Итальянская партия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Итальянская партия
abcdefgh
8
8
77
66
55
44
33
22
11
abcdefgh
Начальные ходы 1. e2-e4 e7-e5 2. Kg1-f3 Kb8-c6 3. Cf1-c4 Cf8-c5
ECO C50–C54
Первое упоминание Гёттингенская рукопись, ок. 1490
Названо в честь Италии
Другое название Тихое начало
Категория дебюта Дебют королевского коня
В базе данных [www.365chess.com/opening.php?m=7&n=161&ms=e4.e5.Nf3.Nc6.Bc4.Bc5&ns=3.5.5.6.80.161 365chess]

Италья́нская па́ртия — шахматный дебют, начинающийся ходами:
1. e2-e4 e7-e5
2. Kg1-f3 Kb8-c6
3. Cf1-c4 Cf8-c5.

Относится к открытым началам.



История

Один из старейших шахматных дебютов. На итальянском звучит как Giuoco Piano (примерно как «джоко пьяно»), то есть «тихое начало». Анализы итальянских мастеров, успешно применявших его на практике (главным образом Педро Дамиано), появились уже в XVI веке. В намерения белых обычно входит быстрое образование сильного пешечного центра с помощью c2-c3 и d2-d4 и создание угроз слабому пункту «f7». Однако постепенно за чёрных были найдены успешные способы борьбы с этим планом. Чёрного слона на чёрном поле c5 (после хода 3. … Сf8-c5) часто называют «итальянским слоном» — черные могут сделать другой ход и тогда будет другое начало: к примеру 3. … Kf6 и дальше пойдет защита двух коней.

Основные продолжения

Игра может развиваться по трём основным направлениям.

1) Белые стремятся быстрее развить свои фигуры, не предпринимая пока никаких активных действий в центре. 4. d2-d3 d7-d6 5. Kb1-c3 Kg8-f6 6. 0-0 0-0 Это продолжение надёжно, однако оно не ставит перед чёрными сложных задач.

2) Белые стремятся захватить центр. 4. c2-c3 Kg8-f6! Ход чёрных Kf6 не даёт белым покоя — пешка e4 атакована. 5. d2-d4 e5:d4 6. c3:d4 Cc5-b4+ Атакованный слон уходит без потери времени. Если бы он отошёл на b6, то после 7. d5, пешки белых стали бы теснить неприятельские фигуры чёрных. 7. Cc1-d2 Cb4:d2+ 8. Kb1:d2 d7-d5! Преобладание белых в центре ликвидировано. Чёрные своевременным выпадом уравнивают шансы.

3) Третье направление гамбитное. Мы убедились, что, продолжая 4. c2-c3, при правильной игре за чёрных, белые не успевают построить сильный пешечный центр. Поэтому в начале XIX века английский шахматист Эванс предложил гамбитный ход 4. b2-b4, отдавая пешку. Это продолжение было названо в его честь гамбитом Эванса. 4. b2-b4 Cc5:b4 Принятие жертвы считается лучшим продолжением. Если чёрные отклонят гамбит, то белые сохранят инициативу, да и пешку тоже. 5. c2-c3 Жертва пешки позволила белым выиграть время, необходимое для захвата центра.

Напишите отзыв о статье "Итальянская партия"

Ссылки

  • webchess.ru/content/13/

Отрывок, характеризующий Итальянская партия

– Ну, сударыня, – начал старик, пригнувшись близко к дочери над тетрадью и положив одну руку на спинку кресла, на котором сидела княжна, так что княжна чувствовала себя со всех сторон окруженною тем табачным и старчески едким запахом отца, который она так давно знала. – Ну, сударыня, треугольники эти подобны; изволишь видеть, угол abc…
Княжна испуганно взглядывала на близко от нее блестящие глаза отца; красные пятна переливались по ее лицу, и видно было, что она ничего не понимает и так боится, что страх помешает ей понять все дальнейшие толкования отца, как бы ясны они ни были. Виноват ли был учитель или виновата была ученица, но каждый день повторялось одно и то же: у княжны мутилось в глазах, она ничего не видела, не слышала, только чувствовала близко подле себя сухое лицо строгого отца, чувствовала его дыхание и запах и только думала о том, как бы ей уйти поскорее из кабинета и у себя на просторе понять задачу.
Старик выходил из себя: с грохотом отодвигал и придвигал кресло, на котором сам сидел, делал усилия над собой, чтобы не разгорячиться, и почти всякий раз горячился, бранился, а иногда швырял тетрадью.
Княжна ошиблась ответом.
– Ну, как же не дура! – крикнул князь, оттолкнув тетрадь и быстро отвернувшись, но тотчас же встал, прошелся, дотронулся руками до волос княжны и снова сел.
Он придвинулся и продолжал толкование.
– Нельзя, княжна, нельзя, – сказал он, когда княжна, взяв и закрыв тетрадь с заданными уроками, уже готовилась уходить, – математика великое дело, моя сударыня. А чтобы ты была похожа на наших глупых барынь, я не хочу. Стерпится слюбится. – Он потрепал ее рукой по щеке. – Дурь из головы выскочит.
Она хотела выйти, он остановил ее жестом и достал с высокого стола новую неразрезанную книгу.
– Вот еще какой то Ключ таинства тебе твоя Элоиза посылает. Религиозная. А я ни в чью веру не вмешиваюсь… Просмотрел. Возьми. Ну, ступай, ступай!
Он потрепал ее по плечу и сам запер за нею дверь.
Княжна Марья возвратилась в свою комнату с грустным, испуганным выражением, которое редко покидало ее и делало ее некрасивое, болезненное лицо еще более некрасивым, села за свой письменный стол, уставленный миниатюрными портретами и заваленный тетрадями и книгами. Княжна была столь же беспорядочная, как отец ее порядочен. Она положила тетрадь геометрии и нетерпеливо распечатала письмо. Письмо было от ближайшего с детства друга княжны; друг этот была та самая Жюли Карагина, которая была на именинах у Ростовых:
Жюли писала:
«Chere et excellente amie, quelle chose terrible et effrayante que l'absence! J'ai beau me dire que la moitie de mon existence et de mon bonheur est en vous, que malgre la distance qui nous separe, nos coeurs sont unis par des liens indissolubles; le mien se revolte contre la destinee, et je ne puis, malgre les plaisirs et les distractions qui m'entourent, vaincre une certaine tristesse cachee que je ressens au fond du coeur depuis notre separation. Pourquoi ne sommes nous pas reunies, comme cet ete dans votre grand cabinet sur le canape bleu, le canape a confidences? Pourquoi ne puis je, comme il y a trois mois, puiser de nouvelles forces morales dans votre regard si doux, si calme et si penetrant, regard que j'aimais tant et que je crois voir devant moi, quand je vous ecris».