Казахский род

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Казахский род (каз. ру) — термин, обозначающий принадлежность к определенной группе, так называемому роду. С общим боевым кличем — ұран. Возглавлялся аксакалами. Также у каждого племени была своя тамга. Есть более 20 племен и около 200 родов и тысячи подродов.

Согласно казахским обычаям, каждый казах обязан знать своих предков до 7 колена, то есть, знать генеалогию и родословную своих предшественников.





Численность

По данным сельскохозяйственной переписи населения в 1896—1911 годах[1][2][3][4][5] (В скобках по книге Асета Темиргалиева «Волости, уезды … Казахи: С схематической картой низовых административно-территориальных делений проживания казахов в 1897—1915 г.г. : этнолого-картографическое исследование»[6]):

СТАРШИЙ ЖУЗ:

  • Жалайыр — 101 000 (107 000)
  • Сары-уйсун — 10 000 (16 000)
  • Шапырашты — 70 000 (53 000)
  • Ысты — 50 000 (45 000)
  • Ошакты 70 000 (19 000)
  • Албан — 81 000 (106 000)
  • Суан — 40 000 (35 000)
  • Дулат — 334 000 (373 000)
  • Сиргели — 70 000 (57 000)
  • Шанышкылы — 190 000 (60 000)
  • Канлы — неизвестно (67 000)
  • Шакшам — неизвестно (4 000)

СРЕДНИЙ ЖУЗ:

  • Аргын — 509 000 (753 000)
  • Керей — 90 000 (221 000)
  • Конырат — 128 000 (147 000)
  • Кыпшак — 169 000 (192 000)
  • Найман — 395 000 (557 000)
  • Уак — неизвестно (75 000)

МЛАДШИЙ ЖУЗ:

  • Алимулы — 340 000 (), в том числе:
  • Шекты — 80 000 (140 000)
  • Шомекей — 100 000 (67 000)
  • Торткара — 60 000 (68 000)
  • Кете — 60 000 (95 000)
  • Каракесек — 25 000 (24 000)
  • Карасакал — 15 000 (10 000)
  • Жетыру — 300 000 (), в том числе:
  • Табын — 80 000 (155 000)
  • Жагалбайлы — 70 000 (78 000)
  • Керейт — 35 000 (12 000)
  • Тама — 70 000 (93 000)
  • Телеу — 20 000 (10 000)
  • Кердери — 20 000 (32 000)
  • Рамадан — 5 000 (11 000)
  • Байулы — 550 000 (), в том числе:
  • Адай — 90 000 (140 000)
  • Байбакты — 40 000 (88 000)
  • Берш — 70 000 (97 000)
  • Таз — 30 000 (37 000)
  • Шеркеш — 40 000 (45 000)
  • Маскар — 20 000 (18 000)
  • Тана — 25 000 (35 000)
  • Кызылкурт — 40 000 (15 000)
  • Алтын — 25 000 (17 000)
  • Жаппас — 70 000 (43 000)
  • Ысык — 20 000 (40 000)
  • Есентемир — 20 000 (18 000)
  • Алаша — 60 000 (85 000)

Не входящие в жузы:

  • Торе и толенгиты — (53 000)
  • Ногай-казахи — (18 000)
  • Кыргызы (род) — (12 000)
  • Кожа — (26 000)
  • Каракалпак (род) — (5 500)
  • Сунак — (4 500)
  • Прочие — (31 000)

Роды Старшего жуза

Союз племен Уйсун
Племя[7] Албан[8] дулат[9] ошакты Суаны шапырашты[9] ысты[9] сары уйсын
Роды
  1. Сары
    1. шоган
    2. Досалы
    3. Кажбанбет
    4. жарты
    5. алжан
    6. курман
    7. айт
    8. бозым
    9. кыстык
  1. Шыбыл
    1. коныр-борик
    2. кызыл-борик
  1. ботпай
  2. жаныс
  3. сикым
  4. шымыр
  1. аталык
  2. байлы
  3. коныр
  4. тасжурек
  1. байтюгей
  2. токарстан
  3. багыс
  4. сартай
  5. нартай
  1. екей
  2. еміл
  3. асыл
  4. шыбыл
  5. айкым
  1. ойык
  2. тилик
  1. Калша
  2. Жакып


Племя[7] Канлы Жалайыр[9][10] Сиргели[11] Шанышкылы[12] Шакшам[9]
Роды
  1. Кара-Канлы
  2. Кзыл-Канлы
  3. Сары-Канлы
  1. Акбиюм
  2. Андас
  3. Арыктыным
  4. Байчигир
  5. балгалы
  6. кальпе
  7. Кайшылы
  8. Карашапал
  9. Кушук
  10. Мырза
  11. Оракты
  12. Сиырши
  13. Сыпатай


  1. Байулы
    1. Айтбозым
    2. жанабай
    3. Елибай
    4. Батыр
    5. Карабатыр
    6. Шалдар
    7. Байжигит
    8. Жайдак
  1. Уштанбалы (Торттанбалы)
    1. Тутанбалы
    2. Кайшылы
    3. Конирдек
  1. Курбака
    1. Балык
    2. Санырау
    3. Мамыт
  1. Дархан
  1. Кырыксадак
  1. Бектау
    1. Кырпык
    2. Арапшы
    3. Сырдам
  1. Жойсын
  2. Багыс
  1. Айтым
  2. Сары
  3. Абыша
  4. Кара
  5. Имам
  6. Жанибек

Роды Среднего жуза

Племя[7] Аргыны Найманы Кипчаки Коныраты Кереи Уак
Племя[7]
  1. Мейрам
    1. Бегендик
    2. Куандык
    3. Суйиндык
    4. Шегендик
    5. Каракесек
  2. Момын
    1. Атыгай
    2. Басентиын
    3. Карауыл
    4. Канжыгалы
    5. Тобыкты
  3. Жогары-шекты
  4. Томенги-шекты
  5. Таракты (жиен)
  1. Саржомарт
    1. Бура
    2. Каратай
    3. Кокжарлы
  1. Толегетай (Толетай)
    1. Матай
    2. Каракерей
    3. Садыр
    4. Тортуыл(Дотуыл)
  1. Терстамгалы
    1. Баганалы
    2. Балталы
  1. Кулан Кыпшак
  2. Сары Кыпшак
  3. Китай Кыпшак
  4. Кара Кыпшак
    1. Карабалык
    2. Колденен
    3. Бултын
    4. Узун
    5. Торы

Котенши:

  1. Сангыл
  2. Божбан
  3. Жетимдер
  4. Мангытай
  5. Аманбай
  6. Жаманбай

Коктинулы:

  1. Байлар
  2. Жандар
  3. Оразкелди
  4. Карасирак
  5. Токболат
  6. Кулшыгаш
  7. Алги
  1. абақ[13]:
    1. Жантекей
    2. Жадик
    3. Шимойын
    4. Шубарайгыр
    5. Меркит
    6. Шеруши
    7. Сарбас
    8. Молкы
    9. Ители
    10. Каракас (сидалы)
    11. Консадак
    12. Жастабан
    13. Итимген
  1. Ашамайлы[14]:
    1. Балта
    2. Кошебе
    3. Тарышы
    4. Сибан
  1. Ер Қосай
  2. Байназар
  3. Бетке
  4. От первой жены:
    1. Сарман
    2. Шога
  5. Ергенекти:
    1. Баржакы
    2. Жансары
    3. Шайкоз
    4. Бидалы


Роды Младшего жуза

союз племен Алшын Жетыру
Племя[7] Алимулы Байулы
Роды
  1. Шекты
  2. Каракесек (Алимулы)
  3. Карасакал (казахский род)
  4. Кете
  5. Торткара
  6. Шомекей
  1. Жаппас
  2. Адай
  3. Алаша
  4. Алтын (казахский род)
  5. Байбакты
  6. Берш
  7. Есентемир
  8. Шеркеш
  9. Кызыл-курт
  10. Маскар
  11. Таз (племя)
  12. Тана (казахский род)
  13. Ысык
  1. Тама (казахский род)
  2. Табын
  3. Кердеры
  4. Кереит (казахский род)
  5. Тлеу
  6. Рамадан (казахский род)
  7. Жагалбайлы

Роды, не входящие в жузы

Аксуек

Остальные

Тамги и ураны

Казахские тамги частично совпадают с башкирскими — это связано со сложным этногенезом этих родственных кыпчакских народов. Некоторые древнетюркские племена могли принять участие в этногенезе сразу нескольких народов; так, табынцы влились в состав как казахов, так и башкир. Вследствие этого, тамги у этих народов также могли быть похожими или частично совпадать.

Род Подрод Тамга (родовой знак) Уран (родовой клич)
Старший жуз Нел
Канлы косеу, шылбыр Байтерек
Жалаир тарак Бактияр, Кабылан
Дулаты донгелек, абак Бактияр
Сикым , , Сикым, Рсбек
Жаныс Жаныс, Толе
Ботбай Ботбай, Самен
Шымыр Шмыр, Койгельды
Албаны Райымбек
Суаны
Сарыуйсын
Шапрашты ай, тумар, Карасай
Ошакты тумар Бактияр
Ысты косеу, шылбыр Жауатар
Ойык косеу, коз
Тилик косеу
Сиргелы сирге, курай, , Туганаз
Шанышкылы кол-тамга, Аирлмас
Средний жуз босага
Аргын коз Акжол, Кара Ходжа
Таракты тарак, Жаукашар
Жогары шекты жогары-шекты
Томень шекты томень-шекты
Найман шомыш, Каптагай
Балталы балта
Баганалы багана, ,
Бура
Каракерей Кабанбай
Матай Борибай
Садыр , Алдияр
Кыпчак кос алип Айбас
Конырат босага Алатау
Сангыл босага Мулкамал
Уак Абрай

Ажибек

Шога

, , Жаубасар, Бармак
Ергенекты Уак ергенек, ай Алга
Керей Кара Кожа
Ашамайлы ашамай
Абак абак
Младший жуз
Байулы
Адай садак, ок Бекет
Берш , , , Агатай
Алтын , Баймурат
Жаппас туйе моин, , , Баймурат
Есентемир , Алдонгар
Таз , Бакай
Байбакты , , , Даукара
Тана алип, косеу Тана
Маскар Каратай
Алтыбас (Алаша) , , Байбарак
Кызылкурт , , , Жиембай
Ысык , Байтерек
Алим-улы
Карасакал , , Алдажар
Каракесек , Акбан
Торткара Аиртау
Шекты , , Бактыбай, Жанходжа
Шемекей (Шомень) Доит
Жетыру
Табын шомиш, тарак, косеу Тостаган
Тама кос алип, тарак, шылбыр Карабура
Жагалбайлы балта, шеккиш Манатау
Телеу шылбыр, Тулпар, Аргымак
Кердери тостаган Кожахмет
Керейт шылбыр, кос алип Аксакал, Унтум
Рамадан шомиш Дулат, Кайгулым
Не входящие в жузы
Торе , Архар, Аблай, Санхай
Кожа Алла ,
Толенгут

Тарақ

Ногай-казах Балга Айдархан
  • [ru.rodovid.org/wk/Запись:937577 Казахский род] на «Родоводе». Дерево предков и потомков

    См. также

    Напишите отзыв о статье "Казахский род"

    Примечания

    1. [tengrinews.kz/kazakhstan_news/nazvan-samyiy-mnogochislennyiy-kazahskiy-rod-261836/ Назван самый многочисленный казахский род. Новости Казахстана. Tengrinews.kz]
    2. [www.zakon.kz/4595527-v-socsetjakh-podschitali-chislennost.html В соцсетях подсчитали численность казахских родов: самый многочисленный — это Аргын]
    3. [kzkyzy.com/one/samyj-mnogochislennyj-kazaxskij-rod.html Самый многочисленный казахский род | Школа келинок]
    4. [www.gorodpavlodar.kz/News_32073_4.html Назван самый многочисленный казахский род]
    5. webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:g0PmyX0bERwJ:www.calameo.com/books/002392375ab38c07494ae+&cd=10&hl=ru&ct=clnk
    6. books.google.kz/books/about/%D0%92%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8_%D1%83%D0%B5%D0%B7%D0%B4%D1%8B_%D0%9A%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%85%D0%B8.html?id=Y6AkrgEACAAJ&redir_esc=y
    7. 1 2 3 4 5 [www.brif.kz/blog/?p=1122 Деление казахов на жузы: карта расселения, анализ. | BRIF Research Group BLOG - блог о маркетинговых исследованиях]. Проверено 21 февраля 2013. [www.webcitation.org/6EiI7Z0Uw Архивировано из первоисточника 26 февраля 2013].
    8. [atababa.kz/ru/generation/eldeer_juz/alban Старший жуз / Албан /]
    9. 1 2 3 4 5 www.kazakh.ru/about/clan/zhuzy.jpg
    10. [atababa.kz/ru/generation/eldeer_juz/zhalayyr Старший жуз / Жалайыр /]
    11. [atababa.kz/ru/generation/eldeer_juz/sirgeli Старший жуз / Сиргели /]
    12. atababa.kz/ru/generation/eldeer_juz/shanyshkyly
    13. [alashainasy.kz/shezhire/shejre---abak-kerey-57326/ Шежіре - Абақ Керей] (казах.) (12 ноября 2014).
    14. [suhbat.xalhar.net/kaz/forum.php?mod=viewthread&tid=169217&extra=page%3D1 suhbat.xalhar.net/kaz/forum.php?mod=viewthread&tid=169217&extra=page%3D1].

    Ссылки

    • [www.nlrk.kz/data11/result/ebook_323/#ps Востров В. В. Муканов М. С. Родоплеменной состав и расселение казахов]
    • [www.brif.kz/blog/?p=1122 Подробная карта казахских родов]
    • [www.kazakh.ru/about/clan/kaztree.jpg Дерево казахских родов]
    • www.kazakh.ru/about/clan/zhuzy.jpg
    • elbilge.ucoz.com/_ld/0/43_Qazaq.jpg
  • Отрывок, характеризующий Казахский род

    – Еще какой! – сказала она. Но как только она сказала это, другой, новый строй мыслей и чувств поднялся в ней. Что значила улыбка Николая, когда он сказал: «уж выбран»? Рад он этому или не рад? Он как будто думает, что мой Болконский не одобрил бы, не понял бы этой нашей радости. Нет, он бы всё понял. Где он теперь? подумала Наташа и лицо ее вдруг стало серьезно. Но это продолжалось только одну секунду. – Не думать, не сметь думать об этом, сказала она себе и улыбаясь, подсела опять к дядюшке, прося его сыграть еще что нибудь.
    Дядюшка сыграл еще песню и вальс; потом, помолчав, прокашлялся и запел свою любимую охотническую песню.
    Как со вечера пороша
    Выпадала хороша…
    Дядюшка пел так, как поет народ, с тем полным и наивным убеждением, что в песне все значение заключается только в словах, что напев сам собой приходит и что отдельного напева не бывает, а что напев – так только, для складу. От этого то этот бессознательный напев, как бывает напев птицы, и у дядюшки был необыкновенно хорош. Наташа была в восторге от пения дядюшки. Она решила, что не будет больше учиться на арфе, а будет играть только на гитаре. Она попросила у дядюшки гитару и тотчас же подобрала аккорды к песне.
    В десятом часу за Наташей и Петей приехали линейка, дрожки и трое верховых, посланных отыскивать их. Граф и графиня не знали где они и крепко беспокоились, как сказал посланный.
    Петю снесли и положили как мертвое тело в линейку; Наташа с Николаем сели в дрожки. Дядюшка укутывал Наташу и прощался с ней с совершенно новой нежностью. Он пешком проводил их до моста, который надо было объехать в брод, и велел с фонарями ехать вперед охотникам.
    – Прощай, племянница дорогая, – крикнул из темноты его голос, не тот, который знала прежде Наташа, а тот, который пел: «Как со вечера пороша».
    В деревне, которую проезжали, были красные огоньки и весело пахло дымом.
    – Что за прелесть этот дядюшка! – сказала Наташа, когда они выехали на большую дорогу.
    – Да, – сказал Николай. – Тебе не холодно?
    – Нет, мне отлично, отлично. Мне так хорошо, – с недоумением даже cказала Наташа. Они долго молчали.
    Ночь была темная и сырая. Лошади не видны были; только слышно было, как они шлепали по невидной грязи.
    Что делалось в этой детской, восприимчивой душе, так жадно ловившей и усвоивавшей все разнообразнейшие впечатления жизни? Как это всё укладывалось в ней? Но она была очень счастлива. Уже подъезжая к дому, она вдруг запела мотив песни: «Как со вечера пороша», мотив, который она ловила всю дорогу и наконец поймала.
    – Поймала? – сказал Николай.
    – Ты об чем думал теперь, Николенька? – спросила Наташа. – Они любили это спрашивать друг у друга.
    – Я? – сказал Николай вспоминая; – вот видишь ли, сначала я думал, что Ругай, красный кобель, похож на дядюшку и что ежели бы он был человек, то он дядюшку всё бы еще держал у себя, ежели не за скачку, так за лады, всё бы держал. Как он ладен, дядюшка! Не правда ли? – Ну а ты?
    – Я? Постой, постой. Да, я думала сначала, что вот мы едем и думаем, что мы едем домой, а мы Бог знает куда едем в этой темноте и вдруг приедем и увидим, что мы не в Отрадном, а в волшебном царстве. А потом еще я думала… Нет, ничего больше.
    – Знаю, верно про него думала, – сказал Николай улыбаясь, как узнала Наташа по звуку его голоса.
    – Нет, – отвечала Наташа, хотя действительно она вместе с тем думала и про князя Андрея, и про то, как бы ему понравился дядюшка. – А еще я всё повторяю, всю дорогу повторяю: как Анисьюшка хорошо выступала, хорошо… – сказала Наташа. И Николай услыхал ее звонкий, беспричинный, счастливый смех.
    – А знаешь, – вдруг сказала она, – я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь.
    – Вот вздор, глупости, вранье – сказал Николай и подумал: «Что за прелесть эта моя Наташа! Такого другого друга у меня нет и не будет. Зачем ей выходить замуж, всё бы с ней ездили!»
    «Экая прелесть этот Николай!» думала Наташа. – А! еще огонь в гостиной, – сказала она, указывая на окна дома, красиво блестевшие в мокрой, бархатной темноте ночи.


    Граф Илья Андреич вышел из предводителей, потому что эта должность была сопряжена с слишком большими расходами. Но дела его всё не поправлялись. Часто Наташа и Николай видели тайные, беспокойные переговоры родителей и слышали толки о продаже богатого, родового Ростовского дома и подмосковной. Без предводительства не нужно было иметь такого большого приема, и отрадненская жизнь велась тише, чем в прежние годы; но огромный дом и флигеля всё таки были полны народом, за стол всё так же садилось больше человек. Всё это были свои, обжившиеся в доме люди, почти члены семейства или такие, которые, казалось, необходимо должны были жить в доме графа. Таковы были Диммлер – музыкант с женой, Иогель – танцовальный учитель с семейством, старушка барышня Белова, жившая в доме, и еще многие другие: учителя Пети, бывшая гувернантка барышень и просто люди, которым лучше или выгоднее было жить у графа, чем дома. Не было такого большого приезда как прежде, но ход жизни велся тот же, без которого не могли граф с графиней представить себе жизни. Та же была, еще увеличенная Николаем, охота, те же 50 лошадей и 15 кучеров на конюшне, те же дорогие подарки в именины, и торжественные на весь уезд обеды; те же графские висты и бостоны, за которыми он, распуская всем на вид карты, давал себя каждый день на сотни обыгрывать соседям, смотревшим на право составлять партию графа Ильи Андреича, как на самую выгодную аренду.
    Граф, как в огромных тенетах, ходил в своих делах, стараясь не верить тому, что он запутался и с каждым шагом всё более и более запутываясь и чувствуя себя не в силах ни разорвать сети, опутавшие его, ни осторожно, терпеливо приняться распутывать их. Графиня любящим сердцем чувствовала, что дети ее разоряются, что граф не виноват, что он не может быть не таким, каким он есть, что он сам страдает (хотя и скрывает это) от сознания своего и детского разорения, и искала средств помочь делу. С ее женской точки зрения представлялось только одно средство – женитьба Николая на богатой невесте. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. Партия эта была Жюли Карагина, дочь прекрасных, добродетельных матери и отца, с детства известная Ростовым, и теперь богатая невеста по случаю смерти последнего из ее братьев.
    Графиня писала прямо к Карагиной в Москву, предлагая ей брак ее дочери с своим сыном и получила от нее благоприятный ответ. Карагина отвечала, что она с своей стороны согласна, что всё будет зависеть от склонности ее дочери. Карагина приглашала Николая приехать в Москву.
    Несколько раз, со слезами на глазах, графиня говорила сыну, что теперь, когда обе дочери ее пристроены – ее единственное желание состоит в том, чтобы видеть его женатым. Она говорила, что легла бы в гроб спокойной, ежели бы это было. Потом говорила, что у нее есть прекрасная девушка на примете и выпытывала его мнение о женитьбе.
    В других разговорах она хвалила Жюли и советовала Николаю съездить в Москву на праздники повеселиться. Николай догадывался к чему клонились разговоры его матери, и в один из таких разговоров вызвал ее на полную откровенность. Она высказала ему, что вся надежда поправления дел основана теперь на его женитьбе на Карагиной.
    – Что ж, если бы я любил девушку без состояния, неужели вы потребовали бы, maman, чтобы я пожертвовал чувством и честью для состояния? – спросил он у матери, не понимая жестокости своего вопроса и желая только выказать свое благородство.
    – Нет, ты меня не понял, – сказала мать, не зная, как оправдаться. – Ты меня не понял, Николинька. Я желаю твоего счастья, – прибавила она и почувствовала, что она говорит неправду, что она запуталась. – Она заплакала.
    – Маменька, не плачьте, а только скажите мне, что вы этого хотите, и вы знаете, что я всю жизнь свою, всё отдам для того, чтобы вы были спокойны, – сказал Николай. Я всем пожертвую для вас, даже своим чувством.
    Но графиня не так хотела поставить вопрос: она не хотела жертвы от своего сына, она сама бы хотела жертвовать ему.
    – Нет, ты меня не понял, не будем говорить, – сказала она, утирая слезы.
    «Да, может быть, я и люблю бедную девушку, говорил сам себе Николай, что ж, мне пожертвовать чувством и честью для состояния? Удивляюсь, как маменька могла мне сказать это. Оттого что Соня бедна, то я и не могу любить ее, думал он, – не могу отвечать на ее верную, преданную любовь. А уж наверное с ней я буду счастливее, чем с какой нибудь куклой Жюли. Пожертвовать своим чувством я всегда могу для блага своих родных, говорил он сам себе, но приказывать своему чувству я не могу. Ежели я люблю Соню, то чувство мое сильнее и выше всего для меня».
    Николай не поехал в Москву, графиня не возобновляла с ним разговора о женитьбе и с грустью, а иногда и озлоблением видела признаки всё большего и большего сближения между своим сыном и бесприданной Соней. Она упрекала себя за то, но не могла не ворчать, не придираться к Соне, часто без причины останавливая ее, называя ее «вы», и «моя милая». Более всего добрая графиня за то и сердилась на Соню, что эта бедная, черноглазая племянница была так кротка, так добра, так преданно благодарна своим благодетелям, и так верно, неизменно, с самоотвержением влюблена в Николая, что нельзя было ни в чем упрекнуть ее.
    Николай доживал у родных свой срок отпуска. От жениха князя Андрея получено было 4 е письмо, из Рима, в котором он писал, что он уже давно бы был на пути в Россию, ежели бы неожиданно в теплом климате не открылась его рана, что заставляет его отложить свой отъезд до начала будущего года. Наташа была так же влюблена в своего жениха, так же успокоена этой любовью и так же восприимчива ко всем радостям жизни; но в конце четвертого месяца разлуки с ним, на нее начинали находить минуты грусти, против которой она не могла бороться. Ей жалко было самое себя, жалко было, что она так даром, ни для кого, пропадала всё это время, в продолжение которого она чувствовала себя столь способной любить и быть любимой.
    В доме Ростовых было невесело.


    Пришли святки, и кроме парадной обедни, кроме торжественных и скучных поздравлений соседей и дворовых, кроме на всех надетых новых платьев, не было ничего особенного, ознаменовывающего святки, а в безветренном 20 ти градусном морозе, в ярком ослепляющем солнце днем и в звездном зимнем свете ночью, чувствовалась потребность какого нибудь ознаменования этого времени.
    На третий день праздника после обеда все домашние разошлись по своим комнатам. Было самое скучное время дня. Николай, ездивший утром к соседям, заснул в диванной. Старый граф отдыхал в своем кабинете. В гостиной за круглым столом сидела Соня, срисовывая узор. Графиня раскладывала карты. Настасья Ивановна шут с печальным лицом сидел у окна с двумя старушками. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась.
    – Что ты ходишь, как бесприютная? – сказала ей мать. – Что тебе надо?
    – Его мне надо… сейчас, сию минуту мне его надо, – сказала Наташа, блестя глазами и не улыбаясь. – Графиня подняла голову и пристально посмотрела на дочь.
    – Не смотрите на меня. Мама, не смотрите, я сейчас заплачу.
    – Садись, посиди со мной, – сказала графиня.
    – Мама, мне его надо. За что я так пропадаю, мама?… – Голос ее оборвался, слезы брызнули из глаз, и она, чтобы скрыть их, быстро повернулась и вышла из комнаты. Она вышла в диванную, постояла, подумала и пошла в девичью. Там старая горничная ворчала на молодую девушку, запыхавшуюся, с холода прибежавшую с дворни.
    – Будет играть то, – говорила старуха. – На всё время есть.
    – Пусти ее, Кондратьевна, – сказала Наташа. – Иди, Мавруша, иди.
    И отпустив Маврушу, Наташа через залу пошла в переднюю. Старик и два молодые лакея играли в карты. Они прервали игру и встали при входе барышни. «Что бы мне с ними сделать?» подумала Наташа. – Да, Никита, сходи пожалуста… куда бы мне его послать? – Да, сходи на дворню и принеси пожалуста петуха; да, а ты, Миша, принеси овса.
    – Немного овса прикажете? – весело и охотно сказал Миша.
    – Иди, иди скорее, – подтвердил старик.
    – Федор, а ты мелу мне достань.
    Проходя мимо буфета, она велела подавать самовар, хотя это было вовсе не время.
    Буфетчик Фока был самый сердитый человек из всего дома. Наташа над ним любила пробовать свою власть. Он не поверил ей и пошел спросить, правда ли?
    – Уж эта барышня! – сказал Фока, притворно хмурясь на Наташу.
    Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа. Она не могла равнодушно видеть людей, чтобы не послать их куда нибудь. Она как будто пробовала, не рассердится ли, не надуется ли на нее кто из них, но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных. «Что бы мне сделать? Куда бы мне пойти?» думала Наташа, медленно идя по коридору.