Кампанофилия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Кампанофилия — это область коллекционирования и изучения колоколов и колокольчиков. От кампанофилии следует отличать кампанологию (от лат. «campana»  – колокол, и греч. «logos» слово; понятие, учение) - учение о колоколах, которое изучает все, что с ними связано, в том числе воздействие их звуков на физиологию и психику человека.





Объекты кампанофилии

К объектам кампанофилии относят все виды колоколов и колокольчиков, а также сопутствующие им предметы, например, дугу как часть упряжи, шлейфы колокольчиков-сонеток, блюда-подставки как часть приборных колокольчиков; предметы в виде колокольчиков: свечи, конфеты, бижутерия; предметы с изображением на них колокольчиков: ложки, подсвечники.

Этимология термина

Термин «кампанофилия» образован от лат. «campana» – колокол и греч. «philia» – любовь.

История кампанофилии

Коллекционирование колокольчиков в Европе началось в первой трети XX века в Великобритании, Германии и Франции. Большое распространение оно получило в США, где возникло в конце XIX-начале XX вв.

Кампанофилия в России

Дореволюционная коллекция А.М. Кованько

Самой знаменитой дореволюционной коллекцией стало собрание бронзовых колокольчиков. Коллекция была собрана А. М. Кованько (1856—1919). В 1930-е гг. семья передала её в Русский музей Ленинграда. Сейчас около 700 колокольчиков хранятся в Государственном Эрмитаже[1] .

Дужные колокольчики

Термин и классификация

Единого термина, обозначающего «колокольчики под дугой», нет. Одни исследователи называют их ямскими (ямщицкими) или почтовыми, другие – поддужными или дужными. Каждое название подчеркивает свой аспект либо в происхождении, либо в способе использования этих предметов.

Основной источник информации для классификации дужных колокольчиков – надписи на них. Информация может включать:

  • имя изготовителя и/или заказчика,
  • место изготовления,
  • место нахождения заказчика,
  • дату.

Колокольчики бывают:

Исследователи дужных колокольчиков

В Советском Союзе собирались коллекции дужных колокольчиков. Основоположниками их исследования были В. Ким[2] (сейчас его коллекция – часть экспозиции Государственного музея-заповедника «Ростовский кремль»), А. Ганулич, И. Духин, Л. Крайнов-Рытов, Н. Яковлева.

К ним необходимо добавить современных коллекционеров-исследователей: А. Глушецкий, А. Боев, В. Ефремов, В. Коркунов, О. Лавров, А.Рева, С. Сукач.

Новейший период

Как вид коллекционирования кампанофилия получила широкое распространение в 90-е гг. XX века, когда стал бурно развиваться внутренний и внешний туризм и началось производство декоративных колокольчиков.

Классификация колоколов и колокольчиков

Колокола и колокольчики делятся на:

  • ритуальныецерковные, буддийские, индуистские, шаманские, ветряные;
  • сигнальные – морские и навигационные (рынды, бакенные, маяковые), станционные, пожарные, театральные, трамвайные, ипподромные, применяемые на вагонетках на промышленных предприятиях и шахтах, спортивные гонги, рыбацкие, часовые;
  • для животных (лошадей, слонов, верблюдов, собак, коров и т.д.)  – ботала, ропотени, кутасы, бубенцы;
  • вызывные – кабинетные, спальные, столовые, конторские, приборные как часть письменных (чернильных) приборов, настенные, дверные, механические[3];
  • музыкальные инструменты;
  • декоративные – сувенирные, авторские.

Виды коллекций

Наиболее доступным и потому самым распространенным предметом коллекционирования являются сувенирные колокольчики. Каждый из них в отдельности не представляет большой ценности, но собранные вместе, они становятся коллекционным материалом.

Авторские колокольчики изготавливаются как отдельными мастерами, так и компаниями. Они выпускаются в ограниченном количестве или в единственном экземпляре на заказ. Они отличаются большим стилевым и жанровым разнообразием и являются особо изысканным предметом собирательства. Ввиду невысокого качества звона некоторые из таких колокольчиков редко используются по прямому назначению и в основном применяются как украшения интерьера.

В коллекционировании и изучении колокольчиков можно выделить несколько аспектов:

  • технологический (в т.ч. материаловедческий),
  • исторический,
  • искусствоведческий,
  • литературоведческий,
  • музыковедческий,
  • страноведческий/краеведческий.

Коллекции декоративных колокольчиков делятся на:

  • Смешанные (эклектичные)
  • Тематические.

Выбор тем коллекционирования может быть обусловлен:

Музейные коллекции

Очень многие российские музеи имеют в своих экспозициях коллекции колоколов и колокольчиков: дужных, ботал, декоративных и т.д. Ниже – список некоторых музеев.

Музей Местонахождение Кол-во
Государственный Исторический музей г. Москва
Государственный мемориальный музей  Булата Окуджавы в Переделкине г. Москва
Государственный музей-заповедник «Ростовский кремль» г. Ростов Великий, Ярославская обл. 2300
Государственный Эрмитаж г. Санкт-Петербург 700
Касимовский историко-культурный музей-заповедник г. Касимов, Рязанская обл.
Малые Корелы Приморский район, Архангельская обл.
Музей колоколов г. Москва
Музей колоколов г. Валдай, Новгородская  обл.
Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В.Алабина г. Самара
Частный Музей «Музыка и время» г. Ярославль 2000

Организации коллекционеров в России и за рубежом

  • Американская колокольная ассоциация (American Bell Association — ABA) — самая большая организация, объединяющая любителей колокольчиков всего мира. По данным на март 2016 года, число членов АВА составляет 687 человек[4]. АВА была основана в 1940 году как Национальный клуб коллекционеров колокольчиков (The National Bell Collectors Club). В 1948 году организация была переименована в АВА. С 1942 года АВА издает журнал «The Bell Tower». С 1946 года проводятся ежегодные съезды в разных городах США. АВА была основана в 1940 году как Национальный клуб коллекционеров колокольчиков (The National Bell Collectors Club). В 1948 году организация была переименована в АВА. С 1942 года АВА издает журнал «The Bell Tower». С 1946 года проводятся ежегодные съезды в разных городах США.
  • Официально зарегистрированной организации, объединяющей коллекционеров России и стран СНГ, нет. Их общение происходит на сайтах, через социальные сети, персональные блоги. Наиболее активные площадки – «Форум коллекционеров колокольчиков» и сайт «Колокольная галерея».

Интересные факты

  • Колокольчики есть не только на Земле, но и в космосе. Так, колокольчик есть на Международной космической станции. В него звонят, когда сменяется командир экипажа.[5]
  • «Колокольчик» – название литературной газеты, издававшейся в Петербурге в 1831 году.[6]
  • Существуют колокольчики-копии больших знаменитых колоколов, например, Царь-колокола из Московского Кремля, кайзеровского колокола из собора в Кёльне, колокола из собора св. Петра в Риме, американского Колокола свободы, колокола из Херсонеса.[7]
  • Один из самых дорогих колокольчиков был выставлен на аукционе за 90 000 долларов. Он был изготовлен из серебра и слоновой кости в 1913 году в Вене. Аукцион проходил в Нью-Йорке, США.[8]
  • Дверной колокольчик появился в России в пушкинскую пору. Сначала он получил распространение в Петербурге, потом в Москве.[9]
  • Шнурок (шлейф) у колокольчика-сонетки делался из бархата, атласа, камчатного полотна, льна или шерсти, украшался вышивкой разного вида, отделывался парчой, бисером и т.д., превращаясь в предмет декоративно-прикладного искусства. Поэтому на современных антикварных рынках цена такого шнурка намного выше, чем цена колокольчика, к которому он был прикреплен.[10]

Напишите отзыв о статье "Кампанофилия"

Примечания

  1. «В собрании фонда более 700 настольных колокольчиков и звонков, происходящих из собрания А. М. Кованько – одного из первых русских авиаторов. Среди экспонатов имеются великолепные работы признанных мастеров. Однако большинство колокольчиков, отличающихся сложным сюжетным замыслом и великолепным качеством исполнения, остаются безымянными». - И.О. Сычёв «Русская декоративная бронза XVIII - начала XX вв. www.hermitagemuseum.org/wps/portal/hermitage/explore/collections/master/sub/1254019419/?lng=ru
  2. Сукач С.И. «Исследователь Ким» из книги «Ямские (дужные) колокольчики. Статьи и исследовательские материалы». Т.2. – Сумы: Ярославна, 2009. – 368 с. kolokol.at.ua/publ/issledovatel_kim_v_a/1-1-0-17
  3. Уникальная коллекция настольных механических звонков собрана коллекционером из Санкт-Петербурга Виктором Колобовым.
  4. The American Bell Association. Membership Directory, 2014.
  5. [www.nat-geo.ru/planet/44915-kolokola-10-interesnykh-faktov/#full Колокола: 10 интересных фактов — National Geographic Россия]
  6. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон 1890—1907.
  7. Springer L. E. The Collector’s Book of Bells. New York: Crown Publishers, Inc., 1972.
  8. [www.artvalue.com/auctionresult--hoffmann-josef-1831-1904-austr-very-rare-and-important-dinner-2818466.htm Very rare and important dinner bell, model no. S2990 sold by Phillips, New York, on Thursday, March 03, 2011]
  9. Е. Лаврентьева. Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. – М., Молодая гвардия. 2005.
  10. Springer L. E. That Vanishing Sound. New York: Crown Publishers, 1976.

Литература

  1. Боев А.А. По следам звонких странников. Сборник статей о колоколах и колокольчиках: сб. ст. /А.А. Боев – М.: 2015. – 304 с.
  2. Ганулич А. К. Слышен звон бубенцов издалёка… — М.: Сов. Россия, 1990. — 144 с.
  3. Ганулич А.К. Однозвучно звенит колокольчик // [www.horseworld.ru/../?part=3 Утиль]. 2005. №4.
  4. Ганулич А.К. Сувенирные колокольчики // Колокольный мир. 2001. № 9.
  5. Глушецкий А.А. Выставочная символика на российских колоколах и колокольчиках и подражания ей // Антиквариат. Предметы искусства и коллекционирования. 2007. № 7-8 (49), июль – авг.
  6. Глушецкий А.А. Литъ въ КасимовЂ: каталог–справочник дужных и подшейных колокольчиков Касимовского колокололитейного центра ХIХ - начала ХХ в. - М.: 2005. – 367 с.
  7. Глушецкий А.А. Колокольное дело в России во второй половине ХVIII – начале ХХ в. Энциклопедия литейщиков. – М.: Издательский дом «Экономическая газета», 2011. – 581С.
  8. Духин И.А. Две славы села Пурех // Отечество. Краеведческий альманах. Вып. 18. – М.: 2000. – С.11-45.
  9. Духин И.А. Касимовские колокольчики // Колокольчики России. Составитель Хрунов В. – М., 2000. – С.31-37.
  10. Ефремов В.А. Ямские колокольчики Тюмени и Шадринска. – Тюмень, 1997. – 23 с.
  11. Карпов Е. Тело довезу, а за душу не ручаюсь. –  М.: ПРОБЕЛ-2000, 2015. – 524 с.
  12. Ким В.А. Пушкин, ямщики, колокольчики // Ростовский сборник. 1999. № 3.
  13. Ким В.А. Ямские колокольчики и бубенцы: сводный каталог–справочник. Т.1. – Ростов Великий, 1998. – 360 с.
  14. Коллекционеры ямских колокольчиков // Ямские колокольчики в частных собраниях. Составитель Яковлева Н.П. – Валдай, 2000. – 12 с.
  15. Коркунов В.И. Тверские колокола. - М., 2005. – 68 с.
  16. Крайнов–Рытов Л.Л. Колокола–колокольчики. – Н. Новгород, 2002. – 178 с.
  17. Куранова О. Колокольчики с бубенцами. //Родина/. — 2001. — № 12.
  18. Лавров О. Колокольчики в быту, обычаях и обрядах крестьянского населения Заонежья // Колокольный мир. 2002. № 8 (17).
  19. Мельничук Г., Степанова Н. и др. Колокольная тема в книгах и периодике. //Библиография. — 2013. — № 1. - С. 137-154.
  20. Нарожная С. Колокольные страсти на аукционе по продаже коллекции Ланге. //Антикватория. — 2005—2006. — N6-1(17-18).
  21. Нарожная С. Неожиданная встреча с колокольчиком Лансере. //Антикватория. — 2004. — N5(10).
  22. Нарожная С. Поет, звенит, говорит. //Журналист. — 2007. — № 12.
  23. Степанова Н. Путешествие колокольчика. — М., 2010, 16 с.
  24. Степанова Н. Колокольный ЗооСад. — М., 2011, 16 с.
  25. Сукач С.И. Ямские (дужные) колокольчики в Украине (каталог– справочник). Том I. – Сумы, 2009. – 312 с.
  26. Сукач С.И. Ямские (дужные) колокольчики (статьи и исследовательские материалы). Том II. – Сумы, 2009. – 236 с.
  27. Суров М.В. Вологодчина: невостребованная древность. – Вологда, 2001. – С.253–338 (описание личной коллекции).
  28. Францек Л. Звонкие мои колокольчики. //Вечерняя Москва. 2006. — № 22 (24313).
  29. Хрунов В.И. Колокольчики России: каталог коллекции В.И. Хрунова. Статьи и библиография специалистов музейного дела и коллекционеров–исследователей. – М.: 2000. – С.56–176 (описание личной коллекции).
  30. Яковлева Н.П. Поддужные, подшейные колокольчики, бубенцы и ботала в собрании Новгородского музея – заповедника: каталог. / НГОМЗ. - Великий Новгород, 2010. – 200 с.
  31. Anthony D.M. The World of Bells. Des Moines, IA: Wallace-Homestead Book Company, 1971.
  32. Baker D. S. Collectible bells: treasures of sight and sound. Schiffer Publ. Ltd., 1998, 192 стр.
  33. Baker D. S. More collectible bells: classic to contemporary. Schiffer Publ. Ltd., 1999, 190 стр.
  34. Cockett M. Bells in Our Lives. Newton Abbot, Devon, England: David and Charles, 1973.
  35. Coleman S. N. B. Bells, Their History, Legends, Making and Uses. Westport, CT: Greenwood Press, 1971.
  36. Cooney D. Bells of the Australlian Bush. Published by D. Cooney, Toowoomba, Quinsland, Australia, 2005, 146 стр.
  37. Dämmig H. Meißner Porzellanglockenspiele. Meißen-Information, 1999, 84 стр.
  38. Fletcher H. J. First Book of Bells. New York: Watts, 1959.
  39. Gelman S. A Guide to the Bells of the Orient. Natrona Heights, PA: Bell Tower, 1968.
  40. Herrera M.D. Sanctus Bells: History and Use in the Catholic Church. Second Edition, Tixlini Scriptorium, Inc., San Luis Obispo, California, USA, 2004, 16 стр.
  41. Hill E. S. Bells. New York: Holt, Rinehart and Winston, 1970.
  42. Lange A. Europäische Tischglocken. Minner Verlag, Kornwestheim, 1981, 296 стр.
  43. Morris E. Bells of All Nations. London: Robert Hale, Ltd., 1951.
  44. Price P. Bells and Man. New York, USA, 1983, 288 стр.
  45. Schilling M. Glocken und Glockenspiele. Greifenverlag zu Rudolstadt (DDR), 1982, 175 стр.
  46. Sloane E. The Sound of Bells. Garden City, NY: Doubleday, 1966.
  47. Spear N. A Treasury of Archaeological Bells. New York: Hastings House Publishers, 1978.
  48. Springer L. E. That Vanishing Sound. New York: Crown Publishers, 1976.
  49. Springer L. E. The Collector’s Book of Bells. New York: Crown Publishers, Inc., 1972.
  50. Staacke F. Camels in Texas and Their Bells. Natrona Heights, PA: The Bell Tower, 1973.
  51. Tierglocken und Tierschellen aus allen Welt aus der Sammlung Daub, Ulm. Ульм, Германия, 108 стр.
  52. Trinidad A.A., Jr. Glass Bells. A Schiffer Book for Collectors. Schiffer Publishing Ltd., Atglen, PA, 2001.
  53. Trinidad A.A., Jr. Collectible Glass Bells of the World. Schiffer Publishing Ltd., Atglen, PA, 2003.
  54. Trinidad A.A., Jr. Glass Bells from Around the World. Schiffer Publishing Ltd., Atglen, PA, 2010.
  55. Trinidad A.A., Jr. American Glass Bells. Schiffer Publishing Ltd., Atglen, PA, 2010.
  56. Yolan J. H. Ring Out! A Book of Bells. New York: Seabury Press, 1974.

Ссылки

  • Сайт «Колокольчики. Bells» Виктора Колобова milas.spb.ru/~kolobov/
  • Государственный Исторический музей г. Москва www.shm.ru/
  • Государственный мемориальный музей  Булата Окуджавы в Переделкине г. Москва okudjava.ru/
  • Государственный музей-заповедник «Ростовский кремль» г. Ростов Великий Ярославской обл. www.rostmuseum.ru/
  • Государственный Эрмитаж  г. Санкт-Петербург www.hermitagemuseum.org/wps/portal/hermitage/
  • Касимовский историко-культурный музей-заповедник г. Касимов Рязанской обл. kasmuzey.ru/
  • Малые Корелы Приморский район Архангельской обл. www.korely.ru/
  • Музей колоколов г. Москва www.kolokola.com/
  • Музей колоколов г. Валдай Новгородская обл. novgorodmuseum.ru/muzej-zapovednik/valdaj/7-muzej-kolokolov.html
  • Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В.Алабина г. Самара www.alabin.ru/
  • Частный музей «Музыка и время» г.Ярославль [музыкаивремя.рф xn--80aejfgkmg8ay3g9b.xn--p1ai/]
  • Сайт Американской колокольной ассоциации www.americanbell.org/
  • Сайт «Форум коллекционеров колокольчиков» www.forumbells.ru/
  • Сайт «Колокольная галерея» www.showbell.ru/

Отрывок, характеризующий Кампанофилия

– Прощай, душа моя, – сказала она графине, которая провожала ее до двери, – пожелай мне успеха, – прибавила она шопотом от сына.
– Вы к графу Кириллу Владимировичу, ma chere? – сказал граф из столовой, выходя тоже в переднюю. – Коли ему лучше, зовите Пьера ко мне обедать. Ведь он у меня бывал, с детьми танцовал. Зовите непременно, ma chere. Ну, посмотрим, как то отличится нынче Тарас. Говорит, что у графа Орлова такого обеда не бывало, какой у нас будет.


– Mon cher Boris, [Дорогой Борис,] – сказала княгиня Анна Михайловна сыну, когда карета графини Ростовой, в которой они сидели, проехала по устланной соломой улице и въехала на широкий двор графа Кирилла Владимировича Безухого. – Mon cher Boris, – сказала мать, выпрастывая руку из под старого салопа и робким и ласковым движением кладя ее на руку сына, – будь ласков, будь внимателен. Граф Кирилл Владимирович всё таки тебе крестный отец, и от него зависит твоя будущая судьба. Помни это, mon cher, будь мил, как ты умеешь быть…
– Ежели бы я знал, что из этого выйдет что нибудь, кроме унижения… – отвечал сын холодно. – Но я обещал вам и делаю это для вас.
Несмотря на то, что чья то карета стояла у подъезда, швейцар, оглядев мать с сыном (которые, не приказывая докладывать о себе, прямо вошли в стеклянные сени между двумя рядами статуй в нишах), значительно посмотрев на старенький салоп, спросил, кого им угодно, княжен или графа, и, узнав, что графа, сказал, что их сиятельству нынче хуже и их сиятельство никого не принимают.
– Мы можем уехать, – сказал сын по французски.
– Mon ami! [Друг мой!] – сказала мать умоляющим голосом, опять дотрогиваясь до руки сына, как будто это прикосновение могло успокоивать или возбуждать его.
Борис замолчал и, не снимая шинели, вопросительно смотрел на мать.
– Голубчик, – нежным голоском сказала Анна Михайловна, обращаясь к швейцару, – я знаю, что граф Кирилл Владимирович очень болен… я затем и приехала… я родственница… Я не буду беспокоить, голубчик… А мне бы только надо увидать князя Василия Сергеевича: ведь он здесь стоит. Доложи, пожалуйста.
Швейцар угрюмо дернул снурок наверх и отвернулся.
– Княгиня Друбецкая к князю Василию Сергеевичу, – крикнул он сбежавшему сверху и из под выступа лестницы выглядывавшему официанту в чулках, башмаках и фраке.
Мать расправила складки своего крашеного шелкового платья, посмотрелась в цельное венецианское зеркало в стене и бодро в своих стоптанных башмаках пошла вверх по ковру лестницы.
– Mon cher, voue m'avez promis, [Мой друг, ты мне обещал,] – обратилась она опять к Сыну, прикосновением руки возбуждая его.
Сын, опустив глаза, спокойно шел за нею.
Они вошли в залу, из которой одна дверь вела в покои, отведенные князю Василью.
В то время как мать с сыном, выйдя на середину комнаты, намеревались спросить дорогу у вскочившего при их входе старого официанта, у одной из дверей повернулась бронзовая ручка и князь Василий в бархатной шубке, с одною звездой, по домашнему, вышел, провожая красивого черноволосого мужчину. Мужчина этот был знаменитый петербургский доктор Lorrain.
– C'est donc positif? [Итак, это верно?] – говорил князь.
– Mon prince, «errare humanum est», mais… [Князь, человеку ошибаться свойственно.] – отвечал доктор, грассируя и произнося латинские слова французским выговором.
– C'est bien, c'est bien… [Хорошо, хорошо…]
Заметив Анну Михайловну с сыном, князь Василий поклоном отпустил доктора и молча, но с вопросительным видом, подошел к ним. Сын заметил, как вдруг глубокая горесть выразилась в глазах его матери, и слегка улыбнулся.
– Да, в каких грустных обстоятельствах пришлось нам видеться, князь… Ну, что наш дорогой больной? – сказала она, как будто не замечая холодного, оскорбительного, устремленного на нее взгляда.
Князь Василий вопросительно, до недоумения, посмотрел на нее, потом на Бориса. Борис учтиво поклонился. Князь Василий, не отвечая на поклон, отвернулся к Анне Михайловне и на ее вопрос отвечал движением головы и губ, которое означало самую плохую надежду для больного.
– Неужели? – воскликнула Анна Михайловна. – Ах, это ужасно! Страшно подумать… Это мой сын, – прибавила она, указывая на Бориса. – Он сам хотел благодарить вас.
Борис еще раз учтиво поклонился.
– Верьте, князь, что сердце матери никогда не забудет того, что вы сделали для нас.
– Я рад, что мог сделать вам приятное, любезная моя Анна Михайловна, – сказал князь Василий, оправляя жабо и в жесте и голосе проявляя здесь, в Москве, перед покровительствуемою Анною Михайловной еще гораздо большую важность, чем в Петербурге, на вечере у Annette Шерер.
– Старайтесь служить хорошо и быть достойным, – прибавил он, строго обращаясь к Борису. – Я рад… Вы здесь в отпуску? – продиктовал он своим бесстрастным тоном.
– Жду приказа, ваше сиятельство, чтоб отправиться по новому назначению, – отвечал Борис, не выказывая ни досады за резкий тон князя, ни желания вступить в разговор, но так спокойно и почтительно, что князь пристально поглядел на него.
– Вы живете с матушкой?
– Я живу у графини Ростовой, – сказал Борис, опять прибавив: – ваше сиятельство.
– Это тот Илья Ростов, который женился на Nathalie Шиншиной, – сказала Анна Михайловна.
– Знаю, знаю, – сказал князь Василий своим монотонным голосом. – Je n'ai jamais pu concevoir, comment Nathalieie s'est decidee a epouser cet ours mal – leche l Un personnage completement stupide et ridicule.Et joueur a ce qu'on dit. [Я никогда не мог понять, как Натали решилась выйти замуж за этого грязного медведя. Совершенно глупая и смешная особа. К тому же игрок, говорят.]
– Mais tres brave homme, mon prince, [Но добрый человек, князь,] – заметила Анна Михайловна, трогательно улыбаясь, как будто и она знала, что граф Ростов заслуживал такого мнения, но просила пожалеть бедного старика. – Что говорят доктора? – спросила княгиня, помолчав немного и опять выражая большую печаль на своем исплаканном лице.
– Мало надежды, – сказал князь.
– А мне так хотелось еще раз поблагодарить дядю за все его благодеяния и мне и Боре. C'est son filleuil, [Это его крестник,] – прибавила она таким тоном, как будто это известие должно было крайне обрадовать князя Василия.
Князь Василий задумался и поморщился. Анна Михайловна поняла, что он боялся найти в ней соперницу по завещанию графа Безухого. Она поспешила успокоить его.
– Ежели бы не моя истинная любовь и преданность дяде, – сказала она, с особенною уверенностию и небрежностию выговаривая это слово: – я знаю его характер, благородный, прямой, но ведь одни княжны при нем…Они еще молоды… – Она наклонила голову и прибавила шопотом: – исполнил ли он последний долг, князь? Как драгоценны эти последние минуты! Ведь хуже быть не может; его необходимо приготовить ежели он так плох. Мы, женщины, князь, – она нежно улыбнулась, – всегда знаем, как говорить эти вещи. Необходимо видеть его. Как бы тяжело это ни было для меня, но я привыкла уже страдать.
Князь, видимо, понял, и понял, как и на вечере у Annette Шерер, что от Анны Михайловны трудно отделаться.
– Не было бы тяжело ему это свидание, chere Анна Михайловна, – сказал он. – Подождем до вечера, доктора обещали кризис.
– Но нельзя ждать, князь, в эти минуты. Pensez, il у va du salut de son ame… Ah! c'est terrible, les devoirs d'un chretien… [Подумайте, дело идет о спасения его души! Ах! это ужасно, долг христианина…]
Из внутренних комнат отворилась дверь, и вошла одна из княжен племянниц графа, с угрюмым и холодным лицом и поразительно несоразмерною по ногам длинною талией.
Князь Василий обернулся к ней.
– Ну, что он?
– Всё то же. И как вы хотите, этот шум… – сказала княжна, оглядывая Анну Михайловну, как незнакомую.
– Ah, chere, je ne vous reconnaissais pas, [Ах, милая, я не узнала вас,] – с счастливою улыбкой сказала Анна Михайловна, легкою иноходью подходя к племяннице графа. – Je viens d'arriver et je suis a vous pour vous aider a soigner mon oncle . J`imagine, combien vous avez souffert, [Я приехала помогать вам ходить за дядюшкой. Воображаю, как вы настрадались,] – прибавила она, с участием закатывая глаза.
Княжна ничего не ответила, даже не улыбнулась и тотчас же вышла. Анна Михайловна сняла перчатки и в завоеванной позиции расположилась на кресле, пригласив князя Василья сесть подле себя.
– Борис! – сказала она сыну и улыбнулась, – я пройду к графу, к дяде, а ты поди к Пьеру, mon ami, покаместь, да не забудь передать ему приглашение от Ростовых. Они зовут его обедать. Я думаю, он не поедет? – обратилась она к князю.
– Напротив, – сказал князь, видимо сделавшийся не в духе. – Je serais tres content si vous me debarrassez de ce jeune homme… [Я был бы очень рад, если бы вы меня избавили от этого молодого человека…] Сидит тут. Граф ни разу не спросил про него.
Он пожал плечами. Официант повел молодого человека вниз и вверх по другой лестнице к Петру Кирилловичу.


Пьер так и не успел выбрать себе карьеры в Петербурге и, действительно, был выслан в Москву за буйство. История, которую рассказывали у графа Ростова, была справедлива. Пьер участвовал в связываньи квартального с медведем. Он приехал несколько дней тому назад и остановился, как всегда, в доме своего отца. Хотя он и предполагал, что история его уже известна в Москве, и что дамы, окружающие его отца, всегда недоброжелательные к нему, воспользуются этим случаем, чтобы раздражить графа, он всё таки в день приезда пошел на половину отца. Войдя в гостиную, обычное местопребывание княжен, он поздоровался с дамами, сидевшими за пяльцами и за книгой, которую вслух читала одна из них. Их было три. Старшая, чистоплотная, с длинною талией, строгая девица, та самая, которая выходила к Анне Михайловне, читала; младшие, обе румяные и хорошенькие, отличавшиеся друг от друга только тем, что у одной была родинка над губой, очень красившая ее, шили в пяльцах. Пьер был встречен как мертвец или зачумленный. Старшая княжна прервала чтение и молча посмотрела на него испуганными глазами; младшая, без родинки, приняла точно такое же выражение; самая меньшая, с родинкой, веселого и смешливого характера, нагнулась к пяльцам, чтобы скрыть улыбку, вызванную, вероятно, предстоящею сценой, забавность которой она предвидела. Она притянула вниз шерстинку и нагнулась, будто разбирая узоры и едва удерживаясь от смеха.
– Bonjour, ma cousine, – сказал Пьер. – Vous ne me гесоnnaissez pas? [Здравствуйте, кузина. Вы меня не узнаете?]
– Я слишком хорошо вас узнаю, слишком хорошо.
– Как здоровье графа? Могу я видеть его? – спросил Пьер неловко, как всегда, но не смущаясь.
– Граф страдает и физически и нравственно, и, кажется, вы позаботились о том, чтобы причинить ему побольше нравственных страданий.
– Могу я видеть графа? – повторил Пьер.
– Гм!.. Ежели вы хотите убить его, совсем убить, то можете видеть. Ольга, поди посмотри, готов ли бульон для дяденьки, скоро время, – прибавила она, показывая этим Пьеру, что они заняты и заняты успокоиваньем его отца, тогда как он, очевидно, занят только расстроиванием.
Ольга вышла. Пьер постоял, посмотрел на сестер и, поклонившись, сказал:
– Так я пойду к себе. Когда можно будет, вы мне скажите.
Он вышел, и звонкий, но негромкий смех сестры с родинкой послышался за ним.
На другой день приехал князь Василий и поместился в доме графа. Он призвал к себе Пьера и сказал ему:
– Mon cher, si vous vous conduisez ici, comme a Petersbourg, vous finirez tres mal; c'est tout ce que je vous dis. [Мой милый, если вы будете вести себя здесь, как в Петербурге, вы кончите очень дурно; больше мне нечего вам сказать.] Граф очень, очень болен: тебе совсем не надо его видеть.
С тех пор Пьера не тревожили, и он целый день проводил один наверху, в своей комнате.
В то время как Борис вошел к нему, Пьер ходил по своей комнате, изредка останавливаясь в углах, делая угрожающие жесты к стене, как будто пронзая невидимого врага шпагой, и строго взглядывая сверх очков и затем вновь начиная свою прогулку, проговаривая неясные слова, пожимая плечами и разводя руками.
– L'Angleterre a vecu, [Англии конец,] – проговорил он, нахмуриваясь и указывая на кого то пальцем. – M. Pitt comme traitre a la nation et au droit des gens est condamiene a… [Питт, как изменник нации и народному праву, приговаривается к…] – Он не успел договорить приговора Питту, воображая себя в эту минуту самим Наполеоном и вместе с своим героем уже совершив опасный переезд через Па де Кале и завоевав Лондон, – как увидал входившего к нему молодого, стройного и красивого офицера. Он остановился. Пьер оставил Бориса четырнадцатилетним мальчиком и решительно не помнил его; но, несмотря на то, с свойственною ему быстрою и радушною манерой взял его за руку и дружелюбно улыбнулся.
– Вы меня помните? – спокойно, с приятной улыбкой сказал Борис. – Я с матушкой приехал к графу, но он, кажется, не совсем здоров.
– Да, кажется, нездоров. Его всё тревожат, – отвечал Пьер, стараясь вспомнить, кто этот молодой человек.
Борис чувствовал, что Пьер не узнает его, но не считал нужным называть себя и, не испытывая ни малейшего смущения, смотрел ему прямо в глаза.
– Граф Ростов просил вас нынче приехать к нему обедать, – сказал он после довольно долгого и неловкого для Пьера молчания.
– А! Граф Ростов! – радостно заговорил Пьер. – Так вы его сын, Илья. Я, можете себе представить, в первую минуту не узнал вас. Помните, как мы на Воробьевы горы ездили c m me Jacquot… [мадам Жако…] давно.
– Вы ошибаетесь, – неторопливо, с смелою и несколько насмешливою улыбкой проговорил Борис. – Я Борис, сын княгини Анны Михайловны Друбецкой. Ростова отца зовут Ильей, а сына – Николаем. И я m me Jacquot никакой не знал.
Пьер замахал руками и головой, как будто комары или пчелы напали на него.
– Ах, ну что это! я всё спутал. В Москве столько родных! Вы Борис…да. Ну вот мы с вами и договорились. Ну, что вы думаете о булонской экспедиции? Ведь англичанам плохо придется, ежели только Наполеон переправится через канал? Я думаю, что экспедиция очень возможна. Вилльнев бы не оплошал!
Борис ничего не знал о булонской экспедиции, он не читал газет и о Вилльневе в первый раз слышал.
– Мы здесь в Москве больше заняты обедами и сплетнями, чем политикой, – сказал он своим спокойным, насмешливым тоном. – Я ничего про это не знаю и не думаю. Москва занята сплетнями больше всего, – продолжал он. – Теперь говорят про вас и про графа.
Пьер улыбнулся своей доброю улыбкой, как будто боясь за своего собеседника, как бы он не сказал чего нибудь такого, в чем стал бы раскаиваться. Но Борис говорил отчетливо, ясно и сухо, прямо глядя в глаза Пьеру.
– Москве больше делать нечего, как сплетничать, – продолжал он. – Все заняты тем, кому оставит граф свое состояние, хотя, может быть, он переживет всех нас, чего я от души желаю…