Камден (боро Лондона)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Лондонский боро Камден
London Borough of Camden
Герб
Страна

Великобритания

Статус

Лондонский боро

Входит в

Большой Лондон

Административный центр

Кэмден-таун Холл

Дата образования

1 апреля 1965

Население (2011)

220 100[1] (70-е место)

Плотность

10 000 чел./км²

Площадь

21,8[2] км²
(317-е место)

Часовой пояс

UTC+0
летом UTC+1

Телефонный код

+44

[www.camden.gov.uk/ Официальный сайт]
Координаты: 51°32′00″ с. ш. 0°10′00″ з. д. / 51.53333° с. ш. 0.16667° з. д. / 51.53333; -0.16667 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=51.53333&mlon=-0.16667&zoom=12 (O)] (Я)

Лондонский боро Ка́мден (Кэмден; англ. London Borough of Camden, [ˈkæmdən] ) — один из 32 лондонских боро, расположен в центре внутреннего Лондона к северу от Вестминстера и Сити. Занимает площадь в 21 км² и тянется от Хай-Холборна до парка Хэмпстед-хит. Историческим центром является район Кэмден-таун, носящий имя 1-го графа Кемдена[3].





История

В старину территория Кэмдена была заселена ремесленниками. Здесь делали часыКлеркенвелле), фортепиано, мебель и ювелирные изделия. При Ганноверской династии район Блумсбери стал преображаться. Британские аристократы охотно вкладывали средства в застройку, чтобы затем сдавать недвижимость в аренду. Так возникли Квин-сквер, Рассел-сквер, Фицрой-сквер, Блумсбери-сквер и Бедфорд-сквер — квадратные площади с садиками посередине, до сих пор сохраняющие первоначальную георгианскую застройку.

В начале XIX века, в эпоху Регентства, Лондон продолжал расти на север. Архитектор Джон Нэш по просьбе принца-регента разбил на юге Кэмдена обширный Риджентс-парк, откуда на север был прорыт канал Риджентс. Его окрестности Роберт Браунинг прозвал «маленькой Венецией». Опытный застройщик Томас Кьюбитт создал новые кэмденские площади — Гордон-сквер и Уобёрн-сквер.

Успехи Кьюбитта и других градостроителей создали предпосылки для быстрого роста населения Кэмдена в викторианскую эпоху. Именно здесь разместились Британский музей и Лондонский университет, были выстроены гигантские вокзальные комплексы Кингс-Кросс и Сент-Панкрас (последний назван в честь церкви св. Панкратия, одной из старейших в Лондоне). В 1960-е годы в Кэмдене появились небоскрёбы Юстен Тауэр и BT Tower — самое высокое здание Лондона.

В настоящее время фешенебельные кварталы Кэмдена соседствуют с довольно демократичной застройкой. Среди лондонцев особой популярностью пользуются блошиные рынки Кэмдена, а также сквер Линкольнс-Инн-Филдс — самая большая площадь Лондона и прототип манхэттенского Центрального парка.

Население

По данным переписи 2011 года в Камдене проживало 220 100 человек. Из них 16,1 % составили дети (до 15 лет), 71 % лица трудоспособного возраста (от 16 до 64 лет) и 12,9 % лица пожилого возраста (от 65 лет и выше)[1].

Этнический состав

Основные этнические группы, согласно переписи 2007 года[4]:

71,6 % — белые, в том числе 52,4 % — белые британцы, 3,5 % — белые ирландцы и 15,7 % — другие белые (греки, поляки, португальцы, итальянцы, французы, евреи, немцы, венгры, румыны, болгары, албанцы, македонцы, австралийцы, новозеландцы, датчане);

10,2 % — выходцы из Южной Азии, в том числе 5,7 % — бенгальцы, 3,6 % — индийцы и 0,9 % — пакистанцы;

7,2 % — чёрные, в том числе 5,1 % — чёрные африканцы (нигерийцы, сомалийцы, танзанийцы), 1,6 % — чёрные карибцы (ямайцы) и 0,5 % — другие чёрные;

3,9 % — метисы, в том числе 1,2 % — азиаты, смешавшиеся с белыми, 0,8 % — чёрные карибцы, смешавшиеся с белыми, 0,6 % — чёрные африканцы, смешавшиеся с белыми и 1,3 % — другие метисы;

2,7 % — китайцы;

1,2 % — другие азиаты (турки-киприоты, ливанцы, тайцы);

3,1 % — другие (колумбийцы, боливийцы, марокканцы).

Религия

Статистические данные по религии в боро на 2011 год[5]:

Религия Камден
%
Лондон
%
Англия
%
Христианство 33,9 48,4 59,4
Ислам 12,1 12,4 5,0
Иудаизм 4,5 1,8 0,5
Индуизм 1,4 5,0 1,5
Буддизм 1,3 1,0 0,5
Сикхизм 0,2 1,5 0,8
Другие 0,6 0,6 0,4
Нет религии 25,5 20,7 24,7
Не указана 20,5 8,5 7,2

Напишите отзыв о статье "Камден (боро Лондона)"

Примечания

  1. 1 2 [www.ons.gov.uk/ons/rel/pop-estimate/population-estimates-for-england-and-wales/mid-2011--2011-census-based-/rft---mid-2011--census-based--population-estimates-for-england-and-wales.zip "Table 8a Mid-2011 Population Estimates: Selected age groups for local authorities in England and Wales; estimated resident population;"] (англ.) Перепись населения Англии и Уэльса, 2011 год, ONS
  2. [www.ons.gov.uk/ons/guide-method/geography/products/other/uk-standard-area-measurements--sam-/index.html "Standard Area Measurements - Local Authorities - Dec 2010 (SAM_LAD_DEC_2010_UK)"], измерение площади земельных участков, не включая водные объекты площадью больше 1 км2, ONS
  3. [www.britannica.com/EBchecked/topic/90730 Camden] (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online. Проверено 27 октября 2013.
  4. Классификация этнических групп приведена Национальной статистической службой Великобритании (ONS), подробнее см. [legacy.london.gov.uk/gla/publications/factsandfigures/dmag-update-20-2007-ons-ethnic-group-estimates.pdf ONS Population Estimates by Ethnic Group, 2001 to 2005] (англ.) (2007).
  5. Neighbourhood Statistics. [www.neighbourhood.statistics.gov.uk/dissemination/LeadTableView.do?a=7&b=6275045&c=Camden&d=13&e=61&g=6321693&i=1001x1003x1032x1004&o=362&m=0&r=1&s=1383197975730&enc=1&dsFamilyId=2579 Religions - 2011 Census - ONS] (англ.). Neighbourhood.statistics.gov.uk. Проверено 6 апреля 2012.

Ссылки

  • [www.britannica.com/EBchecked/topic/90730 Camden] (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online. Проверено 27 октября 2013.


Отрывок, характеризующий Камден (боро Лондона)

– А вы что зеваете?
– Хороши! Так и течет с них! Гостиную нашу не замочите.
– Марьи Генриховны платье не запачкать, – отвечали голоса.
Ростов с Ильиным поспешили найти уголок, где бы они, не нарушая скромности Марьи Генриховны, могли бы переменить мокрое платье. Они пошли было за перегородку, чтобы переодеться; но в маленьком чуланчике, наполняя его весь, с одной свечкой на пустом ящике, сидели три офицера, играя в карты, и ни за что не хотели уступить свое место. Марья Генриховна уступила на время свою юбку, чтобы употребить ее вместо занавески, и за этой занавеской Ростов и Ильин с помощью Лаврушки, принесшего вьюки, сняли мокрое и надели сухое платье.
В разломанной печке разложили огонь. Достали доску и, утвердив ее на двух седлах, покрыли попоной, достали самоварчик, погребец и полбутылки рому, и, попросив Марью Генриховну быть хозяйкой, все столпились около нее. Кто предлагал ей чистый носовой платок, чтобы обтирать прелестные ручки, кто под ножки подкладывал ей венгерку, чтобы не было сыро, кто плащом занавешивал окно, чтобы не дуло, кто обмахивал мух с лица ее мужа, чтобы он не проснулся.
– Оставьте его, – говорила Марья Генриховна, робко и счастливо улыбаясь, – он и так спит хорошо после бессонной ночи.
– Нельзя, Марья Генриховна, – отвечал офицер, – надо доктору прислужиться. Все, может быть, и он меня пожалеет, когда ногу или руку резать станет.
Стаканов было только три; вода была такая грязная, что нельзя было решить, когда крепок или некрепок чай, и в самоваре воды было только на шесть стаканов, но тем приятнее было по очереди и старшинству получить свой стакан из пухлых с короткими, не совсем чистыми, ногтями ручек Марьи Генриховны. Все офицеры, казалось, действительно были в этот вечер влюблены в Марью Генриховну. Даже те офицеры, которые играли за перегородкой в карты, скоро бросили игру и перешли к самовару, подчиняясь общему настроению ухаживанья за Марьей Генриховной. Марья Генриховна, видя себя окруженной такой блестящей и учтивой молодежью, сияла счастьем, как ни старалась она скрывать этого и как ни очевидно робела при каждом сонном движении спавшего за ней мужа.
Ложка была только одна, сахару было больше всего, но размешивать его не успевали, и потому было решено, что она будет поочередно мешать сахар каждому. Ростов, получив свой стакан и подлив в него рому, попросил Марью Генриховну размешать.
– Да ведь вы без сахара? – сказала она, все улыбаясь, как будто все, что ни говорила она, и все, что ни говорили другие, было очень смешно и имело еще другое значение.
– Да мне не сахар, мне только, чтоб вы помешали своей ручкой.
Марья Генриховна согласилась и стала искать ложку, которую уже захватил кто то.
– Вы пальчиком, Марья Генриховна, – сказал Ростов, – еще приятнее будет.
– Горячо! – сказала Марья Генриховна, краснея от удовольствия.
Ильин взял ведро с водой и, капнув туда рому, пришел к Марье Генриховне, прося помешать пальчиком.
– Это моя чашка, – говорил он. – Только вложите пальчик, все выпью.
Когда самовар весь выпили, Ростов взял карты и предложил играть в короли с Марьей Генриховной. Кинули жребий, кому составлять партию Марьи Генриховны. Правилами игры, по предложению Ростова, было то, чтобы тот, кто будет королем, имел право поцеловать ручку Марьи Генриховны, а чтобы тот, кто останется прохвостом, шел бы ставить новый самовар для доктора, когда он проснется.
– Ну, а ежели Марья Генриховна будет королем? – спросил Ильин.
– Она и так королева! И приказания ее – закон.
Только что началась игра, как из за Марьи Генриховны вдруг поднялась вспутанная голова доктора. Он давно уже не спал и прислушивался к тому, что говорилось, и, видимо, не находил ничего веселого, смешного или забавного во всем, что говорилось и делалось. Лицо его было грустно и уныло. Он не поздоровался с офицерами, почесался и попросил позволения выйти, так как ему загораживали дорогу. Как только он вышел, все офицеры разразились громким хохотом, а Марья Генриховна до слез покраснела и тем сделалась еще привлекательнее на глаза всех офицеров. Вернувшись со двора, доктор сказал жене (которая перестала уже так счастливо улыбаться и, испуганно ожидая приговора, смотрела на него), что дождь прошел и что надо идти ночевать в кибитку, а то все растащат.
– Да я вестового пошлю… двух! – сказал Ростов. – Полноте, доктор.
– Я сам стану на часы! – сказал Ильин.
– Нет, господа, вы выспались, а я две ночи не спал, – сказал доктор и мрачно сел подле жены, ожидая окончания игры.
Глядя на мрачное лицо доктора, косившегося на свою жену, офицерам стало еще веселей, и многие не могла удерживаться от смеха, которому они поспешно старались приискивать благовидные предлоги. Когда доктор ушел, уведя свою жену, и поместился с нею в кибиточку, офицеры улеглись в корчме, укрывшись мокрыми шинелями; но долго не спали, то переговариваясь, вспоминая испуг доктора и веселье докторши, то выбегая на крыльцо и сообщая о том, что делалось в кибиточке. Несколько раз Ростов, завертываясь с головой, хотел заснуть; но опять чье нибудь замечание развлекало его, опять начинался разговор, и опять раздавался беспричинный, веселый, детский хохот.


В третьем часу еще никто не заснул, как явился вахмистр с приказом выступать к местечку Островне.
Все с тем же говором и хохотом офицеры поспешно стали собираться; опять поставили самовар на грязной воде. Но Ростов, не дождавшись чаю, пошел к эскадрону. Уже светало; дождик перестал, тучи расходились. Было сыро и холодно, особенно в непросохшем платье. Выходя из корчмы, Ростов и Ильин оба в сумерках рассвета заглянули в глянцевитую от дождя кожаную докторскую кибиточку, из под фартука которой торчали ноги доктора и в середине которой виднелся на подушке чепчик докторши и слышалось сонное дыхание.
– Право, она очень мила! – сказал Ростов Ильину, выходившему с ним.
– Прелесть какая женщина! – с шестнадцатилетней серьезностью отвечал Ильин.
Через полчаса выстроенный эскадрон стоял на дороге. Послышалась команда: «Садись! – солдаты перекрестились и стали садиться. Ростов, выехав вперед, скомандовал: «Марш! – и, вытянувшись в четыре человека, гусары, звуча шлепаньем копыт по мокрой дороге, бренчаньем сабель и тихим говором, тронулись по большой, обсаженной березами дороге, вслед за шедшей впереди пехотой и батареей.
Разорванные сине лиловые тучи, краснея на восходе, быстро гнались ветром. Становилось все светлее и светлее. Ясно виднелась та курчавая травка, которая заседает всегда по проселочным дорогам, еще мокрая от вчерашнего дождя; висячие ветви берез, тоже мокрые, качались от ветра и роняли вбок от себя светлые капли. Яснее и яснее обозначались лица солдат. Ростов ехал с Ильиным, не отстававшим от него, стороной дороги, между двойным рядом берез.
Ростов в кампании позволял себе вольность ездить не на фронтовой лошади, а на казацкой. И знаток и охотник, он недавно достал себе лихую донскую, крупную и добрую игреневую лошадь, на которой никто не обскакивал его. Ехать на этой лошади было для Ростова наслаждение. Он думал о лошади, об утре, о докторше и ни разу не подумал о предстоящей опасности.