Игер, Джина

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Йегер, Джина»)
Перейти к: навигация, поиск
Джина Игер
Jeana Yeager
Имя при рождении:

Джина Игер

Род деятельности:

авиатор

Дата рождения:

18 мая 1952(1952-05-18) (68 лет)

Место рождения:

Форт-Уэрт, Техас, США

Гражданство:

США США

Награды и премии:

Джина Игер (англ. Jeana Yeager; род. 18 мая 1952 года, Форт-Уэрт, Техас, США) — американская лётчица. Вместе с Диком Рутаномen совершила первый беспосадочный кругосветный полёт без дозаправки на самолёте «Вояджер» 14-23 декабря 1986 года[1]. Полёт занял 9 дней, 3 минуты и 44 секунды. Дальность полёта составила 40 211 км, что вдвое превышало мировой рекорд дальности полёта установленный на бомбардировщике Boeing B-52 в 1962 году. За этот рекорд лётчица была награждена Гражданской медалью президентаen (1986), Трофеем Хэрмона, Медалью Де Лавоen Международной авиационной федерации и стала первой женщиной, получившей Трофей Кольеen. Также награждена Медалью Эдварда Лонгстрета Института Франклинаen в 1988 году[2].





Биография

Родилась 18 мая 1952 года в Форт-Уэрте, шт. Техас, где провела детство. В возрасте 19 лет вышла замуж за офицера полиции. Развелась спустя пять лет, в 1977 году. После развода переехала в г. Санта-Роза, шт. Калифорния. Работала чертёжником и геодезистом в компании, специализировавшейся на геотермальной энергии. В 1978 году получила лицензию пилота. В начале карьеры пилотировала вертолёты[3].

В 1978 году получила место чертёжника в компании Project Private Enterprise известного конструктора ракетной техники Боба Труа (en. Bob Truax). Целью компании было создание полностью многоразового космического корабля[3].

С братьями Рутан познакомилась в 1980 году во время авиашоу в пустыне Мохаве в Калифорнии и была приглашениа на работу в их компании в качестве пилота-испытателя[3]. В начале 1980-х годов установила четыре рекорда скорости на самолётах Rutan EZ[1].

Интересные факты

У Джины есть известный однофамилец, пилот-испытатель Чак Игер[1], первым преодолевший скорость звука в управляемом горизонтальном полёте.

Напишите отзыв о статье "Игер, Джина"

Примечания

  1. 1 2 3 Onkst, David H [www.centennialofflight.net/essay/Explorers_Record_Setters_and_Daredevils/rutan/EX32.htm Dick Rutan, Jeana Yeager, and the Flight of the Voyager]. U.S. Centennial of Flight Commission.
  2. [www.fi.edu/winners/show_results.faw?gs=&ln=&fn=&keyword=&subject=&award=LONG+&sy=1987&ey=1989&name=Submit Franklin Laureate Database - Edward Longstreth Medal 1988 Laureates]. Franklin Institute. Проверено 14 ноября 2011.
  3. 1 2 3 [biography.yourdictionary.com/jeana-yeager Jeana Yeager] на сайте YourDictionary.

Ссылки

[www.goefoundation.org/index.php/eagles/biographies/y/yeager-jeana-l./ Jeana L. Yeger] на сайте Gathering of Eagles Foundation.


Отрывок, характеризующий Игер, Джина

– Marie, – сказала она, отстраняясь от пялец и переваливаясь назад, – дай сюда твою руку. – Она взяла руку княжны и наложила ее себе на живот.
Глаза ее улыбались ожидая, губка с усиками поднялась, и детски счастливо осталась поднятой.
Княжна Марья стала на колени перед ней, и спрятала лицо в складках платья невестки.
– Вот, вот – слышишь? Мне так странно. И знаешь, Мари, я очень буду любить его, – сказала Лиза, блестящими, счастливыми глазами глядя на золовку. Княжна Марья не могла поднять головы: она плакала.
– Что с тобой, Маша?
– Ничего… так мне грустно стало… грустно об Андрее, – сказала она, отирая слезы о колени невестки. Несколько раз, в продолжение утра, княжна Марья начинала приготавливать невестку, и всякий раз начинала плакать. Слезы эти, которых причину не понимала маленькая княгиня, встревожили ее, как ни мало она была наблюдательна. Она ничего не говорила, но беспокойно оглядывалась, отыскивая чего то. Перед обедом в ее комнату вошел старый князь, которого она всегда боялась, теперь с особенно неспокойным, злым лицом и, ни слова не сказав, вышел. Она посмотрела на княжну Марью, потом задумалась с тем выражением глаз устремленного внутрь себя внимания, которое бывает у беременных женщин, и вдруг заплакала.
– Получили от Андрея что нибудь? – сказала она.
– Нет, ты знаешь, что еще не могло притти известие, но mon реrе беспокоится, и мне страшно.
– Так ничего?
– Ничего, – сказала княжна Марья, лучистыми глазами твердо глядя на невестку. Она решилась не говорить ей и уговорила отца скрыть получение страшного известия от невестки до ее разрешения, которое должно было быть на днях. Княжна Марья и старый князь, каждый по своему, носили и скрывали свое горе. Старый князь не хотел надеяться: он решил, что князь Андрей убит, и не смотря на то, что он послал чиновника в Австрию розыскивать след сына, он заказал ему в Москве памятник, который намерен был поставить в своем саду, и всем говорил, что сын его убит. Он старался не изменяя вести прежний образ жизни, но силы изменяли ему: он меньше ходил, меньше ел, меньше спал, и с каждым днем делался слабее. Княжна Марья надеялась. Она молилась за брата, как за живого и каждую минуту ждала известия о его возвращении.


– Ma bonne amie, [Мой добрый друг,] – сказала маленькая княгиня утром 19 го марта после завтрака, и губка ее с усиками поднялась по старой привычке; но как и во всех не только улыбках, но звуках речей, даже походках в этом доме со дня получения страшного известия была печаль, то и теперь улыбка маленькой княгини, поддавшейся общему настроению, хотя и не знавшей его причины, – была такая, что она еще более напоминала об общей печали.
– Ma bonne amie, je crains que le fruschtique (comme dit Фока – повар) de ce matin ne m'aie pas fait du mal. [Дружочек, боюсь, чтоб от нынешнего фриштика (как называет его повар Фока) мне не было дурно.]
– А что с тобой, моя душа? Ты бледна. Ах, ты очень бледна, – испуганно сказала княжна Марья, своими тяжелыми, мягкими шагами подбегая к невестке.
– Ваше сиятельство, не послать ли за Марьей Богдановной? – сказала одна из бывших тут горничных. (Марья Богдановна была акушерка из уездного города, жившая в Лысых Горах уже другую неделю.)