Коммунистическая партия Советского Союза

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

(перенаправлено с «КПСС»)
Перейти к: навигация, поиск
Коммунистическая партия Советского Союза
Лидер:

генеральный (первый) секретарь ЦК КПСС

Основатель:

Владимир Ленин

Дата основания:

1 марта 1898
(как РСДРП),
24 апреля 1917
(как РСДРП(б))

Дата роспуска:

6 ноября 1991

Штаб-квартира:

СССР СССР, Москва, Старая площадь, д. 4

Идеология:

социализм, марксизм-ленинизм, коммунизм

Интернационал:

Коминтерн (19191943)
Коминформ (19471956)

Молодёжная организация:

ВЛКСМ,
Всесоюзная пионерская организация

Количество членов:

19 487 822 (1 января 1989)

Девиз:

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Партия — ум, честь и совесть нашей эпохи!

Мест в Съезде народных депутатов:
1957 / 2250
(12 созыв, 1989)
Гимн:

Интернационал,
Гимн партии большевиков (неофициально)

Партийная печать:

«Правда»

Персоналии:

члены партии в категории (9186 чел.)

К:Политические партии, основанные в 1898 году

К:Исчезли в 1991 году

Коммунисти́ческая па́ртия Сове́тского Сою́за[1] (офиц. аббр. КПСС; разг. па́ртия) — правящая политическая партия в Союзе Советских Социалистических Республик.

С начала 1920-х до марта 1990 года КПСС действовала в условиях однопартийной системы и обладала монопольным правом на политическую власть, что способствовало установлению в стране автократического режима. Этот статус был закреплён конституционно: в статье 126 Конституции 1936 года Коммунистическая партия провозглашалась «руководящим ядром» государственных и общественных организаций трудящихся, а в принятой в 1977 году Конституции СССР КПСС была, согласно статье 6, провозглашена руководящей и направляющей силой советского общества в целом[2]. В 1990 году конституционная монополия партии на политическую власть была отменена[3], однако в Конституции СССР даже в новой редакции соответствующих положений КПСС была отдельно выделена в числе прочих политических партий[4].

События 19—21 августа 1991 года послужили основанием для обвинения КПСС в антиконституционной деятельности. Указом Президента РСФСР от 6 ноября 1991 года деятельность КПСС и её республиканской организации — КП РСФСР была прекращена, организационные структуры распущены, имущество конфисковано. Однако Конституционный Суд РФ вынес судебное Постановление № 9-П от 30 ноября 1992 года в котором признал неконституционным запрет деятельности первичных организаций КПСС—КП РСФСР. Производство дела было прекращено в связи с распадом и утраты статуса общесоюзной организации[5].





Названия

РСДРПРСДРП(б)РКП(б)
ВКП(б)КПСС

История партии
Октябрьская революция
(1917)
Военный коммунизм
(1918—1921)
Новая экономическая политика
(1921—1928)
Ленинский призыв
(1924)
Внутрипартийная борьба
(1926—1933)
Сталинизм
(1933—1953)
Хрущевская оттепель
(1953—1964)
Период застоя
(1964—1985)
Перестройка
(1985—1991)

Партийная организация
Политбюро
Секретариат
Оргбюро
Центральный Комитет
Обком
Окружком
Горком
Райком
Партком

Руководители партии
В.И. Ленин
(1917—1924)
И.В. Сталин
(1924—1953)
Н.С. Хрущёв
(1953—1964)
Л.И. Брежнев
(1964—1982)
Ю.В. Андропов
(1982—1984)
К.У. Черненко
(1984—1985)
М.С. Горбачёв
(1985—1991)

Прочее
Устав
Съезды партии
Конференции партии
ВЛКСМ
Газета «Правда»
Ленинская гвардия
Оппозиции в ВКП(б)
Большой террор
Антипартийная группа
Генеральная линия партии


КП РСФСР
Евсекция

В разные годы своей деятельности в Российской империи, Российской республике и Советском Союзе партия имела разные наименования:

Российская социал-демократическая рабочая партия РСДРП 1898—1917
Российская социал-демократическая рабочая партия (большевиков) РСДРП(б) 1917—1918
Российская коммунистическая партия (большевиков)[6] РКП(б) 1918—1925
Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) ВКП(б) 1925—1952
Коммунистическая партия Советского Союза КПСС 1952—1991

История

Славой овеяна,
Волею спаяна,
Крепни и здравствуй во веки веков,
Партия Ленина,
Партия Сталина, —
Мудрая партия большевиков!

Гимн партии большевиков

1898—1917

Образование РСДРП

Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП) была создана в России в конце XIX века на базе нескольких социал-демократических групп и кружков («Союз борьбы за освобождение рабочего класса», группа «Киевской Рабочей газеты», «Бунд» и др.). Учредительный съезд РСДРП, на котором присутствовало 9 делегатов от различных марксистских организаций России, прошёл в Минске 13 — 15 марта 1898 года (все даты даны по новому стилю). Съезд провозгласил образование РСДРП и принял «Манифест Российской социал-демократической рабочей партии», однако фактически партия как централизованная политическая организация создана не была (в связи с тем, что почти сразу после съезда члены вновь избранного ЦК были арестованы, а большинство местных организаций РСДРП разгромлены)[7][8].

На II съезде РСДРП (30 июля — 23 августа 1903 года; Брюссель, затем Лондон) произошло окончательное организационное оформление партии — были приняты первая Программа партии, Устав партии, избраны центральные руководящие органы — Центральный комитет (ЦК) РСДРП и Центральный орган (ЦО) РСДРП (редакция газеты «Искра»). На съезде произошло оформление двух фракций РСДРП — большевиков во главе с В. И. Лениным и меньшевиков во главе с Г. В. Плехановым и Ю. С. Мартовым.

Основным поводом для раскола стал незначительный, на первый взгляд, пункт партийного устава; Ленин предлагал требовать от членов партии «личного участия», тогда как Мартов — «личного содействия». На деле же речь шла о допустимой степени централизма в партстроительстве; Ленин стремился к созданию жёстко централизованной организации, с обязательностью выполнения нижестоящими директив вышестоящих. Мартов же, по образцу западноевропейской социал-демократии, особенно по образцу наиболее авторитетной тогда германской партии, отстаивал принцип свободной ассоциации.

Многим социал-демократам казалась нелепостью ссора, произошедшая на II съезде. На уровне низовых организаций долгое время сохранялось единство; вплоть до мая 1917 года существовал целый ряд объединённых социал-демократических («большевистско-меньшевистских») партийных организаций на местах.

Уже с сентября 1903 года стороны начали ожесточённую борьбу за контроль над партийными организациями — ЦК, редакцией печатного органа «Искра», Заграничной лигой революционной социал-демократии (заграничной парторганизацией РСДРП), парторганизациями на местах. Ленину удалось удержать большинство в ЦК, тогда как меньшевики получили большинство в редакции «Искры» и в Совете партии. Большинство парторганизаций Центральной России, также Одессы и Кавказа поддержали большевиков, тогда как донецкая, киевская и другие парторганизации присоединились к меньшевикам.

РСДРП во время Революции 1905—1907 гг.

В 1904 году Ленин приступил к формированию собственных фракционных органов: фактически параллельное ЦК Бюро комитетов большинства (распущено в преддверии III съезда) и собственный печатный орган (газета «Вперёд»). В 1905 году большевики и меньшевики провели два параллельных «съезда РСДРП»: большевики в Лондоне, а меньшевики в Женеве.

Крупным поражением Ленина стал IV («объединительный») съезд РСДРП в Стокгольме (1906). Его сторонники оказались в меньшинстве. В ЦК прошло 7 меньшевиков и 3 большевика, редакция печатного органа стала на 100 % меньшевистской. Вместе с тем в 1907 году Ленин образовал новый фракционный руководящий орган — Большевистский центр (распущен решением пленума ЦК в январе 1910 года, как руководящий орган фракционного раскола); были созданы новый фракционный печатный орган и даже фракционная касса.

Организационное обособление большевиков

Подавление революции 1905—1907 годов привело партию к серьёзному кризису. Численность РСДРП сократилась в 7 раз, многие руководящие органы многократно арестовывались. Партийные организации были густо «нашпигованы» полицейскими провокаторами, среди которых особую известность снискал член ЦК и член большевистской фракции Госдумы IV созыва Р. В. Малиновский.

На VI (Пражской) конференции РСДРП (5 — 17 января 1912 года) большевики организационно оформились в самостоятельную партию[9]. Из 14 делегатов с решающим голосом 12 были большевиками, а двое — меньшевиками-«партийцами» (представляли группу Г. В. Плеханова). Национальные организации и те местные группы, которые находились под влиянием меньшевиков, отклонили направленные им приглашения на конференцию и не признали её в качестве Всероссийской и общепартийной. В августе 1912 года Л. Д. Троцкий, стоявший тогда на объединительных позициях, созвал в Вене «параллельную» партконференцию. Большевики на Венскую партконференцию (так называемый «августовский блок») не явились. Последняя попытка воссоединения большевистского и меньшевистского крыльев социал-демократии провалилась.

Окончательно большевистская фракция РСДРП выделилась в Российскую социал-демократическую рабочую партию (большевиков) (РСДРП(б)) только на VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б) в мае 1917 года.

РСДРП(б) между Февралём и Октябрём

На момент Февральской революции большевики являлись лишь третьей по влиятельности силой среди социалистов. Непосредственно во время событий последний царский министр внутренних дел А. Д. Протопопов арестовал большевистский Петроградский комитет, из известных крупных большевиков в городе в это время находился только Шляпников, все члены ЦК были в ссылке либо эмиграции. Ядром революционного Петросовета стала Рабочая группа Центрального военно-промышленного комитета, в целом меньшевистская («гвоздёвцы»), и вплоть до осени 1917 года в Советах сохранялось эсеро-меньшевистское большинство.

После своего возвращения из эмиграции в апреле 1917 года Ленин немедленно взял курс на захват большевиками власти в стране с целью осуществления радикальных преобразований. Быстро преодолев сопротивление в рядах собственной партии, он добился принятия своей программы («Апрельских тезисов»)[10]. Первая крупная попытка захвата власти в июле 1917 года (Июльские дни) едва не закончилась для большевистской партии катастрофой и полным уничтожением. В ходе этих событий Троцкий окончательно оставил все попытки преодолеть раскол до недавнего времени единой РСДРП и присоединился к большевизму, войдя на VI съезде РСДРП(б) в состав ЦК.

Съезд, проходивший в Петрограде в нелегальных условиях с 8 по 16 августа 1917 года, принял решение о подготовке вооружённого восстания[11].

Осенью 1917 года большевикам удалось «оседлать» поднимавшуюся революционную волну, успешно играя на пробуждённых революцией глубинных анархистских инстинктах народа. В ходе большевизации Советов они захватывают контроль над Советами Петрограда и Москвы и большинством Советов рабочих и солдатских депутатов на местах, солдатскими комитетами Северного и Западного фронтов, Балтийским флотом[11][12]. Вместе с тем в традиционных органах самоуправления, в частности, Петроградской городской думе, большевики остаются в меньшинстве. Их представительство в Советах крестьянских депутатов остаётся ничтожным (из 455 таких Советов в 264 даже не было большевистских фракций).

Опираясь на контроль над Петросоветом, Петроградским гарнизоном и Кронштадтской военно-морской базой, большевики начали подготовку вооружённого выступления в преддверии II Всероссийского съезда советов рабочих и солдатских депутатов.

Октябрь 1917 — 1921 годы

В результате вооружённого восстания 7 ноября (25 октября по старому стилю) 1917 года было сформировано Временное Рабоче-Крестьянское Правительство. Меньшевики и эсеры негативно отнеслись к восстанию, назвав его «авантюрой Ленина и Троцкого», «военным заговором» и «бланкистским переворотом». В знак протеста они объявили бойкот, покинув заседания II Съезда Советов. В результате, исторический первый состав Совнаркома (Временного Рабоче-Крестьянского правительства) был на 100 % большевистским.

На этом этапе, по всей видимости, большевики ещё не планировали установления диктатуры своей партии. В деятельности основного органа восстания — Петроградского ВРК принимали широкое участие левые эсеры, а также анархисты. В знак протеста против произошедшего восстания в Петрограде, правоцентристское большинство ЦК эсеров исключило из партии всех представителей своего левого крыла, поддержавших большевиков. Левые эсеры окончательно выделились в самостоятельную партию.

В декабре 1917 года оформилась правительственная коалиция; в состав Совнаркома вошёл ряд левых эсеров, принявших также деятельное участие в организации ЧК и ряда других органов. Популярным лозунгом «умеренных» стало «однородное социалистическое правительство» — широкая правительственная коалиция всех социалистических партий, требование, на котором настаивал исполком железнодорожного профсоюза Викжель, угрожая остановкой перевозок.

Временное Рабоче-Крестьянское Правительство провело ряд прогрессивных реформ — было установлено полное и всеобщее гражданское равноправие, которое было распространено и на военнослужащих, был введён восьмичасовой рабочий день, выборный, гласный, равный для всех суд, признана независимость Финляндии. При этом был распущен 25 октября 1917 года Временный совет Российской республики, ряд других органов.

Выборы в Учредительное собрание фактически начались ещё до прихода большевиков к власти, и никак ими не контролировались, причём Комиссия по проведению выборов (Всевыборы) Октябрьскую революцию не признала. Результаты выборов показали, что крестьянское большинство России поддерживает эсеров; осознав, что их курс на радикальные преобразования под угрозой, коалиция большевиков и левых эсеров 6 января 1918 года разогнала Всероссийское учредительное собрание.

В мае 1918 года ввела государственную монополию на торговлю сельско-хозяйственной продукцией. Первые попытки введения продразвёрстки, по образцу других воюющих держав, предприняло ещё царское правительство в декабре 1916 года, однако из-за яростного сопротивления крестьянских общин эти попытки провалились. Также безуспешными оказались аналогичные попытки Временного правительства в 1917 году. В мае 1918 года большевики вновь вернулись к продразвёрстке.

В первой половине 1918 года наметилась новая тенденция; опираясь на большевизированных солдат рассеянных по всей России запасных полков, большевики разгоняли те Советы на местах, где им не удалось получить большинства. Власть передавалась либо большевистской фракции Совета, либо целиком невыборному ревкому. Отношения с правыми эсерами стремительно портились; они всё больше склонялись к терактам против лидеров большевизма, по образу дореволюционного террора против царских чиновников и генералов. После восстания Чехословацкого корпуса реальностью стала так называемая «демократическая контрреволюция» — вооружённое эсеро-белогвардейское сопротивление большевизму. Основной ударной силой этого сопротивления стало правоконсервативное офицерство, тогда как эсеры, выступая как идеологи движения, декларировали принцип так называемого «обволакивания» белогвардейских элементов. Очень скоро такой подход закончился провалом, офицерство всё более склонялось к военной диктатуре, и не нуждалось в эсерах. В декабре 1918 колчаковцы расстреляли в Омске ряд видных эсеров и меньшевиков, членов Учредительного собрания.

Параллельно испортились и отношения большевиков со вчерашними союзниками. В апреле 1918 года были разогнаны анархистские организации в Москве, обвинённые в разложении, перерождении в «анархо-бандитизм», подготовке вооружённого переворота. Наращивая давление на эсеров, большевики взяли курс на замену проэсеровских сельских советов пробольшевистскими комбедами. Недовольство непопулярным Брестским миром, введением продовольственной диктатуры и особенно комбедами вызвало восстание левых эсеров в июле 1918 года. Это неудачное и плохо организованное выступление закончилось политической смертью левых эсеров; партия раскололась на ряд осколков, часть которых предпочли осудить восстание, и сотрудничать с большевиками.

В августе 1918 произошла серия терактов против лидеров большевизма, в ответ на которую был официально объявлен «красный террор».

По факту, с июля 1918 года в России на 70 лет установилась однопартийная система. Партии меньшевиков и эсеров, в целях совместной борьбы с Колчаком, затем несколько раз легализовывались и вновь запрещались. Окончательно они прекратили своё существование только в 1923—1925 годах.

В частности, в декабре 1918 года меньшевики, под впечатлением от колчаковского переворота в Сибири и поражения Германии в мировой войне (что позволило большевикам денонсировать непопулярный Брестский мир) объявили о сотрудничестве с большевизмом и даже провели ряд партийных мобилизаций в Красную Армию, однако уже с марта 1919 года вновь столкнулись с репрессиями. Другим примером подобных колебаний стала эсеровская группа «Народ» (см. Уфимская делегация), решившая поддержать большевиков в их вооружённой борьбе с колчаковцами, за что была решением ЦК ПСР исключена из партии.

Множество рядовых эсеров и особенно меньшевиков предпочли вступить в большевистскую партию, рассчитывая сделать карьеру. До четверти делегатов X съезда РКП(б) 1921 года являлись выходцами из других партий, главным образом, бывшими меньшевиками. Кроме того, с 1917 года целый ряд маленьких и слабых партий и фракций, поодиночке не имевших никаких политических перспектив, предпочли вступить в компартию: социал-демократическая фракция «межрайонцев» (июль 1917), Российская социалистическая рабочая партия интернационалистов (бывшая фракция меньшевиков-интернационалистов, или «новожизненцы», самораспустились и присоединились к РКП(б) в 1920 году), ряд осколков партии левых эсеров: Партия народников-коммунистов (1918), Партия революционного коммунизма (1920), также ряд национальных левых партий: еврейская партия Бунд (на деле вошли в состав РКП(б) только частично), младобухарцы, украинские боротьбисты и др.

23 марта 1919 года была принята новая программа РКП(б), согласно которой главной целью партии объявлялось установление и защита «советской демократии», которую РКП(б) толковало как власть советов рабочих и крестьянских депутатов и их съездов, и противопоставляли её обычной («буржуазной») демократии в виде парламентского государства.

К концу 1920 года сложилась противоречивая картина: большевикам удалось уничтожить все основные очаги вооружённого сопротивления, однако в то же время вся страна оказалась буквально «затоплена» множеством «зелёных» крестьянских восстаний. Принудительные изъятия хлеба подтолкнули крестьян к массовому сокращению посевов, что при первом же серьёзном неурожае вызвало массовый голод с миллионами жертв.

Под давлением Ленина X съезд РКП(б) (1921) заменил продразвёрстку более лёгким продналогом, в течение года страна взяла курс на восстановление свободы торговли и частного предпринимательства (см. НЭП).

1921—1941

В августе 1922 года ЦК РКП(б) создал специальную комиссию, которая должна была подготовить проект предложений по вопросу о будущих взаимоотношениях между РСФСР и другими советскими республиками. Под руководством И. В. Сталина был подготовлен проект «автономизации», предусматривавший вхождение этих республик в состав РСФСР. Однако В. И. Ленин отверг данный проект, настояв на создании Союза Советских Социалистических Республик (СССР), в который РСФСР и другие союзные республики вошли бы на началах равноправия. В итоге 27 декабря в Москве был подписан Договор об образовании СССР, а 30 декабря 1922 года договор был одобрен I Всесоюзным съездом Советов[13]. После этого в декабре 1925 года на XIV съезде партии РКП(б) была переименована во Всесоюзную Коммунистическую партию (большевиков) — ВКП(б).

1920-е годы ознаменовались тяжёлой внутрипартийной фракционной борьбой. По её итогам из возможных кандидатов на роль преемника Ленина победил Сталин, с 1927—1929 годов взявший курс на коллективизацию, индустриализацию и культурную революцию.

В середине 1920-х годов партия была реформирована — численность членов Центрального Комитета ВКП(б) была расширена, а сам ЦК стал играть роль «внутрипартийного парламента», съезд ВКП(б) стал созываться раз в 5 лет, роль исполнительного органа партии перешла к Секретариату ЦК ВКП(б). В 1937 году коммунисты восстановили парламент, который оставался полностью подконтрольным правительству. По их же решению в 1930-е годы была проведена индустриализация СССР.

1941—1945

В годы Великой Отечественной войны в действующую армию было направлено свыше 1,5 млн коммунистов, значительное количество действовало в составе партизанских отрядов и подпольных организаций на оккупированной территории. Несмотря на потери, в период войны численность партии увеличилась на 1,6 млн человек[14][15]. К началу Великой Отечественной войны в вооружённых силах СССР насчитывалось 654 тыс. коммунистов, к январю 1945 года их количество увеличилось до 3 031 тысяч. В общей сложности в течение Великой Отечественной войны в партию были приняты около 4 млн человек[16].

После вхождения в октябре 1944 года Тувы в состав Советского Союза как автономной области члены правившей в ТНР Тувинской Народной Революционной Партии не включались в ВКП(б) автоматически: члены ТНРП должны были вновь вступить в состав ВКП(б). 18 октября 1944 года было образовано Бюро Тувинского обкома ВКП(б), состав которого был предварительно утверждён секретарём ЦК ВКП(б) Г. М. Маленковым. Из 7 518 человек в приёме было отказано 3 574 (основные причины: политическая пассивность, наличие репрессированных родственников, владение крупной частной собственностью)[17].

1945—1991

В октябре 1952 года на XIX съезде партии её название было вновь изменено: ВКП(б) была переименована в Коммунистическую партию Советского Союза — КПСС[18].

Во многом поворотным пунктом в истории партии и всего Советского Союза стал прошедший в феврале 1956 года XX съезд КПСС, на котором первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущёв выступил с докладом «О культе личности и его последствиях». В докладе был осуждён культ личности Сталина. Съезд положил начало развенчанию социальных мифов сталинизма, дал толчок обновлению советского общества и освобождению общественного сознания от догм и стереотипов[19]. После XX съезда было пересмотрено большое количество судебных дел, которые были сфабрикованы на основе надуманных, ложных и ошибочных обвинений; многие репрессированные люди были реабилитированы[20].

В октябре 1964 года пост первого (с марта 1966 года — генерального) секретаря ЦК КПСС занял Л. И. Брежнев. Он положил конец ряду недостаточно продуманных мероприятий, предпринятых Хрущёвым, и в первый период своего 18-летнего периода пребывания на руководящем посту провёл в стране достаточно серьёзные экономические реформы. Однако в начале 1970-х гг. стали снижаться темпы развития советской промышленности, осуществление реформ зашло в тупик, а страна стала скользить к краю кризиса. С середины 1970-х гг. наблюдается окостенение идеологии, в партии и обществе нарастает инертность, усиливается бюрократизм; идеологическое воспитание членов партии приобретает всё более формальный характер, теряет содержательность и убедительность, приводя к ослабеванию их веры в идеалы коммунизма. Попытки непосредственных преемников Брежнева на посту генерального секретаря ЦК — Ю. В. Андропова (ноябрь 1982 — февраль 1984 года) и К. У. Черненко (февраль 1984 — март 1985 года) — исправить положение дел к серьёзным изменениям не привели[21].

В марте 1985 года генеральным секретарём ЦК КПСС стал М. С. Горбачёв. По его инициативе начались широкомасштабные реформы, получившие название «перестройки»[22].

14 марта 1990 года был принят закон, вносивший в Конституцию СССР масштабные поправки, которые, в частности, исключали из текста 6-й статьи Конституции упоминание о руководящей роли КПСС и разрешали создание других политических партий[23]. При этом в рядах самой КПСС нарастают дезориентация и идейный разброд, возникает моральное отчуждение членов партийных организаций от масс, а сами партийные организации различного уровня бездействуют[24].

В 1990—1991 годах начался массовый выход из партии рядовых членов[25], возмущённых вскрывшимися фактами злоупотребления властью и потерявших веру в моральное право и способность КПСС управлять обществом. Ряд членов руководящих органов КПСС участвовали в деятельности ГКЧП.

Деятельность КПСС была приостановлена 23 августа 1991 года, её имущество конфисковано[26]. Партия была запрещена в России 6 ноября 1991 года указом Президента РСФСР Б. Н. Ельцина[27]. Однако, согласно ст. 22 Закона СССР от 9 октября 1990 года «Об общественных объединениях» принятие решения о ликвидации общесоюзной политической партии находилось в компетенции Верховного суда СССР[28]. 30 ноября 1992 года Конституционный суд РФ признал незаконным роспуск всей партии, законным был признан только лишь роспуск руководящих структур КПСС и руководящих структур её российской республиканской организации — КП РСФСР.

Уже на следующий день после запрета КПСС возникло движение «Трудовая Россия», 23 ноября — «Российская Коммунистическая Рабочая Партия», 14 декабря — «Российская Партия Коммунистов»,

26 марта 1993 года, после снятия запрета с деятельности первичных организации КПСС-КП РСФСР, был в Москве проведен ХХIX съезд КПСС, на котором было решено преобразовать партию в Союз коммунистических партий — Коммунистическая партия Советского Союза[29], российской секцией которой стала Коммунистическая партия Российской Федерации (воссозданная КП РСФСР) и которая является самой многочисленной и пользуется наибольшей поддержкой среди прочих коммунистических партий России. Одновременно была произведена реформа СКП—КПСС — Центральный Комитет КПСС был заменён Советом СКП—КПСС, Секретариат ЦК КПСС Центральным Исполнительным Комитетом СКП—КПСС. Коммунистическая Партия Российской Федерации получала большинство в Государственной Думе, в 1998—1999 годах входила в правительство.

Дело КПСС

В ноябре 1992 года Конституционный суд России принял постановление по «делу КПСС»[30]. Суд посчитал не соответствующими Конституции предписание Президента провести расследование фактов антиконституционной деятельности КП РСФСР и национализации собственности КПСС. Конституционными были признаны приостановка деятельности органов и организаций КП РСФСР и роспуск руководящих структур КПСС и КП РСФСР (но не оргструктур первичных парторганизаций, образованных по территориальному принципу).

Суд констатировал, что в лице Коммунистической партии Советского Союза в СССР господствовал режим неограниченной, опирающейся на насилие власти сравнительно небольшой группы партийных функционеров во главе с Политбюро ЦК КПСС под руководством Генерального секретаря. Высшие руководящие органы и должностные лица КПСС «действовали в подавляющем большинстве случаев втайне от рядовых членов КПСС, а нередко — и от ответственных партийных руководителей более низкого уровня и лиц партийного аппарата. На нижестоящих уровнях управления вплоть до района реальная власть принадлежала первым секретарям соответствующих партийных комитетов. Лишь на уровне первичных организаций КПСС имела черты общественного объединения, хотя производственный принцип формирования этих организаций ставил членов КПСС в зависимость от их руководства, тесно связанного с администрацией»[31]. Руководящие структуры КПСС были инициаторами, а структуры на местах — исполнителями «политики репрессий в отношении миллионов советских людей, в том числе в отношении депортированных народов»[31].

Период правления КПСС характеризовался сращиванием аппаратов государственной власти и управления с аппаратом коммунистической партии[32]. Руководящие структуры КПСС «присвоили государственно-властные полномочия и активно их реализовывали, препятствуя нормальной деятельности конституционных государственных органов»[31]. Руководители КПСС и работники её аппарата самостоятельно и, как правило, в нарушении действующего законодательства решали многие вопросы, входящие в компетенцию соответствующих органов государственной власти и управления. Благодаря фактическому и, во многих случаях, юридическому подчинению себе всех институтов государства, КПСС обладала надгосударственным суверенитетом в рамках советской государственной системы, ставившим КПСС над законом: её деятельность была неподнадзорна органам прокуратуры, в отношении имущества КПСС не осуществлялся финансовый контроль государства, имели место случаи неосновательного обогащения партии за счёт государства в нарушение союзного и республиканского законодательства[31].

Решение российского государственного руководства о ликвидации руководящих структур КПСС было продиктовано объективной необходимостью исключить возврат к прежнему положению и ликвидировать структуры, повседневная практика которых была основана на том, что КПСС занимала в государственном механизме положение, не согласующееся с основами конституционного строя страны и республик Союза ССР[31].

Членство

Для вступления в КПСС требовались рекомендации двух членов партии (с партийным стажем не менее года). После одобрения этих рекомендаций беспартийный становился кандидатом в члены КПСС и ему выдавалась кандидатская карточка.

Исторически количество требуемых рекомендаций изменялось, и, в 1920—30-е годы могло зависеть от социальной принадлежности (две рекомендации, три, пять). Мог изменяться и срок кандидатского стажа (один год, два, три).

Все члены партии и кандидаты были обязаны ежемесячно платить партийные взносы. Отметки об уплате членских взносов указывались в Партийном билете.

В 1917 году численность РКП(б) составляла 350 тыс. чел. После смерти Ленина в 1924 был проведён массовый набор в партию рабочих («ленинский призыв»).

В 1923 году партия насчитывала 386 тыс. чел., в 1924 году 735 тыс. чел., в 1927 году 1 236 тыс., в 1930 году 1 971 тыс., в 1934 — 2 809 тыс. чел. Исследователь Маслов Н. Н. указывает, что за период 1920—1929 гг. численность рабочего класса за счёт восстановления промышленности до довоенного уровня выросла в 5 раз, в первую очередь за счёт деклассированной крестьянской молодёжи. На 1927—1929 гг. каждый седьмой рабочий не умел читать и писать.

В 1937 году численность членов ВКП(б) составляла 1 453 828 человек[15].

По своему социальному составу на 1 января 1973 года 40,7 % членов КПСС являлись заводскими рабочими, 14,7 % — колхозниками[15].

Так как государственная идеология утверждала, что КПСС является партией трудового народа, при наборе новых членов партия старалась выдержать квоту, сохраняя в своих рядах определённый процент рядовых колхозников и заводских рабочих.

В связи с большой численностью партии, абсолютное большинство членов партии состояло из рядовых коммунистов.

В марте 1990 года, с принятием нового Устава КПСС (последнего в её истории) на пленуме ЦК КПСС, кандидатский стаж в КПСС, составлявший на тот момент 1 год, был полностью отменён — для упрощения порядка приёма новых членов. Все кандидаты были автоматически переведены в члены партии. Причина состояла в том, что к тому моменту среди партийных интеллектуалов уже наметилась тенденция к выходу из КПСС. До 1985 года кандидатский стаж составлял 2 года, ещё раньше 3 года[33].

Особенностью КПСС являлась её организационная структура. В состав КПСС входили коммунистические партии четырнадцати из пятнадцати республик СССР, при этом крупнейшая из республик, РСФСР, не имела собственной компартии, и партийные организации на её территории подчинялись общесоюзным органам КПСС. Коммунистическая партия РСФСР была образована только в 1990 году, однако после августовского путча была запрещена указом президента РСФСР; восстановлена как КПРФ в 1993 году.

Организационная структура

В состав входили 14 правящих республиканских Коммунистических партий СССР: до июня 1990 года РСФСР оставалась единственной республикой Советского Союза, не имевшей республиканской компартии, которая базировалась на Центральной структуре КПСС. В 1940—1956 гг. существовала КП Карело-Финской ССР.

Республика Партия
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика Коммунистическая партия РСФСР
(с 1990 года)
Украинская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Украины
Белорусская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Беларуси
Узбекская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Узбекистана
Казахская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Казахстана
Грузинская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Грузии
Азербайджанская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Азербайджана
Литовская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Литвы
Молдавская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Молдовы
Латвийская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Латвии
Киргизская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Киргизии
Таджикская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Таджикистана
Армянская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Армении
Туркменская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Туркменистана
Эстонская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Эстонии
Карело-Финская Советская Социалистическая Республика Коммунистическая партия Карело-Финской ССР
(1940—1956)

Структура

Центральные органы

Высшим органом КПСС являлся съезд партии, который изначально созывался ежегодно, но после 1925 года съезды стали нерегулярными: был даже промежуток в 13 лет (19391952 годы), между съездами — Центральный комитет, избирался Съездом, между заседаниями Центрального комитета — Политическое бюро Центрального комитета (до 1919 года — Бюро Центрального комитета, в 1952—1966 — Президиум Центрального комитета), избиралось Центральным комитетом, высший исполнительный орган — Секретариат Центрального комитета, избирался Центральным комитетом, высшее должностное лицо — Генеральный секретарь Центрального комитета (до 1919 г. — Председатель Центрального комитета, в 1919—1922 гг. — Ответственный секретарь Центрального комитета, в 1934—1953 гг. — должность отсутствовала[34], в 1953—1966 гг. — Первый секретарь Центрального комитета), избирался Центральным комитетом, высший контрольный орган — Комитет партийного контроля (в 1962—1965 гг. — Комитеты партийно-государственного контроля, в 1934—1952 гг. — Комиссия партийного контроля, в 1920—1934 гг. — Центральная контрольная комиссия), избиралась Центральным комитетом, высший аудиторский орган — Центральная ревизионная комиссия, избиралась съездом.

Съезды были важнейшими событиями в её жизни, во время которых определялись основные направления политики партии и формировались составы её высших органов. Всего было проведено 28 съездов. Первым считается учредительный съезд Российской социал-демократической рабочей партии в Минске (1898), последним — 28-й съезд КПСС в Москве в 1990-м году. Согласно уставу, высшую руководящую роль в Партии должен был играть съезд партии, но фактически, после запрета в 1921 году внутрипартийных фракций и групп, высшую руководящую силу получил сначала Центральный комитет и Политическое бюро Центрального комитета, а с 1924 г. — Генеральный секретарь ЦК, ставший де-факто главой СССР.

Республиканские органы

Высшие органы коммунистических партий союзных республик — съезды, избирались областными конференциями (в союзных республиках не имевших областного деления — районными конференциями), между съездами — центральные комитеты, избирались съездами, между заседаниями центральных комитетов — политические бюро центральных комитетов, избирались центральными комитетами, исполнительные органы — секретариаты центральных комитетов, избирались центральными комитетами, высшие должностные лица — первые секретари центральных комитетов, избирались центральными комитетами.

Местные органы

Коммунистические партии союзных республик состояли из областных организаций (до 1928 года — губернских организаций) по одной на область или край и городских организаций городов республиканского подчинения по одной на город республиканского подчинения, областные организации из районных организаций (до 1930 года — окружных организаций, до 1928 года — уездных организаций) по одной на район и городских организаций городов областного подчинения по одной на город областного подчинения, городские организации из районных организаций районов в городах по одной на район в городе, уездные организации до 1928 года делились на волостные организации, районные организации и городские организации городов областного подчинения не имевших районного деления состояли из первичных организаций (до 1934 года — на партийные ячейки) по одной на предприятие, по одной на часть Советской Армии и по одной на сельский комитет и (с 1972 г.) на домоуправление, первичные организации предприятий состоявшие более чем из 50 членов состояли из цеховых организаций (до 1934 года из цеховых ячеек) по одной на цех, первичные организации состоящие менее чем из 50 членов и цеховые организации состояли с 1972 года из партийных групп по одной на бригаду и звено.

Высшие органы областных организаций — областные конференции (до 1928 г. — губернские конференции), избирались районными конференциями, между областными конференциями — областные комитеты (до 1928 г. — губернские комитеты), избирались областными конференциями, между заседаниями областные комитетов — бюро областных комитетов (до 1928 г. — бюро губернских комитетов) избирались областными комитетами, исполнительные органы — секретариаты областных комитетов (до 1928 г. — секретариаты губернских комитетов), избирались областными комитетами, высшие должностные лица — первые секретари областных комитетов (до 1930 г. — ответственные секретари областных комитетов, до 1928 г. — ответственные секретари губернских комитетов, до 1920 г. — председатели губернских комитетов), избирались областными комитетами.

Высшие органы районных организаций — районные конференции (до 1928 г. — уездные конференции, до 1934 года в большинстве районов их функции выполняли общие собрания), избирались партийными собраниями, между районными конференциями — районные комитеты (до 1928 г. уездные комитеты), избирались районными конференциями, между заседаниями районного комитета — бюро районных комитетов (до 1928 г. — бюро уездных комитетов), избирались районными комитетами, исполнительные органы — секретариаты районных комитетов (до 1928 г. — секретариаты уездных комитетов), избирались районными комитетами, высшие должностные лица — первые секретари районных комитетов (до 1930 г. — ответственные секретари окружных комитетов, до 1928 г. — ответственные секретари уездных комитетов, до 1920 г. — председатели уездных комитетов), избирались районными комитетами.

Высшие органы городских организаций — городские конференции, избирались партийными собраниями (в городах с районным делением — районными конференциями), между городскими конференциями — городские комитеты, избирались городскими конференциями, между заседаниями городских комитетов — бюро городских комитетов, избирались городскими комитетами, исполнительные органы — секретариаты городских комитетов, избирались городскими комитетами, высшие должностные лица — первые секретари городских комитетов (до 1930 г. — ответственные секретари городских комитетов, до 1920 г. — председатели городских комитетов), избирались городскими комитетами.

Высшие органы волостных организаций — общие собрания (в крупных волостных организациях — волостные конференции, избиравшиеся общими собраниями ячеек), между общими собраниями или волостными конференциями — волостные комитеты, избиравшиеся общими собраниями или волостными конференциями, высшие должностные лица — ответственные секретари волостных комитетов (до 1920 г. — председатели волостных комитетов), избирались общими собраниями или волостными конференциями.

Высшие органы первичных организаций — партийные собрания, между партийными собраниями — партийные бюро (в первичных организациях состоящих менее чем из 15 членов — секретарь партийной организации (до 1972 года — партийные организаторы[35]) и заместитель секретаря партийной организации, в первичных организациях заводов состоящих более чем из 300 членов (в первичных организациях колхозов и совхозов — более чем из 50 членов) — партийные комитеты, до 1972 года партийные комитеты существовали во всех первичных партийных организациях объединяющих более 15 членов), избирались партийными собраниями, высшие должностные лица — секретари первичных организаций (до 1972 года — секретари партийных комитетов, до 1934 года — секретари партийных ячеек), избирались партийными собраниями.

Высшие органы цеховых организаций — партийные собрания, между партийными собраниями — партийные бюро (в цеховых организациях состоящих менее чем из 15 членов — секретарь партийной организации и заместитель секретаря партийной организации, до 1972 года во всех цеховых организациях — партийные организаторы), избирались партийными собраниями, высшие должностные лица — секретари цеховых организаций, избирались партийными собраниями.

Высшие органы партийных групп — партийные собрания, между партийными собраниями — групповые организаторы, избираемые партийными собраниями.

В самых маленьких партийных ячейках секретари являлись действующими работниками соответствующих заводов, поликлиник, школ и т. д. Крупные ячейки возглавлялись «освобождённым секретарём», получавшим заработную плату из бюджета партии.

Партийный аппарат

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Во всех партийный комитетах (цеховых, районных, окружных, городских, областных, краевых, центральных комитетах республиканских компартий и Центральном Комитете КПСС) существовала одинаковая структура партийного аппарата:

  • инструкторы
  • сектора
  • отделы
  • секретари
  • бюро

Особое положение занимал ЦК КПСС, который обладал более сложной и более часто меняющейся структурой отделов, чем нижестоящие комитеты. Так, в ЦК КПСС, помимо отделов, существовали управления, комиссии и обособленные структурные подразделения, а сами отделы были организованы не только по отраслевому, но и по территориальному признаку — например, существовал Отдел легкой и пищевой промышленности ЦК КПСС по РСФСР. К 1991 году структура аппарата ЦК КПСС приняла следующий вид:

  • отдел ЦК КПСС по связям с общественно-политическими организациями
  • государственно-правовой отдел ЦК КПСС
  • отдел ЦК КПСС по законодательным инициативам и правовым вопросам
  • отдел национальной политики ЦК КПСС
  • отдел аграрной политики ЦК КПСС
  • оборонный отдел ЦК КПСС
  • международный отдел ЦК КПСС
  • организационный отдел ЦК КПСС
  • гуманитарный отдел ЦК КПСС
  • идеологический отдел ЦК КПСС
  • отдел социально-экономической политики ЦК КПСС
  • общий отдел ЦК КПСС
  • Управление делами ЦК КПСС

Всего в 1917—1991 гг. в аппарате ЦК КПСС существовали следующие подразделения:

  • Агитационно-пропагандистский отдел ЦК РКП(б) — ВКП(б) (1920—1928)
  • Аграрный отдел ЦК КПСС (1988—1990)
  • Административный отдел ЦК ВКП(б) — КПСС (1948—1953)
  • Административный отдел ЦК КПСС (1954 —)
  • Государственно-правовой отдел ЦК КПСС (1988—1990)
  • Гуманитарный отдел ЦК КПСС (1990—1991)
  • Идеологический отдел ЦК КПСС (1962—1965)
  • Идеологический отдел ЦК КПСС (1988—1991)
  • Идеологический отдел ЦК КПСС по промышленности РСФСР (1962—1964)
  • Идеологический отдел ЦК КПСС по сельскому хозяйству РСФСР (1962—1964)
  • Издательский отдел ЦК РКП(б) (1919 —)
  • Иностранный отдел ЦК ВКП(б) (1943 —)
  • Инспекторско-разъездной отдел ЦК РКП(б) (1919—1920)
  • Информационно-статистический отдел ЦК РКП(б) (1919—1920)
  • Информационный отдел ЦК РКП(б) — ВКП(б) (1924—1930)
  • Международный отдел ЦК КПСС (1988—1991)
  • Международный отдел ЦК КПСС по связям с коммунистическими партиями капиталистических стран (1957—1988)
  • Оборонный отдел ЦК КПСС (1988—1991)
  • Общий отдел ЦК РКП(б) (1919)
  • Общий отдел ЦК КПСС (1953—1991)
  • Организационно-инструкторский отдел ЦК РКП(б) (1919—1924)
  • Организационно-инструкторский отдел ЦК ВКП(б) (1930—1934)
  • Организационно-инструкторский отдел ЦК ВКП(б) (1939—1946)
  • Организационно-распределительный отдел ЦК РКП(б) — ВКП(б) (1924—1930)
  • Организационный отдел ЦК КПСС (1990—1991)
  • Отдел агитации Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1939—1947)
  • Отдел агитации и массовых кампаний ЦК ВКП(б) (1930—1934)
  • Отдел агитации, пропаганды и печати ЦК ВКП(б) (1928—1930)
  • Отдел агитационно-массовой работы Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1947—1948)
  • Отдел административно-хозяйственных и профсоюзных кадров ЦК ВКП(б) (1930—1934)
  • Отдел административных и торгово-финансовых органов ЦК КПСС (1953—1954)
  • Отдел административных и торгово-финансовых органов ЦК КПСС по РСФСР (1956—1962)
  • Отдел административных органов ЦК КПСС ( — 1988)
  • Отдел административных органов ЦК КПСС по РСФСР (1962—1966)
  • Отдел бумажной промышленности Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1945—1947)
  • Отдел внешней политики ЦК ВКП(б) (1945—1948)
  • Отдел внешнеполитической пропаганды ЦК КПСС (1978—1982)
  • Отдел внешних сношений ЦК ВКП(б) (1948—1949)
  • Отдел высших учебных заведений Управления кадров ЦК ВКП(б) ( — 1948)
  • Отдел единого партбилета и партийной статистики Управления по проверке партийных органов ЦК ВКП(б) (1946—1948)
  • Отдел естественных и технических наук и высших учебных заведений ЦК ВКП(б) — КПСС (1952—1953)
  • Отдел заграничных кадров ЦК КПСС (1965—1973)
  • Отдел здравоохранения, социального обеспечения и физической культуры ЦК КПСС (1962)
  • Отдел издательств Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1945—1947)
  • Отдел информации ЦК РКП(б) (1920—1921)
  • Отдел информации ЦК КПСС (1958—1959)
  • Отдел информации ЦК КПСС (1965—1968)
  • Отдел искусств Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1947—1948)
  • Отдел истории партии ЦК РКП(б) — ВКП(б) (1920—1928)
  • Отдел кадров дипломатических и внешнеторговых органов ЦК ВКП(б) — КПСС (1949—1962)
  • Отдел кадров дипломатических и внешнеэкономических органов ЦК КПСС (1962—1965)
  • Отдел кадров Наркомата обороны Управления кадров ЦК ВКП(б) (1940)
  • Отдел кадров партийных органов Управления кадров ЦК ВКП(б) (1946—1948)
  • Отдел кадров советских органов Управления кадров ЦК ВКП(б) (1946—1947)
  • Отдел кадров тяжёлого машиностроения Управления кадров ЦК ВКП(б) (1939—1944)
  • Отдел кадров угольной промышленности Управления кадров ЦК ВКП(б) (1941—1948)
  • Отдел кадров чёрной металлургии Управления кадров ЦК ВКП(б) (1940—1943)
  • Отдел кинематографии Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1943—1947)
  • Отдел кинематографии Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1948)
  • Отдел культурно-просветительских учреждений Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1939—1948)
  • Отдел культурно-просветительской работы ЦК ВКП(б) (1935—1939)
  • Отдел культуры ЦК КПСС (1955—1962)
  • Отдел культуры ЦК КПСС (1965—1988)
  • Отдел культуры и пропаганды ЦК ВКП(б) (1930—1934)
  • Отдел культуры и пропаганды ленинизма ЦК ВКП(б) (1934—1935)
  • Отдел лёгкой и пищевой промышленности ЦК КПСС (1958—1962)
  • Отдел лёгкой и пищевой промышленности ЦК КПСС (1965—1983)
  • Отдел лёгкой и пищевой промышленности ЦК КПСС по РСФСР (1962)
  • Отдел лёгкой, пищевой промышленности и торговли ЦК КПСС (1962—1965)
  • Отдел лёгкой, пищевой промышленности и торговли ЦК КПСС по РСФСР (1962—1966)
  • Отдел лёгкой и пищевой промышленности ЦК КПСС (1965—1983)
  • Отдел лёгкой промышленности и товаров народного потребления ЦК КПСС (1983—1988)
  • Отдел лесной и бумажной промышленности Управления кадров ЦК ВКП(б) (1946—1947)
  • Отдел литературы Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1947—1948)
  • Отдел марксистко-ленинской подготовки и переподготовки партийных кадров Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1939—1947)
  • Отдел машиностроения ЦК ВКП(б) — КПСС (1948—1952)
  • Отдел машиностроения ЦК КПСС (1954—1988)
  • Отдел машиностроения ЦК КПСС по РСФСР (1962—1966)
  • Отдел международной информации ЦК КПСС (1982—1986)
  • Отдел международной политики ЦК ВКП(б) (1943—1945)
  • Отдел местных газет Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1945—1948)
  • Отдел науки Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1942—1948)
  • Отдел науки, высших учебных заведений и школ ЦК КПСС (1955—1962)
  • Отдел науки и высших учебных заведений ЦК ВКП(б) (1950—1952)
  • Отдел науки и культуры ЦК КПСС (1953—1955)
  • Отдел науки и учебных заведений ЦК КПСС (1965—1988)
  • Отдел науки и учебных заведений ЦК КПСС по РСФСР (1964—1966)
  • Отдел науки, научно-технических изобретений и открытий ЦК ВКП(б) (1935 —)
  • Отдел науки, школ и культуры ЦК КПСС по РСФСР (1956—1962)
  • Отдел национальной политики ЦК КПСС (1990—1991)
  • Отдел оборонной промышленной ЦК КПСС (1954—1988)
  • Отдел организационно-партийной работы ЦК КПСС (1965—1988)
  • Отдел организационно-партийной работы ЦК КПСС по РСФСР (1965—1966)
  • Отдел партийного строительства и кадровой политики ЦК КПСС (1988—1990)
  • Отдел партийной информации Управления по проверке партийных органов ЦК ВКП(б) (1946—1948)
  • Отдел партийной пропаганды Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1939—1948)
  • Отдел партийной пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1935—1938)
  • Отдел партийных органов ЦК КПСС по РСФСР (1954—1962)
  • Отдел партийных органов ЦК КПСС по РСФСР (1964—1965)
  • Отдел партийных органов ЦК КПСС по промышленности РСФСР (1962—1964)
  • Отдел партийных органов ЦК КПСС по сельскому хозяйству РСФСР (1962—1964)
  • Отдел партийных органов ЦК КПСС по союзным республикам (1954—1965)
  • Отдел партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК ВКП(б) — КПСС (1948—1954)
  • Отдел печати Управления кадров ЦК ВКП(б) (1947)
  • Отдел печати Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1939—1947)
  • Отдел печати ЦК РКП(б) — ВКП(б) (1924—1928)
  • Отдел печати и издательств ЦК ВКП(б) (1935—1938)
  • Отдел писем ЦК КПСС (1978—1985)
  • Отдел плановых и финансовых органов ЦК КПСС (1965—1982)
  • Отдел по авиационному моторостроению Управления кадров ЦК ВКП(б) (1930—1934)
  • Отдел ЦК КПСС по вопросам работы Президиума Верховного Совета СССР (1963—1965)
  • Отдел ЦК КПСС по законодательным инициативам и правовым вопросам (1990—1991)
  • Отдел по организационно-уставным вопросам Управления по проверке партийных органов ЦК ВКП(б) (1946—1948)
  • Отдел ЦК КПСС по промышленности, перерабатывающей сельскохозяйственное сырьё (1962—1965)
  • Отдел ЦК РКП(б) по работе в деревне (1919—1921)
  • Отдел ЦК ВКП(б) по работе в деревне (1928—1930)
  • Отдел ЦК КПСС по работе с заграничными кадрами и выездам за границу (1973—1988)
  • Отдел ЦК РКП(б) — ВКП(б) по работе среди женщин (1919—1926)
  • Отдел ЦК КПСС по руководству делом подбора и распределения кадров во всех партийных, общественных и государственных органах (1952—1955)
  • Отдел ЦК КПСС по связям с зарубежными коммунистическими партиями (1953—1957)
  • Отдел ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран (1957—1988)
  • Отдел ЦК КПСС по связям с коммунистическими партиями (1953—1957)
  • Отдел ЦК КПСС по связям с общественно-политическими организациями (1990—1991)
  • Отдел ЦК КПСС по экономическому сотрудничеству с социалистическими странами (1962—1965)
  • Отдел полиграфии и бумаги Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1942—1945)
  • Отдел полиграфической промышленности Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1945—1947)
  • Отдел промышленности вооружения Управления кадров ЦК ВКП(б) ( — 1948)
  • Отдел промышленности по переработке сельскохозяйственного сырья и торговли ЦК КПСС по РСФСР (1962—1964)
  • Отдел промышленности товаров широкого потребления и продовольственных товаров ЦК КПСС (1954—1958)
  • Отдел пропагандистских групп Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1942—1947)
  • Отдел пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) — КПСС (1948—1956)
  • Отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС (1965—1988)
  • Отдел пропаганды и агитации (устной и печатной) ЦК ВКП(б) (1938—1939)
  • Отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС по РСФСР (1956—1962)
  • Отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС по РСФСР (1964—1966)
  • Отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам (1956—1962)
  • Отдел пропаганды марксизма-ленинизма в вузах Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1942—1947)
  • Отдел работниц и крестьянок ЦК ВКП(б) (1926—1930)
  • Отдел радиовещания и радиофикации Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1944—1947)
  • Отдел радиофикации и радиовещания Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1948)
  • Отдел руководящих партийных органов ЦК ВКП(б) (1934—1939)
  • Отдел самолётостроения Управления кадров ЦК ВКП(б) (1946)
  • Отдел сельского хозяйства и пищевой промышленности ЦК КПСС (1983—1988)
  • Отдел сельскохозяйственного машиностроения ЦК КПСС (1980—1985)
  • Отдел социально-экономической политики ЦК КПСС (1990—1991)
  • Отдел среднего машиностроения Управления кадров ЦК ВКП(б) (1939—1943)
  • Отдел строительства ЦК КПСС (1954—1988)
  • Отдел строительства ЦК КПСС по РСФСР (1962—1966)
  • Отдел торговли и бытового обслуживания ЦК КПСС (1965—1988)
  • Отдел торгово-финансовых и плановых органов ЦК КПСС (1954—1962)
  • Отдел торговых и финансовых органов ЦК КПСС (1962)
  • Отдел транспорта и связи ЦК КПСС (1954—1988)
  • Отдел тяжёлой промышленности ЦК ВКП(б) — КПСС (1948—1952)
  • Отдел тяжёлой промышленности ЦК КПСС (1954—1983)
  • Отдел тяжёлой промышленности и энергетики ЦК КПСС (1983—1988)
  • Отдел тяжёлой промышленности, транспорта и связи ЦК КПСС по РСФСР (1962—1966)
  • Отдел философских и правовых наук и высших учебных заведений ЦК ВКП(б) — КПСС (1952—1953)
  • Отдел химической промышленности ЦК КПСС (1962—1988)
  • Отдел художественной литературы Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1943—1948)
  • Отдел художественной литературы и искусства ЦК ВКП(б) — КПСС (1950—1953)
  • Отдел цветной металлургии Управления кадров ЦК ВКП(б) (1939—1943)
  • Отдел центральных газет Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1947—1948)
  • Отдел школ ЦК ВКП(б) (1935—1946)
  • Отдел школ Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (1946—1948)
  • Отдел школ ЦК ВКП(б) — КПСС (1950—1956)
  • Отдел экономических и исторических наук и высших учебных заведений ЦК ВКП(б) — КПСС (1952—1953)
  • Планово-торгово-финансовый отдел ЦК ВКП(б) — КПСС (1948—1953)
  • Планово-финансово-торговый отдел ЦК ВКП(б) (1934—1939)
  • Политико-административный отдел ЦК ВКП(б) (1934—1939)
  • Производственный отдел партийных издательств Управления делами ЦК КПСС (1989)
  • Промышленно-транспортный отдел ЦК КПСС (1952—1954)
  • Промышленно-транспортный отдел ЦК КПСС по РСФСР (1956—1962)
  • Промышленный отдел ЦК ВКП(б) (1934 —)
  • Распределительный отдел ЦК ВКП(б) (1930)
  • Секретно-оперативный отдел ЦК РКП(б) (1920—1921)
  • Секретный отдел ЦК ВКП(б) (1926—1934)
  • Сельскохозяйственный отдел ЦК ВКП(б) (1932—1946)
  • Сельскохозяйственный отдел ЦК ВКП(б) — КПСС (1948—1954)
  • Сельскохозяйственный отдел ЦК КПСС (1965—1983)
  • Сельскохозяйственный ЦК КПСС по РСФСР (1954—1966)
  • Сельскохозяйственный отдел ЦК КПСС по союзным республикам (1954—1965)
  • Социально-экономический отдел ЦК КПСС (1988—1990)
  • Статистический отдел ЦК РКП(б) — ВКП(б) (1921—1930)
  • Транспортный отдел ЦК ВКП(б) (1934 —)
  • Транспортный отдел ЦК ВКП(б) (1942—1946)
  • Транспортный отдел ЦК ВКП(б) — КПСС (1948—1952)
  • Учётно-распределительный отдел ЦК РКП(б) (1919—1924)
  • Учётный отдел ЦК ВКП(б) (1932—1934)
  • Учётный отдел Управления кадров ЦК ВКП(б) (1946—1948)
  • Финансово-бюджетный отдел Управления делами ЦК КПСС (1989)
  • Финансовый отдел ЦК РКП(б) — ВКП(б) (1919—1927)
  • Школьно-просветительный отдел ЦК РКП(б) (1919)
  • Экономический отдел ЦК КПСС (1982—1988)
  • Особый сектор ЦК ВКП(б) — КПСС (1934—1953)
  • Главное управление специальной службы при ЦК ВКП(б) — КПСС (1949—1953)
  • Внешнеполитическая комиссия ЦК ВКП(б) — КПСС (1949—1952)
  • Идеологическая комиссия ЦК КПСС (1958—1966)
  • Идеологическая комиссия ЦК КПСС (1988—1990)
  • Комиссия по выездам за границу при ЦК ВКП(б) — КПСС (1950—1960)
  • Комиссия по выездам за границу при ЦК КПСС (1967—1973)
  • Комиссия ЦК КПСС по вопросам аграрной политики (1988—1990)
  • Комиссия ЦК КПСС по вопросам международной политики (1988—1990)
  • Комиссия ЦК КПСС по вопросам партийного строительства и кадровой политики (1988—1990)
  • Комиссия ЦК КПСС по вопросам правовой политики (1988—1990)
  • Комиссия ЦК КПСС по вопросам социально-экономической политики (1988—1990)
  • Комиссия ЦК КПСС по организационным и партийным вопросам (1962—1965)
  • Комиссия ЦК КПСС по связям с иностранными коммунистическими партиями (1952—1953)
  • Постоянная идеологическая комиссия ЦК КПСС (1990—1991)
  • Постоянная комиссия ЦК КПСС по аграрной политике (1990—1991)
  • Постоянная комиссия ЦК КПСС по вопросам женщин и семьи (1990—1991)
  • Постоянная комиссия ЦК КПСС по национальной политике (1990—1991)
  • Постоянная комиссия ЦК КПСС по обновлению деятельности первичных партийных организаций (1990—1991)
  • Постоянная комиссия ЦК КПСС по проблемам международной политики (1990—1991)
  • Постоянная общественно-политическая комиссия ЦК КПСС (1990—1991)
  • Постоянная социально-экономическая комиссия ЦК КПСС (1990—1991)
  • Центральный архив материалов о кадрах ЦК ВКП(б) — КПСС (1948—1953)
  • Центр обработки информации при Отделе торгово-финансовых и плановых органов — Экономическом — Социально-экономическом отделе — Отделе Социально-экономической политики ЦК КПСС (1970—1991)
  • Институт В. И. Ленина при ЦК РКП(б) — ВКП(б) (1923—1931)
  • Институт К. Маркса и Ф. Энгельса при ВЦИК — ЦИК СССР (1921—1931)
  • Институт Маркса-Энгельса-Ленина при ЦК ВКП(б) — КПСС (1931—1953)
  • Институт Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина при ЦК КПСС (1953—1956)
  • Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (1956—1991)
  • Газета «Правда» (1917—1991)

КПСС в государственных и общественных институтах СССР

Партийный контроль

Силовые ведомства

Руководство КПСС уделяло особое внимание своим государственным силовым ведомствам. В частности, в обязанности Комитета государственной безопасности СССР (КГБ СССР) входила охрана руководителей КПСС и Правительства СССР, организация и обеспечение правительственной связи, а также борьба с национализмом, инакомыслием и антисоветской деятельностью. Также в задачу КГБ входило обеспечение Центрального комитета КПСС и высших органов государственной власти и управления СССР информацией, затрагивающей государственную безопасность и оборону страны, социально-экономическое положение в Советском Союзе и вопросы внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности советского государства и коммунистической партии. Официальный девиз КГБ — «Верность партии — верность Родине» — означал, что верность партии — это верность Советской Родине. Все сотрудники КГБ были обязаны с ранних лет быть членами комсомола (ВЛКСМ) и Коммунистической партии Советского Союза[36].

Партийный контроль также был на государственном уровне в советской армии, в частности, Министерство обороны СССР выдавало призывникам военные билеты, где обязательными пунктами указывалось членство в партии и комсомоле. Местные комитеты комсомола, где был закреплён комсомолец, (член ВЛКСМ), выдавали комсомольские путёвки для прохождения срочной военной службы. В каждой воинской части и военных учебных заведениях существовали партийные и комсомольские ячейки, замполиты и политруки (заместители командиров по идеологической и воспитательной работе с личным составом). В частях находились партийные комнаты (красный уголок). Офицерский состав был обязан состоять в партии. Аналогичный партийный контроль был в управлениях и отделениях МВД СССР[37][38][39].

Законодательные органы власти

Молодёжные организации КПСС

Для воспитания будущих строителей коммунизма, в духе идей марксизма-ленинизма и патриотизма к Советской родине, на государственном уровне существовала детская Всесоюзная пионерская организация и молодёжная комсомольская организация ВЛКСМ (Комсомол), деятельность которых носила государственный и всеохватывающий характер. Пионерские дружины существовали в каждой школе, приём осуществлялся с 9 лет. До Пионерской организации, дети с 7 лет принимались пионерами в младшие группы октябрят[40].

В средних образовательных учреждениях дружины Пионерской организацией делились: «Школа — Дружина», «Класс — отряд». Как правило, Пионерские дружины носили имена героев. Пионерская организация бесплатно, массово обеспечивала советских детей внешкольным досугом с помощью всевозможных тематических кружков, клубов и Дворцов Пионеров. Школьные пионерские отряды делились на звенья по 4-7 пионеров в каждом, члены звеньев оказывали друг другу взаимопомощь в учёбе, звенья, отряды и дружины соревновались друг с другом за лучшие показатели в учёбе, поведении, сборе металлолома и макулатуры и т. д.

Большое внимание партия уделяла оздоровлению подрастающего поколения. Летом пионеры направлялись в загородные Пионерские лагеря созданные по типу санаторно-курортного летнего отдыха. Пионеры брали шефство над юными октябрятами.

С 14 лет пионеры принимались в Комсомол (молодёжную организацию ВЛКСМ). После окончания школы и поступления комсомольца в среднее профессиональное, специальное, техническое или высшее учебное заведение (училище, техникум, институт) комсомолец закреплялся в местной комсомольской ячейке своего учебного заведения и участвовал в общественной и культурной деятельности.

В школах комсомольцы брали шефство над пионерами, из комсомольцев формировался вожатский состав в летние пионерские лагеря, строительные студенческие отряды. После окончания учебного заведения ВЛКСМ сохранял контроль и связь со своими членами. По прибытии на место работы комсомольцы ставились на учёт в местной комсомольской организации предприятия или учреждения[41].

Комсомольская ячейка наряду с партийной, существовала на каждом предприятии, организации или учреждении. На предприятиях комсомольская ячейка была в каждом цехе. Работой комсомольских первичных ячеек осуществляли «Секретари» и «Комсорги», избранные в её руководство на собраниях. Их деятельность находились на полном материальном обеспечении. Из работающих членов ВЛКСМ, в поддержку милиции для патрулирования улиц, формировались комсомольские отряды народных дружин (ДНД). Участие в которых материально поощрялось в виде дополнительных рабочих часов, премий, дней к отпуску по основному месту работы комсомольца. После достижения 28 лет, комсомольская организация предоставляла служебную характеристику (официальный документ, содержащий оценку деловых и личных качеств человека) в партийную организацию КПСС, если комсомолец был готов продолжить своё общественное участие в жизни советского общества.

Партийные информационные издания

Официальным печатным органом ЦК КПСС являлась газета «Правда», одна из ведущих советских центральных газет, наряду с официальной газетой Верховного Совета «Известия» (полные названия в разные годы «Известия Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов», «Известия Советов рабочих и крестьянских депутатов», «Известия Советов народных депутатов»), профсоюзной газетой «Труд» и другими газетами.

По образцу газеты «Правда» было образовано множество других популярных газет — газета комсомола «Комсомольская правда», пионерской организации «Пионерская правда», разнообразные региональные газеты (республиканские, областные, городские и проч.).

ЦК КПСС издавал также официальный журнал «Коммунист». Важную роль в системе государственной агитации занимало издание Всесоюзного общества «Знание» «Аргументы и факты».

Подготовка кадров

Подготовка кадров партийных работников производилась в сети Высших партийных школ, при республиканских ЦК. Общее методическое руководство осуществляла Высшая партийная школа при ЦК КПСС. Действовала очная и заочная формы обучения. Различались программы для учащихся уже имевших высшее образование и на базе среднего образования. Партийные школы готовили не только партийных, но и государственных руководителей.

Международное сотрудничество

После распада Международной организации Коминтерн координацией международного коммунистического движения занимался Международный отдел ЦК КПСС.

В филателии

<center>

Преемники

Ряд организационных структур КПСС не признали законность запрета и отказали его исполнять, практически продолжая действовать нелегально.

Наиболее крупной из организаций-наследниц КПСС в форме является Союз коммунистических партий — Коммунистическая партия Советского Союза. 26-27 марта 1993 года в Москве состоялся съезд организации, объявленный XXIX съездом КПСС, участники которого объявили о преобразовании КПСС в СКП-КПСС. Лидером организации с 1993—2001 гг. являлся бывший секретарь ЦК КПСС Олег Шенин[17].

Организационная структура КПСС в РСФСР стала базой для создания Коммунистической партии Российской Федерации[42].

В 2001 г. СКП-КПСС раскололся на две части: большинство партий переизбрало руководство, и председателем Совета СКП-КПСС стал Г. А. Зюганов. К 2009 г. в СКП-КПСС состояло 17 партий из всех союзных республик бывшего СССР, кроме Таджикистана, а также из автономий — Южной Осетии, Абхазии и Приднестровья.

Часть партий осталась под руководством О. С. Шенина. В 2004 г. сторонники Шенина объявили о преобразовании Союза компартий в единую КПСС, которая к 2013 г. раскололась на четыре части[29].

Кроме того, в 1990-е годы были созданы ещё несколько партий под названием КПСС и ВКПБ. По состоянию на 2 июня 2009 года ни одна из «КПСС» и «ВКПБ» не зарегистрирована Министерством юстиции Российской Федерации[43]. 18 июня 1998 года СКП-КПСС была официально зарегистрирована Министерством юстиции Республики Беларусь как общественная организация[29].

См. также

Напишите отзыв о статье "Коммунистическая партия Советского Союза"

Примечания

  1. Официальное наименование партии с 5 октября 1952 года.
  2. «Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза. КПСС существует для народа и служит народу.

    Вооружённая марксистско-ленинским учением, Коммунистическая партия определяет генеральную перспективу развития общества, линию внутренней и внешней политики СССР, руководит великой созидательной деятельностью советского народа, придаёт планомерный научно обоснованный характер его борьбе за победу коммунизма».

    Конституция СССР 1977 года в редакции до 14 марта 1990 года

  3. s:Закон СССР от 14.03.1990 № 1360-I
  4. Авакьян С. А. [constitution.garant.ru/science-work/modern/1776651/chapter/2/#block_263 Конституция России: природа, эволюция, современность.] — М.: Сашко, 2000. — ISBN 5-85597-015-9.
  5. [www.panorama.ru/ks/d9209.shtml Постановление Конституционного Суда РФ № 9-П от 30 ноября 1992 года по Делу КПСС]
  6. Известный теоретик марксизма Карл Каутский объяснял смену названия партии Ленина следующим образом:

    [большевики] уничтожили демократию, которую народ завоевал в мартовскую революцию. Соответственно с этим большевики перестали называть себя социал-демократами, а приняли название коммунистов.

    Правда, они не хотят совершенно отказаться от демократии. Ленин в своей речи 28-го апреля называет советскую организацию «высшим типом демократии», «полным разрывом с её буржуазной карикатурой». Для пролетария и бедного крестьянина теперь восстановлена полная свобода.

    Но под демократией до сих пор понимают равенство политических прав всех граждан. Привилегированные слои всегда пользовались свободой. Но это не называют демократией.

    Цит. по: Карл Каутский. [revarchiv.narod.ru/kautsky/oeuvre/diktatur.html Диктатура пролетариата. = К. Kautsky. Die Diktatur des Proletariats, Wien, 1918.]

  7. История международного коммунистического движения, 2016, с. 137.
  8. История России, 1994, с. 190.
  9. История международного коммунистического движения, 2016, с. 141.
  10. История России, 1994, с. 214—215.
  11. 1 2 История международного коммунистического движения, 2016, с. 159.
  12. История России, 1994, с. 221—223.
  13. История России, 1994, с. 249—250.
  14. Большая Советская Энциклопедия / Гл. ред. Б. А. Введенский. 2-е изд. Т. 50. — М.: Советская энциклопедия, 1957. — С. 265.
  15. 1 2 3 [dic.academic.ru/dic.nsf/bse/97424/%D0%9A%D0%BE%D0%BC%D0%BC%D1%83%D0%BD%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F Коммунистическая партия Советского Союза] — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание)
  16. КПСС и строительство Советских Вооружённых сил. 2-е изд. — М.: Воениздат, 1967. — С. 348.
  17. 1 2 [www.newsru.com/russia/21jul2001/shenin.html В Москве проходит чрезвычайный съезд совета Союза компартий]. NEWSru (21 июля 2001). Проверено 13 августа 2010. [www.webcitation.org/61AUL79Nb Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  18. История России, 1994, с. 338.
  19. История России, 1994, с. 353.
  20. История международного коммунистического движения, 2016, с. 289.
  21. История международного коммунистического движения, 2016, с. 290—291, 405.
  22. История России, 1994, с. 390.
  23. [constitution.garant.ru/history/ussr-rsfsr/1977/zakony/185465/ Закон СССР от 14 марта 1990 г. № 1360-I «Об учреждении поста Президента СССР и внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) СССР»]. // Сайт Конституции Российской Федерации. Проверено 27 августа 2016.
  24. История международного коммунистического движения, 2016, с. 395.
  25. Р. А. Медведев. [litrus.net/book/read/2516?p=106 Советский Союз. Последние годы жизни. Конец советской империи.] — М.: АСТ, 2010. — С. 106. — ISBN 978-5-17-059880-9
  26. s:Указ Президента РСФСР от 23.08.1991 № 79
  27. s:Указ Президента РСФСР от 06.11.1991 № 169
  28. Прекращение Указом от 6 ноября 1991 года деятельности КПСС и КП РСФСР, роспуск их организационных структур означали окончательный отказ Президента от использования легитимных способов решения вопроса — путём передачи его компетентным судебным инстанциям согласно Закону СССР «Об общественных объединениях». Как и в случаях с Указами от 23 и 25 августа 1991 года, Президент предпочел дискреционный метод властвования, вновь вторгся в сферу судебной власти, действовал по своему усмотрению, вышел за пределы полномочий, возложенных на него Конституцией и законами Российской Федерации.

    <…>

    На момент издания Указа — 6 ноября 1991 года, впрочем, как и до этого, Президент располагал вполне легитимными средствами решения вопроса о КПСС и КП РСФСР на основе норм Закона СССР «Об общественных объединениях». Однако Президент не использовал их, а применил сугубо административный порядок, представляющий собой грубое нарушение конституционного права на объединение, основанный на усмотрении и политической целесообразности.
  29. 1 2 3 [kpss.net.ru/ КПСС в наши дни]
  30. [www.panorama.ru/ks/d9209.shtml Извлечения из постановления КС РФ N 9-П от 30 ноября 1992 года]
  31. 1 2 3 4 5 [www.panorama.ru/ks/d9209.shtml Дело КПСС : постановление Конституционного суда Российской Федерации № 9-П от 30 ноября 1992 года]. Панорама.ру (1992). Проверено 27 августа 2012. [www.webcitation.org/6BScvgzWd Архивировано из первоисточника 16 октября 2012].
  32. [memo.ru/history/exp-kpss/ Экспертное заключение к заседанию Конституционного суда Российской Федерации 26 мая 1992 года / Комиссия Пленума Верховного Суда Российской Федерации(рус.) (1992). Проверено 28 августа 2012. [www.webcitation.org/6BOqhv4VR Архивировано из первоисточника 14 октября 2012].
  33. [soveticus5.narod.ru/85/pl9003.htm Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 11,14,16 марта 1990 г., разд. 164]
  34. [publ.lib.ru/ARCHIVES/K/KPSS/_KPSS.html#234 Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898—1953). Часть 2 (1925—1953).]
  35. С. А. Кузнецов. [dic.academic.ru/dic.nsf/ushakov/921386 Большой толковый словарь русского языка, 1-е изд]. — СПб.: Норинт, 1998. — ISBN 5-7711-0015-3.
  36. Конституция СССР 1977 года, ст. 6. Руководящая роль КПСС.
  37. Конституция СССР 1977 года, ст. 6.
  38. [www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1009166 МВД СССР и ЦК КПСС]
  39. [www.mvd.ru/mvd/history/show_119/ История МВД СССР-МВД РФ] // Официальный сайт МВД РФ
  40. [komsomol.front.ru/files/ustav.html Устав ВЛКСМ — пункт 7 Всесоюзная пионерская организация имени Ленина]
  41. [dic.academic.ru/dic.nsf/bse/143369/%D0%A3%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2 Устав Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза молодёжи] — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание)
  42. Холмская М. Р. [libelli.ru/works/holmskay.htm#_Toc409517077 Коммунисты России: факты, идеи, тенденции.] — М., 1998.
  43. [www.cikrf.ru/politparty/ Перечень зарегистрированных политических партий]

Источники

  • Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и Пленумов ЦК (1898-1988). — 9-е изд. — М., 1983—1990.

Литература

  • Герман Андреев. Не близнецы, но — братья. // Новый мир. — 1994. — № 4. — С. 185—189. — ISSN 0130-7673
  • Ежедневная газета «Советская Сибирь» № 284 (644), 24 декабря 1921. Ново-Николаевск (Список № 5 исключённых из РКП по Сибири)
  • История международного коммунистического движения. — М.: Весь Мир, 2016. — 472 с. — ISBN 978-5-7777-0606-5.
  • История России / Под ред. М. Н. Зуева. — М.: Высшая школа, 1994. — 431 с. — ISBN 5-06-003281-7.

Ссылки

  • А. Г. Козлобаев. [www.sovinform.ru/razdels/move_to_ussr/info.php?id=12%20&name_table=move_to_ussr Причины поражения социализма в СССР 1991-93 гг.]
  • [www.knowbysight.info/2_KPSS/08980.asp Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898—1991]
  • [vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/HISTORY/KPSS/INTRO.HTM Введение], [vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/HISTORY/KPSS/HISTORY.HTM состав] руководящих органов РКП(б)-ВКП(б)-КПСС, [vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/HISTORY/KPSS/INFO.HTM статистика] и [vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/HISTORY/KPSS/ALPHA.HTM биографические справки] по их членам. «Известия ЦК КПСС» № 7/1990
  • [fondsk.ru/article.php?id=1243 Исторические уроки гибели КПСС и СССР]
  • [tapemark.narod.ru/kommunizm/070.html Научный коммунизм: Словарь (1983) / Коммунистическая партия Советского Союза]
  • [www.2nt1.com/archive/buk-rus.html «Советский архив» — сборник документов ЦК КПСС] / Составитель Буковский В. К.



Отрывок, характеризующий Коммунистическая партия Советского Союза

После завтрака Марья Дмитриевна (это было лучшее время ее), сев на свое кресло, подозвала к себе Наташу и старого графа.
– Ну с, друзья мои, теперь я всё дело обдумала и вот вам мой совет, – начала она. – Вчера, как вы знаете, была я у князя Николая; ну с и поговорила с ним…. Он кричать вздумал. Да меня не перекричишь! Я всё ему выпела!
– Да что же он? – спросил граф.
– Он то что? сумасброд… слышать не хочет; ну, да что говорить, и так мы бедную девочку измучили, – сказала Марья Дмитриевна. – А совет мой вам, чтобы дела покончить и ехать домой, в Отрадное… и там ждать…
– Ах, нет! – вскрикнула Наташа.
– Нет, ехать, – сказала Марья Дмитриевна. – И там ждать. – Если жених теперь сюда приедет – без ссоры не обойдется, а он тут один на один с стариком всё переговорит и потом к вам приедет.
Илья Андреич одобрил это предложение, тотчас поняв всю разумность его. Ежели старик смягчится, то тем лучше будет приехать к нему в Москву или Лысые Горы, уже после; если нет, то венчаться против его воли можно будет только в Отрадном.
– И истинная правда, – сказал он. – Я и жалею, что к нему ездил и ее возил, – сказал старый граф.
– Нет, чего ж жалеть? Бывши здесь, нельзя было не сделать почтения. Ну, а не хочет, его дело, – сказала Марья Дмитриевна, что то отыскивая в ридикюле. – Да и приданое готово, чего вам еще ждать; а что не готово, я вам перешлю. Хоть и жалко мне вас, а лучше с Богом поезжайте. – Найдя в ридикюле то, что она искала, она передала Наташе. Это было письмо от княжны Марьи. – Тебе пишет. Как мучается, бедняжка! Она боится, чтобы ты не подумала, что она тебя не любит.
– Да она и не любит меня, – сказала Наташа.
– Вздор, не говори, – крикнула Марья Дмитриевна.
– Никому не поверю; я знаю, что не любит, – смело сказала Наташа, взяв письмо, и в лице ее выразилась сухая и злобная решительность, заставившая Марью Дмитриевну пристальнее посмотреть на нее и нахмуриться.
– Ты, матушка, так не отвечай, – сказала она. – Что я говорю, то правда. Напиши ответ.
Наташа не отвечала и пошла в свою комнату читать письмо княжны Марьи.
Княжна Марья писала, что она была в отчаянии от происшедшего между ними недоразумения. Какие бы ни были чувства ее отца, писала княжна Марья, она просила Наташу верить, что она не могла не любить ее как ту, которую выбрал ее брат, для счастия которого она всем готова была пожертвовать.
«Впрочем, писала она, не думайте, чтобы отец мой был дурно расположен к вам. Он больной и старый человек, которого надо извинять; но он добр, великодушен и будет любить ту, которая сделает счастье его сына». Княжна Марья просила далее, чтобы Наташа назначила время, когда она может опять увидеться с ней.
Прочтя письмо, Наташа села к письменному столу, чтобы написать ответ: «Chere princesse», [Дорогая княжна,] быстро, механически написала она и остановилась. «Что ж дальше могла написать она после всего того, что было вчера? Да, да, всё это было, и теперь уж всё другое», думала она, сидя над начатым письмом. «Надо отказать ему? Неужели надо? Это ужасно!»… И чтоб не думать этих страшных мыслей, она пошла к Соне и с ней вместе стала разбирать узоры.
После обеда Наташа ушла в свою комнату, и опять взяла письмо княжны Марьи. – «Неужели всё уже кончено? подумала она. Неужели так скоро всё это случилось и уничтожило всё прежнее»! Она во всей прежней силе вспоминала свою любовь к князю Андрею и вместе с тем чувствовала, что любила Курагина. Она живо представляла себя женою князя Андрея, представляла себе столько раз повторенную ее воображением картину счастия с ним и вместе с тем, разгораясь от волнения, представляла себе все подробности своего вчерашнего свидания с Анатолем.
«Отчего же бы это не могло быть вместе? иногда, в совершенном затмении, думала она. Тогда только я бы была совсем счастлива, а теперь я должна выбрать и ни без одного из обоих я не могу быть счастлива. Одно, думала она, сказать то, что было князю Андрею или скрыть – одинаково невозможно. А с этим ничего не испорчено. Но неужели расстаться навсегда с этим счастьем любви князя Андрея, которым я жила так долго?»
– Барышня, – шопотом с таинственным видом сказала девушка, входя в комнату. – Мне один человек велел передать. Девушка подала письмо. – Только ради Христа, – говорила еще девушка, когда Наташа, не думая, механическим движением сломала печать и читала любовное письмо Анатоля, из которого она, не понимая ни слова, понимала только одно – что это письмо было от него, от того человека, которого она любит. «Да она любит, иначе разве могло бы случиться то, что случилось? Разве могло бы быть в ее руке любовное письмо от него?»
Трясущимися руками Наташа держала это страстное, любовное письмо, сочиненное для Анатоля Долоховым, и, читая его, находила в нем отголоски всего того, что ей казалось, она сама чувствовала.
«Со вчерашнего вечера участь моя решена: быть любимым вами или умереть. Мне нет другого выхода», – начиналось письмо. Потом он писал, что знает про то, что родные ее не отдадут ее ему, Анатолю, что на это есть тайные причины, которые он ей одной может открыть, но что ежели она его любит, то ей стоит сказать это слово да , и никакие силы людские не помешают их блаженству. Любовь победит всё. Он похитит и увезет ее на край света.
«Да, да, я люблю его!» думала Наташа, перечитывая в двадцатый раз письмо и отыскивая какой то особенный глубокий смысл в каждом его слове.
В этот вечер Марья Дмитриевна ехала к Архаровым и предложила барышням ехать с нею. Наташа под предлогом головной боли осталась дома.


Вернувшись поздно вечером, Соня вошла в комнату Наташи и, к удивлению своему, нашла ее не раздетою, спящею на диване. На столе подле нее лежало открытое письмо Анатоля. Соня взяла письмо и стала читать его.
Она читала и взглядывала на спящую Наташу, на лице ее отыскивая объяснения того, что она читала, и не находила его. Лицо было тихое, кроткое и счастливое. Схватившись за грудь, чтобы не задохнуться, Соня, бледная и дрожащая от страха и волнения, села на кресло и залилась слезами.
«Как я не видала ничего? Как могло это зайти так далеко? Неужели она разлюбила князя Андрея? И как могла она допустить до этого Курагина? Он обманщик и злодей, это ясно. Что будет с Nicolas, с милым, благородным Nicolas, когда он узнает про это? Так вот что значило ее взволнованное, решительное и неестественное лицо третьего дня, и вчера, и нынче, думала Соня; но не может быть, чтобы она любила его! Вероятно, не зная от кого, она распечатала это письмо. Вероятно, она оскорблена. Она не может этого сделать!»
Соня утерла слезы и подошла к Наташе, опять вглядываясь в ее лицо.
– Наташа! – сказала она чуть слышно.
Наташа проснулась и увидала Соню.
– А, вернулась?
И с решительностью и нежностью, которая бывает в минуты пробуждения, она обняла подругу, но заметив смущение на лице Сони, лицо Наташи выразило смущение и подозрительность.
– Соня, ты прочла письмо? – сказала она.
– Да, – тихо сказала Соня.
Наташа восторженно улыбнулась.
– Нет, Соня, я не могу больше! – сказала она. – Я не могу больше скрывать от тебя. Ты знаешь, мы любим друг друга!… Соня, голубчик, он пишет… Соня…
Соня, как бы не веря своим ушам, смотрела во все глаза на Наташу.
– А Болконский? – сказала она.
– Ах, Соня, ах коли бы ты могла знать, как я счастлива! – сказала Наташа. – Ты не знаешь, что такое любовь…
– Но, Наташа, неужели то всё кончено?
Наташа большими, открытыми глазами смотрела на Соню, как будто не понимая ее вопроса.
– Что ж, ты отказываешь князю Андрею? – сказала Соня.
– Ах, ты ничего не понимаешь, ты не говори глупости, ты слушай, – с мгновенной досадой сказала Наташа.
– Нет, я не могу этому верить, – повторила Соня. – Я не понимаю. Как же ты год целый любила одного человека и вдруг… Ведь ты только три раза видела его. Наташа, я тебе не верю, ты шалишь. В три дня забыть всё и так…
– Три дня, – сказала Наташа. – Мне кажется, я сто лет люблю его. Мне кажется, что я никого никогда не любила прежде его. Ты этого не можешь понять. Соня, постой, садись тут. – Наташа обняла и поцеловала ее.
– Мне говорили, что это бывает и ты верно слышала, но я теперь только испытала эту любовь. Это не то, что прежде. Как только я увидала его, я почувствовала, что он мой властелин, и я раба его, и что я не могу не любить его. Да, раба! Что он мне велит, то я и сделаю. Ты не понимаешь этого. Что ж мне делать? Что ж мне делать, Соня? – говорила Наташа с счастливым и испуганным лицом.
– Но ты подумай, что ты делаешь, – говорила Соня, – я не могу этого так оставить. Эти тайные письма… Как ты могла его допустить до этого? – говорила она с ужасом и с отвращением, которое она с трудом скрывала.
– Я тебе говорила, – отвечала Наташа, – что у меня нет воли, как ты не понимаешь этого: я его люблю!
– Так я не допущу до этого, я расскажу, – с прорвавшимися слезами вскрикнула Соня.
– Что ты, ради Бога… Ежели ты расскажешь, ты мой враг, – заговорила Наташа. – Ты хочешь моего несчастия, ты хочешь, чтоб нас разлучили…
Увидав этот страх Наташи, Соня заплакала слезами стыда и жалости за свою подругу.
– Но что было между вами? – спросила она. – Что он говорил тебе? Зачем он не ездит в дом?
Наташа не отвечала на ее вопрос.
– Ради Бога, Соня, никому не говори, не мучай меня, – упрашивала Наташа. – Ты помни, что нельзя вмешиваться в такие дела. Я тебе открыла…
– Но зачем эти тайны! Отчего же он не ездит в дом? – спрашивала Соня. – Отчего он прямо не ищет твоей руки? Ведь князь Андрей дал тебе полную свободу, ежели уж так; но я не верю этому. Наташа, ты подумала, какие могут быть тайные причины ?
Наташа удивленными глазами смотрела на Соню. Видно, ей самой в первый раз представлялся этот вопрос и она не знала, что отвечать на него.
– Какие причины, не знаю. Но стало быть есть причины!
Соня вздохнула и недоверчиво покачала головой.
– Ежели бы были причины… – начала она. Но Наташа угадывая ее сомнение, испуганно перебила ее.
– Соня, нельзя сомневаться в нем, нельзя, нельзя, ты понимаешь ли? – прокричала она.
– Любит ли он тебя?
– Любит ли? – повторила Наташа с улыбкой сожаления о непонятливости своей подруги. – Ведь ты прочла письмо, ты видела его?
– Но если он неблагородный человек?
– Он!… неблагородный человек? Коли бы ты знала! – говорила Наташа.
– Если он благородный человек, то он или должен объявить свое намерение, или перестать видеться с тобой; и ежели ты не хочешь этого сделать, то я сделаю это, я напишу ему, я скажу папа, – решительно сказала Соня.
– Да я жить не могу без него! – закричала Наташа.
– Наташа, я не понимаю тебя. И что ты говоришь! Вспомни об отце, о Nicolas.
– Мне никого не нужно, я никого не люблю, кроме его. Как ты смеешь говорить, что он неблагороден? Ты разве не знаешь, что я его люблю? – кричала Наташа. – Соня, уйди, я не хочу с тобой ссориться, уйди, ради Бога уйди: ты видишь, как я мучаюсь, – злобно кричала Наташа сдержанно раздраженным и отчаянным голосом. Соня разрыдалась и выбежала из комнаты.
Наташа подошла к столу и, не думав ни минуты, написала тот ответ княжне Марье, который она не могла написать целое утро. В письме этом она коротко писала княжне Марье, что все недоразуменья их кончены, что, пользуясь великодушием князя Андрея, который уезжая дал ей свободу, она просит ее забыть всё и простить ее ежели она перед нею виновата, но что она не может быть его женой. Всё это ей казалось так легко, просто и ясно в эту минуту.

В пятницу Ростовы должны были ехать в деревню, а граф в среду поехал с покупщиком в свою подмосковную.
В день отъезда графа, Соня с Наташей были званы на большой обед к Карагиным, и Марья Дмитриевна повезла их. На обеде этом Наташа опять встретилась с Анатолем, и Соня заметила, что Наташа говорила с ним что то, желая не быть услышанной, и всё время обеда была еще более взволнована, чем прежде. Когда они вернулись домой, Наташа начала первая с Соней то объяснение, которого ждала ее подруга.
– Вот ты, Соня, говорила разные глупости про него, – начала Наташа кротким голосом, тем голосом, которым говорят дети, когда хотят, чтобы их похвалили. – Мы объяснились с ним нынче.
– Ну, что же, что? Ну что ж он сказал? Наташа, как я рада, что ты не сердишься на меня. Говори мне всё, всю правду. Что же он сказал?
Наташа задумалась.
– Ах Соня, если бы ты знала его так, как я! Он сказал… Он спрашивал меня о том, как я обещала Болконскому. Он обрадовался, что от меня зависит отказать ему.
Соня грустно вздохнула.
– Но ведь ты не отказала Болконскому, – сказала она.
– А может быть я и отказала! Может быть с Болконским всё кончено. Почему ты думаешь про меня так дурно?
– Я ничего не думаю, я только не понимаю этого…
– Подожди, Соня, ты всё поймешь. Увидишь, какой он человек. Ты не думай дурное ни про меня, ни про него.
– Я ни про кого не думаю дурное: я всех люблю и всех жалею. Но что же мне делать?
Соня не сдавалась на нежный тон, с которым к ней обращалась Наташа. Чем размягченнее и искательнее было выражение лица Наташи, тем серьезнее и строже было лицо Сони.
– Наташа, – сказала она, – ты просила меня не говорить с тобой, я и не говорила, теперь ты сама начала. Наташа, я не верю ему. Зачем эта тайна?
– Опять, опять! – перебила Наташа.
– Наташа, я боюсь за тебя.
– Чего бояться?
– Я боюсь, что ты погубишь себя, – решительно сказала Соня, сама испугавшись того что она сказала.
Лицо Наташи опять выразило злобу.
– И погублю, погублю, как можно скорее погублю себя. Не ваше дело. Не вам, а мне дурно будет. Оставь, оставь меня. Я ненавижу тебя.
– Наташа! – испуганно взывала Соня.
– Ненавижу, ненавижу! И ты мой враг навсегда!
Наташа выбежала из комнаты.
Наташа не говорила больше с Соней и избегала ее. С тем же выражением взволнованного удивления и преступности она ходила по комнатам, принимаясь то за то, то за другое занятие и тотчас же бросая их.
Как это ни тяжело было для Сони, но она, не спуская глаз, следила за своей подругой.
Накануне того дня, в который должен был вернуться граф, Соня заметила, что Наташа сидела всё утро у окна гостиной, как будто ожидая чего то и что она сделала какой то знак проехавшему военному, которого Соня приняла за Анатоля.
Соня стала еще внимательнее наблюдать свою подругу и заметила, что Наташа была всё время обеда и вечер в странном и неестественном состоянии (отвечала невпопад на делаемые ей вопросы, начинала и не доканчивала фразы, всему смеялась).
После чая Соня увидала робеющую горничную девушку, выжидавшую ее у двери Наташи. Она пропустила ее и, подслушав у двери, узнала, что опять было передано письмо. И вдруг Соне стало ясно, что у Наташи был какой нибудь страшный план на нынешний вечер. Соня постучалась к ней. Наташа не пустила ее.
«Она убежит с ним! думала Соня. Она на всё способна. Нынче в лице ее было что то особенно жалкое и решительное. Она заплакала, прощаясь с дяденькой, вспоминала Соня. Да это верно, она бежит с ним, – но что мне делать?» думала Соня, припоминая теперь те признаки, которые ясно доказывали, почему у Наташи было какое то страшное намерение. «Графа нет. Что мне делать, написать к Курагину, требуя от него объяснения? Но кто велит ему ответить? Писать Пьеру, как просил князь Андрей в случае несчастия?… Но может быть, в самом деле она уже отказала Болконскому (она вчера отослала письмо княжне Марье). Дяденьки нет!» Сказать Марье Дмитриевне, которая так верила в Наташу, Соне казалось ужасно. «Но так или иначе, думала Соня, стоя в темном коридоре: теперь или никогда пришло время доказать, что я помню благодеяния их семейства и люблю Nicolas. Нет, я хоть три ночи не буду спать, а не выйду из этого коридора и силой не пущу ее, и не дам позору обрушиться на их семейство», думала она.


Анатоль последнее время переселился к Долохову. План похищения Ростовой уже несколько дней был обдуман и приготовлен Долоховым, и в тот день, когда Соня, подслушав у двери Наташу, решилась оберегать ее, план этот должен был быть приведен в исполнение. Наташа в десять часов вечера обещала выйти к Курагину на заднее крыльцо. Курагин должен был посадить ее в приготовленную тройку и везти за 60 верст от Москвы в село Каменку, где был приготовлен расстриженный поп, который должен был обвенчать их. В Каменке и была готова подстава, которая должна была вывезти их на Варшавскую дорогу и там на почтовых они должны были скакать за границу.
У Анатоля были и паспорт, и подорожная, и десять тысяч денег, взятые у сестры, и десять тысяч, занятые через посредство Долохова.
Два свидетеля – Хвостиков, бывший приказный, которого употреблял для игры Долохов и Макарин, отставной гусар, добродушный и слабый человек, питавший беспредельную любовь к Курагину – сидели в первой комнате за чаем.
В большом кабинете Долохова, убранном от стен до потолка персидскими коврами, медвежьими шкурами и оружием, сидел Долохов в дорожном бешмете и сапогах перед раскрытым бюро, на котором лежали счеты и пачки денег. Анатоль в расстегнутом мундире ходил из той комнаты, где сидели свидетели, через кабинет в заднюю комнату, где его лакей француз с другими укладывал последние вещи. Долохов считал деньги и записывал.
– Ну, – сказал он, – Хвостикову надо дать две тысячи.
– Ну и дай, – сказал Анатоль.
– Макарка (они так звали Макарина), этот бескорыстно за тебя в огонь и в воду. Ну вот и кончены счеты, – сказал Долохов, показывая ему записку. – Так?
– Да, разумеется, так, – сказал Анатоль, видимо не слушавший Долохова и с улыбкой, не сходившей у него с лица, смотревший вперед себя.
Долохов захлопнул бюро и обратился к Анатолю с насмешливой улыбкой.
– А знаешь что – брось всё это: еще время есть! – сказал он.
– Дурак! – сказал Анатоль. – Перестань говорить глупости. Ежели бы ты знал… Это чорт знает, что такое!
– Право брось, – сказал Долохов. – Я тебе дело говорю. Разве это шутка, что ты затеял?
– Ну, опять, опять дразнить? Пошел к чорту! А?… – сморщившись сказал Анатоль. – Право не до твоих дурацких шуток. – И он ушел из комнаты.
Долохов презрительно и снисходительно улыбался, когда Анатоль вышел.
– Ты постой, – сказал он вслед Анатолю, – я не шучу, я дело говорю, поди, поди сюда.
Анатоль опять вошел в комнату и, стараясь сосредоточить внимание, смотрел на Долохова, очевидно невольно покоряясь ему.
– Ты меня слушай, я тебе последний раз говорю. Что мне с тобой шутить? Разве я тебе перечил? Кто тебе всё устроил, кто попа нашел, кто паспорт взял, кто денег достал? Всё я.
– Ну и спасибо тебе. Ты думаешь я тебе не благодарен? – Анатоль вздохнул и обнял Долохова.
– Я тебе помогал, но всё же я тебе должен правду сказать: дело опасное и, если разобрать, глупое. Ну, ты ее увезешь, хорошо. Разве это так оставят? Узнается дело, что ты женат. Ведь тебя под уголовный суд подведут…
– Ах! глупости, глупости! – опять сморщившись заговорил Анатоль. – Ведь я тебе толковал. А? – И Анатоль с тем особенным пристрастием (которое бывает у людей тупых) к умозаключению, до которого они дойдут своим умом, повторил то рассуждение, которое он раз сто повторял Долохову. – Ведь я тебе толковал, я решил: ежели этот брак будет недействителен, – cказал он, загибая палец, – значит я не отвечаю; ну а ежели действителен, всё равно: за границей никто этого не будет знать, ну ведь так? И не говори, не говори, не говори!
– Право, брось! Ты только себя свяжешь…
– Убирайся к чорту, – сказал Анатоль и, взявшись за волосы, вышел в другую комнату и тотчас же вернулся и с ногами сел на кресло близко перед Долоховым. – Это чорт знает что такое! А? Ты посмотри, как бьется! – Он взял руку Долохова и приложил к своему сердцу. – Ah! quel pied, mon cher, quel regard! Une deesse!! [О! Какая ножка, мой друг, какой взгляд! Богиня!!] A?
Долохов, холодно улыбаясь и блестя своими красивыми, наглыми глазами, смотрел на него, видимо желая еще повеселиться над ним.
– Ну деньги выйдут, тогда что?
– Тогда что? А? – повторил Анатоль с искренним недоумением перед мыслью о будущем. – Тогда что? Там я не знаю что… Ну что глупости говорить! – Он посмотрел на часы. – Пора!
Анатоль пошел в заднюю комнату.
– Ну скоро ли вы? Копаетесь тут! – крикнул он на слуг.
Долохов убрал деньги и крикнув человека, чтобы велеть подать поесть и выпить на дорогу, вошел в ту комнату, где сидели Хвостиков и Макарин.
Анатоль в кабинете лежал, облокотившись на руку, на диване, задумчиво улыбался и что то нежно про себя шептал своим красивым ртом.
– Иди, съешь что нибудь. Ну выпей! – кричал ему из другой комнаты Долохов.
– Не хочу! – ответил Анатоль, всё продолжая улыбаться.
– Иди, Балага приехал.
Анатоль встал и вошел в столовую. Балага был известный троечный ямщик, уже лет шесть знавший Долохова и Анатоля, и служивший им своими тройками. Не раз он, когда полк Анатоля стоял в Твери, с вечера увозил его из Твери, к рассвету доставлял в Москву и увозил на другой день ночью. Не раз он увозил Долохова от погони, не раз он по городу катал их с цыганами и дамочками, как называл Балага. Не раз он с их работой давил по Москве народ и извозчиков, и всегда его выручали его господа, как он называл их. Не одну лошадь он загнал под ними. Не раз он был бит ими, не раз напаивали они его шампанским и мадерой, которую он любил, и не одну штуку он знал за каждым из них, которая обыкновенному человеку давно бы заслужила Сибирь. В кутежах своих они часто зазывали Балагу, заставляли его пить и плясать у цыган, и не одна тысяча их денег перешла через его руки. Служа им, он двадцать раз в году рисковал и своей жизнью и своей шкурой, и на их работе переморил больше лошадей, чем они ему переплатили денег. Но он любил их, любил эту безумную езду, по восемнадцати верст в час, любил перекувырнуть извозчика и раздавить пешехода по Москве, и во весь скок пролететь по московским улицам. Он любил слышать за собой этот дикий крик пьяных голосов: «пошел! пошел!» тогда как уж и так нельзя было ехать шибче; любил вытянуть больно по шее мужика, который и так ни жив, ни мертв сторонился от него. «Настоящие господа!» думал он.
Анатоль и Долохов тоже любили Балагу за его мастерство езды и за то, что он любил то же, что и они. С другими Балага рядился, брал по двадцати пяти рублей за двухчасовое катанье и с другими только изредка ездил сам, а больше посылал своих молодцов. Но с своими господами, как он называл их, он всегда ехал сам и никогда ничего не требовал за свою работу. Только узнав через камердинеров время, когда были деньги, он раз в несколько месяцев приходил поутру, трезвый и, низко кланяясь, просил выручить его. Его всегда сажали господа.
– Уж вы меня вызвольте, батюшка Федор Иваныч или ваше сиятельство, – говорил он. – Обезлошадничал вовсе, на ярманку ехать уж ссудите, что можете.
И Анатоль и Долохов, когда бывали в деньгах, давали ему по тысяче и по две рублей.
Балага был русый, с красным лицом и в особенности красной, толстой шеей, приземистый, курносый мужик, лет двадцати семи, с блестящими маленькими глазами и маленькой бородкой. Он был одет в тонком синем кафтане на шелковой подкладке, надетом на полушубке.
Он перекрестился на передний угол и подошел к Долохову, протягивая черную, небольшую руку.
– Федору Ивановичу! – сказал он, кланяясь.
– Здорово, брат. – Ну вот и он.
– Здравствуй, ваше сиятельство, – сказал он входившему Анатолю и тоже протянул руку.
– Я тебе говорю, Балага, – сказал Анатоль, кладя ему руки на плечи, – любишь ты меня или нет? А? Теперь службу сослужи… На каких приехал? А?
– Как посол приказал, на ваших на зверьях, – сказал Балага.
– Ну, слышишь, Балага! Зарежь всю тройку, а чтобы в три часа приехать. А?
– Как зарежешь, на чем поедем? – сказал Балага, подмигивая.
– Ну, я тебе морду разобью, ты не шути! – вдруг, выкатив глаза, крикнул Анатоль.
– Что ж шутить, – посмеиваясь сказал ямщик. – Разве я для своих господ пожалею? Что мочи скакать будет лошадям, то и ехать будем.
– А! – сказал Анатоль. – Ну садись.
– Что ж, садись! – сказал Долохов.
– Постою, Федор Иванович.
– Садись, врешь, пей, – сказал Анатоль и налил ему большой стакан мадеры. Глаза ямщика засветились на вино. Отказываясь для приличия, он выпил и отерся шелковым красным платком, который лежал у него в шапке.
– Что ж, когда ехать то, ваше сиятельство?
– Да вот… (Анатоль посмотрел на часы) сейчас и ехать. Смотри же, Балага. А? Поспеешь?
– Да как выезд – счастлив ли будет, а то отчего же не поспеть? – сказал Балага. – Доставляли же в Тверь, в семь часов поспевали. Помнишь небось, ваше сиятельство.
– Ты знаешь ли, на Рожество из Твери я раз ехал, – сказал Анатоль с улыбкой воспоминания, обращаясь к Макарину, который во все глаза умиленно смотрел на Курагина. – Ты веришь ли, Макарка, что дух захватывало, как мы летели. Въехали в обоз, через два воза перескочили. А?
– Уж лошади ж были! – продолжал рассказ Балага. – Я тогда молодых пристяжных к каурому запрег, – обратился он к Долохову, – так веришь ли, Федор Иваныч, 60 верст звери летели; держать нельзя, руки закоченели, мороз был. Бросил вожжи, держи, мол, ваше сиятельство, сам, так в сани и повалился. Так ведь не то что погонять, до места держать нельзя. В три часа донесли черти. Издохла левая только.


Анатоль вышел из комнаты и через несколько минут вернулся в подпоясанной серебряным ремнем шубке и собольей шапке, молодцовато надетой на бекрень и очень шедшей к его красивому лицу. Поглядевшись в зеркало и в той самой позе, которую он взял перед зеркалом, став перед Долоховым, он взял стакан вина.
– Ну, Федя, прощай, спасибо за всё, прощай, – сказал Анатоль. – Ну, товарищи, друзья… он задумался… – молодости… моей, прощайте, – обратился он к Макарину и другим.
Несмотря на то, что все они ехали с ним, Анатоль видимо хотел сделать что то трогательное и торжественное из этого обращения к товарищам. Он говорил медленным, громким голосом и выставив грудь покачивал одной ногой. – Все возьмите стаканы; и ты, Балага. Ну, товарищи, друзья молодости моей, покутили мы, пожили, покутили. А? Теперь, когда свидимся? за границу уеду. Пожили, прощай, ребята. За здоровье! Ура!.. – сказал он, выпил свой стакан и хлопнул его об землю.
– Будь здоров, – сказал Балага, тоже выпив свой стакан и обтираясь платком. Макарин со слезами на глазах обнимал Анатоля. – Эх, князь, уж как грустно мне с тобой расстаться, – проговорил он.
– Ехать, ехать! – закричал Анатоль.
Балага было пошел из комнаты.
– Нет, стой, – сказал Анатоль. – Затвори двери, сесть надо. Вот так. – Затворили двери, и все сели.
– Ну, теперь марш, ребята! – сказал Анатоль вставая.
Лакей Joseph подал Анатолю сумку и саблю, и все вышли в переднюю.
– А шуба где? – сказал Долохов. – Эй, Игнатка! Поди к Матрене Матвеевне, спроси шубу, салоп соболий. Я слыхал, как увозят, – сказал Долохов, подмигнув. – Ведь она выскочит ни жива, ни мертва, в чем дома сидела; чуть замешкаешься, тут и слезы, и папаша, и мамаша, и сейчас озябла и назад, – а ты в шубу принимай сразу и неси в сани.
Лакей принес женский лисий салоп.
– Дурак, я тебе сказал соболий. Эй, Матрешка, соболий! – крикнул он так, что далеко по комнатам раздался его голос.
Красивая, худая и бледная цыганка, с блестящими, черными глазами и с черными, курчавыми сизого отлива волосами, в красной шали, выбежала с собольим салопом на руке.
– Что ж, мне не жаль, ты возьми, – сказала она, видимо робея перед своим господином и жалея салопа.
Долохов, не отвечая ей, взял шубу, накинул ее на Матрешу и закутал ее.
– Вот так, – сказал Долохов. – И потом вот так, – сказал он, и поднял ей около головы воротник, оставляя его только перед лицом немного открытым. – Потом вот так, видишь? – и он придвинул голову Анатоля к отверстию, оставленному воротником, из которого виднелась блестящая улыбка Матреши.
– Ну прощай, Матреша, – сказал Анатоль, целуя ее. – Эх, кончена моя гульба здесь! Стешке кланяйся. Ну, прощай! Прощай, Матреша; ты мне пожелай счастья.
– Ну, дай то вам Бог, князь, счастья большого, – сказала Матреша, с своим цыганским акцентом.
У крыльца стояли две тройки, двое молодцов ямщиков держали их. Балага сел на переднюю тройку, и, высоко поднимая локти, неторопливо разобрал вожжи. Анатоль и Долохов сели к нему. Макарин, Хвостиков и лакей сели в другую тройку.
– Готовы, что ль? – спросил Балага.
– Пущай! – крикнул он, заматывая вокруг рук вожжи, и тройка понесла бить вниз по Никитскому бульвару.
– Тпрру! Поди, эй!… Тпрру, – только слышался крик Балаги и молодца, сидевшего на козлах. На Арбатской площади тройка зацепила карету, что то затрещало, послышался крик, и тройка полетела по Арбату.
Дав два конца по Подновинскому Балага стал сдерживать и, вернувшись назад, остановил лошадей у перекрестка Старой Конюшенной.
Молодец соскочил держать под уздцы лошадей, Анатоль с Долоховым пошли по тротуару. Подходя к воротам, Долохов свистнул. Свисток отозвался ему и вслед за тем выбежала горничная.
– На двор войдите, а то видно, сейчас выйдет, – сказала она.
Долохов остался у ворот. Анатоль вошел за горничной на двор, поворотил за угол и вбежал на крыльцо.
Гаврило, огромный выездной лакей Марьи Дмитриевны, встретил Анатоля.
– К барыне пожалуйте, – басом сказал лакей, загораживая дорогу от двери.
– К какой барыне? Да ты кто? – запыхавшимся шопотом спрашивал Анатоль.
– Пожалуйте, приказано привесть.
– Курагин! назад, – кричал Долохов. – Измена! Назад!
Долохов у калитки, у которой он остановился, боролся с дворником, пытавшимся запереть за вошедшим Анатолем калитку. Долохов последним усилием оттолкнул дворника и схватив за руку выбежавшего Анатоля, выдернул его за калитку и побежал с ним назад к тройке.


Марья Дмитриевна, застав заплаканную Соню в коридоре, заставила ее во всем признаться. Перехватив записку Наташи и прочтя ее, Марья Дмитриевна с запиской в руке взошла к Наташе.
– Мерзавка, бесстыдница, – сказала она ей. – Слышать ничего не хочу! – Оттолкнув удивленными, но сухими глазами глядящую на нее Наташу, она заперла ее на ключ и приказав дворнику пропустить в ворота тех людей, которые придут нынче вечером, но не выпускать их, а лакею приказав привести этих людей к себе, села в гостиной, ожидая похитителей.
Когда Гаврило пришел доложить Марье Дмитриевне, что приходившие люди убежали, она нахмурившись встала и заложив назад руки, долго ходила по комнатам, обдумывая то, что ей делать. В 12 часу ночи она, ощупав ключ в кармане, пошла к комнате Наташи. Соня, рыдая, сидела в коридоре.
– Марья Дмитриевна, пустите меня к ней ради Бога! – сказала она. Марья Дмитриевна, не отвечая ей, отперла дверь и вошла. «Гадко, скверно… В моем доме… Мерзавка, девчонка… Только отца жалко!» думала Марья Дмитриевна, стараясь утолить свой гнев. «Как ни трудно, уж велю всем молчать и скрою от графа». Марья Дмитриевна решительными шагами вошла в комнату. Наташа лежала на диване, закрыв голову руками, и не шевелилась. Она лежала в том самом положении, в котором оставила ее Марья Дмитриевна.
– Хороша, очень хороша! – сказала Марья Дмитриевна. – В моем доме любовникам свидания назначать! Притворяться то нечего. Ты слушай, когда я с тобой говорю. – Марья Дмитриевна тронула ее за руку. – Ты слушай, когда я говорю. Ты себя осрамила, как девка самая последняя. Я бы с тобой то сделала, да мне отца твоего жалко. Я скрою. – Наташа не переменила положения, но только всё тело ее стало вскидываться от беззвучных, судорожных рыданий, которые душили ее. Марья Дмитриевна оглянулась на Соню и присела на диване подле Наташи.
– Счастье его, что он от меня ушел; да я найду его, – сказала она своим грубым голосом; – слышишь ты что ли, что я говорю? – Она поддела своей большой рукой под лицо Наташи и повернула ее к себе. И Марья Дмитриевна, и Соня удивились, увидав лицо Наташи. Глаза ее были блестящи и сухи, губы поджаты, щеки опустились.
– Оставь… те… что мне… я… умру… – проговорила она, злым усилием вырвалась от Марьи Дмитриевны и легла в свое прежнее положение.
– Наталья!… – сказала Марья Дмитриевна. – Я тебе добра желаю. Ты лежи, ну лежи так, я тебя не трону, и слушай… Я не стану говорить, как ты виновата. Ты сама знаешь. Ну да теперь отец твой завтра приедет, что я скажу ему? А?
Опять тело Наташи заколебалось от рыданий.
– Ну узнает он, ну брат твой, жених!
– У меня нет жениха, я отказала, – прокричала Наташа.
– Всё равно, – продолжала Марья Дмитриевна. – Ну они узнают, что ж они так оставят? Ведь он, отец твой, я его знаю, ведь он, если его на дуэль вызовет, хорошо это будет? А?
– Ах, оставьте меня, зачем вы всему помешали! Зачем? зачем? кто вас просил? – кричала Наташа, приподнявшись на диване и злобно глядя на Марью Дмитриевну.
– Да чего ж ты хотела? – вскрикнула опять горячась Марья Дмитриевна, – что ж тебя запирали что ль? Ну кто ж ему мешал в дом ездить? Зачем же тебя, как цыганку какую, увозить?… Ну увез бы он тебя, что ж ты думаешь, его бы не нашли? Твой отец, или брат, или жених. А он мерзавец, негодяй, вот что!
– Он лучше всех вас, – вскрикнула Наташа, приподнимаясь. – Если бы вы не мешали… Ах, Боже мой, что это, что это! Соня, за что? Уйдите!… – И она зарыдала с таким отчаянием, с каким оплакивают люди только такое горе, которого они чувствуют сами себя причиной. Марья Дмитриевна начала было опять говорить; но Наташа закричала: – Уйдите, уйдите, вы все меня ненавидите, презираете. – И опять бросилась на диван.
Марья Дмитриевна продолжала еще несколько времени усовещивать Наташу и внушать ей, что всё это надо скрыть от графа, что никто не узнает ничего, ежели только Наташа возьмет на себя всё забыть и не показывать ни перед кем вида, что что нибудь случилось. Наташа не отвечала. Она и не рыдала больше, но с ней сделались озноб и дрожь. Марья Дмитриевна подложила ей подушку, накрыла ее двумя одеялами и сама принесла ей липового цвета, но Наташа не откликнулась ей. – Ну пускай спит, – сказала Марья Дмитриевна, уходя из комнаты, думая, что она спит. Но Наташа не спала и остановившимися раскрытыми глазами из бледного лица прямо смотрела перед собою. Всю эту ночь Наташа не спала, и не плакала, и не говорила с Соней, несколько раз встававшей и подходившей к ней.
На другой день к завтраку, как и обещал граф Илья Андреич, он приехал из Подмосковной. Он был очень весел: дело с покупщиком ладилось и ничто уже не задерживало его теперь в Москве и в разлуке с графиней, по которой он соскучился. Марья Дмитриевна встретила его и объявила ему, что Наташа сделалась очень нездорова вчера, что посылали за доктором, но что теперь ей лучше. Наташа в это утро не выходила из своей комнаты. С поджатыми растрескавшимися губами, сухими остановившимися глазами, она сидела у окна и беспокойно вглядывалась в проезжающих по улице и торопливо оглядывалась на входивших в комнату. Она очевидно ждала известий об нем, ждала, что он сам приедет или напишет ей.
Когда граф взошел к ней, она беспокойно оборотилась на звук его мужских шагов, и лицо ее приняло прежнее холодное и даже злое выражение. Она даже не поднялась на встречу ему.
– Что с тобой, мой ангел, больна? – спросил граф. Наташа помолчала.
– Да, больна, – отвечала она.
На беспокойные расспросы графа о том, почему она такая убитая и не случилось ли чего нибудь с женихом, она уверяла его, что ничего, и просила его не беспокоиться. Марья Дмитриевна подтвердила графу уверения Наташи, что ничего не случилось. Граф, судя по мнимой болезни, по расстройству дочери, по сконфуженным лицам Сони и Марьи Дмитриевны, ясно видел, что в его отсутствие должно было что нибудь случиться: но ему так страшно было думать, что что нибудь постыдное случилось с его любимою дочерью, он так любил свое веселое спокойствие, что он избегал расспросов и всё старался уверить себя, что ничего особенного не было и только тужил о том, что по случаю ее нездоровья откладывался их отъезд в деревню.


Со дня приезда своей жены в Москву Пьер сбирался уехать куда нибудь, только чтобы не быть с ней. Вскоре после приезда Ростовых в Москву, впечатление, которое производила на него Наташа, заставило его поторопиться исполнить свое намерение. Он поехал в Тверь ко вдове Иосифа Алексеевича, которая обещала давно передать ему бумаги покойного.
Когда Пьер вернулся в Москву, ему подали письмо от Марьи Дмитриевны, которая звала его к себе по весьма важному делу, касающемуся Андрея Болконского и его невесты. Пьер избегал Наташи. Ему казалось, что он имел к ней чувство более сильное, чем то, которое должен был иметь женатый человек к невесте своего друга. И какая то судьба постоянно сводила его с нею.
«Что такое случилось? И какое им до меня дело? думал он, одеваясь, чтобы ехать к Марье Дмитриевне. Поскорее бы приехал князь Андрей и женился бы на ней!» думал Пьер дорогой к Ахросимовой.
На Тверском бульваре кто то окликнул его.
– Пьер! Давно приехал? – прокричал ему знакомый голос. Пьер поднял голову. В парных санях, на двух серых рысаках, закидывающих снегом головашки саней, промелькнул Анатоль с своим всегдашним товарищем Макариным. Анатоль сидел прямо, в классической позе военных щеголей, закутав низ лица бобровым воротником и немного пригнув голову. Лицо его было румяно и свежо, шляпа с белым плюмажем была надета на бок, открывая завитые, напомаженные и осыпанные мелким снегом волосы.
«И право, вот настоящий мудрец! подумал Пьер, ничего не видит дальше настоящей минуты удовольствия, ничто не тревожит его, и оттого всегда весел, доволен и спокоен. Что бы я дал, чтобы быть таким как он!» с завистью подумал Пьер.
В передней Ахросимовой лакей, снимая с Пьера его шубу, сказал, что Марья Дмитриевна просят к себе в спальню.
Отворив дверь в залу, Пьер увидал Наташу, сидевшую у окна с худым, бледным и злым лицом. Она оглянулась на него, нахмурилась и с выражением холодного достоинства вышла из комнаты.
– Что случилось? – спросил Пьер, входя к Марье Дмитриевне.
– Хорошие дела, – отвечала Марья Дмитриевна: – пятьдесят восемь лет прожила на свете, такого сраму не видала. – И взяв с Пьера честное слово молчать обо всем, что он узнает, Марья Дмитриевна сообщила ему, что Наташа отказала своему жениху без ведома родителей, что причиной этого отказа был Анатоль Курагин, с которым сводила ее жена Пьера, и с которым она хотела бежать в отсутствие своего отца, с тем, чтобы тайно обвенчаться.
Пьер приподняв плечи и разинув рот слушал то, что говорила ему Марья Дмитриевна, не веря своим ушам. Невесте князя Андрея, так сильно любимой, этой прежде милой Наташе Ростовой, променять Болконского на дурака Анатоля, уже женатого (Пьер знал тайну его женитьбы), и так влюбиться в него, чтобы согласиться бежать с ним! – Этого Пьер не мог понять и не мог себе представить.
Милое впечатление Наташи, которую он знал с детства, не могло соединиться в его душе с новым представлением о ее низости, глупости и жестокости. Он вспомнил о своей жене. «Все они одни и те же», сказал он сам себе, думая, что не ему одному достался печальный удел быть связанным с гадкой женщиной. Но ему всё таки до слез жалко было князя Андрея, жалко было его гордости. И чем больше он жалел своего друга, тем с большим презрением и даже отвращением думал об этой Наташе, с таким выражением холодного достоинства сейчас прошедшей мимо него по зале. Он не знал, что душа Наташи была преисполнена отчаяния, стыда, унижения, и что она не виновата была в том, что лицо ее нечаянно выражало спокойное достоинство и строгость.
– Да как обвенчаться! – проговорил Пьер на слова Марьи Дмитриевны. – Он не мог обвенчаться: он женат.
– Час от часу не легче, – проговорила Марья Дмитриевна. – Хорош мальчик! То то мерзавец! А она ждет, второй день ждет. По крайней мере ждать перестанет, надо сказать ей.
Узнав от Пьера подробности женитьбы Анатоля, излив свой гнев на него ругательными словами, Марья Дмитриевна сообщила ему то, для чего она вызвала его. Марья Дмитриевна боялась, чтобы граф или Болконский, который мог всякую минуту приехать, узнав дело, которое она намерена была скрыть от них, не вызвали на дуэль Курагина, и потому просила его приказать от ее имени его шурину уехать из Москвы и не сметь показываться ей на глаза. Пьер обещал ей исполнить ее желание, только теперь поняв опасность, которая угрожала и старому графу, и Николаю, и князю Андрею. Кратко и точно изложив ему свои требования, она выпустила его в гостиную. – Смотри же, граф ничего не знает. Ты делай, как будто ничего не знаешь, – сказала она ему. – А я пойду сказать ей, что ждать нечего! Да оставайся обедать, коли хочешь, – крикнула Марья Дмитриевна Пьеру.
Пьер встретил старого графа. Он был смущен и расстроен. В это утро Наташа сказала ему, что она отказала Болконскому.
– Беда, беда, mon cher, – говорил он Пьеру, – беда с этими девками без матери; уж я так тужу, что приехал. Я с вами откровенен буду. Слышали, отказала жениху, ни у кого не спросивши ничего. Оно, положим, я никогда этому браку очень не радовался. Положим, он хороший человек, но что ж, против воли отца счастья бы не было, и Наташа без женихов не останется. Да всё таки долго уже так продолжалось, да и как же это без отца, без матери, такой шаг! А теперь больна, и Бог знает, что! Плохо, граф, плохо с дочерьми без матери… – Пьер видел, что граф был очень расстроен, старался перевести разговор на другой предмет, но граф опять возвращался к своему горю.
Соня с встревоженным лицом вошла в гостиную.
– Наташа не совсем здорова; она в своей комнате и желала бы вас видеть. Марья Дмитриевна у нее и просит вас тоже.
– Да ведь вы очень дружны с Болконским, верно что нибудь передать хочет, – сказал граф. – Ах, Боже мой, Боже мой! Как всё хорошо было! – И взявшись за редкие виски седых волос, граф вышел из комнаты.
Марья Дмитриевна объявила Наташе о том, что Анатоль был женат. Наташа не хотела верить ей и требовала подтверждения этого от самого Пьера. Соня сообщила это Пьеру в то время, как она через коридор провожала его в комнату Наташи.
Наташа, бледная, строгая сидела подле Марьи Дмитриевны и от самой двери встретила Пьера лихорадочно блестящим, вопросительным взглядом. Она не улыбнулась, не кивнула ему головой, она только упорно смотрела на него, и взгляд ее спрашивал его только про то: друг ли он или такой же враг, как и все другие, по отношению к Анатолю. Сам по себе Пьер очевидно не существовал для нее.
– Он всё знает, – сказала Марья Дмитриевна, указывая на Пьера и обращаясь к Наташе. – Он пускай тебе скажет, правду ли я говорила.
Наташа, как подстреленный, загнанный зверь смотрит на приближающихся собак и охотников, смотрела то на того, то на другого.
– Наталья Ильинична, – начал Пьер, опустив глаза и испытывая чувство жалости к ней и отвращения к той операции, которую он должен был делать, – правда это или не правда, это для вас должно быть всё равно, потому что…
– Так это не правда, что он женат!
– Нет, это правда.
– Он женат был и давно? – спросила она, – честное слово?
Пьер дал ей честное слово.
– Он здесь еще? – спросила она быстро.
– Да, я его сейчас видел.
Она очевидно была не в силах говорить и делала руками знаки, чтобы оставили ее.


Пьер не остался обедать, а тотчас же вышел из комнаты и уехал. Он поехал отыскивать по городу Анатоля Курагина, при мысли о котором теперь вся кровь у него приливала к сердцу и он испытывал затруднение переводить дыхание. На горах, у цыган, у Comoneno – его не было. Пьер поехал в клуб.
В клубе всё шло своим обыкновенным порядком: гости, съехавшиеся обедать, сидели группами и здоровались с Пьером и говорили о городских новостях. Лакей, поздоровавшись с ним, доложил ему, зная его знакомство и привычки, что место ему оставлено в маленькой столовой, что князь Михаил Захарыч в библиотеке, а Павел Тимофеич не приезжали еще. Один из знакомых Пьера между разговором о погоде спросил у него, слышал ли он о похищении Курагиным Ростовой, про которое говорят в городе, правда ли это? Пьер, засмеявшись, сказал, что это вздор, потому что он сейчас только от Ростовых. Он спрашивал у всех про Анатоля; ему сказал один, что не приезжал еще, другой, что он будет обедать нынче. Пьеру странно было смотреть на эту спокойную, равнодушную толпу людей, не знавшую того, что делалось у него в душе. Он прошелся по зале, дождался пока все съехались, и не дождавшись Анатоля, не стал обедать и поехал домой.
Анатоль, которого он искал, в этот день обедал у Долохова и совещался с ним о том, как поправить испорченное дело. Ему казалось необходимо увидаться с Ростовой. Вечером он поехал к сестре, чтобы переговорить с ней о средствах устроить это свидание. Когда Пьер, тщетно объездив всю Москву, вернулся домой, камердинер доложил ему, что князь Анатоль Васильич у графини. Гостиная графини была полна гостей.
Пьер не здороваясь с женою, которую он не видал после приезда (она больше чем когда нибудь ненавистна была ему в эту минуту), вошел в гостиную и увидав Анатоля подошел к нему.
– Ah, Pierre, – сказала графиня, подходя к мужу. – Ты не знаешь в каком положении наш Анатоль… – Она остановилась, увидав в опущенной низко голове мужа, в его блестящих глазах, в его решительной походке то страшное выражение бешенства и силы, которое она знала и испытала на себе после дуэли с Долоховым.
– Где вы – там разврат, зло, – сказал Пьер жене. – Анатоль, пойдемте, мне надо поговорить с вами, – сказал он по французски.
Анатоль оглянулся на сестру и покорно встал, готовый следовать за Пьером.
Пьер, взяв его за руку, дернул к себе и пошел из комнаты.
– Si vous vous permettez dans mon salon, [Если вы позволите себе в моей гостиной,] – шопотом проговорила Элен; но Пьер, не отвечая ей вышел из комнаты.
Анатоль шел за ним обычной, молодцоватой походкой. Но на лице его было заметно беспокойство.
Войдя в свой кабинет, Пьер затворил дверь и обратился к Анатолю, не глядя на него.
– Вы обещали графине Ростовой жениться на ней и хотели увезти ее?
– Мой милый, – отвечал Анатоль по французски (как и шел весь разговор), я не считаю себя обязанным отвечать на допросы, делаемые в таком тоне.
Лицо Пьера, и прежде бледное, исказилось бешенством. Он схватил своей большой рукой Анатоля за воротник мундира и стал трясти из стороны в сторону до тех пор, пока лицо Анатоля не приняло достаточное выражение испуга.
– Когда я говорю, что мне надо говорить с вами… – повторял Пьер.
– Ну что, это глупо. А? – сказал Анатоль, ощупывая оторванную с сукном пуговицу воротника.
– Вы негодяй и мерзавец, и не знаю, что меня воздерживает от удовольствия разможжить вам голову вот этим, – говорил Пьер, – выражаясь так искусственно потому, что он говорил по французски. Он взял в руку тяжелое пресспапье и угрожающе поднял и тотчас же торопливо положил его на место.
– Обещали вы ей жениться?
– Я, я, я не думал; впрочем я никогда не обещался, потому что…
Пьер перебил его. – Есть у вас письма ее? Есть у вас письма? – повторял Пьер, подвигаясь к Анатолю.
Анатоль взглянул на него и тотчас же, засунув руку в карман, достал бумажник.
Пьер взял подаваемое ему письмо и оттолкнув стоявший на дороге стол повалился на диван.
– Je ne serai pas violent, ne craignez rien, [Не бойтесь, я насилия не употреблю,] – сказал Пьер, отвечая на испуганный жест Анатоля. – Письма – раз, – сказал Пьер, как будто повторяя урок для самого себя. – Второе, – после минутного молчания продолжал он, опять вставая и начиная ходить, – вы завтра должны уехать из Москвы.
– Но как же я могу…
– Третье, – не слушая его, продолжал Пьер, – вы никогда ни слова не должны говорить о том, что было между вами и графиней. Этого, я знаю, я не могу запретить вам, но ежели в вас есть искра совести… – Пьер несколько раз молча прошел по комнате. Анатоль сидел у стола и нахмурившись кусал себе губы.
– Вы не можете не понять наконец, что кроме вашего удовольствия есть счастье, спокойствие других людей, что вы губите целую жизнь из того, что вам хочется веселиться. Забавляйтесь с женщинами подобными моей супруге – с этими вы в своем праве, они знают, чего вы хотите от них. Они вооружены против вас тем же опытом разврата; но обещать девушке жениться на ней… обмануть, украсть… Как вы не понимаете, что это так же подло, как прибить старика или ребенка!…
Пьер замолчал и взглянул на Анатоля уже не гневным, но вопросительным взглядом.
– Этого я не знаю. А? – сказал Анатоль, ободряясь по мере того, как Пьер преодолевал свой гнев. – Этого я не знаю и знать не хочу, – сказал он, не глядя на Пьера и с легким дрожанием нижней челюсти, – но вы сказали мне такие слова: подло и тому подобное, которые я comme un homme d'honneur [как честный человек] никому не позволю.
Пьер с удивлением посмотрел на него, не в силах понять, чего ему было нужно.
– Хотя это и было с глазу на глаз, – продолжал Анатоль, – но я не могу…
– Что ж, вам нужно удовлетворение? – насмешливо сказал Пьер.
– По крайней мере вы можете взять назад свои слова. А? Ежели вы хотите, чтоб я исполнил ваши желанья. А?
– Беру, беру назад, – проговорил Пьер и прошу вас извинить меня. Пьер взглянул невольно на оторванную пуговицу. – И денег, ежели вам нужно на дорогу. – Анатоль улыбнулся.
Это выражение робкой и подлой улыбки, знакомой ему по жене, взорвало Пьера.
– О, подлая, бессердечная порода! – проговорил он и вышел из комнаты.
На другой день Анатоль уехал в Петербург.


Пьер поехал к Марье Дмитриевне, чтобы сообщить об исполнении ее желанья – об изгнании Курагина из Москвы. Весь дом был в страхе и волнении. Наташа была очень больна, и, как Марья Дмитриевна под секретом сказала ему, она в ту же ночь, как ей было объявлено, что Анатоль женат, отравилась мышьяком, который она тихонько достала. Проглотив его немного, она так испугалась, что разбудила Соню и объявила ей то, что она сделала. Во время были приняты нужные меры против яда, и теперь она была вне опасности; но всё таки слаба так, что нельзя было думать везти ее в деревню и послано было за графиней. Пьер видел растерянного графа и заплаканную Соню, но не мог видеть Наташи.
Пьер в этот день обедал в клубе и со всех сторон слышал разговоры о попытке похищения Ростовой и с упорством опровергал эти разговоры, уверяя всех, что больше ничего не было, как только то, что его шурин сделал предложение Ростовой и получил отказ. Пьеру казалось, что на его обязанности лежит скрыть всё дело и восстановить репутацию Ростовой.
Он со страхом ожидал возвращения князя Андрея и каждый день заезжал наведываться о нем к старому князю.
Князь Николай Андреич знал через m lle Bourienne все слухи, ходившие по городу, и прочел ту записку к княжне Марье, в которой Наташа отказывала своему жениху. Он казался веселее обыкновенного и с большим нетерпением ожидал сына.
Чрез несколько дней после отъезда Анатоля, Пьер получил записку от князя Андрея, извещавшего его о своем приезде и просившего Пьера заехать к нему.
Князь Андрей, приехав в Москву, в первую же минуту своего приезда получил от отца записку Наташи к княжне Марье, в которой она отказывала жениху (записку эту похитила у княжны Марьи и передала князю m lle Вourienne) и услышал от отца с прибавлениями рассказы о похищении Наташи.
Князь Андрей приехал вечером накануне. Пьер приехал к нему на другое утро. Пьер ожидал найти князя Андрея почти в том же положении, в котором была и Наташа, и потому он был удивлен, когда, войдя в гостиную, услыхал из кабинета громкий голос князя Андрея, оживленно говорившего что то о какой то петербургской интриге. Старый князь и другой чей то голос изредка перебивали его. Княжна Марья вышла навстречу к Пьеру. Она вздохнула, указывая глазами на дверь, где был князь Андрей, видимо желая выразить свое сочувствие к его горю; но Пьер видел по лицу княжны Марьи, что она была рада и тому, что случилось, и тому, как ее брат принял известие об измене невесты.
– Он сказал, что ожидал этого, – сказала она. – Я знаю, что гордость его не позволит ему выразить своего чувства, но всё таки лучше, гораздо лучше он перенес это, чем я ожидала. Видно, так должно было быть…
– Но неужели совершенно всё кончено? – сказал Пьер.
Княжна Марья с удивлением посмотрела на него. Она не понимала даже, как можно было об этом спрашивать. Пьер вошел в кабинет. Князь Андрей, весьма изменившийся, очевидно поздоровевший, но с новой, поперечной морщиной между бровей, в штатском платье, стоял против отца и князя Мещерского и горячо спорил, делая энергические жесты. Речь шла о Сперанском, известие о внезапной ссылке и мнимой измене которого только что дошло до Москвы.
– Теперь судят и обвиняют его (Сперанского) все те, которые месяц тому назад восхищались им, – говорил князь Андрей, – и те, которые не в состоянии были понимать его целей. Судить человека в немилости очень легко и взваливать на него все ошибки другого; а я скажу, что ежели что нибудь сделано хорошего в нынешнее царствованье, то всё хорошее сделано им – им одним. – Он остановился, увидав Пьера. Лицо его дрогнуло и тотчас же приняло злое выражение. – И потомство отдаст ему справедливость, – договорил он, и тотчас же обратился к Пьеру.
– Ну ты как? Все толстеешь, – говорил он оживленно, но вновь появившаяся морщина еще глубже вырезалась на его лбу. – Да, я здоров, – отвечал он на вопрос Пьера и усмехнулся. Пьеру ясно было, что усмешка его говорила: «здоров, но здоровье мое никому не нужно». Сказав несколько слов с Пьером об ужасной дороге от границ Польши, о том, как он встретил в Швейцарии людей, знавших Пьера, и о господине Десале, которого он воспитателем для сына привез из за границы, князь Андрей опять с горячностью вмешался в разговор о Сперанском, продолжавшийся между двумя стариками.
– Ежели бы была измена и были бы доказательства его тайных сношений с Наполеоном, то их всенародно объявили бы – с горячностью и поспешностью говорил он. – Я лично не люблю и не любил Сперанского, но я люблю справедливость. – Пьер узнавал теперь в своем друге слишком знакомую ему потребность волноваться и спорить о деле для себя чуждом только для того, чтобы заглушить слишком тяжелые задушевные мысли.
Когда князь Мещерский уехал, князь Андрей взял под руку Пьера и пригласил его в комнату, которая была отведена для него. В комнате была разбита кровать, лежали раскрытые чемоданы и сундуки. Князь Андрей подошел к одному из них и достал шкатулку. Из шкатулки он достал связку в бумаге. Он всё делал молча и очень быстро. Он приподнялся, прокашлялся. Лицо его было нахмурено и губы поджаты.
– Прости меня, ежели я тебя утруждаю… – Пьер понял, что князь Андрей хотел говорить о Наташе, и широкое лицо его выразило сожаление и сочувствие. Это выражение лица Пьера рассердило князя Андрея; он решительно, звонко и неприятно продолжал: – Я получил отказ от графини Ростовой, и до меня дошли слухи об искании ее руки твоим шурином, или тому подобное. Правда ли это?
– И правда и не правда, – начал Пьер; но князь Андрей перебил его.
– Вот ее письма и портрет, – сказал он. Он взял связку со стола и передал Пьеру.
– Отдай это графине… ежели ты увидишь ее.
– Она очень больна, – сказал Пьер.
– Так она здесь еще? – сказал князь Андрей. – А князь Курагин? – спросил он быстро.
– Он давно уехал. Она была при смерти…
– Очень сожалею об ее болезни, – сказал князь Андрей. – Он холодно, зло, неприятно, как его отец, усмехнулся.
– Но господин Курагин, стало быть, не удостоил своей руки графиню Ростову? – сказал князь Андрей. Он фыркнул носом несколько раз.
– Он не мог жениться, потому что он был женат, – сказал Пьер.
Князь Андрей неприятно засмеялся, опять напоминая своего отца.
– А где же он теперь находится, ваш шурин, могу ли я узнать? – сказал он.
– Он уехал в Петер…. впрочем я не знаю, – сказал Пьер.
– Ну да это всё равно, – сказал князь Андрей. – Передай графине Ростовой, что она была и есть совершенно свободна, и что я желаю ей всего лучшего.
Пьер взял в руки связку бумаг. Князь Андрей, как будто вспоминая, не нужно ли ему сказать еще что нибудь или ожидая, не скажет ли чего нибудь Пьер, остановившимся взглядом смотрел на него.
– Послушайте, помните вы наш спор в Петербурге, – сказал Пьер, помните о…
– Помню, – поспешно отвечал князь Андрей, – я говорил, что падшую женщину надо простить, но я не говорил, что я могу простить. Я не могу.
– Разве можно это сравнивать?… – сказал Пьер. Князь Андрей перебил его. Он резко закричал:
– Да, опять просить ее руки, быть великодушным, и тому подобное?… Да, это очень благородно, но я не способен итти sur les brisees de monsieur [итти по стопам этого господина]. – Ежели ты хочешь быть моим другом, не говори со мною никогда про эту… про всё это. Ну, прощай. Так ты передашь…
Пьер вышел и пошел к старому князю и княжне Марье.
Старик казался оживленнее обыкновенного. Княжна Марья была такая же, как и всегда, но из за сочувствия к брату, Пьер видел в ней радость к тому, что свадьба ее брата расстроилась. Глядя на них, Пьер понял, какое презрение и злобу они имели все против Ростовых, понял, что нельзя было при них даже и упоминать имя той, которая могла на кого бы то ни было променять князя Андрея.
За обедом речь зашла о войне, приближение которой уже становилось очевидно. Князь Андрей не умолкая говорил и спорил то с отцом, то с Десалем, швейцарцем воспитателем, и казался оживленнее обыкновенного, тем оживлением, которого нравственную причину так хорошо знал Пьер.


В этот же вечер, Пьер поехал к Ростовым, чтобы исполнить свое поручение. Наташа была в постели, граф был в клубе, и Пьер, передав письма Соне, пошел к Марье Дмитриевне, интересовавшейся узнать о том, как князь Андрей принял известие. Через десять минут Соня вошла к Марье Дмитриевне.
– Наташа непременно хочет видеть графа Петра Кирилловича, – сказала она.
– Да как же, к ней что ль его свести? Там у вас не прибрано, – сказала Марья Дмитриевна.
– Нет, она оделась и вышла в гостиную, – сказала Соня.
Марья Дмитриевна только пожала плечами.
– Когда это графиня приедет, измучила меня совсем. Ты смотри ж, не говори ей всего, – обратилась она к Пьеру. – И бранить то ее духу не хватает, так жалка, так жалка!
Наташа, исхудавшая, с бледным и строгим лицом (совсем не пристыженная, какою ее ожидал Пьер) стояла по середине гостиной. Когда Пьер показался в двери, она заторопилась, очевидно в нерешительности, подойти ли к нему или подождать его.
Пьер поспешно подошел к ней. Он думал, что она ему, как всегда, подаст руку; но она, близко подойдя к нему, остановилась, тяжело дыша и безжизненно опустив руки, совершенно в той же позе, в которой она выходила на середину залы, чтоб петь, но совсем с другим выражением.
– Петр Кирилыч, – начала она быстро говорить – князь Болконский был вам друг, он и есть вам друг, – поправилась она (ей казалось, что всё только было, и что теперь всё другое). – Он говорил мне тогда, чтобы обратиться к вам…
Пьер молча сопел носом, глядя на нее. Он до сих пор в душе своей упрекал и старался презирать ее; но теперь ему сделалось так жалко ее, что в душе его не было места упреку.
– Он теперь здесь, скажите ему… чтобы он прост… простил меня. – Она остановилась и еще чаще стала дышать, но не плакала.
– Да… я скажу ему, – говорил Пьер, но… – Он не знал, что сказать.
Наташа видимо испугалась той мысли, которая могла притти Пьеру.
– Нет, я знаю, что всё кончено, – сказала она поспешно. – Нет, это не может быть никогда. Меня мучает только зло, которое я ему сделала. Скажите только ему, что я прошу его простить, простить, простить меня за всё… – Она затряслась всем телом и села на стул.
Еще никогда не испытанное чувство жалости переполнило душу Пьера.
– Я скажу ему, я всё еще раз скажу ему, – сказал Пьер; – но… я бы желал знать одно…
«Что знать?» спросил взгляд Наташи.
– Я бы желал знать, любили ли вы… – Пьер не знал как назвать Анатоля и покраснел при мысли о нем, – любили ли вы этого дурного человека?
– Не называйте его дурным, – сказала Наташа. – Но я ничего – ничего не знаю… – Она опять заплакала.
И еще больше чувство жалости, нежности и любви охватило Пьера. Он слышал как под очками его текли слезы и надеялся, что их не заметят.
– Не будем больше говорить, мой друг, – сказал Пьер.
Так странно вдруг для Наташи показался этот его кроткий, нежный, задушевный голос.
– Не будем говорить, мой друг, я всё скажу ему; но об одном прошу вас – считайте меня своим другом, и ежели вам нужна помощь, совет, просто нужно будет излить свою душу кому нибудь – не теперь, а когда у вас ясно будет в душе – вспомните обо мне. – Он взял и поцеловал ее руку. – Я счастлив буду, ежели в состоянии буду… – Пьер смутился.
– Не говорите со мной так: я не стою этого! – вскрикнула Наташа и хотела уйти из комнаты, но Пьер удержал ее за руку. Он знал, что ему нужно что то еще сказать ей. Но когда он сказал это, он удивился сам своим словам.
– Перестаньте, перестаньте, вся жизнь впереди для вас, – сказал он ей.
– Для меня? Нет! Для меня всё пропало, – сказала она со стыдом и самоунижением.
– Все пропало? – повторил он. – Ежели бы я был не я, а красивейший, умнейший и лучший человек в мире, и был бы свободен, я бы сию минуту на коленях просил руки и любви вашей.
Наташа в первый раз после многих дней заплакала слезами благодарности и умиления и взглянув на Пьера вышла из комнаты.
Пьер тоже вслед за нею почти выбежал в переднюю, удерживая слезы умиления и счастья, давившие его горло, не попадая в рукава надел шубу и сел в сани.
– Теперь куда прикажете? – спросил кучер.
«Куда? спросил себя Пьер. Куда же можно ехать теперь? Неужели в клуб или гости?» Все люди казались так жалки, так бедны в сравнении с тем чувством умиления и любви, которое он испытывал; в сравнении с тем размягченным, благодарным взглядом, которым она последний раз из за слез взглянула на него.
– Домой, – сказал Пьер, несмотря на десять градусов мороза распахивая медвежью шубу на своей широкой, радостно дышавшей груди.
Было морозно и ясно. Над грязными, полутемными улицами, над черными крышами стояло темное, звездное небо. Пьер, только глядя на небо, не чувствовал оскорбительной низости всего земного в сравнении с высотою, на которой находилась его душа. При въезде на Арбатскую площадь, огромное пространство звездного темного неба открылось глазам Пьера. Почти в середине этого неба над Пречистенским бульваром, окруженная, обсыпанная со всех сторон звездами, но отличаясь от всех близостью к земле, белым светом, и длинным, поднятым кверху хвостом, стояла огромная яркая комета 1812 го года, та самая комета, которая предвещала, как говорили, всякие ужасы и конец света. Но в Пьере светлая звезда эта с длинным лучистым хвостом не возбуждала никакого страшного чувства. Напротив Пьер радостно, мокрыми от слез глазами, смотрел на эту светлую звезду, которая, как будто, с невыразимой быстротой пролетев неизмеримые пространства по параболической линии, вдруг, как вонзившаяся стрела в землю, влепилась тут в одно избранное ею место, на черном небе, и остановилась, энергично подняв кверху хвост, светясь и играя своим белым светом между бесчисленными другими, мерцающими звездами. Пьеру казалось, что эта звезда вполне отвечала тому, что было в его расцветшей к новой жизни, размягченной и ободренной душе.


С конца 1811 го года началось усиленное вооружение и сосредоточение сил Западной Европы, и в 1812 году силы эти – миллионы людей (считая тех, которые перевозили и кормили армию) двинулись с Запада на Восток, к границам России, к которым точно так же с 1811 го года стягивались силы России. 12 июня силы Западной Европы перешли границы России, и началась война, то есть совершилось противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие. Миллионы людей совершали друг, против друга такое бесчисленное количество злодеяний, обманов, измен, воровства, подделок и выпуска фальшивых ассигнаций, грабежей, поджогов и убийств, которого в целые века не соберет летопись всех судов мира и на которые, в этот период времени, люди, совершавшие их, не смотрели как на преступления.
Что произвело это необычайное событие? Какие были причины его? Историки с наивной уверенностью говорят, что причинами этого события были обида, нанесенная герцогу Ольденбургскому, несоблюдение континентальной системы, властолюбие Наполеона, твердость Александра, ошибки дипломатов и т. п.
Следовательно, стоило только Меттерниху, Румянцеву или Талейрану, между выходом и раутом, хорошенько постараться и написать поискуснее бумажку или Наполеону написать к Александру: Monsieur mon frere, je consens a rendre le duche au duc d'Oldenbourg, [Государь брат мой, я соглашаюсь возвратить герцогство Ольденбургскому герцогу.] – и войны бы не было.
Понятно, что таким представлялось дело современникам. Понятно, что Наполеону казалось, что причиной войны были интриги Англии (как он и говорил это на острове Св. Елены); понятно, что членам английской палаты казалось, что причиной войны было властолюбие Наполеона; что принцу Ольденбургскому казалось, что причиной войны было совершенное против него насилие; что купцам казалось, что причиной войны была континентальная система, разорявшая Европу, что старым солдатам и генералам казалось, что главной причиной была необходимость употребить их в дело; легитимистам того времени то, что необходимо было восстановить les bons principes [хорошие принципы], а дипломатам того времени то, что все произошло оттого, что союз России с Австрией в 1809 году не был достаточно искусно скрыт от Наполеона и что неловко был написан memorandum за № 178. Понятно, что эти и еще бесчисленное, бесконечное количество причин, количество которых зависит от бесчисленного различия точек зрения, представлялось современникам; но для нас – потомков, созерцающих во всем его объеме громадность совершившегося события и вникающих в его простой и страшный смысл, причины эти представляются недостаточными. Для нас непонятно, чтобы миллионы людей христиан убивали и мучили друг друга, потому что Наполеон был властолюбив, Александр тверд, политика Англии хитра и герцог Ольденбургский обижен. Нельзя понять, какую связь имеют эти обстоятельства с самым фактом убийства и насилия; почему вследствие того, что герцог обижен, тысячи людей с другого края Европы убивали и разоряли людей Смоленской и Московской губерний и были убиваемы ими.
Для нас, потомков, – не историков, не увлеченных процессом изыскания и потому с незатемненным здравым смыслом созерцающих событие, причины его представляются в неисчислимом количестве. Чем больше мы углубляемся в изыскание причин, тем больше нам их открывается, и всякая отдельно взятая причина или целый ряд причин представляются нам одинаково справедливыми сами по себе, и одинаково ложными по своей ничтожности в сравнении с громадностью события, и одинаково ложными по недействительности своей (без участия всех других совпавших причин) произвести совершившееся событие. Такой же причиной, как отказ Наполеона отвести свои войска за Вислу и отдать назад герцогство Ольденбургское, представляется нам и желание или нежелание первого французского капрала поступить на вторичную службу: ибо, ежели бы он не захотел идти на службу и не захотел бы другой, и третий, и тысячный капрал и солдат, настолько менее людей было бы в войске Наполеона, и войны не могло бы быть.
Ежели бы Наполеон не оскорбился требованием отступить за Вислу и не велел наступать войскам, не было бы войны; но ежели бы все сержанты не пожелали поступить на вторичную службу, тоже войны не могло бы быть. Тоже не могло бы быть войны, ежели бы не было интриг Англии, и не было бы принца Ольденбургского и чувства оскорбления в Александре, и не было бы самодержавной власти в России, и не было бы французской революции и последовавших диктаторства и империи, и всего того, что произвело французскую революцию, и так далее. Без одной из этих причин ничего не могло бы быть. Стало быть, причины эти все – миллиарды причин – совпали для того, чтобы произвести то, что было. И, следовательно, ничто не было исключительной причиной события, а событие должно было совершиться только потому, что оно должно было совершиться. Должны были миллионы людей, отрекшись от своих человеческих чувств и своего разума, идти на Восток с Запада и убивать себе подобных, точно так же, как несколько веков тому назад с Востока на Запад шли толпы людей, убивая себе подобных.
Действия Наполеона и Александра, от слова которых зависело, казалось, чтобы событие совершилось или не совершилось, – были так же мало произвольны, как и действие каждого солдата, шедшего в поход по жребию или по набору. Это не могло быть иначе потому, что для того, чтобы воля Наполеона и Александра (тех людей, от которых, казалось, зависело событие) была исполнена, необходимо было совпадение бесчисленных обстоятельств, без одного из которых событие не могло бы совершиться. Необходимо было, чтобы миллионы людей, в руках которых была действительная сила, солдаты, которые стреляли, везли провиант и пушки, надо было, чтобы они согласились исполнить эту волю единичных и слабых людей и были приведены к этому бесчисленным количеством сложных, разнообразных причин.
Фатализм в истории неизбежен для объяснения неразумных явлений (то есть тех, разумность которых мы не понимаем). Чем более мы стараемся разумно объяснить эти явления в истории, тем они становятся для нас неразумнее и непонятнее.
Каждый человек живет для себя, пользуется свободой для достижения своих личных целей и чувствует всем существом своим, что он может сейчас сделать или не сделать такое то действие; но как скоро он сделает его, так действие это, совершенное в известный момент времени, становится невозвратимым и делается достоянием истории, в которой оно имеет не свободное, а предопределенное значение.
Есть две стороны жизни в каждом человеке: жизнь личная, которая тем более свободна, чем отвлеченнее ее интересы, и жизнь стихийная, роевая, где человек неизбежно исполняет предписанные ему законы.
Человек сознательно живет для себя, но служит бессознательным орудием для достижения исторических, общечеловеческих целей. Совершенный поступок невозвратим, и действие его, совпадая во времени с миллионами действий других людей, получает историческое значение. Чем выше стоит человек на общественной лестнице, чем с большими людьми он связан, тем больше власти он имеет на других людей, тем очевиднее предопределенность и неизбежность каждого его поступка.
«Сердце царево в руце божьей».
Царь – есть раб истории.
История, то есть бессознательная, общая, роевая жизнь человечества, всякой минутой жизни царей пользуется для себя как орудием для своих целей.
Наполеон, несмотря на то, что ему более чем когда нибудь, теперь, в 1812 году, казалось, что от него зависело verser или не verser le sang de ses peuples [проливать или не проливать кровь своих народов] (как в последнем письме писал ему Александр), никогда более как теперь не подлежал тем неизбежным законам, которые заставляли его (действуя в отношении себя, как ему казалось, по своему произволу) делать для общего дела, для истории то, что должно было совершиться.
Люди Запада двигались на Восток для того, чтобы убивать друг друга. И по закону совпадения причин подделались сами собою и совпали с этим событием тысячи мелких причин для этого движения и для войны: укоры за несоблюдение континентальной системы, и герцог Ольденбургский, и движение войск в Пруссию, предпринятое (как казалось Наполеону) для того только, чтобы достигнуть вооруженного мира, и любовь и привычка французского императора к войне, совпавшая с расположением его народа, увлечение грандиозностью приготовлений, и расходы по приготовлению, и потребность приобретения таких выгод, которые бы окупили эти расходы, и одурманившие почести в Дрездене, и дипломатические переговоры, которые, по взгляду современников, были ведены с искренним желанием достижения мира и которые только уязвляли самолюбие той и другой стороны, и миллионы миллионов других причин, подделавшихся под имеющее совершиться событие, совпавших с ним.
Когда созрело яблоко и падает, – отчего оно падает? Оттого ли, что тяготеет к земле, оттого ли, что засыхает стержень, оттого ли, что сушится солнцем, что тяжелеет, что ветер трясет его, оттого ли, что стоящему внизу мальчику хочется съесть его?
Ничто не причина. Все это только совпадение тех условий, при которых совершается всякое жизненное, органическое, стихийное событие. И тот ботаник, который найдет, что яблоко падает оттого, что клетчатка разлагается и тому подобное, будет так же прав, и так же не прав, как и тот ребенок, стоящий внизу, который скажет, что яблоко упало оттого, что ему хотелось съесть его и что он молился об этом. Так же прав и не прав будет тот, кто скажет, что Наполеон пошел в Москву потому, что он захотел этого, и оттого погиб, что Александр захотел его погибели: как прав и не прав будет тот, кто скажет, что завалившаяся в миллион пудов подкопанная гора упала оттого, что последний работник ударил под нее последний раз киркою. В исторических событиях так называемые великие люди суть ярлыки, дающие наименований событию, которые, так же как ярлыки, менее всего имеют связи с самым событием.
Каждое действие их, кажущееся им произвольным для самих себя, в историческом смысле непроизвольно, а находится в связи со всем ходом истории и определено предвечно.


29 го мая Наполеон выехал из Дрездена, где он пробыл три недели, окруженный двором, составленным из принцев, герцогов, королей и даже одного императора. Наполеон перед отъездом обласкал принцев, королей и императора, которые того заслуживали, побранил королей и принцев, которыми он был не вполне доволен, одарил своими собственными, то есть взятыми у других королей, жемчугами и бриллиантами императрицу австрийскую и, нежно обняв императрицу Марию Луизу, как говорит его историк, оставил ее огорченною разлукой, которую она – эта Мария Луиза, считавшаяся его супругой, несмотря на то, что в Париже оставалась другая супруга, – казалось, не в силах была перенести. Несмотря на то, что дипломаты еще твердо верили в возможность мира и усердно работали с этой целью, несмотря на то, что император Наполеон сам писал письмо императору Александру, называя его Monsieur mon frere [Государь брат мой] и искренно уверяя, что он не желает войны и что всегда будет любить и уважать его, – он ехал к армии и отдавал на каждой станции новые приказания, имевшие целью торопить движение армии от запада к востоку. Он ехал в дорожной карете, запряженной шестериком, окруженный пажами, адъютантами и конвоем, по тракту на Позен, Торн, Данциг и Кенигсберг. В каждом из этих городов тысячи людей с трепетом и восторгом встречали его.
Армия подвигалась с запада на восток, и переменные шестерни несли его туда же. 10 го июня он догнал армию и ночевал в Вильковисском лесу, в приготовленной для него квартире, в имении польского графа.
На другой день Наполеон, обогнав армию, в коляске подъехал к Неману и, с тем чтобы осмотреть местность переправы, переоделся в польский мундир и выехал на берег.