Каменное ядро

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Каменное ядро — ранний тип артиллерийского боеприпаса (ядра), использовавшийся для стрельбы из камнемётных метательных машин[1], а позднее и из бомбард и других ранних типов пороховых артиллерийских орудий[2]. Каменные ядра имели широкое применение в пороховой артиллерии вплоть до конца XV века, когда в связи с распространением употребления чугуна они стали постепенно вытесняться металлическими[3].

Каменные ядра представляли собой сплошные шарообразные снаряды[2][3], которые выдалбливались из твёрдых пород камня и иногда оковывались крестообразно двумя железными обручами. Калибры бомбард, а впоследствии и гаубиц длительное время назывались по каменному весу; дольше всего эта традиция продержалась в Германии, где такого обозначения придерживались вплоть до середины XIX века[3].

В Османской империи небольшое количество устаревших орудий, стрелявших каменными ядрами, находилось на вооружении дарданелльских береговых батарей ещё в 1868 году[3]. С этими же батареями связан также последний документированный случай боевого применения каменного ядра, произошедший в 1915 году во время Дарданелльской операции, когда из сохранившейся до того момента и окончательно потерявшей боевую ценность старинной турецкой пушки был произведён один выстрел по британскому линкору HMS Agamemnon; каменное ядро скользнуло по броне, не причинив кораблю никакого ущерба.



Интересные факты

Царь-пушка (являясь классической бомбардой), предназначена для стрельбы каменными ядрами весом около 800 кг[4]. Из Царь-пушки стреляли[4], как минимум, один раз.

Напишите отзыв о статье "Каменное ядро"

Примечания

  1. Акопян А. М. [www.xlegio.ru/throwing-machines/antiquity/stone-balls-from-artaxata/ Каменные ядра из Арташата] // Проблемы античной культуры / ред. Г. А. Кошеленко. — М.: Наука, 1986. — С. 232—237. — 388 с. — 17 400 экз.
  2. 1 2 Каменное ядро // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  3. 1 2 3 4 [runivers.ru/bookreader/book10125/#page/117/mode/1up Каменные ядра] // [runivers.ru/lib/book3180/10125/ Энциклопедия военных и морских наук] / Под ред. Г. А. Леера. — СПб.: Тип. В. Безобразова и Комп., 1889. — Т. 4 (Кабаль — Ляхово). — С. 108. — 659 с.
  4. 1 2 Александр Широкорад. [www.popmech.ru/article/3770-tsar-pushka-vovse-ne-pushka/ Царь-пушка – вовсе не пушка: что же стоит в Кремле] (рус.). Популярная механика (март 2005). Проверено 17 января 2012. [www.webcitation.org/6BjEpvbwN Архивировано из первоисточника 27 октября 2012].

Литература


Отрывок, характеризующий Каменное ядро

Денисов поднял голову, откашлялся и ничего не ответил.
– Дмитрий, – обратился Ростов к лакею на облучке. – Ведь это у нас огонь?
– Так точно с и у папеньки в кабинете светится.
– Еще не ложились? А? как ты думаешь? Смотри же не забудь, тотчас достань мне новую венгерку, – прибавил Ростов, ощупывая новые усы. – Ну же пошел, – кричал он ямщику. – Да проснись же, Вася, – обращался он к Денисову, который опять опустил голову. – Да ну же, пошел, три целковых на водку, пошел! – закричал Ростов, когда уже сани были за три дома от подъезда. Ему казалось, что лошади не двигаются. Наконец сани взяли вправо к подъезду; над головой своей Ростов увидал знакомый карниз с отбитой штукатуркой, крыльцо, тротуарный столб. Он на ходу выскочил из саней и побежал в сени. Дом также стоял неподвижно, нерадушно, как будто ему дела не было до того, кто приехал в него. В сенях никого не было. «Боже мой! все ли благополучно?» подумал Ростов, с замиранием сердца останавливаясь на минуту и тотчас пускаясь бежать дальше по сеням и знакомым, покривившимся ступеням. Всё та же дверная ручка замка, за нечистоту которой сердилась графиня, также слабо отворялась. В передней горела одна сальная свеча.
Старик Михайла спал на ларе. Прокофий, выездной лакей, тот, который был так силен, что за задок поднимал карету, сидел и вязал из покромок лапти. Он взглянул на отворившуюся дверь, и равнодушное, сонное выражение его вдруг преобразилось в восторженно испуганное.
– Батюшки, светы! Граф молодой! – вскрикнул он, узнав молодого барина. – Что ж это? Голубчик мой! – И Прокофий, трясясь от волненья, бросился к двери в гостиную, вероятно для того, чтобы объявить, но видно опять раздумал, вернулся назад и припал к плечу молодого барина.
– Здоровы? – спросил Ростов, выдергивая у него свою руку.
– Слава Богу! Всё слава Богу! сейчас только покушали! Дай на себя посмотреть, ваше сиятельство!
– Всё совсем благополучно?
– Слава Богу, слава Богу!
Ростов, забыв совершенно о Денисове, не желая никому дать предупредить себя, скинул шубу и на цыпочках побежал в темную, большую залу. Всё то же, те же ломберные столы, та же люстра в чехле; но кто то уж видел молодого барина, и не успел он добежать до гостиной, как что то стремительно, как буря, вылетело из боковой двери и обняло и стало целовать его. Еще другое, третье такое же существо выскочило из другой, третьей двери; еще объятия, еще поцелуи, еще крики, слезы радости. Он не мог разобрать, где и кто папа, кто Наташа, кто Петя. Все кричали, говорили и целовали его в одно и то же время. Только матери не было в числе их – это он помнил.
– А я то, не знал… Николушка… друг мой!
– Вот он… наш то… Друг мой, Коля… Переменился! Нет свечей! Чаю!
– Да меня то поцелуй!
– Душенька… а меня то.
Соня, Наташа, Петя, Анна Михайловна, Вера, старый граф, обнимали его; и люди и горничные, наполнив комнаты, приговаривали и ахали.
Петя повис на его ногах. – А меня то! – кричал он. Наташа, после того, как она, пригнув его к себе, расцеловала всё его лицо, отскочила от него и держась за полу его венгерки, прыгала как коза всё на одном месте и пронзительно визжала.
Со всех сторон были блестящие слезами радости, любящие глаза, со всех сторон были губы, искавшие поцелуя.
Соня красная, как кумач, тоже держалась за его руку и вся сияла в блаженном взгляде, устремленном в его глаза, которых она ждала. Соне минуло уже 16 лет, и она была очень красива, особенно в эту минуту счастливого, восторженного оживления. Она смотрела на него, не спуская глаз, улыбаясь и задерживая дыхание. Он благодарно взглянул на нее; но всё еще ждал и искал кого то. Старая графиня еще не выходила. И вот послышались шаги в дверях. Шаги такие быстрые, что это не могли быть шаги его матери.