Кальченко, Галина Никифоровна

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Галина Кальченко
укр. Галина Никифорівна Кальченко
Имя при рождении:

Галина Никифоровна Кальченко

Дата рождения:

4 февраля 1926(1926-02-04)

Место рождения:

Борзна, Нежинский округ,
УССР, СССР

Дата смерти:

11 марта 1975(1975-03-11) (49 лет)

Место смерти:

Киев, УССР, СССР

Гражданство:

СССР СССР

Жанр:

скульптор

Учёба:

Киевский художественный институт (ныне Национальная академия изобразительного искусства и архитектуры)

Звания:
народный художник УССР (1967)
Премии:

Галина Никифоровна Ка́льченко (укр. Галина Никифорівна Кальченко; 1926 — 1975) — украинский советский скульптор. Заслуженный деятель искусств УССР (1964). Народный художник УССР (1967).





Биография

Родилась 4 февраля 1926 года в Борзне (ныне Черниговская область, Украина). В 1953 окончила Киевский художественный институт (ныне Национальная академия изобразительного искусства и архитектуры). Ученица М. Г. Лысенко. Затем с 1958 года — аспирантуру при институте.

Долголетний руководитель Киевской организации СХУ.

Дочь председателя СМ УССР Н. Т. Кальченко.

Умерла 11 марта 1975 года. Похоронена на Байковом кладбище в Киеве.

Творчество

Автор ряда монументальных памятников и мемориалов, в том числе:

Кроме того, Галина Кальченко была автором множества памятных медалей, отчеканенных на монетных дворах СССР к юбилеям знаменитых соотечественников (Леси Украинки, Василя Стефаника, Григория Сковороды, Гулака-Артемовского и др.).

Награды и премии

Напишите отзыв о статье "Кальченко, Галина Никифоровна"

Литература

  • Верба І. І. Галина Кальченко. К., 1969; (укр.)
  • Кальченко Галина Никифорівна. Альбом репродукцій. К., 1969; (укр.)
  • Народний художник Української РСР Галина Кальченко: Каталог. К., 1976; (укр.)
  • Авраменко А. Этюд о скульпторе. // «Радуга», 1977, № 3;
  • Яценко В. Немеркнучий талант. // «Образотворче мистецтво», 1977, № 6. (укр.)

Ссылки

  • [arhiv.orthodoxy.org.ua/ru/tsey_den_v_istorii/2008/02/04/14015.html 4 февраля 1926 года Родилась Галина Кальченко, украинская скульпторша]
  • [philatelia.ru/classik/artists/?id=2614 Кальченко Галина Никифоровна (1926—1974)]
  • [kiev-necropol.narod.ru/KalchenkoGN.html Памятник на могиле Г. Кальченко на Байковом кладбище]

Отрывок, характеризующий Кальченко, Галина Никифоровна

Солнце уже поднялось и весело блестело на яркой зелени.
Только что они выехали за корчму на гору, как навстречу им из под горы показалась кучка всадников, впереди которой на вороной лошади с блестящею на солнце сбруей ехал высокий ростом человек в шляпе с перьями и черными, завитыми по плечи волосами, в красной мантии и с длинными ногами, выпяченными вперед, как ездят французы. Человек этот поехал галопом навстречу Балашеву, блестя и развеваясь на ярком июньском солнце своими перьями, каменьями и золотыми галунами.
Балашев уже был на расстоянии двух лошадей от скачущего ему навстречу с торжественно театральным лицом всадника в браслетах, перьях, ожерельях и золоте, когда Юльнер, французский полковник, почтительно прошептал: «Le roi de Naples». [Король Неаполитанский.] Действительно, это был Мюрат, называемый теперь неаполитанским королем. Хотя и было совершенно непонятно, почему он был неаполитанский король, но его называли так, и он сам был убежден в этом и потому имел более торжественный и важный вид, чем прежде. Он так был уверен в том, что он действительно неаполитанский король, что, когда накануне отъезда из Неаполя, во время его прогулки с женою по улицам Неаполя, несколько итальянцев прокричали ему: «Viva il re!», [Да здравствует король! (итал.) ] он с грустной улыбкой повернулся к супруге и сказал: «Les malheureux, ils ne savent pas que je les quitte demain! [Несчастные, они не знают, что я их завтра покидаю!]
Но несмотря на то, что он твердо верил в то, что он был неаполитанский король, и что он сожалел о горести своих покидаемых им подданных, в последнее время, после того как ему ведено было опять поступить на службу, и особенно после свидания с Наполеоном в Данциге, когда августейший шурин сказал ему: «Je vous ai fait Roi pour regner a maniere, mais pas a la votre», [Я вас сделал королем для того, чтобы царствовать не по своему, а по моему.] – он весело принялся за знакомое ему дело и, как разъевшийся, но не зажиревший, годный на службу конь, почуяв себя в упряжке, заиграл в оглоблях и, разрядившись как можно пестрее и дороже, веселый и довольный, скакал, сам не зная куда и зачем, по дорогам Польши.
Увидав русского генерала, он по королевски, торжественно, откинул назад голову с завитыми по плечи волосами и вопросительно поглядел на французского полковника. Полковник почтительно передал его величеству значение Балашева, фамилию которого он не мог выговорить.
– De Bal macheve! – сказал король (своей решительностью превозмогая трудность, представлявшуюся полковнику), – charme de faire votre connaissance, general, [очень приятно познакомиться с вами, генерал] – прибавил он с королевски милостивым жестом. Как только король начал говорить громко и быстро, все королевское достоинство мгновенно оставило его, и он, сам не замечая, перешел в свойственный ему тон добродушной фамильярности. Он положил свою руку на холку лошади Балашева.
– Eh, bien, general, tout est a la guerre, a ce qu'il parait, [Ну что ж, генерал, дело, кажется, идет к войне,] – сказал он, как будто сожалея об обстоятельстве, о котором он не мог судить.
– Sire, – отвечал Балашев. – l'Empereur mon maitre ne desire point la guerre, et comme Votre Majeste le voit, – говорил Балашев, во всех падежах употребляя Votre Majeste, [Государь император русский не желает ее, как ваше величество изволите видеть… ваше величество.] с неизбежной аффектацией учащения титула, обращаясь к лицу, для которого титул этот еще новость.
Лицо Мюрата сияло глупым довольством в то время, как он слушал monsieur de Balachoff. Но royaute oblige: [королевское звание имеет свои обязанности:] он чувствовал необходимость переговорить с посланником Александра о государственных делах, как король и союзник. Он слез с лошади и, взяв под руку Балашева и отойдя на несколько шагов от почтительно дожидавшейся свиты, стал ходить с ним взад и вперед, стараясь говорить значительно. Он упомянул о том, что император Наполеон оскорблен требованиями вывода войск из Пруссии, в особенности теперь, когда это требование сделалось всем известно и когда этим оскорблено достоинство Франции. Балашев сказал, что в требовании этом нет ничего оскорбительного, потому что… Мюрат перебил его:
– Так вы считаете зачинщиком не императора Александра? – сказал он неожиданно с добродушно глупой улыбкой.
Балашев сказал, почему он действительно полагал, что начинателем войны был Наполеон.