Евтич, Александар

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Йевтич, Александр»)
Перейти к: навигация, поиск
Александар Евтич
Общая информация
Родился 30 марта 1985(1985-03-30) (35 лет)
Шабац, СФРЮ
Гражданство Сербия и Черногория
Сербия
Рост 182 см
Вес 79 кг
Позиция нападающий
Информация о клубе
Клуб Ягодина
Номер
Карьера
Молодёжные клубы
?—2003 Црвена Звезда
Клубная карьера*
2003—2004 Балкан 30 (11)
2004—2005 Смедерево 6 (0)
2005 Железничар (Смедерево) 13 (2)
2005—2006 Мачва 27 (10)
2006—2007 Мачва 16 (3)
2007 Борац (Чачак) 11 (5)
2007—2009 Генчлербирлиги 6 (0)
2008   Борац (Чачак) 15 (3)
2008—2009   ОФК 28 (8)
2009—2011 Црвена Звезда 50 (12)
2011—2013 Цзянсу Сайнти 74 (22)
2014 Ляонин Хувин 24 (3)
2015 БАТЭ 7 (1)
2016—н.в. Ягодина 0 (0)
Национальная сборная**
2008 Сербия 1 (0)

* Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов, откорректировано по состоянию на 6 февраля 2016.

** Количество игр и голов за национальную сборную в официальных матчах.

Але́ксандар Е́втич[1] (серб. Aлекcaндap Jeвтић / Aleksandar Jevtić; 30 марта 1985, Шабац, СФРЮ) — сербский футболист, нападающий клуба «Ягодина».





Карьера

Клубная

Евтич прошёл школу «красно-белых» белградцев, затем перебирался в менее известные клубы. Играл за «Балкан» из Буковицы, две команды из Смедерево (одноимённый клуб и команду «Железничар»), «Мачву», «Борац» из Чачака, столичный ОФК и даже турецкий «Генчербирлиги». С 2009 по 2011 год выступал за «Црвену Звезду», затем перешёл в команду, представляющую китайскую Суперлигу «Цзянсу Сайнти». В 2014 году перешёл в другой китайский клуб «Ляонин Хувин». С августа по декабрь 2015 года являлся игроком белорусского футбольного клуба БАТЭ (Борисов), в составе которого провел 8 матчей в чемпионате и Кубке страны и забил 2 мяча[2].

В сборной

Единственную игру за сборную Сербии провёл 14 декабря 2008 года против Польши (0:1).

Напишите отзыв о статье "Евтич, Александар"

Примечания

  1. В русскоязычных источниках встречается ошибочное написание Йевтич
  2. [fcbate.by/ru/infocenter/club-news/id5126 Александар Евтич покидает БАТЭ]

Ссылки

  • [www.fcbate.by/ru/team/first-team/id9100 Профиль и статистика на сайте ФК БАТЭ]
  • [int.soccerway.com/players/aleksandar-jevtic/16227 Профиль на сайте soccerway.com(англ.)
  • [www.national-football-teams.com/v2/player.php?id=31333 Статистика на сайте National Football Teams(англ.)
  • [www.transfermarkt.com/aleksandar-jevtic/profil/spieler/47645 Профиль на сайте transfermarkt.com(англ.)


Отрывок, характеризующий Евтич, Александар

– Нет, и генерала нет.
Кавалергардский офицер, сев верхом, поехал к другому.
– Нет, уехали.
«Как бы мне не отвечать за промедление! Вот досада!» – думал офицер. Он объездил весь лагерь. Кто говорил, что видели, как Ермолов проехал с другими генералами куда то, кто говорил, что он, верно, опять дома. Офицер, не обедая, искал до шести часов вечера. Нигде Ермолова не было и никто не знал, где он был. Офицер наскоро перекусил у товарища и поехал опять в авангард к Милорадовичу. Милорадовича не было тоже дома, но тут ему сказали, что Милорадович на балу у генерала Кикина, что, должно быть, и Ермолов там.
– Да где же это?
– А вон, в Ечкине, – сказал казачий офицер, указывая на далекий помещичий дом.
– Да как же там, за цепью?
– Выслали два полка наших в цепь, там нынче такой кутеж идет, беда! Две музыки, три хора песенников.
Офицер поехал за цепь к Ечкину. Издалека еще, подъезжая к дому, он услыхал дружные, веселые звуки плясовой солдатской песни.
«Во олузя а ах… во олузях!..» – с присвистом и с торбаном слышалось ему, изредка заглушаемое криком голосов. Офицеру и весело стало на душе от этих звуков, но вместе с тем и страшно за то, что он виноват, так долго не передав важного, порученного ему приказания. Был уже девятый час. Он слез с лошади и вошел на крыльцо и в переднюю большого, сохранившегося в целости помещичьего дома, находившегося между русских и французов. В буфетной и в передней суетились лакеи с винами и яствами. Под окнами стояли песенники. Офицера ввели в дверь, и он увидал вдруг всех вместе важнейших генералов армии, в том числе и большую, заметную фигуру Ермолова. Все генералы были в расстегнутых сюртуках, с красными, оживленными лицами и громко смеялись, стоя полукругом. В середине залы красивый невысокий генерал с красным лицом бойко и ловко выделывал трепака.
– Ха, ха, ха! Ай да Николай Иванович! ха, ха, ха!..
Офицер чувствовал, что, входя в эту минуту с важным приказанием, он делается вдвойне виноват, и он хотел подождать; но один из генералов увидал его и, узнав, зачем он, сказал Ермолову. Ермолов с нахмуренным лицом вышел к офицеру и, выслушав, взял от него бумагу, ничего не сказав ему.
– Ты думаешь, это нечаянно он уехал? – сказал в этот вечер штабный товарищ кавалергардскому офицеру про Ермолова. – Это штуки, это все нарочно. Коновницына подкатить. Посмотри, завтра каша какая будет!


На другой день, рано утром, дряхлый Кутузов встал, помолился богу, оделся и с неприятным сознанием того, что он должен руководить сражением, которого он не одобрял, сел в коляску и выехал из Леташевки, в пяти верстах позади Тарутина, к тому месту, где должны были быть собраны наступающие колонны. Кутузов ехал, засыпая и просыпаясь и прислушиваясь, нет ли справа выстрелов, не начиналось ли дело? Но все еще было тихо. Только начинался рассвет сырого и пасмурного осеннего дня. Подъезжая к Тарутину, Кутузов заметил кавалеристов, ведших на водопой лошадей через дорогу, по которой ехала коляска. Кутузов присмотрелся к ним, остановил коляску и спросил, какого полка? Кавалеристы были из той колонны, которая должна была быть уже далеко впереди в засаде. «Ошибка, может быть», – подумал старый главнокомандующий. Но, проехав еще дальше, Кутузов увидал пехотные полки, ружья в козлах, солдат за кашей и с дровами, в подштанниках. Позвали офицера. Офицер доложил, что никакого приказания о выступлении не было.
– Как не бы… – начал Кутузов, но тотчас же замолчал и приказал позвать к себе старшего офицера. Вылезши из коляски, опустив голову и тяжело дыша, молча ожидая, ходил он взад и вперед. Когда явился потребованный офицер генерального штаба Эйхен, Кутузов побагровел не оттого, что этот офицер был виною ошибки, но оттого, что он был достойный предмет для выражения гнева. И, трясясь, задыхаясь, старый человек, придя в то состояние бешенства, в которое он в состоянии был приходить, когда валялся по земле от гнева, он напустился на Эйхена, угрожая руками, крича и ругаясь площадными словами. Другой подвернувшийся, капитан Брозин, ни в чем не виноватый, потерпел ту же участь.