0 110 000[100] 1960
Египет 100 000 90 или менее 90 000 1948—1956
Ирак 150 000 11 125 000 1947—1951
Йемен и Аден 80 000 500 или менее 110 000 1948
Ливан 6000 0 1000 1948
Ливия 35 000 0 33 000 1975
Марокко 300 000 4000 или менее 250 000 1949
Сирия 40 000 100 35 000 1948
Тунис 100 000 500 или менее 75 000 1950
Всего 951 000 5400 или менее 794 000

По данным Центрального статистического бюро Израиля число иммигрантов из арабских и мусульманских стран Азии и Африки с 1948 по 2007 годы составляет 765 тысяч человек[101].

1948—1951 1952—1960 1961—1971 1972—1979 1980—1989 1990—1999 2000—2007 Всего
Иран 21 910 15 699 19 502 9550 8487 1606 76 754
Афганистан 2303 1106 516 132 57 11 4125
Турция 34 547 6871 14 073 3118 2088 1095 669 62 461
Ливан 235 846 2208 564 179 36 4068
Сирия 2678 1870 3121 842 995 31 9537
Ирак 123 371 2989 3509 939 111 202 131 121
Йемен 48 315 1170 1066 51 17 57 50 676
Ливия 30 972 2079 2466 219 66 29 35 831
Египет и Судан 16 024 17 521 2963 535 352 176 131 37 702
Марокко 28 263 95 945 130 507 7780 3809 2623 1890 270 817
Алжир 3810 3433 12 857 2137 1830 1317 1664 27 048
Тунис 13 293 23 569 11 566 2148 1942 1251 1584 55 353
Всего 325 721 173 098 204 354 28 015 19 933 6462 7910 765 493

Шестидневная война (1967) привела к резкому уменьшению и без того малочисленных к тому времени еврейских общин в арабских странах, вплоть до их полного исчезновения. Численность евреев в арабо-мусульманских странах упала с более чем 800 000 в 1948 до примерно 16 000 в 1991 году[102]. Большинство этих евреев эмигрировало в государство Израиль[102]. К 2003 году число этих евреев и их потомков (в том числе от браков с представителями других еврейских общин) составило 3 136 436 человек, или около 61 % населения Израиля[103].

По состоянию на 2011 год численность еврейских беженцев из мусульманских стран и их потомков в Израиле составляет, по оценкам, 3,5-4 млн. Также немалая часть евреев из Северной Африки живёт во Франции — это около половины (300 000 человек) всех евреев Франции.

Из примерно 900 000 еврейских беженцев примерно 680 000 репатриировались в Израиль, остальные направились в Европу (в основном во Францию) и в США[104][105]. Сотни тысяч еврейских беженцев в Израиле были поселены во временных транзитных лагерях, называемых «маабара» (множественное число «маабарот»). Эти лагеря существовали до 1963 года. Жители этих лагерей постепенно нашли своё место в обществе Израиля.

По данным радиостанции «Би-би-си» к 2003 году из 150 тысяч евреев, живших в Ираке, осталось 34 человека, 6 из них в июле 2003 года смогли репатриироваться в Израиль[106].

Президент WOJAC Хаскель Хаддад утверждает, что собственность еврейских беженцев в арабских странах — 100 тысяч квадратных километров земли, то есть в 3,5 раза больше, чем вся территория Израиля, включая Голанские высоты, Газу и Иудею и Самарию. Большая часть этой территории находится в Ираке, Египте и Марокко[98].

В арабской прессе приводится статистика, согласно которой до 1948 года в арабских странах за пределами Палестины проживало около 800 тысяч евреев. Почти все они были вынуждены уехать, а их имущество было конфисковано[107].

Еврейская «накба»

В ответ на использование палестинской пропагандой термина «накба» израильские источники стала применять термин «еврейская накба» для описания преследования евреев в арабских странах в годы, последовавшие за созданием государств Израиль[108]. Этот же термин используют и ряд других источников[109][110][111][112][113][114][115].

Профессор-социолог Ада Аарони, председатель Всемирного конгресса евреев из Египта, в своей статье «Как насчёт еврейской накбы?» («What about the Jewish Nakba?»), пишет о том, что публикация правды об изгнании евреев из арабских стран может улучшить подлинный процесс примирения, поскольку позволит палестинцам понять, что они не единственные пострадавшие в этом конфликте, и их чувство «жертвенности и отвергнутости» пойдёт на спад[116].

Доктор социологии Иуда Шенхав (англ.), напротив, называет аналогию между исходом евреев из арабских стран и исходом арабов из Палестины «безосновательной» и «аморальной» и полагает, что эта аналогия сокращает возможности «еврейско-арабского примирения»[117].

Тем не менее, начиная с 2002 года, организации еврейских беженцев из арабских стран начали активную кампанию за признание своих прав на компенсацию за отнятое и утраченное имущество[118][119][120].

В 2012 году эта тема стала активно обсуждаться МИД Израиля[121][122], в том числе, и в ООН[123].

Право на компенсацию

Официальная позиция правительства Израиля состоит в том, что евреи покинули арабские страны как беженцы, и имеют право на компенсацию или возврат собственности, утраченной ввиду преследований и конфискаций в ходе вынужденной миграции[124].

В 2008 году партия ортодоксальных сефардов, «Шас», объявила, что будет добиваться компенсации для еврейских беженцев из арабских стран[125].

В 2009 году депутат Нисим Зеэв (партия «Шас») внес в Кнессет законопроект о том, чтобы требование компенсации еврейским беженцам со стороны современных граждан Израиля стало неотъемлемой частью любых будущих мирных переговоров. В феврале 2010 года этот законопроект был принят в первом чтении. Незадолго до этого Палата представителей Конгресса США приняла (2008) документ, требующий, чтобы термин «беженцы» в ходе мирных переговоров на Ближнем Востоке распространялся не только на арабов, но также на евреев и христиан[126].

Многие источники в Израиле и за его пределами полагают, что существует прямая связь между проблемой арабских беженцев и проблемой еврейских беженцев из арабских стран, и нельзя рассматривать их в отрыве друг от друга[127][128][129].

Сидней Заблудофф, специалист по компенсациям жертвам Холокоста, опубликовал расчёт, согласно которому потери, понесённые евреями, покинувшими арабские страны с 1947 года, составляют 6 млрд долларов, тогда как потери палестино-арабских беженцев около 3,9 млрд. (обе суммы в ценах 2007 года)[130].

Критика

Некоторые еврейские мигранты из арабских стран неоднозначно относятся к утверждению о том, что они являются беженцами.

Бывший член Кнессета от партии «Мерец» родом из Ирака, Ран Кохен (англ.), заявил: «Я не беженец. Я пришёл сюда по зову сионизма, из-за притягательности этой земли и из-за идеи возрождения. Никто не назовёт меня беженцем». Бывший председатель Кнессета, рождённый в Йемене Исраэль Ешаяху (англ.), депутат от партии Труда, заявил: «Мы не беженцы. [Некоторые из нас] прибыли в эту страну ещё до рождения Государства Израиль. У нас были мессианские устремления». Ещё один бывший председатель Кнессета, также от партии Труда, рождённый в Ираке Шломо Хилель, заявил: «Я не считаю отъезд евреев из арабских стран бегством. Они приехали сюда, поскольку они хотели этого, поскольку они были сионистами»[131].

Представитель ревизионистской школы израильской историографии Том Сегев утверждает, что «решение об эмиграции в Израиль зачастую было личным решением. Оно было основано на конкретных обстоятельствах жизни данного человека. Далеко не все были бедными, или „обитателями тёмных пещер и дымовых колодцев“. Кроме того, далеко не все подвергались преследованиям, репрессиям или дискриминации в странах своего рождения. Они эмигрировали по различным причинам, в зависимости от страны, времени, общины и лица»[132][неавторитетный источник? 3506 дней].

Позиция ООН

Согласно вице-президенту международной организации «Justice for Jews from Arab Countries»[133] («Справедливость для евреев из арабских стран») доктору Стэнди Урману, из 800 резолюций ООН, посвящённым ситуации на Ближнем востоке в период с 1949 по 2009 гг., 163 были посвящены положению палестинских беженцев-арабов, и ни одной — евреев. Подобный подход характерен и для таких организаций ООН как Совет по правам человека, Экономический и социальный совет и других.[134]

В искусстве

О еврейских беженцах из арабских стран рассказывает документальный фильм французского режиссёра Пьера Рехова «Молчаливый исход» (англ. Silent Exodus)[135].

См. также

Напишите отзыв о статье "Исход евреев из мусульманских стран"

Примечания

  1. 1 2 3 4 Schwartz, Adi. [www.adi-schwartz.com/israeli-arab-conflict/all-i-wanted-was-justice/ All I Wanted was Justice], Haaretz (January 4, 2008).
  2. Malka Hillel Shulewitz, The Forgotten Millions: The Modern Jewish Exodus from Arab Lands, Continuum 2001, pp. 139 and 155.
  3. 1 2 Ada Aharoni [www.hsje.org/forcedmigration.htm «The Forced Migration of Jews from Arab Countries], Historical Society of Jews from Egypt website. Accessed February 1, 2009.
  4. 1 2 Parfitt, Tudor. (2000) p. 91.
  5. Segev, 2001, pp. 127—144.
  6. Segev, Tom. One Palestine, Complete: Jews and Arabs Under the British Mandate. — Metropolitan Books, 1999. — С. 173–190. — ISBN 0-8050-4848-0.
  7. Great Britain, 1930: Report of the Commission on the disturbances of August 1929, Command paper 3530 (Shaw Commission report), p. 65.
  8. NA 59/8/353/84/867n, 404 Wailing Wall/279 and 280, Archdale Diary and Palestinian Police records.
  9. Gat, M. The Jewish exodus from Iraq, 1948—1951. p.17.
  10. Gat, M. The Jewish exodus from Iraq, 1948—1951. p.18.
  11. 1 2 Simon, Reguer, and Laskier, p.365
  12. [sunsite.berkeley.edu/JewsofLibya/LibyanJews/thejews.html History of the Jewish Community in Libya]». Retrieved July 1, 2006
  13. 1 2 Stillman, 2003, p. 145.
  14. Ya’akov Meron. [www.meforum.org/article/263 «Why Jews Fled the Arab Countries»], Middle East Quarterly, September 1995.
  15. Jews in Grave Danger in All Moslem Lands, The New York Times, May 16, 1948, quoted in [www.jimena.org/faq/faq.htm#3 Was there any coordination between Arab governments in the expulsions of the Middle Eastern and North African Jews?] (JIMENA)
  16. [www.justiceforjews.com/pr_oct_23_07.pdf Newly-discovered documents from EWLY-DISCOVERED DOCUMENTS FROM U.N. archives reveal collusion amont Arab countries in 1948 to persecute Jews in struggle against Israel] (PDF).
  17. Роман Янушевский, Александр Реутов, [kommersant.ru/doc/2034423 Еврейские беженцы добрались до ООН], Коммерсантъ, 1 октября 2012
  18. Гай Бехор. [www.zman.com/news/article.aspx?ArticleId=125834 Нюренбергские законы для евреев Ближнего Востока: к истории вопроса о беженцах]. — статья на сайте Zman.com (04.05.2012).
  19. [gplanet.co.il/prodetailsamewin.asp?pro_id=1670 4/29/2012 גיא בכור]
  20. Aharoni, Ada (2003). «[taylorandfrancis.metapress.com/content/w91udxrhc7cf5a86 The Forced Migration of Jews from Arab Countries]». Peace Review: A Journal of Social Justice (Routledge) 15: 53–60.
  21. [www.ynetnews.com/articles/0,7340,L-4068854,00.html How Arabs stole Jewish property — Israel Business, Ynetnews]
  22. [www.jcpa.org/JCPA/Templates/ShowPage.asp?DBID=1&TMID=111&LNGID=1&FID=388&PID=0&IID=2196 JCPA.org]
  23. [www.jpost.com/Home/Article.aspx?id=38842 Jews forced out of Arab countries seek reparations]. www.jpost.com. Проверено 16 января 2011. [www.webcitation.org/69qhlIOsh Архивировано из первоисточника 12 августа 2012].
  24. [www.jpost.com/JewishWorld/JewishNews/Article.aspx?id=82191 Expelled Jews hold deeds on abandoned property in Arab lands]. www.jpost.com. Проверено 16 января 2011. [www.webcitation.org/69qhnQukk Архивировано из первоисточника 12 августа 2012].
  25. [web.archive.org/web/20080708135423/wojac.com/history.html History].
  26. [www.theforgottenrefugees.com/index.php?option=com_content&task=view&id=63&Itemid=33 The Forgotten Refugees - Historical Timeline](недоступная ссылка — история). [web.archive.org/20070430010359/www.theforgottenrefugees.com/index.php?option=com_content&task=view&id=63&Itemid=33 Архивировано из первоисточника 30 апреля 2007].
  27. Stillman, 2003, p. 147.
  28. 1 2 3 Larry Luxner, [www.jta.org/page_view_story.asp?intarticleid=17183&intcategoryid=1 Life’s good for Jews of Bahrain — as long as they don’t visit Israel], Jewish Telegraphic Agency, October 18, 2006. Accessed 25 October 2006.
  29. Sandeep Singh Grewal, [www.womengateway.com/enwg/News/Political+News/2006/October/Women+Empowerment.htm Dr Munira Fakhro hopes for better future], WomenGateway, October 2006. Accessed 25 October 2006.
  30. 1 2 Shindler, Colin. A history of modern Israel. Cambridge University Press 2008. Pp.63-64.
  31. Lewis, 1986, p. 199.
  32. [www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/History/jewref.html Jewish Refugees from Arab Countries]
  33. Lewis, 1986, pp. 211, 271.
  34. Lewis, 1986, p. 210.
  35. Levin, Itamar (2001). Locked Doors: The Seizure of Jewish Property in Arab Countries. (Praeger/Greenwood) ISBN 0-275-97134-1, p. 6.
  36. Hirst David. [books.google.com/books?id=ALVtAAAAMAAJ The gun and the olive branch: the roots of violence in the Middle East]. — Nation Books. — P. 400. — ISBN 1-56025-483-1.
  37. Republic of fear: the politics of modern Iraq By Kanan Makiya, chapter 2 «A World of Fear», University of California 1998
  38. [mignews.co.il/print/020911_185008_70773.html Ирак остался без евреев]
  39. Hendler, Sefi (August 19, 2006). «Beirut’s last Jews». Ynet. Retrieved on 2007-05-22.
  40. 1 2 [www.jewcy.com/religion-and-beliefs/jews_lebanon_another_perspective The Jews of Lebanon: Another Perspective]. [www.webcitation.org/65eRslKA7 Архивировано из первоисточника 23 февраля 2012].
  41. 1 2 [www.ynetnews.com/articles/0,7340,L-3292543,00.html Beirut’s last Jews - Israel Jewish Scene, Ynetnews]. [www.webcitation.org/65eRtfyKx Архивировано из первоисточника 23 февраля 2012].
  42. Harris, 2001, pp. 149—150.
  43. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Avneri, 1984, p. 276.
  44. Stillman, 2003, p. 155—156.
  45. Harris, 2001, pp. 155—156.
  46. Simon, 1999, pp. 3-4.
  47. Harris, 2001, p. 157.
  48. [sunsite.berkeley.edu/JewsofLibya/LibyanJews/thejews.html Sunsite.berkeley.edu]
  49. [www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/anti-semitism/libyajews.html Jewishvirtuallibrary.org]
  50. Stillman, 2003, p. 127—128.
  51. Stillman, 2003, pp. 128—129.
  52. [www.telquel-online.com/274/couverture_274.shtml Des camps de concentration au Maroc]
  53. Yehuda Grinker (an organizer of Jewish emigration from the Atlas), The Emigration of Atlas Jews to Israel, Tel Aviv, The Association of Moroccan Immigrants in Israel, 1973. [rickgold.home.mindspring.com/Emigration/emigration12.htm Rickgold.home.mindspring.com]
  54. Stillman, 2003, pp. 172—173.
  55. 1 2 Stillman, 2003, p. 173.
  56. Stillman, 2003, p. 174.
  57. 1 2 Stillman, 2003, p. 175.
  58. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Stearns, 2001, p. 966.
  59. 1 2 Shields, Jacqueline [www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/History/jewref.html Jewish Refugees from Arab Countries]. Jewish Virtual Library. Проверено 22 мая 2006. [www.webcitation.org/69qhpj5to Архивировано из первоисточника 12 августа 2012].
  60. 1 2 M.Cohen, Know your people, Survey of the world Jewish population. 1962.
  61. 1 2 I.Nakham, The notebook of the Jewish community of Sudan.
  62. Daniel Pipes, Greater Syria: The History of an Ambition (New York: Oxford University Press, 1990) p. 57, records 75 victims of the Aleppo massacre.
  63. Levin, 2001, pp. 200—201.
  64. [faculty-staff.ou.edu/L/Joshua.M.Landis-1/syriablog/2005/10/jews-of-syria-by-robert-tuttle.htm SyriaComment.com: "The Jews of Syria," By Robert Tuttle]. [www.webcitation.org/69qhp660r Архивировано из первоисточника 12 августа 2012].
  65. Stillman, 2003, pp. 156-57.
  66. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Leon Shapiro, World Jewish Population, 1972 Estimates. American Jewish Year Book vol.73 (1973), pp.522-529.
  67. [www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/vjw/bahrain.html The Virtual Jewish History Tour - Bahrain]. [www.webcitation.org/69qhqEhwn Архивировано из первоисточника 12 августа 2012].
  68. [news.bbc.co.uk/2/hi/middle_east/7426806.stm Bahrain Names Jewish Ambassador], BBC News (29 мая 2008). Проверено 29 мая 2008.
  69. 1 2 3 4 [www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/Judaism/jewpop.html Jewish Virtual Library]
  70. [fr.jpost.com/servlet/Satellite?pagename=JPost/JPArticle/ShowFull&cid=1121568339673 Jerusalem Post] (недоступная ссылка)
  71. [www.haaretz.com/hasen/spages/770027.html Baghdad’s last rabbi to leave Iraq], Haaretz
  72. [www.nytimes.com/2008/06/01/world/middleeast/01babylon.html?_r=1&oref=slogin&partner=rssnyt&emc=rss&pagewanted=all Baghdad Jews Have Become a Fearful Few], New York Times
  73. Van Biema, David. [www.time.com/time/world/article/0,8599,1647740,00.html The Last Jews of Baghdad], Time (July 27, 2007).
  74. [www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/anti-semitism/lebjews.html Jews of Lebanon]. [www.webcitation.org/69qhqoeYw Архивировано из первоисточника 12 августа 2012].
  75. [www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/Judaism/jewpop.html Jewsih Virtual Library]
  76. [www.haaretz.com/print-edition/features/jews-of-yemen-reportedly-to-be-relocated-in-wake-of-deadly-attack-1.259756 Haaretz.com]
  77. Yemenite Jews{Note: on November 1, 2009 the Wall Street Journal reports in June 2009 an estimated 350 Jews were left-of whom by October 2009-60 had immigrated to the United States and 100 were considering to leave}
  78. 1 2 [csmonitor.com/cgi-bin/durableRedirect.pl?/durable/1998/02/03/intl/intl.3.html Jews in Iran Describe a Life of Freedom Despite Anti-Israel Actions by Tehran]
  79. Sanasarian (2000), p. 112
  80. Sciolino, Elaine, Persian Mirrors, Touchstone, (2000), p.223
  81. Sanasarian (2000), p. 48
  82. Sciolino, Elaine, Persian Mirrors, Touchstone, (2000), p.218
  83. W. W. Hunter, The Imperial Gazetteer of India, vol XII, Trubner and Co, London, 2nd edition, 1887. Online at: www.panhwar.net/rarebooks/The%20Imperial%20Gazetteer%20of%20India%20Vol%20XII%201887.pdf
  84. Joan G. Roland, The Jewish Communities of India: Identity in a Colonial EraPg 149 Limited Preview : books.google.com/books?pg=PA149&lpg=PA149&dq=jews+karachi&sig=YzcQuJHDc7pllJ9pKs_lcxe2c_w&id=kHJccZ92IecC&ots=UATw6OEEDF&output=html
  85. [www.eleven.co.il/article/14185 Турция] — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  86. Авдосьев Д. [www.jewish.ru/history/hatred/2009/01/prn_news994271093.php Турецкое еврейство под угрозой]. Федерация еврейских общин России (30 января 2009). Проверено 17 мая 2010. [www.webcitation.org/60wLOjyTU Архивировано из первоисточника 15 августа 2011].
  87. 1 2 Сокол Л. [www.jewish.ru/history/facts/2001/04/news7008.php Выживание четырёх сообществ]. Jewish.ru. Федерация еврейских общин России (12.04.2001). Проверено 9 мая 2010. [www.webcitation.org/656l4jp6Q Архивировано из первоисточника 31 января 2012].
  88. Dilek Güven, Nationalismus, Sozialer Wandel und Minderheiten: Die Ausschreitungen gegen die Nichtmuslime der Tuerkei (6/7 September 1955), Universitaet Bochum, 2006
  89. Рубина, Дина. [www.rfi.fr/acturu/articles/118/article_4468.asp Турецкий сериал «Айрылык» (Расставание) – новый этап в кризисе отношений между Анкарой и Иерусалимом], Международное французское радио (23 октября 2009). Проверено 15 марта 2010.
  90. Department of Economic and Social Affairs Population Division (2009). «[www.un.org/esa/population/publications/wpp2008/wpp2008_text_tables.pdf World Population Prospects, Table A.1]» (PDF) (United Nations). Проверено 2010-04-28.
  91. Ковалевич П. [www.jewish.ru/theme/world/2010/09/news994288714.php Страх гонит в Израиль]. Jewish.ru. ФЕОР (01.09.2010). Проверено 3 сентября 2010. [www.webcitation.org/60wJMPZkj Архивировано из первоисточника 15 августа 2011].
  92. [newsvote.bbc.co.uk/mpapps/pagetools/print/news.bbc.co.uk/1/hi/world/south_asia/4206909.stm 'Only one Jew' now in Afghanistan]. BBC News (January 25, 2005). Проверено 5 января 2010. [www.webcitation.org/69qhrGjBF Архивировано из первоисточника 12 августа 2012].
  93. 1 2 [www.americanchronicle.com/articles/view/119744 Americanchronicle.com]
  94. [www.jewishsf.com/content/2-0-/module/displaystory/story_id/10877/edition_id/208/format/html/displaystory.html Iranian Jews in U.S. recall their own difficult exodus as they cling to heritage, building new communities]. [www.webcitation.org/69qhrjOSy Архивировано из первоисточника 12 августа 2012].
  95. 1 2 [www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/judaica/ejud_0002_0012_0_11698.html Jewish Virtual Library]
  96. [www.imageusa.com/index2.php?option=com_content&do_pdf=1&id=435 Imageusa.com]
  97. [ajcarchives.org/AJC_DATA/Files/1950_7_WJP.pdf World Jewish Population] (PDF). [www.webcitation.org/69qhssLi1 Архивировано из первоисточника 12 августа 2012].
  98. 1 2 [www.jerusalem-korczak-home.com/np/mir/08/np182.html Голос еврейских беженцев]
  99. [wojac.com/history.html World Organization of Jews from Arab Countries. History]
  100. Есть предположение, что WOJAC ошиблись с направлением эмиграции, поскольку по данным [www.jewishvirtuallibrary.org/jsource/anti-semitism/algjews.html#_edn1 Jewish Virtual Library] в Израиль из Алжира переехало 25,7 тысяч евреев, а 130 тысяч эмигрировали во Францию. Аналогичные сведения по числу иммигрантов в Израиле из Алжира содержатся в [www.eleven.co.il/article/10139 Краткой еврейской энциклопедии] и данных [www.cbs.gov.il/reader/shnaton/templ_shnaton_e.html?num_tab=st04_04&CYear=2008 Центрального статистического бюро Израиля]
  101. [www.cbs.gov.il/reader/shnaton/templ_shnaton_e.html?num_tab=st04_04&CYear=2008 Immigrants, by Period of Immigration, Country of Birth and Last Country of Residence] (англ.) (pdf). CBS, Statistical Abstract of Israel 2008. Центральное статистическое бюро Израиля (2008). Проверено 21 августа 2009. [www.webcitation.org/614knFTgl Архивировано из первоисточника 20 августа 2011].
  102. 1 2 Stillman, 2003, p. xxi.
  103. Bermani, Daphna. [wings.buffalo.edu/academic/department/law/jlsa/jews_arab_lands.htm Sephardi Jewry at odds over reparations from Arab world] (November 14, 2003).
  104. [fr.jpost.com/servlet/Satellite?pagename=JPost/JPArticle/ShowFull&cid=1185379004431 Congress mulls Jewish refugee cause] by Michal Lando. The Jerusalem Post. July 25, 2007
  105. [www.mfa.gov.il/MFA/Foreign+Relations/Israels+Foreign+Relations+since+1947/1947-1974/VI-+THE+ARAB+REFUGEES-+INTRODUCTION.htm Historical documents. 1947—1974 VI — The Arab refugees — introduction], MFA.gov.il
  106. [news.bbc.co.uk/hi/russian/news/newsid_3098000/3098439.stm Евреев в Ираке осталось ещё меньше]
  107. [www.inosmi.ru/translation/214019.html Евреи в Ираке — вторая оккупация]
  108. Dror Yemini, Ben. [www.nrg.co.il/online/1/ART1/891/209.html The Jewish Nakba: Expulsions, Massacres and Forced Conversions] (Hebrew), Maariv (May 16, 2009). Проверено 23 июня 2009.
  109. Lyn Julius. [www.guardian.co.uk/commentisfree/2008/jun/25/middleeast.middleeastthemedia Recognising the Jewish 'Nakba'] (англ.). The Guardian (25 June 2008). Проверено 26 ноября 2012. [www.webcitation.org/6CoHiIjUb Архивировано из первоисточника 10 декабря 2012].
  110. Cotler, Irwin. [www.jpost.com/Opinion/Op-EdContributors/Article.aspx?id=106021 The double Nakba], Jerusalem Post (June 30, 2008). Проверено 22 мая 2011.
  111. [hurryupharry.org/2011/05/18/recalling-the-jewish-nakba-in-the-middle-east-w2/ Recalling the Jewish Nakba in the ‘Middle East’, W2] (англ.) (May 18th 2011). Проверено 26 ноября 2012. [www.webcitation.org/6CoHj5DN6 Архивировано из первоисточника 10 декабря 2012].
  112. David Frum. [www.thedailybeast.com/articles/2012/05/19/the-jewish-nakba.html The Jewish Nakba] (англ.). thedailybeast.com (May 19, 2012). Проверено 26 ноября 2012. [www.webcitation.org/6CoHkPhLK Архивировано из первоисточника 10 декабря 2012].
  113. Tom Gross. [www.tomgrossmedia.com/mideastdispatches/archives/001031.html The Jewish Nakba: in many ways worse than the Arab] (англ.). tomgrossmedia.com (May 26, 2009). Проверено 26 ноября 2012. [www.webcitation.org/6CoHmIKvC Архивировано из первоисточника 10 декабря 2012].
  114. Zvi Gabay. [www.jpost.com/Opinion/Op-EdContributors/Article.aspx?id=274079 The Farhud – the Jewish Nakba] (англ.). The Jerusalem Post (06/16/2012). Проверено 26 ноября 2012. [www.webcitation.org/6CoHn7gDt Архивировано из первоисточника 10 декабря 2012].
  115. Jeffrey Goldberg. [www.theatlantic.com/international/archive/2012/05/the-other-nakba/257196/ The Other 'Nakba'] (англ.). theatlantic.com (May, 2012). Проверено 26 ноября 2012. [www.webcitation.org/6CoHoyKIg Архивировано из первоисточника 10 декабря 2012].
  116. Aharoni, Ada. [www.ynetnews.com/articles/0,7340,L-3743829,00.html What about Jewish Nakba?] (англ.), YnetNews (July 10, 2009). Проверено 10 июля 2009.
  117. Yehuda, Shenhav. [www.haaretz.com/hitching-a-ride-on-the-magic-carpet-1.97357 Hitching a Ride on the Magic Carpet], Haaretz (15 августа 2003). Проверено 11 мая 2011.
  118. [www.aen.ru/?page=brief&article_id=53734 Справедливость для евреев из арабских стран]. Агентство еврейских новостей (16 июня 2009). Проверено 5 ноября 2009. [www.webcitation.org/614ko6BU2 Архивировано из первоисточника 20 августа 2011].
  119. [www.highbeam.com/doc/1P1-79389088.html New coalition seeks compensation for Jewish refugees from Arab world],  (англ.), Еврейское телеграфное агентство
  120. [www.highbeam.com/doc/1P1-86894440.html US Congress hears resolution on Jewish refugees from Arab lands]
  121. [www.mfa.gov.il/MFA/About+the+Ministry/Deputy_Foreign_Minister/Press/Ayalon-heads-first-special-conference-on-Jewish-refugees-from-Arab-countries-3-Apr-2012.htm First MFA conference on Jewish refugees from Arab countries 3 Apr 2012] (англ.). МИД Израиля (3 Apr 2012). Проверено 25 ноября 2012. [www.webcitation.org/6CoHpfiv0 Архивировано из первоисточника 10 декабря 2012].
  122. [www.zman.com/news/2012/04/03/123801-print.html МИД Израиля поднимает тему беженцев из арабских стран]. zman.com. Проверено 5 апреля 2012. [www.webcitation.org/69qhtIGh2 Архивировано из первоисточника 12 августа 2012].
  123. Stewart Stogel. [www.washingtontimes.com/news/2012/sep/23/israel-backed-event-highlights-arab-jewish-refugee/ Israel-backed event highlights Arab-Jewish refugees] (англ.), The Washington Times (September 23, 2012). Проверено 25 ноября 2012.
  124. [www.justice.gov.il/MOJEng/Rights+of+Jews+from+Arab+Lands/ Rights of Jews from Arab Lands]. [www.webcitation.org/69qhuYUlV Архивировано из первоисточника 12 августа 2012].
  125. [www.haaretz.com/print-edition/news/shas-to-seek-payout-for-jews-deported-from-arab-countries-1.258142 Shas to seek payout for Jews deported from Arab countries]. [www.webcitation.org/69qhvOWx9 Архивировано из первоисточника 12 августа 2012].
  126. Kliger, Rachelle [www.jpost.com/JewishWorld/JewishNews/Article.aspx?id=169043 Israel vies to bring Mideast Jewish refugees into talks] (18/02/2010) in The Jerusalem Post
  127. [www.guardian.co.uk/commentisfree/2008/jun/25/middleeast.middleeastthemedia Lyn Julius: Recognising the plight of Jewish refugees from Arab countries], The Guardian (June 25, 2008). Проверено 6 мая 2010.
  128. [www.guardian.co.uk/commentisfree/2008/jun/23/israelandthepalestinians.middleeast «A different kind of catastrophe.»] The Guardian, 23 June 2008.
  129. Mendes, Philip. [mefacts.org/cached.asp?x_id=10985 The forgotten refugees: the causes of the post-1948 Jewish Exodus from Arab Countries], Presented at the 14 Jewish Studies Conference Melbourne March 2002. Retrieved June 12, 2007.
  130. «[www.jcpa.org/JCPA/Templates/ShowPage.asp?DBID=1&TMID=111&LNGID=1&FID=388&PID=0&IID=2196 The Palestinian Refugee Issue: Rhetoric vs. Reality]», Sidney Zabludoff, Jewish Political Studies Review 20:1-2 (Spring 2008)
  131. [www.haaretz.com/hasen/pages/ShArt.jhtml?itemNo=329736&contrassID=2&subContrassID=15&sbSubContrassID=0&listSrc=Y «Hitching a ride on the magic carpet»] Haaretz. 15 August 2003. (недоступная ссылка)
  132. [www.palestinechronicle.com/view_article_details.php?id=15627 «Arab Jews and Myths of Expulsion and Exchange»] The Palestine Chronicles.
  133. [www.justiceforjews.com/index.html Official Website of Justice for Jews from Arab Countries]
  134. Dr. Stanley A. Urman [www.jcpa.org/text/israel-rights/kiyum-urman.pdf The United Nations and Middle East Refugees: The Differential Treatment of Arabs and Jews]
  135. [www.pierrerehov.com/exodus.htm Pierre Rehov’s Middle East Documentaries: The Silent Exodus]

Литература

  • André Chouraqui (2002), «Between East and West: A History of the Jews of North Africa». ISBN 1-59045-118-X
  • Beinin, Joel (1998), [ark.cdlib.org/ark:/13030/ft2290045n/ The Dispersion Of Egyptian Jewry Culture, Politics, And The Formation Of A Modern Diaspora], University of California Press, c1998. Amer Univ in Cairo Pr, 2005, ISBN 977-424-890-2
  • Cohen, Hayyim J. (1973). The Jews of the Middle East, 1860—1972 Jerusalem, Israel Universities Press. ISBN 0-470-16424-7
  • Cohen, Mark (1995) Under Crescent and Cross, Princeton, Princeton University Press.
  • De Felice, Renzo (1985). Jews in an Arab Land: Libya, 1835—1970. Austin, University of Texas Press. ISBN 0-292-74016-6
  • Gat, Moshe (1997), The Jewish Exodus from Iraq, 1948—1951 Frank Cass.
  • Gilbert, Sir Martin (1976). The Jews of Arab lands: Their history in maps. London. World Organisation of Jews from Arab Countries : Board of Deputies of British Jews. ISBN 0-9501329-5-0
  • Gruen, George E. (1983) Tunisia’s Troubled Jewish Community (New York: American Jewish Committee, 1983)
  • Harris, David A. (2001). In the Trenches: Selected Speeches and Writings of an American Jewish Activist, 1979—1999. KTAV Publishing House, Inc. ISBN 0-88125-693-5
  • Lagnado, Lucette (2007) The Man in the White Sharkskin Suit: A Jewish Family’s Exodus from Old Cairo to the New World . Harper Perennial. ISBN 978-0-06-082212-5
  • Levin, Itamar (2001). Locked Doors: The Seizure of Jewish Property in Arab Countries. Praeger/Greenwood. ISBN 0-275-97134-1
  • Lewis, Bernard (1984). The Jews of Islam. Princeton. Princeton University Press. ISBN 0-691-00807-8
  • Lewis, Bernard (1986). Semites and Anti-Semites: An Inquiry into Conflict and Prejudice, W. W. Norton & Co. ISBN 0-393-02314-1
  • Morris, Benny. Black, Ian. (1992). Israel’s Secret Wars: A History of Israel’s Intelligence Services. Grove Press. ISBN 978-0-8021-3286-4
  • Nini, Yehuda (1992), The Jews of the Yemen 1800—1914. Harwood Academic Publishers. ISBN 3-7186-5041-X
  • Parfitt, Tudor. Israel and Ishmael: Studies in Muslim-Jewish Relations , St. Martin's Press, 2009. ISBN 978-0-312-22228-4
  • Rejwan, Nissim (1985) The Jews of Iraq: 3000 Years of History and Culture London. Weidenfeld and Nicolson. ISBN 0-297-78713-6
  • Roumani, Maurice (1977). The Case of the Jews from Arab Countries: A Neglected Issue, Tel Aviv, World Organization of Jews from Arab Countries, 1977 and 1983
  • Schulewitz, Malka Hillel. (2001). The Forgotten Millions: The Modern Jewish Exodus from Arab Lands. London. ISBN 0-8264-4764-3
  • Schulze, Kristen (2001) The Jews of Lebanon: Between Coexistence and Conflict. Sussex. ISBN 1-902210-64-6
  • Simon, Rachel (1992). Change Within Tradition Among Jewish Women in Libya, University of Washington Press. ISBN 0-295-97167-3
  • [www.bartleby.com/67/index.html Citation] from The Encyclopedia of World History (англ.) Sixth Edition, Peter N. Stearns (general editor), © 2001 The Houghton Mifflin Company, at Bartleby.com (англ.).
  • Stillman, Norman (1975). Jews of Arab Lands a History and Source Book. Jewish Publication Society
  • Stillman, Norman (2003). Jews of Arab Lands in Modern Times. Jewish Publication Society, Philadelphia. ISBN 0-8276-0370-3
  • Zargari, Joseph (2005). The Forgotten Story of the Mizrachi Jews. Buffalo Public Interest Law Journal (Volume 23, 2004—2005).
  • Segev, Tom. One Palestine, Complete: Jews and Arabs Under the British Mandate. — Metropolitan Books, 2001. — ISBN 0-8050-6587-3.

Ссылки

  • [www.sixdaywar.co.uk/jews_in_arab_countries_intro.htm The impact of the Six Day War on Jews in Arab lands]
  • [www.jimena.org/index.htm JIMENA]: Jews Indigenous to the Middle East and North Africa
  • [www.aish.com/jewishissues/middleeast/The_Middle_Easts_Forgotten_Refugees.asp The Middle East’s Forgotten Refugees] by Semha Alwaya
  • [www.meforum.org/article/263 Why Jews fled Arab countries] by Ya’akov Meron
  • [www.library.cornell.edu/colldev/mideast/isljew.htm In the Islamic Mideast, Scant Place for Jews]
  • [www.bt.com.bn/en/focus/2008/05/07/arab_jews_still_do_not_relate_to_israel BT.com.bn] Reuters
  • [www.ynetnews.com/articles/0,7340,L-4068854,00.html How Arabs stole Jewish property] by Tani Goldstein
  • [wn.com/jewish_exodus_from_arab_and_muslim_countries Jewish Exodus From Arab and Muslim Countries] (англ.). World News Inc. (2012). Проверено 26 ноября 2012. [www.webcitation.org/6CoHqbv2K Архивировано из первоисточника 10 декабря 2012].

Отрывок, характеризующий Исход евреев из мусульманских стран

Отец тоже строил в Лысых Горах и думал, что это его место, его земля, его воздух, его мужики; а пришел Наполеон и, не зная об его существовании, как щепку с дороги, столкнул его, и развалились его Лысые Горы и вся его жизнь. А княжна Марья говорит, что это испытание, посланное свыше. Для чего же испытание, когда его уже нет и не будет? никогда больше не будет! Его нет! Так кому же это испытание? Отечество, погибель Москвы! А завтра меня убьет – и не француз даже, а свой, как вчера разрядил солдат ружье около моего уха, и придут французы, возьмут меня за ноги и за голову и швырнут в яму, чтоб я не вонял им под носом, и сложатся новые условия жизни, которые будут также привычны для других, и я не буду знать про них, и меня не будет».
Он поглядел на полосу берез с их неподвижной желтизной, зеленью и белой корой, блестящих на солнце. «Умереть, чтобы меня убили завтра, чтобы меня не было… чтобы все это было, а меня бы не было». Он живо представил себе отсутствие себя в этой жизни. И эти березы с их светом и тенью, и эти курчавые облака, и этот дым костров – все вокруг преобразилось для него и показалось чем то страшным и угрожающим. Мороз пробежал по его спине. Быстро встав, он вышел из сарая и стал ходить.
За сараем послышались голоса.
– Кто там? – окликнул князь Андрей.
Красноносый капитан Тимохин, бывший ротный командир Долохова, теперь, за убылью офицеров, батальонный командир, робко вошел в сарай. За ним вошли адъютант и казначей полка.
Князь Андрей поспешно встал, выслушал то, что по службе имели передать ему офицеры, передал им еще некоторые приказания и сбирался отпустить их, когда из за сарая послышался знакомый, пришепетывающий голос.
– Que diable! [Черт возьми!] – сказал голос человека, стукнувшегося обо что то.
Князь Андрей, выглянув из сарая, увидал подходящего к нему Пьера, который споткнулся на лежавшую жердь и чуть не упал. Князю Андрею вообще неприятно было видеть людей из своего мира, в особенности же Пьера, который напоминал ему все те тяжелые минуты, которые он пережил в последний приезд в Москву.
– А, вот как! – сказал он. – Какими судьбами? Вот не ждал.
В то время как он говорил это, в глазах его и выражении всего лица было больше чем сухость – была враждебность, которую тотчас же заметил Пьер. Он подходил к сараю в самом оживленном состоянии духа, но, увидав выражение лица князя Андрея, он почувствовал себя стесненным и неловким.
– Я приехал… так… знаете… приехал… мне интересно, – сказал Пьер, уже столько раз в этот день бессмысленно повторявший это слово «интересно». – Я хотел видеть сражение.
– Да, да, а братья масоны что говорят о войне? Как предотвратить ее? – сказал князь Андрей насмешливо. – Ну что Москва? Что мои? Приехали ли наконец в Москву? – спросил он серьезно.
– Приехали. Жюли Друбецкая говорила мне. Я поехал к ним и не застал. Они уехали в подмосковную.


Офицеры хотели откланяться, но князь Андрей, как будто не желая оставаться с глазу на глаз с своим другом, предложил им посидеть и напиться чаю. Подали скамейки и чай. Офицеры не без удивления смотрели на толстую, громадную фигуру Пьера и слушали его рассказы о Москве и о расположении наших войск, которые ему удалось объездить. Князь Андрей молчал, и лицо его так было неприятно, что Пьер обращался более к добродушному батальонному командиру Тимохину, чем к Болконскому.
– Так ты понял все расположение войск? – перебил его князь Андрей.
– Да, то есть как? – сказал Пьер. – Как невоенный человек, я не могу сказать, чтобы вполне, но все таки понял общее расположение.
– Eh bien, vous etes plus avance que qui cela soit, [Ну, так ты больше знаешь, чем кто бы то ни было.] – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Пьер с недоуменьем, через очки глядя на князя Андрея. – Ну, как вы скажете насчет назначения Кутузова? – сказал он.
– Я очень рад был этому назначению, вот все, что я знаю, – сказал князь Андрей.
– Ну, а скажите, какое ваше мнение насчет Барклая де Толли? В Москве бог знает что говорили про него. Как вы судите о нем?
– Спроси вот у них, – сказал князь Андрей, указывая на офицеров.
Пьер с снисходительно вопросительной улыбкой, с которой невольно все обращались к Тимохину, посмотрел на него.
– Свет увидали, ваше сиятельство, как светлейший поступил, – робко и беспрестанно оглядываясь на своего полкового командира, сказал Тимохин.
– Отчего же так? – спросил Пьер.
– Да вот хоть бы насчет дров или кормов, доложу вам. Ведь мы от Свенцян отступали, не смей хворостины тронуть, или сенца там, или что. Ведь мы уходим, ему достается, не так ли, ваше сиятельство? – обратился он к своему князю, – а ты не смей. В нашем полку под суд двух офицеров отдали за этакие дела. Ну, как светлейший поступил, так насчет этого просто стало. Свет увидали…
– Так отчего же он запрещал?
Тимохин сконфуженно оглядывался, не понимая, как и что отвечать на такой вопрос. Пьер с тем же вопросом обратился к князю Андрею.
– А чтобы не разорять край, который мы оставляли неприятелю, – злобно насмешливо сказал князь Андрей. – Это очень основательно; нельзя позволять грабить край и приучаться войскам к мародерству. Ну и в Смоленске он тоже правильно рассудил, что французы могут обойти нас и что у них больше сил. Но он не мог понять того, – вдруг как бы вырвавшимся тонким голосом закричал князь Андрей, – но он не мог понять, что мы в первый раз дрались там за русскую землю, что в войсках был такой дух, какого никогда я не видал, что мы два дня сряду отбивали французов и что этот успех удесятерял наши силы. Он велел отступать, и все усилия и потери пропали даром. Он не думал об измене, он старался все сделать как можно лучше, он все обдумал; но от этого то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он все обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу. Как бы тебе сказать… Ну, у отца твоего немец лакей, и он прекрасный лакей и удовлетворит всем его нуждам лучше тебя, и пускай он служит; но ежели отец при смерти болен, ты прогонишь лакея и своими непривычными, неловкими руками станешь ходить за отцом и лучше успокоишь его, чем искусный, но чужой человек. Так и сделали с Барклаем. Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности; нужен свой, родной человек. А у вас в клубе выдумали, что он изменник! Тем, что его оклеветали изменником, сделают только то, что потом, устыдившись своего ложного нарекания, из изменников сделают вдруг героем или гением, что еще будет несправедливее. Он честный и очень аккуратный немец…
– Однако, говорят, он искусный полководец, – сказал Пьер.
– Я не понимаю, что такое значит искусный полководец, – с насмешкой сказал князь Андрей.
– Искусный полководец, – сказал Пьер, – ну, тот, который предвидел все случайности… ну, угадал мысли противника.
– Да это невозможно, – сказал князь Андрей, как будто про давно решенное дело.
Пьер с удивлением посмотрел на него.
– Однако, – сказал он, – ведь говорят же, что война подобна шахматной игре.
– Да, – сказал князь Андрей, – только с тою маленькою разницей, что в шахматах над каждым шагом ты можешь думать сколько угодно, что ты там вне условий времени, и еще с той разницей, что конь всегда сильнее пешки и две пешки всегда сильнее одной, a на войне один батальон иногда сильнее дивизии, а иногда слабее роты. Относительная сила войск никому не может быть известна. Поверь мне, – сказал он, – что ежели бы что зависело от распоряжений штабов, то я бы был там и делал бы распоряжения, а вместо того я имею честь служить здесь, в полку вот с этими господами, и считаю, что от нас действительно будет зависеть завтрашний день, а не от них… Успех никогда не зависел и не будет зависеть ни от позиции, ни от вооружения, ни даже от числа; а уж меньше всего от позиции.
– А от чего же?
– От того чувства, которое есть во мне, в нем, – он указал на Тимохина, – в каждом солдате.
Князь Андрей взглянул на Тимохина, который испуганно и недоумевая смотрел на своего командира. В противность своей прежней сдержанной молчаливости князь Андрей казался теперь взволнованным. Он, видимо, не мог удержаться от высказывания тех мыслей, которые неожиданно приходили ему.
– Сражение выиграет тот, кто твердо решил его выиграть. Отчего мы под Аустерлицем проиграли сражение? У нас потеря была почти равная с французами, но мы сказали себе очень рано, что мы проиграли сражение, – и проиграли. А сказали мы это потому, что нам там незачем было драться: поскорее хотелось уйти с поля сражения. «Проиграли – ну так бежать!» – мы и побежали. Ежели бы до вечера мы не говорили этого, бог знает что бы было. А завтра мы этого не скажем. Ты говоришь: наша позиция, левый фланг слаб, правый фланг растянут, – продолжал он, – все это вздор, ничего этого нет. А что нам предстоит завтра? Сто миллионов самых разнообразных случайностей, которые будут решаться мгновенно тем, что побежали или побегут они или наши, что убьют того, убьют другого; а то, что делается теперь, – все это забава. Дело в том, что те, с кем ты ездил по позиции, не только не содействуют общему ходу дел, но мешают ему. Они заняты только своими маленькими интересами.
– В такую минуту? – укоризненно сказал Пьер.
– В такую минуту, – повторил князь Андрей, – для них это только такая минута, в которую можно подкопаться под врага и получить лишний крестик или ленточку. Для меня на завтра вот что: стотысячное русское и стотысячное французское войска сошлись драться, и факт в том, что эти двести тысяч дерутся, и кто будет злей драться и себя меньше жалеть, тот победит. И хочешь, я тебе скажу, что, что бы там ни было, что бы ни путали там вверху, мы выиграем сражение завтра. Завтра, что бы там ни было, мы выиграем сражение!
– Вот, ваше сиятельство, правда, правда истинная, – проговорил Тимохин. – Что себя жалеть теперь! Солдаты в моем батальоне, поверите ли, не стали водку, пить: не такой день, говорят. – Все помолчали.
Офицеры поднялись. Князь Андрей вышел с ними за сарай, отдавая последние приказания адъютанту. Когда офицеры ушли, Пьер подошел к князю Андрею и только что хотел начать разговор, как по дороге недалеко от сарая застучали копыта трех лошадей, и, взглянув по этому направлению, князь Андрей узнал Вольцогена с Клаузевицем, сопутствуемых казаком. Они близко проехали, продолжая разговаривать, и Пьер с Андреем невольно услыхали следующие фразы:
– Der Krieg muss im Raum verlegt werden. Der Ansicht kann ich nicht genug Preis geben, [Война должна быть перенесена в пространство. Это воззрение я не могу достаточно восхвалить (нем.) ] – говорил один.
– O ja, – сказал другой голос, – da der Zweck ist nur den Feind zu schwachen, so kann man gewiss nicht den Verlust der Privatpersonen in Achtung nehmen. [О да, так как цель состоит в том, чтобы ослабить неприятеля, то нельзя принимать во внимание потери частных лиц (нем.) ]
– O ja, [О да (нем.) ] – подтвердил первый голос.
– Да, im Raum verlegen, [перенести в пространство (нем.) ] – повторил, злобно фыркая носом, князь Андрей, когда они проехали. – Im Raum то [В пространстве (нем.) ] у меня остался отец, и сын, и сестра в Лысых Горах. Ему это все равно. Вот оно то, что я тебе говорил, – эти господа немцы завтра не выиграют сражение, а только нагадят, сколько их сил будет, потому что в его немецкой голове только рассуждения, не стоящие выеденного яйца, а в сердце нет того, что одно только и нужно на завтра, – то, что есть в Тимохине. Они всю Европу отдали ему и приехали нас учить – славные учители! – опять взвизгнул его голос.
– Так вы думаете, что завтрашнее сражение будет выиграно? – сказал Пьер.
– Да, да, – рассеянно сказал князь Андрей. – Одно, что бы я сделал, ежели бы имел власть, – начал он опять, – я не брал бы пленных. Что такое пленные? Это рыцарство. Французы разорили мой дом и идут разорить Москву, и оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все, по моим понятиям. И так же думает Тимохин и вся армия. Надо их казнить. Ежели они враги мои, то не могут быть друзьями, как бы они там ни разговаривали в Тильзите.
– Да, да, – проговорил Пьер, блестящими глазами глядя на князя Андрея, – я совершенно, совершенно согласен с вами!
Тот вопрос, который с Можайской горы и во весь этот день тревожил Пьера, теперь представился ему совершенно ясным и вполне разрешенным. Он понял теперь весь смысл и все значение этой войны и предстоящего сражения. Все, что он видел в этот день, все значительные, строгие выражения лиц, которые он мельком видел, осветились для него новым светом. Он понял ту скрытую (latente), как говорится в физике, теплоту патриотизма, которая была во всех тех людях, которых он видел, и которая объясняла ему то, зачем все эти люди спокойно и как будто легкомысленно готовились к смерти.
– Не брать пленных, – продолжал князь Андрей. – Это одно изменило бы всю войну и сделало бы ее менее жестокой. А то мы играли в войну – вот что скверно, мы великодушничаем и тому подобное. Это великодушничанье и чувствительность – вроде великодушия и чувствительности барыни, с которой делается дурнота, когда она видит убиваемого теленка; она так добра, что не может видеть кровь, но она с аппетитом кушает этого теленка под соусом. Нам толкуют о правах войны, о рыцарстве, о парламентерстве, щадить несчастных и так далее. Все вздор. Я видел в 1805 году рыцарство, парламентерство: нас надули, мы надули. Грабят чужие дома, пускают фальшивые ассигнации, да хуже всего – убивают моих детей, моего отца и говорят о правилах войны и великодушии к врагам. Не брать пленных, а убивать и идти на смерть! Кто дошел до этого так, как я, теми же страданиями…
Князь Андрей, думавший, что ему было все равно, возьмут ли или не возьмут Москву так, как взяли Смоленск, внезапно остановился в своей речи от неожиданной судороги, схватившей его за горло. Он прошелся несколько раз молча, но тлаза его лихорадочно блестели, и губа дрожала, когда он опять стал говорить:
– Ежели бы не было великодушничанья на войне, то мы шли бы только тогда, когда стоит того идти на верную смерть, как теперь. Тогда не было бы войны за то, что Павел Иваныч обидел Михаила Иваныча. А ежели война как теперь, так война. И тогда интенсивность войск была бы не та, как теперь. Тогда бы все эти вестфальцы и гессенцы, которых ведет Наполеон, не пошли бы за ним в Россию, и мы бы не ходили драться в Австрию и в Пруссию, сами не зная зачем. Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни, и надо понимать это и не играть в войну. Надо принимать строго и серьезно эту страшную необходимость. Всё в этом: откинуть ложь, и война так война, а не игрушка. А то война – это любимая забава праздных и легкомысленных людей… Военное сословие самое почетное. А что такое война, что нужно для успеха в военном деле, какие нравы военного общества? Цель войны – убийство, орудия войны – шпионство, измена и поощрение ее, разорение жителей, ограбление их или воровство для продовольствия армии; обман и ложь, называемые военными хитростями; нравы военного сословия – отсутствие свободы, то есть дисциплина, праздность, невежество, жестокость, разврат, пьянство. И несмотря на то – это высшее сословие, почитаемое всеми. Все цари, кроме китайского, носят военный мундир, и тому, кто больше убил народа, дают большую награду… Сойдутся, как завтра, на убийство друг друга, перебьют, перекалечат десятки тысяч людей, а потом будут служить благодарственные молебны за то, что побили много люден (которых число еще прибавляют), и провозглашают победу, полагая, что чем больше побито людей, тем больше заслуга. Как бог оттуда смотрит и слушает их! – тонким, пискливым голосом прокричал князь Андрей. – Ах, душа моя, последнее время мне стало тяжело жить. Я вижу, что стал понимать слишком много. А не годится человеку вкушать от древа познания добра и зла… Ну, да не надолго! – прибавил он. – Однако ты спишь, да и мне пера, поезжай в Горки, – вдруг сказал князь Андрей.
– О нет! – отвечал Пьер, испуганно соболезнующими глазами глядя на князя Андрея.
– Поезжай, поезжай: перед сраженьем нужно выспаться, – повторил князь Андрей. Он быстро подошел к Пьеру, обнял его и поцеловал. – Прощай, ступай, – прокричал он. – Увидимся ли, нет… – и он, поспешно повернувшись, ушел в сарай.
Было уже темно, и Пьер не мог разобрать того выражения, которое было на лице князя Андрея, было ли оно злобно или нежно.
Пьер постоял несколько времени молча, раздумывая, пойти ли за ним или ехать домой. «Нет, ему не нужно! – решил сам собой Пьер, – и я знаю, что это наше последнее свидание». Он тяжело вздохнул и поехал назад в Горки.
Князь Андрей, вернувшись в сарай, лег на ковер, но не мог спать.
Он закрыл глаза. Одни образы сменялись другими. На одном он долго, радостно остановился. Он живо вспомнил один вечер в Петербурге. Наташа с оживленным, взволнованным лицом рассказывала ему, как она в прошлое лето, ходя за грибами, заблудилась в большом лесу. Она несвязно описывала ему и глушь леса, и свои чувства, и разговоры с пчельником, которого она встретила, и, всякую минуту прерываясь в своем рассказе, говорила: «Нет, не могу, я не так рассказываю; нет, вы не понимаете», – несмотря на то, что князь Андрей успокоивал ее, говоря, что он понимает, и действительно понимал все, что она хотела сказать. Наташа была недовольна своими словами, – она чувствовала, что не выходило то страстно поэтическое ощущение, которое она испытала в этот день и которое она хотела выворотить наружу. «Это такая прелесть был этот старик, и темно так в лесу… и такие добрые у него… нет, я не умею рассказать», – говорила она, краснея и волнуясь. Князь Андрей улыбнулся теперь той же радостной улыбкой, которой он улыбался тогда, глядя ей в глаза. «Я понимал ее, – думал князь Андрей. – Не только понимал, но эту то душевную силу, эту искренность, эту открытость душевную, эту то душу ее, которую как будто связывало тело, эту то душу я и любил в ней… так сильно, так счастливо любил…» И вдруг он вспомнил о том, чем кончилась его любовь. «Ему ничего этого не нужно было. Он ничего этого не видел и не понимал. Он видел в ней хорошенькую и свеженькую девочку, с которой он не удостоил связать свою судьбу. А я? И до сих пор он жив и весел».
Князь Андрей, как будто кто нибудь обжег его, вскочил и стал опять ходить перед сараем.


25 го августа, накануне Бородинского сражения, префект дворца императора французов m r de Beausset и полковник Fabvier приехали, первый из Парижа, второй из Мадрида, к императору Наполеону в его стоянку у Валуева.
Переодевшись в придворный мундир, m r de Beausset приказал нести впереди себя привезенную им императору посылку и вошел в первое отделение палатки Наполеона, где, переговариваясь с окружавшими его адъютантами Наполеона, занялся раскупориванием ящика.
Fabvier, не входя в палатку, остановился, разговорясь с знакомыми генералами, у входа в нее.
Император Наполеон еще не выходил из своей спальни и оканчивал свой туалет. Он, пофыркивая и покряхтывая, поворачивался то толстой спиной, то обросшей жирной грудью под щетку, которою камердинер растирал его тело. Другой камердинер, придерживая пальцем склянку, брызгал одеколоном на выхоленное тело императора с таким выражением, которое говорило, что он один мог знать, сколько и куда надо брызнуть одеколону. Короткие волосы Наполеона были мокры и спутаны на лоб. Но лицо его, хоть опухшее и желтое, выражало физическое удовольствие: «Allez ferme, allez toujours…» [Ну еще, крепче…] – приговаривал он, пожимаясь и покряхтывая, растиравшему камердинеру. Адъютант, вошедший в спальню с тем, чтобы доложить императору о том, сколько было во вчерашнем деле взято пленных, передав то, что нужно было, стоял у двери, ожидая позволения уйти. Наполеон, сморщась, взглянул исподлобья на адъютанта.
– Point de prisonniers, – повторил он слова адъютанта. – Il se font demolir. Tant pis pour l'armee russe, – сказал он. – Allez toujours, allez ferme, [Нет пленных. Они заставляют истреблять себя. Тем хуже для русской армии. Ну еще, ну крепче…] – проговорил он, горбатясь и подставляя свои жирные плечи.
– C'est bien! Faites entrer monsieur de Beausset, ainsi que Fabvier, [Хорошо! Пускай войдет де Боссе, и Фабвье тоже.] – сказал он адъютанту, кивнув головой.
– Oui, Sire, [Слушаю, государь.] – и адъютант исчез в дверь палатки. Два камердинера быстро одели его величество, и он, в гвардейском синем мундире, твердыми, быстрыми шагами вышел в приемную.
Боссе в это время торопился руками, устанавливая привезенный им подарок от императрицы на двух стульях, прямо перед входом императора. Но император так неожиданно скоро оделся и вышел, что он не успел вполне приготовить сюрприза.
Наполеон тотчас заметил то, что они делали, и догадался, что они были еще не готовы. Он не захотел лишить их удовольствия сделать ему сюрприз. Он притворился, что не видит господина Боссе, и подозвал к себе Фабвье. Наполеон слушал, строго нахмурившись и молча, то, что говорил Фабвье ему о храбрости и преданности его войск, дравшихся при Саламанке на другом конце Европы и имевших только одну мысль – быть достойными своего императора, и один страх – не угодить ему. Результат сражения был печальный. Наполеон делал иронические замечания во время рассказа Fabvier, как будто он не предполагал, чтобы дело могло идти иначе в его отсутствие.
– Я должен поправить это в Москве, – сказал Наполеон. – A tantot, [До свиданья.] – прибавил он и подозвал де Боссе, который в это время уже успел приготовить сюрприз, уставив что то на стульях, и накрыл что то покрывалом.
Де Боссе низко поклонился тем придворным французским поклоном, которым умели кланяться только старые слуги Бурбонов, и подошел, подавая конверт.
Наполеон весело обратился к нему и подрал его за ухо.
– Вы поспешили, очень рад. Ну, что говорит Париж? – сказал он, вдруг изменяя свое прежде строгое выражение на самое ласковое.
– Sire, tout Paris regrette votre absence, [Государь, весь Париж сожалеет о вашем отсутствии.] – как и должно, ответил де Боссе. Но хотя Наполеон знал, что Боссе должен сказать это или тому подобное, хотя он в свои ясные минуты знал, что это было неправда, ему приятно было это слышать от де Боссе. Он опять удостоил его прикосновения за ухо.
– Je suis fache, de vous avoir fait faire tant de chemin, [Очень сожалею, что заставил вас проехаться так далеко.] – сказал он.
– Sire! Je ne m'attendais pas a moins qu'a vous trouver aux portes de Moscou, [Я ожидал не менее того, как найти вас, государь, у ворот Москвы.] – сказал Боссе.
Наполеон улыбнулся и, рассеянно подняв голову, оглянулся направо. Адъютант плывущим шагом подошел с золотой табакеркой и подставил ее. Наполеон взял ее.
– Да, хорошо случилось для вас, – сказал он, приставляя раскрытую табакерку к носу, – вы любите путешествовать, через три дня вы увидите Москву. Вы, верно, не ждали увидать азиатскую столицу. Вы сделаете приятное путешествие.
Боссе поклонился с благодарностью за эту внимательность к его (неизвестной ему до сей поры) склонности путешествовать.
– А! это что? – сказал Наполеон, заметив, что все придворные смотрели на что то, покрытое покрывалом. Боссе с придворной ловкостью, не показывая спины, сделал вполуоборот два шага назад и в одно и то же время сдернул покрывало и проговорил:
– Подарок вашему величеству от императрицы.
Это был яркими красками написанный Жераром портрет мальчика, рожденного от Наполеона и дочери австрийского императора, которого почему то все называли королем Рима.
Весьма красивый курчавый мальчик, со взглядом, похожим на взгляд Христа в Сикстинской мадонне, изображен был играющим в бильбоке. Шар представлял земной шар, а палочка в другой руке изображала скипетр.
Хотя и не совсем ясно было, что именно хотел выразить живописец, представив так называемого короля Рима протыкающим земной шар палочкой, но аллегория эта, так же как и всем видевшим картину в Париже, так и Наполеону, очевидно, показалась ясною и весьма понравилась.
– Roi de Rome, [Римский король.] – сказал он, грациозным жестом руки указывая на портрет. – Admirable! [Чудесно!] – С свойственной итальянцам способностью изменять произвольно выражение лица, он подошел к портрету и сделал вид задумчивой нежности. Он чувствовал, что то, что он скажет и сделает теперь, – есть история. И ему казалось, что лучшее, что он может сделать теперь, – это то, чтобы он с своим величием, вследствие которого сын его в бильбоке играл земным шаром, чтобы он выказал, в противоположность этого величия, самую простую отеческую нежность. Глаза его отуманились, он подвинулся, оглянулся на стул (стул подскочил под него) и сел на него против портрета. Один жест его – и все на цыпочках вышли, предоставляя самому себе и его чувству великого человека.
Посидев несколько времени и дотронувшись, сам не зная для чего, рукой до шероховатости блика портрета, он встал и опять позвал Боссе и дежурного. Он приказал вынести портрет перед палатку, с тем, чтобы не лишить старую гвардию, стоявшую около его палатки, счастья видеть римского короля, сына и наследника их обожаемого государя.
Как он и ожидал, в то время как он завтракал с господином Боссе, удостоившимся этой чести, перед палаткой слышались восторженные клики сбежавшихся к портрету офицеров и солдат старой гвардии.
– Vive l'Empereur! Vive le Roi de Rome! Vive l'Empereur! [Да здравствует император! Да здравствует римский король!] – слышались восторженные голоса.
После завтрака Наполеон, в присутствии Боссе, продиктовал свой приказ по армии.
– Courte et energique! [Короткий и энергический!] – проговорил Наполеон, когда он прочел сам сразу без поправок написанную прокламацию. В приказе было:
«Воины! Вот сражение, которого вы столько желали. Победа зависит от вас. Она необходима для нас; она доставит нам все нужное: удобные квартиры и скорое возвращение в отечество. Действуйте так, как вы действовали при Аустерлице, Фридланде, Витебске и Смоленске. Пусть позднейшее потомство с гордостью вспомнит о ваших подвигах в сей день. Да скажут о каждом из вас: он был в великой битве под Москвою!»
– De la Moskowa! [Под Москвою!] – повторил Наполеон, и, пригласив к своей прогулке господина Боссе, любившего путешествовать, он вышел из палатки к оседланным лошадям.
– Votre Majeste a trop de bonte, [Вы слишком добры, ваше величество,] – сказал Боссе на приглашение сопутствовать императору: ему хотелось спать и он не умел и боялся ездить верхом.
Но Наполеон кивнул головой путешественнику, и Боссе должен был ехать. Когда Наполеон вышел из палатки, крики гвардейцев пред портретом его сына еще более усилились. Наполеон нахмурился.
– Снимите его, – сказал он, грациозно величественным жестом указывая на портрет. – Ему еще рано видеть поле сражения.
Боссе, закрыв глаза и склонив голову, глубоко вздохнул, этим жестом показывая, как он умел ценить и понимать слова императора.


Весь этот день 25 августа, как говорят его историки, Наполеон провел на коне, осматривая местность, обсуживая планы, представляемые ему его маршалами, и отдавая лично приказания своим генералам.
Первоначальная линия расположения русских войск по Ко лоче была переломлена, и часть этой линии, именно левый фланг русских, вследствие взятия Шевардинского редута 24 го числа, была отнесена назад. Эта часть линии была не укреплена, не защищена более рекою, и перед нею одною было более открытое и ровное место. Очевидно было для всякого военного и невоенного, что эту часть линии и должно было атаковать французам. Казалось, что для этого не нужно было много соображений, не нужно было такой заботливости и хлопотливости императора и его маршалов и вовсе не нужно той особенной высшей способности, называемой гениальностью, которую так любят приписывать Наполеону; но историки, впоследствии описывавшие это событие, и люди, тогда окружавшие Наполеона, и он сам думали иначе.
Наполеон ездил по полю, глубокомысленно вглядывался в местность, сам с собой одобрительно или недоверчиво качал головой и, не сообщая окружавшим его генералам того глубокомысленного хода, который руководил его решеньями, передавал им только окончательные выводы в форме приказаний. Выслушав предложение Даву, называемого герцогом Экмюльским, о том, чтобы обойти левый фланг русских, Наполеон сказал, что этого не нужно делать, не объясняя, почему это было не нужно. На предложение же генерала Компана (который должен был атаковать флеши), провести свою дивизию лесом, Наполеон изъявил свое согласие, несмотря на то, что так называемый герцог Эльхингенский, то есть Ней, позволил себе заметить, что движение по лесу опасно и может расстроить дивизию.
Осмотрев местность против Шевардинского редута, Наполеон подумал несколько времени молча и указал на места, на которых должны были быть устроены к завтрему две батареи для действия против русских укреплений, и места, где рядом с ними должна была выстроиться полевая артиллерия.
Отдав эти и другие приказания, он вернулся в свою ставку, и под его диктовку была написана диспозиция сражения.
Диспозиция эта, про которую с восторгом говорят французские историки и с глубоким уважением другие историки, была следующая:
«С рассветом две новые батареи, устроенные в ночи, на равнине, занимаемой принцем Экмюльским, откроют огонь по двум противостоящим батареям неприятельским.
В это же время начальник артиллерии 1 го корпуса, генерал Пернетти, с 30 ю орудиями дивизии Компана и всеми гаубицами дивизии Дессе и Фриана, двинется вперед, откроет огонь и засыплет гранатами неприятельскую батарею, против которой будут действовать!
24 орудия гвардейской артиллерии,
30 орудий дивизии Компана
и 8 орудий дивизии Фриана и Дессе,
Всего – 62 орудия.
Начальник артиллерии 3 го корпуса, генерал Фуше, поставит все гаубицы 3 го и 8 го корпусов, всего 16, по флангам батареи, которая назначена обстреливать левое укрепление, что составит против него вообще 40 орудий.
Генерал Сорбье должен быть готов по первому приказанию вынестись со всеми гаубицами гвардейской артиллерии против одного либо другого укрепления.
В продолжение канонады князь Понятовский направится на деревню, в лес и обойдет неприятельскую позицию.
Генерал Компан двинется чрез лес, чтобы овладеть первым укреплением.
По вступлении таким образом в бой будут даны приказания соответственно действиям неприятеля.
Канонада на левом фланге начнется, как только будет услышана канонада правого крыла. Стрелки дивизии Морана и дивизии вице короля откроют сильный огонь, увидя начало атаки правого крыла.
Вице король овладеет деревней [Бородиным] и перейдет по своим трем мостам, следуя на одной высоте с дивизиями Морана и Жерара, которые, под его предводительством, направятся к редуту и войдут в линию с прочими войсками армии.
Все это должно быть исполнено в порядке (le tout se fera avec ordre et methode), сохраняя по возможности войска в резерве.
В императорском лагере, близ Можайска, 6 го сентября, 1812 года».
Диспозиция эта, весьма неясно и спутанно написанная, – ежели позволить себе без религиозного ужаса к гениальности Наполеона относиться к распоряжениям его, – заключала в себе четыре пункта – четыре распоряжения. Ни одно из этих распоряжений не могло быть и не было исполнено.
В диспозиции сказано, первое: чтобы устроенные на выбранном Наполеоном месте батареи с имеющими выравняться с ними орудиями Пернетти и Фуше, всего сто два орудия, открыли огонь и засыпали русские флеши и редут снарядами. Это не могло быть сделано, так как с назначенных Наполеоном мест снаряды не долетали до русских работ, и эти сто два орудия стреляли по пустому до тех пор, пока ближайший начальник, противно приказанию Наполеона, не выдвинул их вперед.
Второе распоряжение состояло в том, чтобы Понятовский, направясь на деревню в лес, обошел левое крыло русских. Это не могло быть и не было сделано потому, что Понятовский, направясь на деревню в лес, встретил там загораживающего ему дорогу Тучкова и не мог обойти и не обошел русской позиции.
Третье распоряжение: Генерал Компан двинется в лес, чтоб овладеть первым укреплением. Дивизия Компана не овладела первым укреплением, а была отбита, потому что, выходя из леса, она должна была строиться под картечным огнем, чего не знал Наполеон.
Четвертое: Вице король овладеет деревнею (Бородиным) и перейдет по своим трем мостам, следуя на одной высоте с дивизиями Марана и Фриана (о которых не сказано: куда и когда они будут двигаться), которые под его предводительством направятся к редуту и войдут в линию с прочими войсками.
Сколько можно понять – если не из бестолкового периода этого, то из тех попыток, которые деланы были вице королем исполнить данные ему приказания, – он должен был двинуться через Бородино слева на редут, дивизии же Морана и Фриана должны были двинуться одновременно с фронта.
Все это, так же как и другие пункты диспозиции, не было и не могло быть исполнено. Пройдя Бородино, вице король был отбит на Колоче и не мог пройти дальше; дивизии же Морана и Фриана не взяли редута, а были отбиты, и редут уже в конце сражения был захвачен кавалерией (вероятно, непредвиденное дело для Наполеона и неслыханное). Итак, ни одно из распоряжений диспозиции не было и не могло быть исполнено. Но в диспозиции сказано, что по вступлении таким образом в бой будут даны приказания, соответственные действиям неприятеля, и потому могло бы казаться, что во время сражения будут сделаны Наполеоном все нужные распоряжения; но этого не было и не могло быть потому, что во все время сражения Наполеон находился так далеко от него, что (как это и оказалось впоследствии) ход сражения ему не мог быть известен и ни одно распоряжение его во время сражения не могло быть исполнено.


Многие историки говорят, что Бородинское сражение не выиграно французами потому, что у Наполеона был насморк, что ежели бы у него не было насморка, то распоряжения его до и во время сражения были бы еще гениальнее, и Россия бы погибла, et la face du monde eut ete changee. [и облик мира изменился бы.] Для историков, признающих то, что Россия образовалась по воле одного человека – Петра Великого, и Франция из республики сложилась в империю, и французские войска пошли в Россию по воле одного человека – Наполеона, такое рассуждение, что Россия осталась могущественна потому, что у Наполеона был большой насморк 26 го числа, такое рассуждение для таких историков неизбежно последовательно.
Ежели от воли Наполеона зависело дать или не дать Бородинское сражение и от его воли зависело сделать такое или другое распоряжение, то очевидно, что насморк, имевший влияние на проявление его воли, мог быть причиной спасения России и что поэтому тот камердинер, который забыл подать Наполеону 24 го числа непромокаемые сапоги, был спасителем России. На этом пути мысли вывод этот несомненен, – так же несомненен, как тот вывод, который, шутя (сам не зная над чем), делал Вольтер, говоря, что Варфоломеевская ночь произошла от расстройства желудка Карла IX. Но для людей, не допускающих того, чтобы Россия образовалась по воле одного человека – Петра I, и чтобы Французская империя сложилась и война с Россией началась по воле одного человека – Наполеона, рассуждение это не только представляется неверным, неразумным, но и противным всему существу человеческому. На вопрос о том, что составляет причину исторических событий, представляется другой ответ, заключающийся в том, что ход мировых событий предопределен свыше, зависит от совпадения всех произволов людей, участвующих в этих событиях, и что влияние Наполеонов на ход этих событий есть только внешнее и фиктивное.
Как ни странно кажется с первого взгляда предположение, что Варфоломеевская ночь, приказанье на которую отдано Карлом IX, произошла не по его воле, а что ему только казалось, что он велел это сделать, и что Бородинское побоище восьмидесяти тысяч человек произошло не по воле Наполеона (несмотря на то, что он отдавал приказания о начале и ходе сражения), а что ему казалось только, что он это велел, – как ни странно кажется это предположение, но человеческое достоинство, говорящее мне, что всякий из нас ежели не больше, то никак не меньше человек, чем великий Наполеон, велит допустить это решение вопроса, и исторические исследования обильно подтверждают это предположение.
В Бородинском сражении Наполеон ни в кого не стрелял и никого не убил. Все это делали солдаты. Стало быть, не он убивал людей.
Солдаты французской армии шли убивать русских солдат в Бородинском сражении не вследствие приказания Наполеона, но по собственному желанию. Вся армия: французы, итальянцы, немцы, поляки – голодные, оборванные и измученные походом, – в виду армии, загораживавшей от них Москву, чувствовали, что le vin est tire et qu'il faut le boire. [вино откупорено и надо выпить его.] Ежели бы Наполеон запретил им теперь драться с русскими, они бы его убили и пошли бы драться с русскими, потому что это было им необходимо.
Когда они слушали приказ Наполеона, представлявшего им за их увечья и смерть в утешение слова потомства о том, что и они были в битве под Москвою, они кричали «Vive l'Empereur!» точно так же, как они кричали «Vive l'Empereur!» при виде изображения мальчика, протыкающего земной шар палочкой от бильбоке; точно так же, как бы они кричали «Vive l'Empereur!» при всякой бессмыслице, которую бы им сказали. Им ничего больше не оставалось делать, как кричать «Vive l'Empereur!» и идти драться, чтобы найти пищу и отдых победителей в Москве. Стало быть, не вследствие приказания Наполеона они убивали себе подобных.
И не Наполеон распоряжался ходом сраженья, потому что из диспозиции его ничего не было исполнено и во время сражения он не знал про то, что происходило впереди его. Стало быть, и то, каким образом эти люди убивали друг друга, происходило не по воле Наполеона, а шло независимо от него, по воле сотен тысяч людей, участвовавших в общем деле. Наполеону казалось только, что все дело происходило по воле его. И потому вопрос о том, был ли или не был у Наполеона насморк, не имеет для истории большего интереса, чем вопрос о насморке последнего фурштатского солдата.
Тем более 26 го августа насморк Наполеона не имел значения, что показания писателей о том, будто вследствие насморка Наполеона его диспозиция и распоряжения во время сражения были не так хороши, как прежние, – совершенно несправедливы.
Выписанная здесь диспозиция нисколько не была хуже, а даже лучше всех прежних диспозиций, по которым выигрывались сражения. Мнимые распоряжения во время сражения были тоже не хуже прежних, а точно такие же, как и всегда. Но диспозиция и распоряжения эти кажутся только хуже прежних потому, что Бородинское сражение было первое, которого не выиграл Наполеон. Все самые прекрасные и глубокомысленные диспозиции и распоряжения кажутся очень дурными, и каждый ученый военный с значительным видом критикует их, когда сражение по ним не выиграно, и самью плохие диспозиции и распоряжения кажутся очень хорошими, и серьезные люди в целых томах доказывают достоинства плохих распоряжений, когда по ним выиграно сражение.
Диспозиция, составленная Вейротером в Аустерлицком сражении, была образец совершенства в сочинениях этого рода, но ее все таки осудили, осудили за ее совершенство, за слишком большую подробность.
Наполеон в Бородинском сражении исполнял свое дело представителя власти так же хорошо, и еще лучше, чем в других сражениях. Он не сделал ничего вредного для хода сражения; он склонялся на мнения более благоразумные; он не путал, не противоречил сам себе, не испугался и не убежал с поля сражения, а с своим большим тактом и опытом войны спокойно и достойно исполнял свою роль кажущегося начальствованья.


Вернувшись после второй озабоченной поездки по линии, Наполеон сказал:
– Шахматы поставлены, игра начнется завтра.
Велев подать себе пуншу и призвав Боссе, он начал с ним разговор о Париже, о некоторых изменениях, которые он намерен был сделать в maison de l'imperatrice [в придворном штате императрицы], удивляя префекта своею памятливостью ко всем мелким подробностям придворных отношений.
Он интересовался пустяками, шутил о любви к путешествиям Боссе и небрежно болтал так, как это делает знаменитый, уверенный и знающий свое дело оператор, в то время как он засучивает рукава и надевает фартук, а больного привязывают к койке: «Дело все в моих руках и в голове, ясно и определенно. Когда надо будет приступить к делу, я сделаю его, как никто другой, а теперь могу шутить, и чем больше я шучу и спокоен, тем больше вы должны быть уверены, спокойны и удивлены моему гению».
Окончив свой второй стакан пунша, Наполеон пошел отдохнуть пред серьезным делом, которое, как ему казалось, предстояло ему назавтра.
Он так интересовался этим предстоящим ему делом, что не мог спать и, несмотря на усилившийся от вечерней сырости насморк, в три часа ночи, громко сморкаясь, вышел в большое отделение палатки. Он спросил о том, не ушли ли русские? Ему отвечали, что неприятельские огни всё на тех же местах. Он одобрительно кивнул головой.
Дежурный адъютант вошел в палатку.
– Eh bien, Rapp, croyez vous, que nous ferons do bonnes affaires aujourd'hui? [Ну, Рапп, как вы думаете: хороши ли будут нынче наши дела?] – обратился он к нему.
– Sans aucun doute, Sire, [Без всякого сомнения, государь,] – отвечал Рапп.
Наполеон посмотрел на него.
– Vous rappelez vous, Sire, ce que vous m'avez fait l'honneur de dire a Smolensk, – сказал Рапп, – le vin est tire, il faut le boire. [Вы помните ли, сударь, те слова, которые вы изволили сказать мне в Смоленске, вино откупорено, надо его пить.]
Наполеон нахмурился и долго молча сидел, опустив голову на руку.
– Cette pauvre armee, – сказал он вдруг, – elle a bien diminue depuis Smolensk. La fortune est une franche courtisane, Rapp; je le disais toujours, et je commence a l'eprouver. Mais la garde, Rapp, la garde est intacte? [Бедная армия! она очень уменьшилась от Смоленска. Фортуна настоящая распутница, Рапп. Я всегда это говорил и начинаю испытывать. Но гвардия, Рапп, гвардия цела?] – вопросительно сказал он.
– Oui, Sire, [Да, государь.] – отвечал Рапп.
Наполеон взял пастильку, положил ее в рот и посмотрел на часы. Спать ему не хотелось, до утра было еще далеко; а чтобы убить время, распоряжений никаких нельзя уже было делать, потому что все были сделаны и приводились теперь в исполнение.
– A t on distribue les biscuits et le riz aux regiments de la garde? [Роздали ли сухари и рис гвардейцам?] – строго спросил Наполеон.
– Oui, Sire. [Да, государь.]
– Mais le riz? [Но рис?]
Рапп отвечал, что он передал приказанья государя о рисе, но Наполеон недовольно покачал головой, как будто он не верил, чтобы приказание его было исполнено. Слуга вошел с пуншем. Наполеон велел подать другой стакан Раппу и молча отпивал глотки из своего.
– У меня нет ни вкуса, ни обоняния, – сказал он, принюхиваясь к стакану. – Этот насморк надоел мне. Они толкуют про медицину. Какая медицина, когда они не могут вылечить насморка? Корвизар дал мне эти пастильки, но они ничего не помогают. Что они могут лечить? Лечить нельзя. Notre corps est une machine a vivre. Il est organise pour cela, c'est sa nature; laissez y la vie a son aise, qu'elle s'y defende elle meme: elle fera plus que si vous la paralysiez en l'encombrant de remedes. Notre corps est comme une montre parfaite qui doit aller un certain temps; l'horloger n'a pas la faculte de l'ouvrir, il ne peut la manier qu'a tatons et les yeux bandes. Notre corps est une machine a vivre, voila tout. [Наше тело есть машина для жизни. Оно для этого устроено. Оставьте в нем жизнь в покое, пускай она сама защищается, она больше сделает одна, чем когда вы ей будете мешать лекарствами. Наше тело подобно часам, которые должны идти известное время; часовщик не может открыть их и только ощупью и с завязанными глазами может управлять ими. Наше тело есть машина для жизни. Вот и все.] – И как будто вступив на путь определений, definitions, которые любил Наполеон, он неожиданно сделал новое определение. – Вы знаете ли, Рапп, что такое военное искусство? – спросил он. – Искусство быть сильнее неприятеля в известный момент. Voila tout. [Вот и все.]
Рапп ничего не ответил.
– Demainnous allons avoir affaire a Koutouzoff! [Завтра мы будем иметь дело с Кутузовым!] – сказал Наполеон. – Посмотрим! Помните, в Браунау он командовал армией и ни разу в три недели не сел на лошадь, чтобы осмотреть укрепления. Посмотрим!
Он поглядел на часы. Было еще только четыре часа. Спать не хотелось, пунш был допит, и делать все таки было нечего. Он встал, прошелся взад и вперед, надел теплый сюртук и шляпу и вышел из палатки. Ночь была темная и сырая; чуть слышная сырость падала сверху. Костры не ярко горели вблизи, во французской гвардии, и далеко сквозь дым блестели по русской линии. Везде было тихо, и ясно слышались шорох и топот начавшегося уже движения французских войск для занятия позиции.
Наполеон прошелся перед палаткой, посмотрел на огни, прислушался к топоту и, проходя мимо высокого гвардейца в мохнатой шапке, стоявшего часовым у его палатки и, как черный столб, вытянувшегося при появлении императора, остановился против него.
– С которого года в службе? – спросил он с той привычной аффектацией грубой и ласковой воинственности, с которой он всегда обращался с солдатами. Солдат отвечал ему.
– Ah! un des vieux! [А! из стариков!] Получили рис в полк?
– Получили, ваше величество.
Наполеон кивнул головой и отошел от него.

В половине шестого Наполеон верхом ехал к деревне Шевардину.
Начинало светать, небо расчистило, только одна туча лежала на востоке. Покинутые костры догорали в слабом свете утра.
Вправо раздался густой одинокий пушечный выстрел, пронесся и замер среди общей тишины. Прошло несколько минут. Раздался второй, третий выстрел, заколебался воздух; четвертый, пятый раздались близко и торжественно где то справа.
Еще не отзвучали первые выстрелы, как раздались еще другие, еще и еще, сливаясь и перебивая один другой.
Наполеон подъехал со свитой к Шевардинскому редуту и слез с лошади. Игра началась.


Вернувшись от князя Андрея в Горки, Пьер, приказав берейтору приготовить лошадей и рано утром разбудить его, тотчас же заснул за перегородкой, в уголке, который Борис уступил ему.
Когда Пьер совсем очнулся на другое утро, в избе уже никого не было. Стекла дребезжали в маленьких окнах. Берейтор стоял, расталкивая его.
– Ваше сиятельство, ваше сиятельство, ваше сиятельство… – упорно, не глядя на Пьера и, видимо, потеряв надежду разбудить его, раскачивая его за плечо, приговаривал берейтор.
– Что? Началось? Пора? – заговорил Пьер, проснувшись.
– Изволите слышать пальбу, – сказал берейтор, отставной солдат, – уже все господа повышли, сами светлейшие давно проехали.
Пьер поспешно оделся и выбежал на крыльцо. На дворе было ясно, свежо, росисто и весело. Солнце, только что вырвавшись из за тучи, заслонявшей его, брызнуло до половины переломленными тучей лучами через крыши противоположной улицы, на покрытую росой пыль дороги, на стены домов, на окна забора и на лошадей Пьера, стоявших у избы. Гул пушек яснее слышался на дворе. По улице прорысил адъютант с казаком.
– Пора, граф, пора! – прокричал адъютант.
Приказав вести за собой лошадь, Пьер пошел по улице к кургану, с которого он вчера смотрел на поле сражения. На кургане этом была толпа военных, и слышался французский говор штабных, и виднелась седая голова Кутузова с его белой с красным околышем фуражкой и седым затылком, утонувшим в плечи. Кутузов смотрел в трубу вперед по большой дороге.
Войдя по ступенькам входа на курган, Пьер взглянул впереди себя и замер от восхищенья перед красотою зрелища. Это была та же панорама, которою он любовался вчера с этого кургана; но теперь вся эта местность была покрыта войсками и дымами выстрелов, и косые лучи яркого солнца, поднимавшегося сзади, левее Пьера, кидали на нее в чистом утреннем воздухе пронизывающий с золотым и розовым оттенком свет и темные, длинные тени. Дальние леса, заканчивающие панораму, точно высеченные из какого то драгоценного желто зеленого камня, виднелись своей изогнутой чертой вершин на горизонте, и между ними за Валуевым прорезывалась большая Смоленская дорога, вся покрытая войсками. Ближе блестели золотые поля и перелески. Везде – спереди, справа и слева – виднелись войска. Все это было оживленно, величественно и неожиданно; но то, что более всего поразило Пьера, – это был вид самого поля сражения, Бородина и лощины над Колочею по обеим сторонам ее.
Над Колочею, в Бородине и по обеим сторонам его, особенно влево, там, где в болотистых берегах Во йна впадает в Колочу, стоял тот туман, который тает, расплывается и просвечивает при выходе яркого солнца и волшебно окрашивает и очерчивает все виднеющееся сквозь него. К этому туману присоединялся дым выстрелов, и по этому туману и дыму везде блестели молнии утреннего света – то по воде, то по росе, то по штыкам войск, толпившихся по берегам и в Бородине. Сквозь туман этот виднелась белая церковь, кое где крыши изб Бородина, кое где сплошные массы солдат, кое где зеленые ящики, пушки. И все это двигалось или казалось движущимся, потому что туман и дым тянулись по всему этому пространству. Как в этой местности низов около Бородина, покрытых туманом, так и вне его, выше и особенно левее по всей линии, по лесам, по полям, в низах, на вершинах возвышений, зарождались беспрестанно сами собой, из ничего, пушечные, то одинокие, то гуртовые, то редкие, то частые клубы дымов, которые, распухая, разрастаясь, клубясь, сливаясь, виднелись по всему этому пространству.
Эти дымы выстрелов и, странно сказать, звуки их производили главную красоту зрелища.
Пуфф! – вдруг виднелся круглый, плотный, играющий лиловым, серым и молочно белым цветами дым, и бумм! – раздавался через секунду звук этого дыма.
«Пуф пуф» – поднимались два дыма, толкаясь и сливаясь; и «бум бум» – подтверждали звуки то, что видел глаз.
Пьер оглядывался на первый дым, который он оставил округлым плотным мячиком, и уже на месте его были шары дыма, тянущегося в сторону, и пуф… (с остановкой) пуф пуф – зарождались еще три, еще четыре, и на каждый, с теми же расстановками, бум… бум бум бум – отвечали красивые, твердые, верные звуки. Казалось то, что дымы эти бежали, то, что они стояли, и мимо них бежали леса, поля и блестящие штыки. С левой стороны, по полям и кустам, беспрестанно зарождались эти большие дымы с своими торжественными отголосками, и ближе еще, по низам и лесам, вспыхивали маленькие, не успевавшие округляться дымки ружей и точно так же давали свои маленькие отголоски. Трах та та тах – трещали ружья хотя и часто, но неправильно и бедно в сравнении с орудийными выстрелами.
Пьеру захотелось быть там, где были эти дымы, эти блестящие штыки и пушки, это движение, эти звуки. Он оглянулся на Кутузова и на его свиту, чтобы сверить свое впечатление с другими. Все точно так же, как и он, и, как ему казалось, с тем же чувством смотрели вперед, на поле сражения. На всех лицах светилась теперь та скрытая теплота (chaleur latente) чувства, которое Пьер замечал вчера и которое он понял совершенно после своего разговора с князем Андреем.
– Поезжай, голубчик, поезжай, Христос с тобой, – говорил Кутузов, не спуская глаз с поля сражения, генералу, стоявшему подле него.
Выслушав приказание, генерал этот прошел мимо Пьера, к сходу с кургана.
– К переправе! – холодно и строго сказал генерал в ответ на вопрос одного из штабных, куда он едет. «И я, и я», – подумал Пьер и пошел по направлению за генералом.
Генерал садился на лошадь, которую подал ему казак. Пьер подошел к своему берейтору, державшему лошадей. Спросив, которая посмирнее, Пьер взлез на лошадь, схватился за гриву, прижал каблуки вывернутых ног к животу лошади и, чувствуя, что очки его спадают и что он не в силах отвести рук от гривы и поводьев, поскакал за генералом, возбуждая улыбки штабных, с кургана смотревших на него.


Генерал, за которым скакал Пьер, спустившись под гору, круто повернул влево, и Пьер, потеряв его из вида, вскакал в ряды пехотных солдат, шедших впереди его. Он пытался выехать из них то вправо, то влево; но везде были солдаты, с одинаково озабоченными лицами, занятыми каким то невидным, но, очевидно, важным делом. Все с одинаково недовольно вопросительным взглядом смотрели на этого толстого человека в белой шляпе, неизвестно для чего топчущего их своею лошадью.
– Чего ездит посерёд батальона! – крикнул на него один. Другой толконул прикладом его лошадь, и Пьер, прижавшись к луке и едва удерживая шарахнувшуюся лошадь, выскакал вперед солдат, где было просторнее.
Впереди его был мост, а у моста, стреляя, стояли другие солдаты. Пьер подъехал к ним. Сам того не зная, Пьер заехал к мосту через Колочу, который был между Горками и Бородиным и который в первом действии сражения (заняв Бородино) атаковали французы. Пьер видел, что впереди его был мост и что с обеих сторон моста и на лугу, в тех рядах лежащего сена, которые он заметил вчера, в дыму что то делали солдаты; но, несмотря на неумолкающую стрельбу, происходившую в этом месте, он никак не думал, что тут то и было поле сражения. Он не слыхал звуков пуль, визжавших со всех сторон, и снарядов, перелетавших через него, не видал неприятеля, бывшего на той стороне реки, и долго не видал убитых и раненых, хотя многие падали недалеко от него. С улыбкой, не сходившей с его лица, он оглядывался вокруг себя.
– Что ездит этот перед линией? – опять крикнул на него кто то.
– Влево, вправо возьми, – кричали ему. Пьер взял вправо и неожиданно съехался с знакомым ему адъютантом генерала Раевского. Адъютант этот сердито взглянул на Пьера, очевидно, сбираясь тоже крикнуть на него, но, узнав его, кивнул ему головой.
– Вы как тут? – проговорил он и поскакал дальше.
Пьер, чувствуя себя не на своем месте и без дела, боясь опять помешать кому нибудь, поскакал за адъютантом.
– Это здесь, что же? Можно мне с вами? – спрашивал он.
– Сейчас, сейчас, – отвечал адъютант и, подскакав к толстому полковнику, стоявшему на лугу, что то передал ему и тогда уже обратился к Пьеру.
– Вы зачем сюда попали, граф? – сказал он ему с улыбкой. – Все любопытствуете?
– Да, да, – сказал Пьер. Но адъютант, повернув лошадь, ехал дальше.
– Здесь то слава богу, – сказал адъютант, – но на левом фланге у Багратиона ужасная жарня идет.
– Неужели? – спросил Пьер. – Это где же?
– Да вот поедемте со мной на курган, от нас видно. А у нас на батарее еще сносно, – сказал адъютант. – Что ж, едете?
– Да, я с вами, – сказал Пьер, глядя вокруг себя и отыскивая глазами своего берейтора. Тут только в первый раз Пьер увидал раненых, бредущих пешком и несомых на носилках. На том самом лужке с пахучими рядами сена, по которому он проезжал вчера, поперек рядов, неловко подвернув голову, неподвижно лежал один солдат с свалившимся кивером. – А этого отчего не подняли? – начал было Пьер; но, увидав строгое лицо адъютанта, оглянувшегося в ту же сторону, он замолчал.
Пьер не нашел своего берейтора и вместе с адъютантом низом поехал по лощине к кургану Раевского. Лошадь Пьера отставала от адъютанта и равномерно встряхивала его.
– Вы, видно, не привыкли верхом ездить, граф? – спросил адъютант.
– Нет, ничего, но что то она прыгает очень, – с недоуменьем сказал Пьер.
– Ээ!.. да она ранена, – сказал адъютант, – правая передняя, выше колена. Пуля, должно быть. Поздравляю, граф, – сказал он, – le bapteme de feu [крещение огнем].
Проехав в дыму по шестому корпусу, позади артиллерии, которая, выдвинутая вперед, стреляла, оглушая своими выстрелами, они приехали к небольшому лесу. В лесу было прохладно, тихо и пахло осенью. Пьер и адъютант слезли с лошадей и пешком вошли на гору.
– Здесь генерал? – спросил адъютант, подходя к кургану.
– Сейчас были, поехали сюда, – указывая вправо, отвечали ему.
Адъютант оглянулся на Пьера, как бы не зная, что ему теперь с ним делать.
– Не беспокойтесь, – сказал Пьер. – Я пойду на курган, можно?
– Да пойдите, оттуда все видно и не так опасно. А я заеду за вами.
Пьер пошел на батарею, и адъютант поехал дальше. Больше они не видались, и уже гораздо после Пьер узнал, что этому адъютанту в этот день оторвало руку.
Курган, на который вошел Пьер, был то знаменитое (потом известное у русских под именем курганной батареи, или батареи Раевского, а у французов под именем la grande redoute, la fatale redoute, la redoute du centre [большого редута, рокового редута, центрального редута] место, вокруг которого положены десятки тысяч людей и которое французы считали важнейшим пунктом позиции.
Редут этот состоял из кургана, на котором с трех сторон были выкопаны канавы. В окопанном канавами место стояли десять стрелявших пушек, высунутых в отверстие валов.
В линию с курганом стояли с обеих сторон пушки, тоже беспрестанно стрелявшие. Немного позади пушек стояли пехотные войска. Входя на этот курган, Пьер никак не думал, что это окопанное небольшими канавами место, на котором стояло и стреляло несколько пушек, было самое важное место в сражении.
Пьеру, напротив, казалось, что это место (именно потому, что он находился на нем) было одно из самых незначительных мест сражения.
Войдя на курган, Пьер сел в конце канавы, окружающей батарею, и с бессознательно радостной улыбкой смотрел на то, что делалось вокруг него. Изредка Пьер все с той же улыбкой вставал и, стараясь не помешать солдатам, заряжавшим и накатывавшим орудия, беспрестанно пробегавшим мимо него с сумками и зарядами, прохаживался по батарее. Пушки с этой батареи беспрестанно одна за другой стреляли, оглушая своими звуками и застилая всю окрестность пороховым дымом.
В противность той жуткости, которая чувствовалась между пехотными солдатами прикрытия, здесь, на батарее, где небольшое количество людей, занятых делом, бело ограничено, отделено от других канавой, – здесь чувствовалось одинаковое и общее всем, как бы семейное оживление.
Появление невоенной фигуры Пьера в белой шляпе сначала неприятно поразило этих людей. Солдаты, проходя мимо его, удивленно и даже испуганно косились на его фигуру. Старший артиллерийский офицер, высокий, с длинными ногами, рябой человек, как будто для того, чтобы посмотреть на действие крайнего орудия, подошел к Пьеру и любопытно посмотрел на него.
Молоденький круглолицый офицерик, еще совершенный ребенок, очевидно, только что выпущенный из корпуса, распоряжаясь весьма старательно порученными ему двумя пушками, строго обратился к Пьеру.
– Господин, позвольте вас попросить с дороги, – сказал он ему, – здесь нельзя.
Солдаты неодобрительно покачивали головами, глядя на Пьера. Но когда все убедились, что этот человек в белой шляпе не только не делал ничего дурного, но или смирно сидел на откосе вала, или с робкой улыбкой, учтиво сторонясь перед солдатами, прохаживался по батарее под выстрелами так же спокойно, как по бульвару, тогда понемногу чувство недоброжелательного недоуменья к нему стало переходить в ласковое и шутливое участие, подобное тому, которое солдаты имеют к своим животным: собакам, петухам, козлам и вообще животным, живущим при воинских командах. Солдаты эти сейчас же мысленно приняли Пьера в свою семью, присвоили себе и дали ему прозвище. «Наш барин» прозвали его и про него ласково смеялись между собой.
Одно ядро взрыло землю в двух шагах от Пьера. Он, обчищая взбрызнутую ядром землю с платья, с улыбкой оглянулся вокруг себя.
– И как это вы не боитесь, барин, право! – обратился к Пьеру краснорожий широкий солдат, оскаливая крепкие белые зубы.
– А ты разве боишься? – спросил Пьер.
– А то как же? – отвечал солдат. – Ведь она не помилует. Она шмякнет, так кишки вон. Нельзя не бояться, – сказал он, смеясь.
Несколько солдат с веселыми и ласковыми лицами остановились подле Пьера. Они как будто не ожидали того, чтобы он говорил, как все, и это открытие обрадовало их.