Канада

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Канада
Canada
Флаг Герб
Девиз: «A mari usque ad mare» —
«От моря до моря»
Гимн: «O Canada!»
Дата независимости 1 июля 1867 (Акт о Британской Северной Америке)
11 декабря 1931 (Вестминстерский статут)
17 апреля 1982 (Акт о Канаде) (от Великобритании)
Официальные языки английский, французский
Столица Оттава 45°24′ с. ш. 75°40′ з. д. / 45.400° с. ш. 75.667° з. д. / 45.400; -75.667 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=45.400&mlon=-75.667&zoom=14 (O)] (Я)
Крупнейшие города Торонто, Монреаль, Калгари, Оттава, Ванкувер, Эдмонтон
Форма правления парламентарная монархия
Королева
Генерал-губернатор
Премьер-министр
Елизавета II
Дэвид Джонстон
Джастин Трюдо
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
2-я в мире
9 984 670 км²
8,62 %
Население
• Оценка (2016)
Плотность

36,048,521[1] чел. (37-е)
3,41 чел./км²
ВВП (ППС)
  • Итого (2013)

1,518 трлн.[2] долл. (15-й)
ИЧР (2013) 0,902[3] (очень высокий) (8-е место)
Названия жителей кана́дцы, кана́дец, кана́дка
Валюта канадский доллар
(CAD, код 124)
Интернет-домен .ca
Телефонный код +1
Часовой пояс −3:30 — −8
Координаты: 56°00′00″ с. ш. 109°00′00″ з. д. / 56.00000° с. ш. 109.00000° з. д. / 56.00000; -109.00000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=56.00000&mlon=-109.00000&zoom=12 (O)] (Я)

Кана́да (англ. Canada [ˈkænədə]; фр. Canada [kanaˈda]) — государство в Северной Америке, занимает второе место в мире по площади. Омывается Атлантическим, Тихим и Северным Ледовитым океанами, граничит с США на юге и на северо-западе, также имеет морские границы с Данией (Гренландия) на северо-востоке и Францией (Сен-Пьер и Микелон) на востоке. Граница Канады и США является самой протяжённой общей границей в мире.

Канада — конституционная монархия (королевство) с парламентарной системой, монархом Канады является монарх Британского Содружества наций, являющаяся двуязычной и многокультурной страной, где английский и французский языки признаны официальными на федеральном уровне. Технологически и промышленно развитое государство, Канада имеет многоотраслевую экономику, базирующуюся на богатых природных ресурсах и торговле (в частности с США, с которыми Канада комплексно сотрудничает со времён существования колоний и основания Конфедерации).

Основанная французским исследователем Ж. Картье в 1534 году, Канада берёт своё начало от французской колонии на месте современного города Квебек, населённом первоначально местными народами. После периода английской колонизации из союза трёх британских колоний (которые были до этого территориями Новой Франции) родилась канадская конфедерация. Канада получила независимость от Соединённого Королевства в результате мирного процесса, длившегося с 1867 по 1982 год.

В настоящее время Канада является федеративным государством, состоящим из 10 провинций и 3 территорий. Провинция с преобладающим франкоговорящим населением — Квебек, остальные — преимущественно англоязычные провинции, также называемые «английская Канада» в сравнении с франкоязычным Квебеком. Будучи одной из девяти преимущественно англоязычных провинций, Нью-Брансуик является единственной официально двуязычной канадской провинцией. Территория Юкон официально двуязычна (английский и французский), а Северо-Западные территории и территория Нунавут признают 11 и 4 официальных языка соответственно (среди которых также присутствуют английский и французский).





Содержание

Происхождение названия

Название Канада происходит от слова kanata, означающего «поселение», «деревня» и «земля», «край»[4][5] на языке лаврентийских ирокезов, которые зимовали в деревне Стадакона (в окрестностях современного Квебека), — первых индейцев, которых Жаком Картье встретил на Гаспе летом 1534 года в их летнем лагере. (Ср. с минго kanötayë’ «деревня, город»[6] и ононд. ganatáje «город»[7] из других ирокезских языков.) В 1535 году жители местности, где ныне располагается город Квебек, использовали это слово, чтобы направить его в деревню Стадакона[8]. Вскоре после экспедиции Картье лаврентийское племя бесследно исчезло — как показали археологические раскопки, скорее всего, в результате войн с гуронами и южными ирокезами.

Картье позже использовал слово «Канада» для обозначения не только этой деревни, но и всей области, находившейся под контролем местного вождя Доннаконы. С 1545 года европейские книги и карты обозначали этот регион и все берега реки Св. Лаврентия словом «Канада». Впоследствии это название перешло и на большинство соседних территорий в Северной Америке, управлявшихся Британской империей.

Слова, фонетико-семантические характеристики которых сходны с лавр. kanata, известны и в языках, далёких от североамериканских: др.-англ. cynedom «королевство», англ. country «земля, отечество», county «округ», hundred «сотня, округ», kindred «клан, род», валл. cantref «округ», genedl «клан, род», др.-греч. κέντρον «центр», греч. γεννητός «исконный», ирл. ceantar «округ», итал. contado «деревня, округа», лат. condo «заселять, обживать», continuus «прилегающий, постоянный», перс. кäнд «селение, деревня» كند, кäндäр «город» كندر, др.-русск. коньць «часть города»[9], русск. кондовый «исконный», з.-тохар. k(e)nättse «земной», фр. canton «округ», швед. hundare «округ» или вааньи kundi «селение»[10], ванам. kandulʌl «селение, деревня»[11], гаввад. kanta «соседская община»[12], ц.-догон. gándá «места, округа»[13], зарма ganda «земля, места»[14], карибск. kontele «город, край»[15], киси kundema «земля, край»[16], кит. тр. gēndǐ «коренной, около» 根底, guāndì «общественная земля» 官地, guǎndì «резиденция» 館第, guāndìng «официальный, государственный» 官定, guónèi(de) «отечественный» 國內(的), кумык. гент «селение, деревня», л.-мар. кундем «край, места», нануба kəndima «земля»[17], насиой kantsi «земля»[18], науна kantan «земля»[19], оромо ganda «деревня, место», саам. kīnnt «усадьба, селение», тавг. куньдибтәә «внутренний», танах. kenate «земля, страна»[20], др.-тюрк. känd uluš «города и селения», фин. kanta- «исконный», kontu «жильё, угодья, земля», kunta «община, округ», эвенк. каӈат «селение», эст. kant «окрестности, край», ягара koondgil «земля, край»[21], яп. kantei «резиденция» 官邸, konteino «коренной» 根底の.

Все они объединены общим значением «места постоянного проживания»[22].

Географические данные

Канада занимает бо́льшую часть Севера Северной Америки. 75 % территории — зона севера. Канада имеет общую сухопутную границу с США на юге и на северо-западе (между Аляской и Юконом) и расположена от Атлантического океана на востоке до Тихого — на западе и до Северного Ледовитого океана — на севере страны. Она также имеет морскую границу с Францией (Сен-Пьер и Микелон) и Данией (Гренландия). С 1925 Канада владеет частью Арктики между 60˚ з. д. и 141˚ з. д., однако, эти владения не являются общепризнанными. Самое северное поселение в Канаде и в мире находится в Алерте (Нунавут), базе Канадских вооружённых сил на северной оконечности острова Элсмир (82,5˚ с. ш. в 834 км — 450 морских милях — от Северного полюса). Канада — вторая из крупнейших по территории стран мира.

Плотность населения (около 3,5 человек на 1 км²) является одной из самых низких в мире. Наиболее населённая область страны — это коридор Квебек-Виндзор вдоль равнинных берегов реки Св. Лаврентия и на юго-востоке Великих озёр. К северу от этой области находится обширный Канадский щит, скальный регион, очищенный последним ледниковым периодом, лишённый плодородных земель, богатый минералами, озёрами и реками. В Канаде больше озёр, чем в любой другой стране мира, она обладает значительным запасом пресной воды.

На востоке Канады река Св. Лаврентия впадает в залив Св. Лаврентия, имея крупнейшее устье в мире, где находится остров Ньюфаундленд, а остров Принца Эдуарда находится к югу от него. Нью-Брансуик и Новая Шотландия разделены заливом Фанди, который знаменит самыми высокими приливами в мире. Эти 4 приморские провинции находятся к востоку от Квебека. Онтарио и Гудзонов залив расположены в центре Канады, тогда как от Манитобы на запад через Саскачеван и Альберту раскинуты обширные равнины канадских прерий вплоть до Скалистых гор, которые отделяют их от Британской Колумбии.

К северу от 60-й параллели расположены 3 канадские территории — Нунавут, Северо-Западные территории и Юкон, — усыпанные многочисленными озёрами (самые крупные из которых Большое Медвежье и Большое Невольничье озёра) и пересечённые самой длинной рекой в стране — рекой Маккензи. К тому же континентальные земли Канадского Севера с севера граничат с большим архипелагом, канадским арктическим архипелагом, включающим в себя крупнейшие острова мира. Проливы между этими островами представляют собой Северо-западный проход из Лабрадорского моря в море Бофорта минуя Баффинов залив. Кроме того в этом регионе, покрытом полярными льдами, между островами Королевы Елизаветы находится северный магнитный полюс. Растительность меняется от лиственных лесов на юге Онтарио до смешанных и лаврентийских лесов и к северу постепенно уменьшается от тайги — северных лесов или хвойного пояса, — к тундре и далее к арктическим пустыням Севера. Полярные острова находятся в зоне, поверхность которой покрыта снегами и ледниками, не тающими даже коротким летом. Баффинова земля и другие острова у северного побережья Канады покрыты тундрой, которая занимает и всю северную материковую часть Канады, проникая далеко к югу вдоль западного побережья Гудзонова залива и на полуострове Лабрадор. Здесь растут вересковые, осоки, кустарниковые берёза и ива. К югу от тундры между Тихим и Атлантическим океанами раскинулась широкая полоса лесов. Преобладают хвойные леса; главные породы — чёрная ель на востоке и белая ель на западе (в долине р. Маккензи), сосна, лиственница, туя и др. Менее распространённые лиственные леса состоят из тополя, ольхи, берёзы и ивы. Особенно разнообразны леса в районе Великих озёр (американский вяз, веймутова сосна, канадская тсуга, дуб, каштан, бук). На тихоокеанском побережье распространены хвойные леса из дугласовой и ситхинской ели, аляскинского и красного кедра); около Ванкувера встречаются земляничное дерево и орегонский дуб. В приморских приатлантических провинциях — акадские леса с бальзамической пихтой, чёрной и красной елью; также кедр, американская лиственница, жёлтая берёза, бук.

В зоне тундр водятся северный олень, полярный заяц, лемминг, песец и оригинальный мускусный овцебык. Южнее животный мир более разнообразен — лесной олень карибу, благородный олень вапити, лось, в горных районах — баран толсторог и снежная коза. Довольно многочисленны грызуны: канадская белка чикари, бурундук, американская летяга, бобр, прыгунчик из семейства тушканчиков, ондатра, дикобраз — иглошерст, луговой и американский заяц, пищуха. Из кошачьих хищников в Канаде обитают канадская рысь и пума. Водятся волки, лисицы, серый медведь — гризли, енот-полоскун. Из куньих — соболь, пекан, выдра, росомаха и др. Много гнездящихся перелётных птиц и промысловой птицы. Фауна пресмыкающихся и земноводных небогата. В пресноводных водоёмах много рыбы.

Что касается рельефа, то основную часть страны занимают равнины прерий и плато Канадского щита. К западу от прерий располагаются континентальные низменности Британской Колумбии и Скалистые горы, а Аппалачи возвышаются от юга от Квебека до приморских провинций. Одна из гор в Канаде носит имя сербского воеводы времён Первой мировой Войны.

Климат

Средние температуры января и июля различаются для каждой области. Зима может быть очень суровой в некоторых регионах страны, среднемесячные температуры могут достигать 15 ˚С ниже нуля в южной части страны, а иногда и −45 ˚С с сильными ледяными ветрами. Минимальная температура, когда-либо наблюдавшаяся в Канаде, составляет −63 ˚С (на Юконе). Ежегодно уровень снежного покрова может достигать нескольких сотен сантиметров (например, в Квебеке в среднем 337 см). Побережье Британской Колумбии, особенно остров Ванкувер, представляет собой исключение и обладает умеренным климатом с мягкими и дождливыми зимами. Летние температуры могут достигать 35 ˚С, даже 40 ˚С, учитывая индекс влажности.

История

Коренные народы

Археологические и генетические исследования коренных народов подтвердили присутствие человека на севере Юкона с периода примерно 26 500 лет назад, и в южной части провинции Онтарио с 9500 лет назад[23][24][25]. Археологические объекты Олд Кроу Флэтс и Блуфиш — два самых ранних археологических памятника человеческого (палеоиндейцев) жилья в Канаде[26][27][28] . Среди индейцев Канады есть восемь уникальных мифов о создании мира и адаптаций этих мифов. Это мифы о земле, мировом родителе, появлении, конфликте, разбое, возрождении трупа, двух создателях и их соревновании, а также миф о братьях[29]. Цивилизации канадских аборигенов включали в себя постоянные или городские поселения, сельское хозяйство, общественные и исторические памятники архитектуры и сложную социальную иерархию[30]. Некоторые из этих цивилизаций исчезли задолго до первых постоянных европейских поселений (конец XV — начало XVI веков), и были обнаружены в ходе археологических исследований.

Коренное население по оценкам составляло от 200 000[31] до 2 000 000 человек в конце 1400 года[32], в настоящее время цифра в 500 000 принята Королевской комиссией Канады по охране здоровья коренного населения[33]. Повторявшиеся вспышки европейских инфекционных заболеваний, таких как грипп, корь, оспа (к которым у индейцев не было естественного иммунитета), в сочетании с другими эффектами от контакта с европейцами, в результате привели к вымиранию от 40 % до 80 % коренного населения[31]. Коренные народы Канады включают индейцев[34], эскимосов[35] и метисов[36]. Культура метисов возникла в середине XVII-го века, когда индейцы и инуиты смешивались с европейскими поселенцами[37]. Инуиты больше ограничивали контакты с европейскими поселенцами в течение раннего периода[38].

Новая Франция

Первые европейцы прибыли, когда норвежские викинги поселились в Ланс О Меду в Ньюфаундленде около 1000 года[39][40], после провала этой попытки колонизации неизвестно о других попытках до 1497 года, когда итальянский мореплаватель Джованни Кабото (Джон Кабот) изучал атлантическое побережье Канады для Англии[41]. Впоследствии, между 1498 и 1521 годами, различные португальские моряки разведали побережье восточной Канады и основали постоянные рыболовецкие поселения в регионе[42]. В 1524 году восточные берега Канады исследовала экспедиция флорентийского мореплавателя Джованни Веррацано, состоящего на службе французского короля.

В 1534 году Жак Картье сходит на берег Гаспе и называет эту землю Канадой, которая становится впоследствии одной из провинций Новой Франции[43]. После многочисленных неудачных попыток (Новый Ангулем на Лонг-Айленде и Сент-Огюстен во Флориде) французы основывают первые колонии, одобренные короной: Тадусак (Квебек) в 1600 году, Пор-Руаяль в 1605 году и Квебек в 1608 году[44]. Англичане в 1610 году законным образом образовывают на Ньюфаундленде город Сент-Джонс. Французы устанавливают крепкие связи с ближайшими к ним индейскими народами.

Однако европейские исследователи приносят многочисленные болезни, которые быстро распространяются по торговым путям вглубь коренного населения, приводя к опустошениям. Французские поселенцы, часто прибывающие очень больными в не очень чистых кораблях, спасаются благодаря индейским лекарствам. Так, например, чтобы вылечить цингу, гуроны предлагают отвары из коры белого кедра, и название ему — анеда.

Французский период: союзы, битвы и Семилетняя война

Соперничество за территории, морские базы, мех и рыбную ловлю становится всё более жестоким, вспыхивают многократные войны, вовлекающие французов, голландцев, англичан и союзные индейские племена[45]. Франко-ирокезские войны за контроль над торговлей мехом идут между ирокезской конфедерацией, союзниками которой сначала были голландцы, а потом англичане, и гуронами или даже алгонкинами, союзниками французов. Четыре франко-ирокезских войны между 1689 и 1763 годами приводят к последовательному переходу Ньюфаундленда и, позже, Акадии в руки англичан. Между французскими поселенцами и британскими властями случаются такие столкновения, как полное разрушение Пор-Руаяля и последующая депортация акадийцев (известная как Великий переполох) в 1755 году[46].

Новая Франция простирается от Скалистых гор до Аппалачей. Англичане хотят отправиться в долину Огайо, желая добиться Форта Дюкен (современный Питтсбург). В 1756 году Семилетняя война между Францией и Англией в Америке привела к взятию городов Квебек в 1759 году и Монреаль в 1760 году. После победы в Семилетней войне, по Парижскому договору 1763 года Великобритания окончательно присоединяет Акадию, Канаду и восточную часть Луизианы (между Миссисипи и Аппалачами)[46].

Английский период: Верхняя и Нижняя Канада

К концу американской революции около 50 000 лоялистов Соединённой империи иммигрируют в Квебек, Новую Шотландию, на остров Принца Эдуарда и Ньюфаундленд[47]. Так как они оказываются совсем нежеланными гостями в Новой Шотландии, Нью-Брансуик отделяется от этой колонии в 1784, чтобы принять их. Впоследствии с целью размещения англоязычных лоялистов колония Канада разделяется Конституционным актом 1791 на две различные колонии, Верхнюю Канаду и Нижнюю Канаду, с предоставлением каждой права избирать собственное Законодательное собрание[48].

Два десятилетия спустя Канада играет значительную роль во время войны 1812 года, разделившей США и Соединённое королевство. Её оборона стоит ей важных долгосрочных преимуществ, особенно создания чувства единства и национализма у населения Британской Северной Америки. Массовая иммиграция в Канаду из Великобритании и Ирландии начинается в 1815 году[49]. От одной четверти до одной трети всех европейцев, которые иммигрировали в Канаду до 1891 года, умерли от инфекционных заболеваний[31]. Серия соглашений приводит впоследствии к долгому мирному периоду между Канадой и США, прерывающемуся лишь короткими набегами фениев.

Отсутствие реальной власти устанавливать законы и взимать налоги у парламента Нижней Канады, социальные сложности и отношение к франкоязычным как к меньшинству приводят к Восстанию патриотов. Под руководством Луи-Жозефа Папино провозглашается независимость Республики Канада. Это желание самоуправления жестоко подавляется британской армией, которая сжигает и грабит многочисленные деревни Монтережи. Многие патриоты повешены, некоторые сосланы в Австралию, другие вынуждены бежать в Соединённые Штаты.

Соединённая Канада

После подавления Восстаний 1837, в ходе которого было сожжено немало деревень в области Монтережи, британское колониальное правительство в 1839 даёт лорду Дарему задание изучить политическую ситуацию в двух Канадах. Его главные рекомендации заключаются в объединении двух колоний (что позволило бы сократить большой долг Верхней Канады, распределяя его по всей территории) и более значительном присутствии британской культуры рядом с франкоговорящими, чтобы их ассимилировать[50][50]. Таким образом, Акт о Союзе 1840 объединяет две Канады в одну квазифедеральную колонию, Соединённую Канаду, упраздняющую часть прав, дарованных франкоканадцам во время Королевской декларации 1763 и Квебекского акта 1774. Ответственные перед избирателями правительства были созданы для всех провинций Британской Северной Америки с 1849 года[51].

После этого США и Соединённое королевство в 1846 договорились о провозглашении 49-й северной параллели границей, разделяющей США и запад Британской Северной Америки[52]. В 1854 правительство Великобритании подписывает с США соглашение о свободной торговле с Соединённой Канадой. Договор о взаимности приводит к экономическому росту в провинции Канада, находящейся в свободном падении. Это соглашение заканчивает действие в 1866, и экономика Соединённой Канады снова становится неуправляемой.

Британское правительство в 1849 основывает колонию на острове Ванкувер, а в 1858 — колонию Британская Колумбия во время золотой лихорадки в долине Фрейзера. С конца 1850-х канадские учёные (такие, как Джордж Доусон и Джозеф Берр Тиррелл) начинают серию исследований Запада с попытки получить контроль над Землёй Руперта, а также над Арктической областью. Канадское население быстро растёт благодаря высокому уровню рождаемости; массовая иммиграция из Европы превышает эмиграцию в США, в частности франкоканадцев, выезжающих в Новую Англию.

Канадская конфедерация

После Большой коалиции во время Шарлоттаунской и Квебекской конференций в 1864, а также Лондонской конференции в 1866, отцы Конфедерации проводят объединение трёх колоний — Соединённой Канады, Новой Шотландии и Нью-Брансуика, — приводящее по сути к созданию новой страны. Акт о Британской Северной Америке, вступивший в силу 1 июля 1867 года, создаёт доминион под названием Канада, разделённый на четыре провинции: Онтарио, Квебек, Нью-Брансуик и Новая Шотландия[53]. Цель такой организации — заглушить многонаселённый франкоязычный Квебек группой мелких англоязычных провинций с равными полномочиями. Поначалу в федерацию не входили острова Ньюфаундленд и Принца Эдуарда. Канада получила право формировать собственное правительство, не выходя из состава Британской империи, то есть фактически получила независимость.

К тому же, когда Канада предпринимает попытку взять под контроль прерии между Британской Колумбией и Онтарио, поднимаясь до Земли Руперта и Северо-Западных территорий, начинается большой политический кризис, вызванный метисами прерий (индейцами, смешанными с французами), желающими сохранить власть и самоуправление на своей территории. Британская корона отказывается признать их самостоятельность; это приводит к войне, называемой также Ред-Риверским восстанием. Вождь метисов Луи Риель, для того, чтобы избежать кровопролития, сдался в плен. Это новое завоевание приводит в дальнейшем к созданию провинции Манитоба и к её вхождению в состав Конфедерации насильно в июле 1870[54]. Колония Британская Колумбия, включающая в себя остров Ванкувер с 1866, а также колония Остров Принца Эдуарда вступают в Конфедерацию, соответственно, в 1871 и в 1873[55]. С целью объединить Союз и поддержать канадскую власть в западных провинциях, правительство строит три трансконтинентальных железных дороги — в особенности Тихоокеанскую канадскую железную дорогу — и призывает иммигрантов развивать Канадские прерии[56][57].

Наконец, правительство принимает Закон о землях доминиона и учреждает знаменитую Северо-Западную конную полицию (в настоящее время — Королевская канадская конная полиция). Тогда как всё больше иммигрантов отправляется на Великие равнины (называемые также Прериями) на трансконтинентальных поездах и население региона растёт, некоторые области Северо-Западных территорий принимают в 1905 новый статут, образующий провинции Альберта и Саскачеван.

Автономная Канада

Являясь частью Британской империи, Канада вступает в Первую мировую войну в 1914 году и посылает на Западный фронт (в Бельгию, на Сомму и в Пикардию) дивизии, составленные преимущественно из добровольцев, чтобы воевать в качестве национального контингента[58]. Из примерно 625 000 служивших в корпусе человек, около 60 000 были убиты и ещё 173 000 были ранены[59]. Человеческие потери настолько велики, что тогдашний канадский премьер-министр, сэр Роберт Лэрд Борден, в 1917 году издаёт указ о призыве на военную службу. Это решение крайне непопулярно у квебекского населения, что приводит к кризису призыва 1917 года, потере популярности Консервативной партии в Квебеке, а также к знаменитой прошедшей незаметно квебекской забастовке, отклику на восстание Дамской дороги во Франции. Во время большой квебекской демонстрации британская армия стреляет по толпе и убивает много людей. Хотя члены Либеральной партии глубоко разделены вопросом об обязательном призыве, они объединяются и становятся доминирующей партией на канадской политической сцене.

В 1919 году Канада вступает в Лигу Наций по собственной инициативе, а в 1931 году Вестминстерский статут подтверждает, что отныне никакой закон британского парламента не распространяется на пространство Канады без её согласия, и компетенция правительства Канады (как и других британских доминионов) расширяется в международных и внутренних делах. В то же время Великая депрессия 1929 года затрагивает канадцев всех социальных слоёв; растущая популярность Социал-демократической партии (PSD) в Альберте и Саскачеване приводит к реформе политической системы в соответствии с концепцией социального государства, такого, как упоминаемое Томми Дугласом или позже в 1960-е годах Жаном Лесажем в Квебеке.

Поддержав умиротворение Германии в конце 1930-х годов, либеральный премьер-министр Уильям Лайон Макензи Кинг в 1939 году получает согласие парламента на вступление во Вторую мировую войну, таким образом, мобилизуя военных до вторжения Германии в Польшу.

Канадские войска сыграли важную роль в неудачной битве за Дьеп в 1942 году, вторжении союзных войск в Италии, высадке союзных войск во Франции, битве в Нормандии и битве при Шельде в 1944 году[58]. Канада предоставила убежище и защиту монархии Нидерландов, в то время как страна была оккупирована, и кредитовала руководство страны в изгнании, до её освобождения от нацистской Германии[60]. Канадская экономика пережила мощный подъём, потому что промышленность получила большие заказы на производство военной техники для Канады, Великобритании, Китая и Советского Союза. Несмотря на новый кризис призыва на воинскую службу в Квебеке, Канада закончила войну с одной из самых крупных армий в мире, и второй по богатству экономикой[61][62]. В 1945 году во время войны, Канада стала одним из членов-учредителей Организации Объединённых Наций[58].

В начале войны Квебеку обещают, что участие в ней будет добровольным. Во время объявления призыва на военную службу Камийен Уд, в то время мэр Монреаля, посажен в тюрьму вследствие своего официального возражения (Кризис призыва 1944 года). Другая тема разногласий состоит в том, что лишь провинции имеют право на налогообложение. Таким образом, чтобы противостоять военному напряжению, федеральное правительство завладевает налоговыми полномочиями, обещая сложить их с себя в конце войны. Это обещание никогда не было выполнено: Квебек по-прежнему использует половину своего права на налогообложение. Никакая другая канадская провинция к настоящему времени не использовала это право.

Современность

В 1949 доминион Ньюфаундленд, ранее независимый, вступает в Конфедерацию в качестве десятой провинции Канады[63]. С преобразованием Британской империи в Британское Содружество Канада получает свою фактическую независимость, хотя её конституция остаётся в Лондоне.

Вплоть до столетия Канады в 1967 году массовая послевоенная иммиграция из различных опустошённых стран Европы меняет курс демографии страны. К тому же, за всю Вьетнамскую войну тысячи американских инакомыслящих поселяются по всей стране. Рост иммиграции в сочетании с резким увеличением рождаемости — экономическим явлением, подобным тому, что происходило в США в 60-е гг. — и с реакцией на тихий переворот в Квебеке способствует появлению нового типа канадского национализма[64].

Также были созданы ряд социал-демократических программ, таких, как всеобщее здравоохранение, Канадский пенсионный план, и Канадские студенческие кредиты, хотя провинциальные правительства, в частности, провинции Квебек и Альберта, выступали против многих из них, так как считали их вторжением в свою юрисдикцию[65]. Наконец, после ряда конституционных конференций, конституция Канады была репатриирована из Соединённого Королевства в 1982 году, одновременно с созданием Хартии прав и свобод[66]. В 1999 году Нунавут стал третьей территорией Канады после серии переговоров с федеральным правительством[67].

В то же время, Квебек переживает глубокие социальные и экономические преобразования, происходит Тихая революция, рождается националистическое движение в провинции и более радикальный Фронт освобождения Квебека, действия которого приводят к октябрьскому кризису в 1970 году[68]. Десять лет спустя в 1980 году был проведён неудачный референдум по вопросу о суверенитете Квебека[68], после чего попытки внести поправки в конституцию в 1990 году не увенчались успехом. Второй референдум был проведён в 1995 году, в котором суверенитет был отклонен крайне незначительным большинством в 50,6 %, за суверенитет франкоязычной провинции проголосовало 49,4 %[69]. В 1997 году Верховный суд постановил, что односторонний выход из Конфедерации будет неконституционным, был принят закон с изложением условий переговоров по выходу из Конфедерации[69].

В дополнение к вопросам суверенитета Квебека, ряд кризисов потряс канадское общество в конце 1980-х и начале 1990-х. К их числу относятся взрыв самолёта Air India 182 в 1985 году, что стало крупнейшим массовым убийством в истории Канады[70], стрельба в Политехнической школе в 1989 году[71], и кризис Ока в 1990 году[72], который был первым рядом насильственных столкновений между правительством и группами коренного населения[73]. Кроме того, Канада присоединилась к войне в Персидском заливе в 1990 году в рамках возглавляемой США коалиции сил, а также принимала активное участие в нескольких миссиях по поддержанию мира в конце 1990-х годов[74]. Канада направила свои войска в Афганистан в 2001 году, однако отказалась посылать войска в Ирак, когда США вторглись туда в 2003 году[75]. В 2009 году экономика Канады пострадала от мирового кризиса. В 2011 году канадские вооружённые силы участвовали в ливийской гражданской войне.

Интеграция с США

Экономическая интеграция с США усилилась после 1940 года. Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) 1994 года стало кульминационным моментом в развитии экономической интеграции между двумя странами. Одной из целей соглашения было устранение таможенных и паспортных барьеров, стимулирование движения товаров и услуг между странами-участницами соглашения. С 1980-х годов растёт обеспокоенность канадцев из-за значительного присутствия американских компаний, телевидения и фильмов.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 891 день] Однако канадцы в целом очень гордятся своей собственной всеобщей системой здравоохранения (управляемой провинциями), а также своей поликультурностью.

Административное деление

На данный момент Канада разделена на 10 провинций и 3 территории. Самой новой административной единицей Канады является территория Нунавут (создана в 1999 году).

Административное деление Канады

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение


(При нажатии на название города или изображение какой-либо провинции, будет осуществлён переход на соответствующую статью)

Провинции (1)

  1.   Британская Колумбия
  2.   Альберта
  3.   Саскачеван
  4.   Манитоба
  5.   Онтарио
  6.   Квебек
  7.   Нью-Брансуик
  8.   Остров Принца Эдуарда
  9.   Новая Шотландия
  10.   Ньюфаундленд и Лабрадор
Территории (1)

  1.   Юкон
  2.   Северо-Западные территории
  3.   Нунавут
(1)с запада на восток

В первую очередь, провинция и территория различаются по степени их автономии. Провинциям полномочия фактически переданы Конституционным актом 1867, поэтому их корректировка федеральным правительством возможна лишь путём изменения Конституции. То есть в рамках их законодательных полномочий, прав и привилегий, оговорённых в Конституции, провинции не зависят ни от федерального правительства, ни друг от друга. Другими словами, несмотря на то, что нормативная процедура может привести к изменению Конституции, это изменение считается недействительным в границах провинции, объявившей своё несогласие с ним, если это изменение нарушает права, привилегии и полномочия провинции. К тому же, в пределах, установленных Конституционным актом 1982, провинциальная легислатура имеет исключительное полномочие изменять свою собственную провинциальную конституцию. Что касается территорий, то они суть результат простого закона Федерального парламента и поэтому находятся в его власти. Все провинции и территории имеют собственные эмблемы.

Провинции отвечают за большинство таких социальных программ Канады внутри их границ, как здравоохранение, образование и «вообще за все, что касается природы исключительно местного значения или находящейся в их собственности». Вообще, все провинции, вместе взятые, получают больше прибыли, чем федеральное правительство, — это уникальная структура среди федераций во всем мире. Несмотря на то, что только провинция может «издавать законы, касающиеся предметов из сферы их интересов», федеральное правительство может начать проводить государственную политику в области компетенции провинций (например, Канадский закон о здоровье). Однако каждая провинция имеет право отказаться от этой программы или не принимать её. Федеральным правительством предоставляются уравнительные платежи с целью обеспечения приемлемых стандартов общественных и налоговых служб, единых как для более богатых, так и для более бедных провинций.

Все провинции имеют выборные и однопалатные законодательные собрания, подотчётные лейтенант-губернатору, а политически — премьер-министру, назначаемому тем же образом, как и премьер-министр Канады. Лейтенант-губернатор представляет Корону и занимает тот же пост, что и генерал-губернатор Канады, но на провинциальном уровне, он назначается по совету премьер-министра Канады и после консультаций с провинциальными правительствами, с каждым годом становящихся всё более продолжительными.

Государственная структура и политические партии

Канада — государство, входящее в Британское Содружество на правах доминиона (Королевство Содружества), главой государства которого является британская королева. Официальным представителем королевы в Канаде является генерал-губернатор, назначаемый королевой по совету премьер-министра. Дэвид Ллойд Джонстон был назначен на эту должность 1 октября 2010 года, став при этом верховным главнокомандующим канадских вооружённых сил и начав исполнять королевские обязанности в отсутствие королевы. Ридо-холл — это его главная Оттавская резиденция, наряду с Квебекской крепостью в Квебеке.

Кроме того, Канада — это парламентарная федеративная система с демократической традицией, восходящей к английской демократии XVI века. Законодательная власть представлена Парламентом, включающим королеву (в её отсутствие — Генерал-губернатора Канады), Сенат и Палату общин. Местопребывание законодательной власти располагается на Парламентском холме, в комплексе парламентских зданий. Сенаторы не избираются, а назначаются Генерал-губернатором. При этом полномочия Сената весьма ограничены, например, конституционные поправки могут быть приняты даже в обход сената (если тот в течение 180 дней не одобрит проект поправки, она вступает в силу).

Верховным носителем исполнительной власти является королева. Исполнительная власть осуществляется Правительством Её Величества — Тайным советом, члены которого назначаются генерал-губернатором, для того чтобы сформировать министерский Кабинет — часть королевского правительства — управляемый премьер-министром. Члены Кабинета имеют министерские должности и являются единственными членами Тайного совета, которым разрешено официально действовать от имени генерал-губернатора.

Как правило, на должность премьер-министра — главы Кабинета — назначается лидер партии, получившей на всеобщих выборах большинство мест в нижней палате Парламента — Палате общин. Количество членов обеих палат непостоянное, оно пересматривается после каждой переписи населения. В настоящее время Сенат состоит из 105 членов, Палата общин — из 338. Членов верхней палаты (Сената) назначает королева (генерал-губернатор), всегда согласно совету премьер-министра.

Премьер-министр выбирает членов Кабинета и представляет их на утверждение генерал-губернатора. Члены Кабинета принадлежат обычно к партии премьер-министра; очень часто ими становятся депутаты Палаты общин, иногда сенаторы или, в редком случае, они могут не работать до назначения ни в одной из палат парламента.

Конституция Канады

Под Конституцией Канады понимают серию объединённых Конституционных актов Канады (включая Акты о Британской Северной Америке), а также иных документов, представленных письменными текстами и устными традициями и соглашениями. Последним крупным Конституционным Актом Канады является Конституционный акт 1982 года (Акт о Канаде), который часто для простоты называют Конституцией Канады. Конституция включает также Канадскую хартию прав и свобод, гарантирующую канадцам права и свободы, которые в ней указаны и не могут быть нарушены ни на каком уровне Правительства Канады. «Эти права и свободы могут ограничиваться только нормами права в пределах, считаемых разумными, и оправданность которых может быть объяснена в свободном и демократическом обществе» (извлечение из первой статьи Хартии). Кроме того, «специальная статья» предоставляет федеральному парламенту и провинциальным законодательным собраниям возможность устанавливать законы в любое время и в той мере, которая подходит законодателям, преступая на время некоторые положения Хартии (в фундаментальных свободах, юридических гарантиях, в праве на равенство — раз в пять лет).

Присяги, выборы и назначения

Прежде чем вступить в должность, премьер-министр Канады и все члены его кабинета приводятся к присяге генерал-губернатором сначала в качестве членов Тайного совета при королеве Канады, а потом как члены Кабинета. По традиции, все члены тайного совета, и в частности премьер-министр, именуются «достопочтенный». В настоящий момент премьер-министром Канады является Джастин Трюдо, глава Либеральной партии, победившей на выборах 19 октября 2015 года.

Каждый министр ответственен перед своим министерством за назначение своего заместителя. Последний является высшей неизбирающейся должностью министерства. Его обязанности состоят в даче советов и отчёте перед министром о деятельности министерства.

Палата общин Канады состоит из депутатов, избранных на мажоритарном голосовании за одного кандидата в один тур в каждом из избирательных округов (также называемых «графствами»). Всеобщие выборы запускаются генерал-губернатором путём издания Королевского Указа после того, как он распустил Палату общин по причине:

  • добровольного и стратегического совета премьер-министра;
  • окончания 5-летнего срока работы палаты;
  • вотума недоверия правительству федеральных депутатов.

Деятельность Парламента

Политическая жизнь Канады в целом ближе к политике большинства западноевропейских стран. На протяжении большей части XX века у власти была Либеральная партия Канады — умеренно либеральная центристская партия, в настоящее время находится у власти (выборы 2015). Правее её располагается Консервативная партия Канады; она и её предшественники также не раз формировали правительство. Вторая по численности в Палате общин партия — левоцентристская Новая демократическая партия — она занимает положение официальной оппозиции на федеральном уровне, в ряде провинций её представители формировали правительства. В парламенте также представлены Квебекский блок, представляющий интересы франкоязычного населения, и Зелёная партия Канады.

Функционирование федерации

Учитывая существование федерального режима, в Канаде на провинциальном уровне управление децентрализовано. Каждая провинция представляет собой полноправный штат с одинаково парламентарным режимом. Режим состоит из исполнительной власти — Кабинета министров, возглавляемого провинциальным премьер-министром, и из законодательной палаты (Законодательные собрания провинций и территорий Канады). Главой каждой провинции является лейтенант-губернатор (аналогично должности генерал-губернатора на федеральном уровне). Лейтенант-губернатор действует как представитель Королевы на провинциальном уровне и обладает полномочиями Главы государства на уровне провинции.

Пост премьер-министра провинции аналогичен федеральному посту, но его власть ограничена уровнем провинции. Назначения на министерские должности осуществляются лейтенант-губернатором по совету премьер-министра. Законодательное собрание каждой провинции состоит из депутатов, избранных по мажоритарной системе голосования за одного кандидата в один тур в каждом из провинциальных избирательных округов (отличных от федеральных округов за исключением Онтарио, где провинциальные округа совпадают с федеральными округами с 1999).

Между парламентами (федеральным и провинциальным) существует некоторый раздел установленных законом компетенций, хотя в некоторых случаях они оба могут устанавливать законы по одинаковым вопросам, например окружающей среды.

Квебекское сепаратистское движение

После глубоких социальных и экономических изменений, произошедших в Квебеке во время Тихой революции 1960-х годов, некоторые квебекцы начинают требовать более широкую провинциальную автономию или даже частичную или полную независимость от Канады. Расхождение между двумя главными языковыми группами, франкоговорящими и англоговорящими, в вопросе о языке и о социальных и культурных отличиях усилено многочисленными событиями, такими как кризис призыва на военную службу 1944 года и Октябрьский кризис 1970 года. В течение последнего фундаментальные права квебекцев нарушались на протяжении трёх месяцев, что привело к столкновениям с армией. На первом референдуме 1980 года 59,6 % избирателей отклонили предложение общества суверенитета, а второй референдум 1995 года показал, что суверенитет отвергнут 50,6 % проголосовавших, хотя поддержан 60 % франкоязычных избирателей.

Несмотря на эти поражения, квебекское сепаратистское движение продолжало защищать своё положение, утверждая, что франкоканадская культура не оценена по достоинству в канадской политике, принимая во внимание очевидное большинство англоканадцев. В этом случае ситуация приводит к фактическому отказу провинции Квебек передавать свои законодательные полномочия организациям межпровинциального сотрудничества (например, Квебек — это единственная провинция, имеющая своё собственное министерство государственных сборов), что способствует, таким образом, созданию полностью отличающегося общества и отделению от федерального и большинства межпровинциальных соглашений, которые могли бы поставить под угрозу право Квебека проявлять культуру и умение франкоканадцев работать в политических группах, где решения принимаются большинством голосов.

Весной 2006 года новое консервативное правительство Канады подписало соглашение с правительством Квебека, для того, чтобы эта провинция вступила в ЮНЕСКО в качестве ассоциированного члена. С этого момента в федеральной политике присутствует асимметричный федерализм. К тому же, 27 ноября 2006 года подавляющее большинство Палаты общин Канады проголосовало за резолюцию, которая признаёт, что «квебекцы составляют одну из наций в единой Канаде», и, несмотря на лишь символическое значение этого хода, является большим шагом вперёд к укреплению ощущения особенного статуса франкоязычной провинции.

Право

Общее право, или common law, преобладает повсюду в Канаде, кроме провинции Квебек, где используется Гражданский кодекс, произошедший от французского права. Уголовные законы состоят исключительно в ведении федерации и, значит, одинаковы по всей Канаде. Приведение законов к исполнению находится в провинциальной юрисдикции, также как и сами уголовные суды, однако в большинстве провинций оно передано в ведение федеральной полиции — Королевской канадской конной полиции. Только провинции Онтарио и Квебек обладают своими силами провинциальной полиции; КККП исполняет на их территории федеральные законы и лишь такие уголовные законы государственного (даже международного) значения, как об организованной преступности, государственной и пограничной безопасности, молодёжи, коренных народах и коррупции.

Суды

Судебная система Канады определена в Конституционном акте 1867 (Акте о Британской Северной Америке 1867). Она играет важную роль в толковании законов и обладает властью признавать законы, нарушающие Конституцию, недействительными.

Судебная власть в стране принадлежит королеве (главе судебной системы страны) и Королевским судам. Все провинциальные и федеральные суды организованы по принципу четырёхуровневой пирамиды. Верховный суд Канады, основанный в 1875,— высшая судебная инстанция в стране, которая выносит окончательный государственный приговор. «В его компетенции находятся споры, возникающие во всех областях права», он контролирует Федеральный апелляционный суд, а также все провинциальные апелляционные суды. Ниже идут Федеральный суд, Канадский налоговый суд, а также высшие суды общей компетенции в провинциях и территориях. Далее, в основании пирамиды находятся суды, обычно называемые провинциальными. «Не являясь официально частью канадской судебной системы, из-за того, что они не являются „справедливыми трибуналами“, административные суды представляют собой неотъемлемую часть системы, созданной в Канаде правительством для решения споров», в частности тех, что касаются трудовых отношений.

Достопочтенная Беверли Маклаклин, главный судья Канады, также как 8 младших судей Верховного суда, приведена к присяге генерал-губернатором по совету премьер-министра. Все судьи провинциальных и федеральных апелляционных, а также высших судов приведены к присяге тем же образом, по совету премьер-министра и министра юстиции после консультаций с неправительственными организациями. Судей высших провинциальных и территориальных судов назначает лейтенант-губернатор. Судебные должности на провинциальном и территориальном уровнях в основании пирамиды занимают чиновники соответствующих правительственных уровней.

Внешняя политика

Торгово-экономические отношения

На первом плане для Канады находятся отношения с США, с которыми она делит самую длинную неохраняемую границу в мире, сотрудничает на разных уровнях и для которых является важнейшим торговым партнёром по договору о североамериканской свободной торговле. Канада издавна связана с Соединённым Королевством и с недавнего времени поддерживает, особенно через Квебек, исключительную связь с Францией. Две эти европейские колониальные державы, Великобритания и Франция, сыграли значительную роль в основании Канады. Эти отношения распространяются также на другие страны, ранее находившиеся в составе Британской и Французской империй, при посредничестве Содружества и Франкофонии.

В 1964 году Канада вступила в Группу десяти, подписав в 1962 году в Париже Генеральное соглашение о займах.

Среди примеров сотрудничества заметна совместная работа Bombardier и Alstom (Франция) в области производства оборудования для общественного транспорта, использовавшегося при запуске первого французского скоростного поезда на американских рельсах на участке Вашингтон-Бостон. Совсем недавно Hydro-Québec подписал соглашение, позволяющее использовать его новые разработки промышленниками Элье и Дасо при производстве электромобиля.

Эскимосский народ Канады учредил союз с другими эскимосскими народами за Северным полярным кругом.

Международное сотрудничество и развитие

Канада зарекомендовала себя в Африке благодаря Канадскому агентству международного развития (Agence canadienne de développement international).

На протяжении последних 60 лет Канада превратилась в защитника многообразия, предпринимая усилия для решения международных конфликтов в сотрудничестве с другими странами. Яркий тому пример — Суэцкий кризис 1956 года, когда бывший премьер-министр Лестер Б. Пирсон, будучи тогда в должности министра иностранных дел, снимает напряжение, предлагая иностранное вмешательство и отправку в зону конфликта миротворческих сил ООН. Канада продолжает в том же духе и пытается поддерживать роль лидера в операциях ООН. Канада участвовала во всех 50 миссиях ООН вплоть до 1989 года. В первые годы XXI века уменьшилось участие Канады в миротворческих операциях ООН. Можно также указать, что Канада играет значительную роль при Международной организации гражданской авиации, штаб-квартира которой находится в Монреале.

Вооружённые конфликты, миротворческие миссии и спасательные операции

Являясь членом-основателем Организации Северо-Атлантического договора (НАТО), Канада обладает оборонительной армией без ядерных вооружений. На службе в настоящее время состоит 62 000 постоянных военных и 26 000 служащих находятся в запасе. Канадские вооружённые силы состоят из пехотных войск, военно-морского флота и военно-воздушных сил. Бо́льшая часть вооружения заключает в себе 1500 БМП, 34 военных корабля и 861 летательный аппарат.

Канада участвовала в Первой и Второй мировых войнах на стороне Союзников. Она также участвовала в Корейской войне на стороне США. Канада активно проявляла себя в международных миссиях под командованием ООН и НАТО, начиная с 1950, включая миротворческие операции, различные миссии в бывшей Югославии, и поддерживала силы Коалиции в 1-й войне в Персидском заливе. С 2001 Канада имеет свой контингент в Афганистане в партнёрстве со стабилизационными силами США и международными силами НАТО при поддержке ООН. Команда помощи при чрезвычайных ситуациях участвовала в трёх важных спасательных операциях после цунами в декабре 2004 г. в Юго-Восточной Азии, после урагана Катрина в сентябре 2005 г. на американском побережье и после землетрясения в Кашмире в октябре 2005 г.

Экономика

Канада является одной из самых богатых стран мира с высоким доходом на душу населения и состоит членом Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Большой семёрки. Однако в связи с очень низкой плотностью населения некоторыми государствами причисляется к развивающимся странам.

В прошлом веке рост производства, горнодобывающей промышленности и сектора услуг превратил страну из преимущественно сельскохозяйственной в промышленную и городскую. Как и в других развитых странах, в канадской экономике преобладает сфера услуг, где занято почти три четверти канадцев[76]. Канада является необычной среди развитых стран из-за важности своего сырьевого сектора, в котором лесозаготовка и нефтяная промышленность являются самыми важными отраслями[77].

Канада имеет смешанную экономику; по индексу Heritage Foundation она имеет меньшую степень экономической свободы, чем США, но более высокую, чем большинство западноевропейских стран[78]. Экономическая интеграция с США значительно возросла после Второй мировой войны. Это привлекло внимание канадских националистов, которые беспокоятся о культурной и экономической автономии в эпоху глобализации, в то время как американские товары и продукция американских средств массовой информации стали повсеместными[79]. Соглашение о торговле продукцией автомобильной промышленности от 1965 года открыло границы для торговли автомобилями и сопутствующими товарами. В 1970-х обеспокоенность по поводу энергетической самодостаточности и иностранного капитала в обрабатывающих секторах побудило либеральное правительство премьер-министр Пьера Трюдо к принятию Национальной энергетической программы и учреждению Агентства по надзору за иностранными инвестициями[80]. В 1980 году премьер-министр Брайан Малруни отменил Национальную энергетическую программу и изменил название агентства по надзору за иностранными инвестициями на «Инвестмент Канада» с целью поощрения иностранных инвестиций[81]. Канадско-американское соглашение о свободной торговле 1988 года устранило тарифы между двумя странами, а Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) расширило зону свободной торговли, включив Мексику в 1990-х годах[82]. В середине 1990-х годов либеральное правительство во главе с Жаном Кретьеном начало откладывать ежегодные бюджетные излишки и стабильно выплатило государственный долг[83]. Канада является одним из крупнейших мировых поставщиков сельскохозяйственной продукции (по данным Всемирного банка в 2012 году страна занимала четвёртое место в мире по экспорту пшеницы — 16,3 млн тонн стоимостью 5,7 млрд долларов[84].); канадские прерии являются одними из самых крупных производителей пшеницы, рапса и других зерновых[82], причём экспортная политика в этой сфере определяется Канадской зерновой комиссией. Канада является крупнейшим производителем цинка и урана, а также является источником многих других природных ресурсов, таких как золото, никель, алюминий и свинец[85]. Многие города на севере Канады, где сельское хозяйство является сложным, существуют благодаря близлежащим шахтам или источникам древесины. В Канаде также развита и обрабатывающая промышленность, отрасли которой сосредоточены на юге Онтарио (автомобильная промышленность, представленная американскими и японскими заводами) и Квебека (национальная аэрокосмическая промышленность)[86].

Канада — одна из десяти самых торгующих в мире стран[87]. Основным торговым партнёром являются Соединённые Штаты. За США следуют Китай, Мексика, Германия и Япония[88]. В 2014 году Канада импортировала товаров на сумму более 523,4 млрд долларов, из которых на 349,8 млрд долларов были из Соединённых Штатов, на 35,5 млрд долларов — из Китая, на 17,2 млрд долларов — из Мексики, на 13,1 млрд долларов из Германии и на 9,2 млрд из Японии[88]. В 2014 году торговый профицит страны составил 5,2 млрд долларов, в 2013 году — дефицит в 7,2 млрд долларов[88]. Канада является одной из немногих промышленно развитых стран, являющихся чистыми экспортёрами энергоносителей[85]. В 2013 году Канада продала за рубеж нефти на 79,3 млрд долларов, а закупила только на 26,2 млрд долларов[89]. Атлантическое побережье Канады обладает огромными морскими месторождениями природного газа, а провинция Альберта — крупными нефтяными и газовыми ресурсами: огромные запасы битуминозных песков в районе Атабаски делают Канаду второй по величине в мире страной по запасам нефти после Саудовской Аравии[90].

По состоянию на январь 2015 года общенациональный уровень безработицы в Канаде составлял 6,6 %[91]. Провинциальные доли безработицы варьируются от низкого уровня в 4,5 % в Альберте и Саскачеване до уровня в 11,4 % в провинции Ньюфаундленд и Лабрадор[92].

Государственный долг (накопленный дефицит) Канады в 2013—14 финансовом году составил 611,9 млрд канадских долларов, в 2012—13 финансовом году — 609,4 млрд[93].

Чистые активы Канады в третьем квартале 2014 года составили 25,6 млрд долларов[94].

Бюджетный дефицит в 2013—14 финансовом году составил 5,2 млрд долларов, в 2012—13 финансовом году — 18,4 млрд[93].

Канада — один из ведущих мировых производителей акустических систем и компонентов классов Hi-Fi и Hi-End.

Население

Население Канады на начало 2010 года составляет 34 миллиона человек[95]. Перепись 2006 года зафиксировала 5,4 % прирост по сравнению с 2001 годом[96].

Несмотря на большую площадь, приблизительно ¾ населения Канады проживает в пределах 160 км от границы с США[97]. Подобная пропорция существует и в городских зонах, сконцентрированных в коридоре Квебек-Виндзор (в частности городские агломерации Торонто-Гамильтон, Монреаль и Оттава-Гатино), на континентальных равнинах Британской Колумбии (от области Ванкувера до конца долины реки Фрейзер) и в коридоре Калгари-Эдмонтон в Альберте[98]. Перепись 2001 зарегистрировала 30 007 094 канадца. Согласно Канадской статистической службе, население страны на март 2009 года составляло около 33,5 миллиона чел., 8 млн из которых франкоязычные. В основном прирост населения происходит за счёт иммиграции. Хотя основную экономическую отдачу от иммиграции приносят независимые квалифицированные иммигранты, половина всех въезжающих в страну подпадает под программу воссоединения семей (супруги, несовершеннолетние дети или родители новых канадцев-спонсоров).

Канада — очень разнообразная страна с этнической точки зрения. По переписи 2006 года в Канаде живут 43 этнических группы, состоящие как минимум из 100 000 чел. Самая большая этническая группа называет себя «канадцами» (30,9 %), поскольку большинство канадцев, особенно те, чьи предки приехали во времена колонизации, рассматривает себя как канадский народ. Далее следуют те, кто называет себя англичанами (20,1 %), французами (15,1 %), шотландцами (14,5 %), ирландцами (13,3 %), немцами (9,7 %), итальянцами (4,4 %), китайцами (4,1 %), индейцами (3,8 %), украинцами (3,7 %), голландцами (3,2 %), поляками (3 %), индийцами (3 %), русскими (1,5 %)[99].

Канада — страна иммигрантов. Глобальная репутация Канады как высокоразвитой, мирной, свободной от этнических смут и конфликтов страны, где можно вырастить детей в спокойной обстановке, безусловно способствует росту иммиграции в страну. Новые канадцы, как принято здесь называть новоприбывших иммигрантов, в подавляющем большинстве расселяются в крупных городах, что обусловлено ситуацией на рынке труда и имеющимися контактами. Через какое-то время почти все переезжают в пригороды, охватывающие кольцом любой североамериканский город. Иммиграция приносит значительный вклад в экономику страны, начиная с правительственных пошлин и сборов за рассмотрение заявлений до финансового вклада въезжающих, особенно семейных, от покупки недвижимости и мебели до будущих налоговых поступлений в бюджет. Этнический состав страны претерпел огромные изменения за последние тридцать лет, что вызвано кардинальным изменением курса иммиграционной политики. По данным 2001 года, только 39,4 % проживающих в стране относят себя к категории потомков переселенцев из Великобритании, Ирландии и Франции. Все желающие иммигрировать в Канаду имеют открытый доступ к условиям въезда и требованиям к потенциальным иммигрантам, опубликованным на официальном сайте [www.cic.gc.ca/ Министерства по делам гражданства и иммиграции].

Основными направлениями миграции населения внутри Канады уже много лет являются отток молодёжи из сельских районов и маленьких городков в крупные города, а также массовый исход квалифицированной рабочей силы (инженеры, медсёстры, дизайнеры и пр.) и выпускников вузов на работу в США. Торонто безусловно можно назвать самым сильным магнитом внутриканадской миграции на востоке страны. В связи с бурным ростом нефтегазовой промышленности и строительства в Альберте и Британской Колумбии, наблюдается сильная тенденция оттока мобильного молодого населения из Центральной Канады, из прерий и атлантических провинций в Западную Канаду. Также продолжается исход из Квебека в другие провинции англоязычного населения, уставшего от многолетних сепаратистских настроений и не желающего, по словам отъезжающих, чувствовать себя гражданами второго сорта.

За последние десятилетия сильно изменился этнический состав крупнейших канадских городов — Торонто, Монреаля и Ванкувера в сторону увеличения веса населения из стран Ближнего Востока, Китая, Индии, Латинской Америки и других регионов мира.

Языки Канады — федеральная политика двуязычия

Канада — официально двуязычная страна. С 7 июля 1969 года по Закону об официальных языках английский и французский языки имеют равноправный статус в парламенте, в федеральном суде и государственных учреждениях. Эта мера отражает важную историческую, политическую и культурную роль франкоязычного Квебека. Премьер-министр Канады по традиции выступает с речами в парламенте и на общественных мероприятиях частью по-английски, частью по-французски. Председатели всех четырёх федеральных партий владеют обоими языками. Все канадские федеральные служащие, обслуживающие население в учреждениях и по телефону, обязаны уметь объясняться и по-английски, и по-французски. Вся федеральная литература, от налоговых деклараций до брошюр и отчётов, издаётся на обоих языках.

Английский язык является родным для 57,8 % населения, французский — для 22,1 %. 98,5 % канадцев владеют хотя бы одним из официальных языков (только по-английски говорят 67,5 %, только по-французски 13,3 %, обоими языками владеют 17,7 %). Около 5 200 000 чел. указали при переписи населения, что их родным языком является один из неофициальных языков: на первом месте по числу говорящих в последнее время уверенно утвердился китайский (в том числе кантонский) — при 853 745 чел., за ним следует итальянский (469 485), затем немецкий (438 080) и, благодаря самому многочисленному сикхскому населению за пределами Индии, пенджабский (271 220). При этом необходимо учитывать, что эти данные не отражают в полной мере этнический состав Канады, так как родными эти языки являются только для иммигрантов первого поколения и пожилых родителей — их дети и внуки быстро переходят по приезде на английский или французский, или уже говорят на этих языках с детства.

Основным официальным языком во всех провинциях и территориях, исключая Квебек и Нью-Брансуик, является английский, однако, все документы и прочие официальные тексты в обязательном порядке дублируются на французском языке. В Квебеке официальный язык — французский. 85 % франкоязычных канадцев проживают в Квебеке. Значительные группы франкоговорящего населения проживают в северном Нью-Брансуике, а также в восточном и северном Онтарио, в южной Манитобе и в Саскачеване. В англоязычных провинциях Канады большой популярностью пользуются школы с преподаванием ряда или всех предметов на французском языке («программа французского погружения»): родители задолго до начала занятий записывают в них своих детей, так как двуязычие — большое преимущество при устройстве на государственную службу. Многочисленные местные языки признаны официальными в Северо-Западных территориях. В Нунавуте, новой канадской территории на крайнем севере, родным языком для большинства населения (инуитов) является инуктитут (диалект эскимосского языка), один из трёх официальных языков этой территории.

Религия

Канадцы исповедуют большое количество религий. По последней переписи 77,1 % канадцев считают себя христианами, их бо́льшую часть составляют католики (43,6 % канадцев). Наиболее важная протестантская церковь — Объединённая церковь Канады (объединяет большую часть кальвинистов (часть пресвитериан и всех конгрегационалистов и методистов); примерно 17 % канадцев не связывают себя ни с какой религией, а остальное население (6,7 %) исповедует иные религии (иудаизм, ислам, буддизм, индуизм и сикхизм).К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2344 дня] За последние 10 лет мусульманское население Канады возросло на 82 % — с приблизительно 579 тыс. человек в 2001 году, до более 1 млн в 2011 году. Мусульмане составляют 3,2 % населения Канады, в то время как в 2001 году на них приходилось лишь 2 %. Две трети канадских мусульман проживают в трёх крупнейших городах страны — Торонто, Монреале и Ванкувере. В Торонто проживает самая крупная мусульманская община — 424 тыс. человек, в Монреале и Ванкувере, соответственно, более 221 тыс. и около 73 тыс. 200 человек. Это самое быстрорастущее сообщество в Канаде отмечает ABNA.co[100].

Культура

Многие элементы канадской культуры очень близки к культуре Соединённых Штатов Америки, включая кино, телевидение, одежду, жилище, частный транспорт, потребительские товары и продукты питания. Несмотря на это, Канада обладает своей собственной уникальной культурой.

В Канаде работает много оркестров с международной известностью, например, Квебекский симфонический оркестр, Торонтский симфонический оркестр и особенно Монреальский симфонический оркестр под руководством Кента Нагано.

Канадский мультикультурализм

В ознаменование того, что Канада заселена народами различного происхождения, в стране с 1960-х годов распространена политика мультикультурализма, или многокультурности. В канадских городах можно найти элементы из культур всего мира; во многих городах существуют кварталы с преобладанием какого-либо национального меньшинства (например, китайский, итальянский, португальский кварталы в Торонто и Монреале), регулярно проводятся фестивали, посвящённые культурам разных стран. Приморские провинции сохраняют кельтский фольклор ирландцев и шотландцев, который в то же время хорошо сочетается с галло-романскими темами кельтской Галлии, преобладающими в Акадии и Квебеке. Также заметно влияние коренного населения Канады: во многих местах можно встретить огромные тотемные столбы и другие предметы искусства коренных народов.

Значительно выделяется франкоязычное население Канады. Оно придаёт особенную специфику характеру Канады; Монреаль является важнейшим центром франкоязычной культуры в Канаде. Многие франкоязычные люди искусства приезжают в Монреаль из разных мест страны (Квебек, Акадия, Онтарио, Манитоба и т. д.), из США (особенно из Луизианы), а также из Карибского региона, чтобы сделать карьеру в области литературы, музыки, кино и т. д.

Канадская культура находится под воздействием недавних иммигрантов со всех частей света. Много людей приезжают в Канаду из Европы, с Ближнего Востока и из Африки, что способствует развитию соответствующих культурных элементов в жизни страны. Многие канадцы принимают многокультурность, и по взглядам некоторых людей можно судить, что культура Канады в узком смысле слова многоукладна. Многокультурное наследие Канады защищено статьей 27 Канадской хартии прав и свобод.

Творчество и сохранение разнообразной канадской культуры частично зависит от программ федерального правительства, законов и таких политических учреждений, как Канадская телерадиовещательная корпорация (англ. The Canadian Broadcasting Corporation, фр. Société Radio-Canada), Канадская государственная служба кинематографии (англ. National Film Board of Canada, фр. Office national du film du Canada), а также Совет по радио, телевидению и телекоммуникациям (англ. Canadian Radio-television and Telecommunications Commission, фр. Conseil de la radiodiffusion et des télécommunications canadiennes).

Образование

За образование в Канаде отвечают провинции и территории; на сегодняшний момент в Канаде нет государственного министерства образования. Каждая из образовательных систем похожа на другие, одновременно отображая свою собственную историю, местную культуру и географию соответствующей провинции. Лишь система в Квебеке больше всего отличается от других: там по окончании основной школы учёба продолжается в Училище общего профессионального образования (Cégep) — школе, подготавливающей к поступлению в университет и готовящей технических специалистов. Возраст обучения различается по Канаде, но обычно это промежуток с 5-7 до 16-18 лет, способствующий 99-процентной грамотности взрослого населения. За полное среднее и высшее образование отвечают провинциальные и территориальные правительства, которые в основном его и финансируют; федеральное правительство дополнительно предоставляет субсидии на научно-исследовательскую деятельность. На 2002 год 43 % взрослых канадцев от 25 до 64 лет уже получили полное среднее или высшее образование, а от 25 до 34 лет число таких людей составляет 51 %.

Канадские вузы занимаются активным привлечением иностранных студентов. Ежегодно канадские вузы и колледжи принимают около 150 000 иностранных студентов[101]. Так, например, В 2010 году иностранные студенты потратили в Канаде более 8 млрд канадских долларов на обучение, проживание и прочие расходы. Было создано более 86 000 рабочих мест, которые сгенерировали поступления в бюджет, превышающие 455 млн долларов[102].

Архитектура

Наилучшими образцами архитектуры страны можно назвать построенные по проектам Артура Эриксона здания университетов Саймона Фрейзера и Летбриджа, канадские павильоны на всемирных выставках в Монреале (1967) и в Осаке (1970), здание Музея антропологии в Ванкувере, здания, построенные по проектам архитектора Дугласа Кардинала, в частности, Канадский музей цивилизации (1989).

Вклад в популярную культуру

Канада подарила миру большое число известных рок-, поп-, фолк- и джаз-музыкантов.

Канадское кино сложилось сравнительно недавно. В 1939 был образован Национальный совет кинематографии, а в 1967 правительство учредило Канадскую корпорацию по развитию кинематографии (известную сейчас под названием «Телефильм Канада») с целью оказания помощи кинопродюсерам в съёмке художественных фильмов. Вскоре после этого появились такие незаурядные фильмы на канадские сюжеты, как «Вниз по дороге» Дона Шебиба (1970) и «Мой дядя Антуан» Клода Жютра (1971). Международное признание получили канадские режиссёры Дени АрканУпадок американской империи»), Атом Эгоян (Экзотика), Норман Джуисон и Дэвид Кроненберг.

Ряд всемирно известных кинематографистов, как актёров, так и режиссёров, родившиеся или долгое время жившие в Канаде, но сделавшие артистическую карьеру в Соединённых Штатах. Можно назвать таких актёров, как Томми Чонг, Мэри Пикфорд, Мэттью Перри, Эрик Надсен, Лесли Нильсен, Джастин Бибер, Майкл Джей Фокс, Киану Ривз, Райан Рейнольдс, Райан Гослинг, Джим Кэрри, Эллен Пейдж, Рэйзеррга Макадамс, Франсуа Арно, Джессика Лаундс, Джессика Стин, Нина Добрев и Майкл Сера. Из режиссёров это прежде всего Джеймс Кэмерон (Терминатор) и Норман Джуисон (Иисус Христос — суперзвезда).

Спорт

Большое место в жизни канадцев занимает спорт. Официальным зимним спортом Канады, и исключительно популярным досугом, является хоккей с шайбой. Семь мегаполисов Канады — Торонто, Монреаль, Ванкувер, Оттава, Калгари, Эдмонтон и Виннипег — имеют собственные команды, входящие в Национальную хоккейную лигу (НХЛ). 50 % всех игроков Лиги (а всего в ней 30 клубов из Канады и США) родом из Канады. В Торонто находится крупнейший в мире зал хоккейной славы. Официальным летним спортом является лакросс.

В Канаде также популярны кёрлинг, фигурное катание и канадский футбол (схожий с американским вариантом, существует Канадская футбольная лига). В европейский футбол, баскетбол и бейсбол играют скорее на любительском и молодёжном уровне, но эти виды спорта не имеют такой популярности в профессиональной сфере, как остальные, хотя один из клубов НБА и базируется в Торонто. Канада являлась хозяйкой юношеского чемпионата мира по футболу в 2007, а в 2010 году в канадском городе Ванкувере и на близлежащем горнолыжном курорте Уистлер (Британская Колумбия) были проведены XXI Зимние Олимпийские игры.

Символы Канады

Национальными символами Канады являются клён, бобр и канадская порода лошадей.

Кроме этого, существуют и другие символы. Например, на монетах изображены северный олень (карибу), черноклювая гагара (Common Loon, поэтому монету в один доллар обычно называют loonie), белый медведь.

Интересные факты

  • Мыс Спир, самая восточная точка Канады (и Северной Америки), находится в Ньюфаундленде и Лабрадоре на полуострове Авалон. Париж находится ближе к нему (4000 км), чем Ванкувер (5020 км).
  • Великие озера представляют собой крупнейший в мире по площади источник пресной незамерзающей воды.
  • Гудзонов залив — самое обширное внутреннее водное пространство в мире.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 973 дня]
  • Провинциальные границы на востоке совпадают с природными объектами (такими, как реки, пересечённые местности и т. д.) и историческими областями, тогда как на западе они в большинстве своём проведены по прямым линиям.
  • Залив Фанди на восточном побережье Канады между Нью-Брансуиком и Новой Шотландией знаменит самыми высокими приливами в мире.
  • Стампед — крупнейший всемирный фестиваль, проходящий каждое лето в Калгари.
  • Монреаль — второй крупный франкоязычный город после Парижа.
  • Мост Конфедерации, связывающий Нью-Брансуик с Островом Принца Эдуарда, длиной 13 км — это самый длинный мост в мире, построенный над покрывающейся льдом водой.
  • Башня Си-Эн в Торонто — вторая по высоте башенная структура в мире, построенная человеком, около 555 метров в высоту (в 2007 году уступила первенство Дубайской башне) с самой высокой точкой, доступной для посещения туристами, находящейся на высоте 447 м над землёй.
  • Город Квебек — самая древняя столица и единственный ещё укреплённый город в Северной Америке; он является официальной резиденцией генерал-губернатора, наряду с Оттавой.
  • Компания Гудзонова Залива — старейшая компания в Северной Америке (1670).
  • Оттава — политическая столица, Монреаль — столица французской культуры, столица моды и финансовая столица высокотехнологичной продукции, Торонто — столица английской культуры и финансовая столица Канады, столица фондовой торговли и торговых связей с Европой и США, Ванкувер — финансовая столица торговых связей с азиатско-тихоокеанским регионом и торговли валютой и драгоценными металлами, Калгари — финансовая столица торговли энергетическими ресурсами, Виннипег — финансовая столица торговли сельскохозяйственной продукцией, Галифакс — финансовая столица торговли морепродуктами, Ошава — автомобильная столица.
  • 5 канадских пляжей заслуживают обозначение Blue Flag в рамках международной программы по качеству окружающей среды пляжей (один из них находится на полуострове Южный Брюс в Онтарио, тогда как остальные 4 расположены на побережье в городе Торонто).
  • Коммуна Бе-Жамс в Жамези (область на севере Квебека) — крупнейшая коммуна в мире по площади территории (более 350 000 км²).
  • Остров Сейбл в 300 км от берегов Новой ШотландииАтлантическом океане) — единственная канадская территория, доступ к которой ограничен правительством Канады и почти все население которой в действительности составляет одна колония диких лошадей, прекрасно живущих в изоляции.
  • Остров Девон в Нунавуте — крупнейший ненаселённый остров на Земле, который служит Канадскому космическому агентству испытательной площадкой, поскольку его ландшафт имеет много сходств с марсианским ландшафтом и обладает свойствами, способствующими экспериментам по воспроизведению условий жизни на планете Марс.
  • Крупнейший в мире «парк» домов на колёсах находится в Альберте, в Форт-Мак-Марри.
  • Башня монреальского Олимпийского стадиона является высочайшей в мире падающей башней.
  • Как заявил в 2005 году в Оттаве руководитель геомагнитной лаборатории канадского министерства природных ресурсов Ларри Ньюит, северный магнитный полюс Земли, как минимум 400 лет «принадлежавший» Канаде, «покинул» эту страну. Магнитный полюс, имеющий свойство перемещаться и примерно с начала XVII века располагавшийся под паковыми льдами в границах нынешней канадской Арктики, вышел за пределы 200-мильной зоны Канады.
  • Многие публикации и телепередачи, изначально рассчитанные для жителей США, выходят в Канаде в изменённом варианте, освещая события, наиболее интересные канадцам.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2539 дней]

Международный рейтинг

Организация Исследование Место
Проект «Свобода в странах мира» Индекс свободы стран мира[103] 3 из 159
Программа ООН по развитию Индекс развития человеческого потенциала[104] 4 из 182
Всемирный банк Лёгкость ведения бизнеса, 2009 год[105] 8 из 181
Экономист Мир в 2005 году. Международный индекс уровня жизни 2005 год[106] 14 из 111
Йельский университет/Колумбийский университет Индекс устойчивости окружающей среды, 2005 год[107] 6 из 146
Репортёры без границ Индекс свободы прессы 2009 год[108] 19 из 175
Transparency International Коррупционный индекс 2010 год[109] 6 из 180
Institute for Economics & Peace Рейтинг миролюбия[110] 8 из 144
Фонд за мир без войны Индекс нестабильных государств, 2009 год[111] 166 из 177[112]
Мировой экономический форум Отчёт о мировой конкурентоспособности[113] 9 из 133
Экономист Индекс демократии[114] 11 из 167

См. также

Напишите отзыв о статье "Канада"

Примечания

  1. [www5.statcan.gc.ca/cansim/a26?lang=eng&retrLang=eng&id=0510005&paSer=&pattern=&stByVal=1&p1=1&p2=31&tabMode=dataTable&csid= CANSIM - 051-0005 - Estimates of population, Canada, provinces and territories]
  2. [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2013/02/weodata/weorept.aspx?sy=2012&ey=2013&scsm=1&ssd=1&sort=country&ds=.&br=1&pr1.x=71&pr1.y=2&c=156&s=PPPGDP&grp=0&a= Report for selected countries — Canada]
  3. [hdr.undp.org/en/content/table-2-human-development-index-trends-1980-2013 Table 2: Human Development Index trends, 1980-2013]. United Nations. Проверено 31 декабря 2014.
  4. [www.pch.gc.ca/pgm/ceem-cced/symbl/o5-eng.cfm Origin of the Name, Canada]. Canadian Heritage (Government of Canada) (2008). Проверено 27 июня 2010.
  5. Rayburn A. Naming Canada: Stories about Canadian place names. — Toronto: University of Toronto Press, 2001. — P. 13-17. — (ISBN 0-8020-8293-9).
  6. [www.panlex.org/panlinx/ex/23815143 Mingo (see-001) kanötayë’] PanLex.
  7. Zeisberger D. Essay of an Onondaga Grammar // The Pennsylvania Magazine of History and Biography. V. 11. — 1888. — P. 444.
  8. Maura, Juan Francisco (2009). «Nuevas aportaciones al estudio de la toponimia ibérica en la América Septentrional en el siglo XVI». Bulletin of Spanish Studies (Routledge) 86 (5): 577–603. DOI:10.1080/14753820902969345.
  9. «Новгород составился из нескольких слобод или поселков… Следы этого… сохранялись и позднее в распределении города на концы» (Ключевский В. О. Русская история. Полный курс лекций. — M.: Олма-ПРЕСС Обр., 2005. — Л. 23).
  10. [panlex.org/panlinx/ex/21085616 Waanyi (wny-000) kundi] PanLex.
  11. [www.panlex.org/panlinx/ex/17402791 Wanambre (wnb-000) kandulʌl] PanLex.
  12. [wold.clld.org/word/7129132702809179 Gawwada; kanta] The World Loanword Database.
  13. [www.panlex.org/panlinx/ex/18035673 Tombo so (dbu-001) gándá] PanLex.
  14. [www.panlex.org/panlinx/ex/24418724 Zarmaciine (dje-000) ganda] PanLex.
  15. [wold.clld.org/word/7582314945299235 Kali’na; kontele] The World Loanword Database.
  16. [panlex.org/panlinx/ex/12245731 Kisi (kiz-000) kundema] PanLex.
  17. [panlex.org/panlinx/ex/778063 Nanubae (afk-000) kəndima] PanLex.
  18. [www.panlex.org/panlinx/ex/3472878 Nasioi (nas-000) kantsi] PanLex.
  19. [panlex.org/panlinx/ex/7413473 Nauna (ncn-000) kan-tan] PanLex.
  20. [www.panlex.org/panlinx/ex/3490674 Tanahmerah (tcm-000) kenate] PanLex.
  21. [panlex.org/panlinx/ex/3480366 Turrubal (aus-011) koondgil] PanLex.
  22. [cyberleninka.ru/article/n/nazvaniya-tryoh-pravoberezhnyh-prireynskih-gorodov Малахов С. В. Названия трёх правобережных прирейнских городов] Austrian Journal of Humanities and Social Sciences. — 2015. — № 11-12. — С. 84.
  23. [www.ucl.ac.uk/tcga/tcgapdf/Bortolini-AJHG-03-YAmer.pdf Y-Chromosome Evidence for Differing Ancient Demographic Histories in the Americas] (PDF). University College London 73:524–539 (2003). doi:[dx.doi.org/10.1086/377588 10.1086/377588]. Проверено 22 января 2010. [www.webcitation.org/616i1SXvI Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  24. Cinq-Mars, J (2001). «[web.archive.org/web/*/www.palanth.com/forum/upload_download/articles/cinqmars_elefanti_01.pdf On the significance of modified mammoth bones from eastern Beringia]» (PDF). The World of Elephants – International Congress, Rome. Проверено 2010-02-25.
  25. Wright, JV [www.civilization.ca/cmc/exhibitions/archeo/hnpc/npvol04e.shtml A History of the Native People of Canada: Early and Middle Archaic Complexes]. Canadian Museum of Civilization Corporation (27 сентября 2001). Проверено 19 октября 2009. [www.webcitation.org/616i1zQkf Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  26. Griebel, Ron [www.mnsu.edu/emuseum/archaeology/sites/northamerica/bluefishcaves.html The Bluefish Caves](недоступная ссылка — история). Minnesota State University. Проверено 18 сентября 2009. [web.archive.org/20031113154921/www.mnsu.edu/emuseum/archaeology/sites/northamerica/bluefishcaves.html Архивировано из первоисточника 13 ноября 2003].
  27. [www.canada.com/montrealgazette/news/saturdayextra/story.html?id=2a31375e-e834-407d-b8db-2a0010ad4acf&p=2 Beringia: humans were here] (re-published online by Canada.com). Gazette (Montreal). CanWest MediaWorks Publications Inc. (May 17, 2008). Проверено 18 сентября 2009. [www.webcitation.org/616i2r6ao Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  28. Cinq-Mars, Jacques [www.civilization.ca/cmc/explore/resources-for-scholars/essays/archaeology/jacques-cinq-mars/significance-of-the-bluefish-caves-in-beringian-prehistory2#four Significance of the Bluefish Caves in Beringian Prehistory]. Canadian Museum of Civilization (2001). Проверено 15 апреля 2010. [www.webcitation.org/616i3tOiv Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  29. The Native Imprint: The Contribution of First Peoples to Canada's Character / Dickason, Olive. — Athabasca: Athabasca University Educational Enterprises, 1995. — Vol. 1. — P. 114–117.
  30. [edurss.ru/cgi-bin/db.pl?cp=&page=Book&id=53185&lang=en&blang=en&list=Found History & Mathematics: Historical Dynamics and Development of Complex Societies]. — Moscow: KomKniga/URSS, 2006. — ISBN 5484010020.
  31. 1 2 3 Wilson Donna M. [books.google.com/?id=p_pMVs53mzQC&pg=PA25&dq&q= Dying and Death in Canada]. — Toronto: University of Toronto Press, 2008. — P. 25–27. — ISBN 9781551118734.
  32. Thornton Russell. Population history of Native North Americans // A population history of North America / Michael R. Haines, Richard Hall Steckel. — Cambridge: Cambridge University Press, 2000. — P. 13. — ISBN 0521496667.
  33. «Handbook of North American Indians: Indians in contemporary society». Garrick Alan Bailey (2008). Government Printing Office. p.285. ISBN 0-16-080388-8
  34. [www.civilization.ca/cmc/exhibitions/tresors/ethno/etb0170e.shtml Civilization.ca-Gateway to Aboriginal Heritage-Culture]. Canadian Museum of Civilization Corporation. Government of Canada (May 12, 2006). Проверено 18 сентября 2009. [www.webcitation.org/616i4i9sO Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  35. [inuitcircumpolar.com/index.php?auto_slide=&ID=374&Lang=En&Parent_ID=&current_slide_num= Inuit Circumpolar Council (Canada)-ICC Charter]. Inuit Circumpolar Council > ICC Charter and By-laws > ICC Charter (2007). Проверено 18 сентября 2009. [www.webcitation.org/616i5bg77 Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  36. [www.umanitoba.ca/law/newsite/kawaskimhon_factums/FINALWrittenSubmissionsofFederalCrown_windsor.pdf In the Kawaskimhon Aboriginal Moot Court Factum of the Federal Crown Canada] (PDF). Faculty of Law(недоступная ссылка — история). University of Manitoba (2007). Проверено 18 сентября 2009. [web.archive.org/20080625225416/www.umanitoba.ca/law/newsite/kawaskimhon_factums/FINALWrittenSubmissionsofFederalCrown_windsor.pdf Архивировано из первоисточника 25 июня 2008].
  37. [www.collectionscanada.gc.ca/genealogie/022-905.004-e.html What to Search: Topics-Canadian Genealogy Centre-Library and Archives Canada]. Ethno-Cultural and Aboriginal Groups. Government of Canada (27 мая 2009). Проверено 2 октября 2009. [www.webcitation.org/616i68MCK Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  38. [www.heritage.nf.ca/aboriginal/innu_culture.html Innu Culture 3. Innu-Inuit 'Warfare']. 1999, Adrian Tanner Department of Anthropology-Memorial University of Newfoundland. Проверено 5 октября 2009. [www.webcitation.org/616i6llp5 Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  39. Pálsson Hermann. [books.google.ca/books?id=m-4rb_GhQ5EC&lpg=PP1&dq=The%20Vinland%20sagas%3A%20the%20Norse%20discovery%20of%20America&pg=PA28#v=onepage&q&f=true The Vinland sagas: the Norse discovery of America]. — Penguin Classics, 1965. — P. 28. — ISBN 0140441549.
  40. Reeves Arthur Middleton. [books.google.ca/books?id=HkoPUdPM3V8C&pg=PA7&dq=The+Norse+discoverers+of+America,+the+Wineland+sagas&hl=en&ei=to3HS_vvJoT7lwfnhNHFAQ&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=6&ved=0CE8Q6AEwBQ#v=onepage&q&f=true The Norse Discovery of America]. — BiblioLife, 2009. — P. 82.
  41. [www.heritage.nf.ca/exploration/cabot1498.html John Cabot's voyage of 1498]. Memorial University of Newfoundland (Newfoundland and Labrador Heritage) (2000). Проверено 12 апреля 2010. [www.webcitation.org/616i7KbXh Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  42. [www.heritage.nf.ca/exploration/portuguese.html The Portuguese Explorers]. Memorial University of Newfoundland (2004). Проверено 27 июня 2010. [www.webcitation.org/616i7qwpH Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  43. Morton Desmond. A Short History of Canada. — 6th. — Toronto: McClelland & Stewart, 2001. — P. 9–17. — ISBN 0-7710-6509-4.
  44. Morton, Desmond (2001) (pp. 17-19)
  45. Morton, Desmond (2001) (p. 33)
  46. 1 2 Sarkonak, Ralph (1983). «A Brief Chronology of French Canada, 1534–1982». Yale French Studies (Yale University Press) (65): 275–282.
  47. Moore Christopher. The Loyalist: Revolution Exile Settlement. — Toronto: McClelland & Stewart, 1994. — ISBN 0-7710-6093-9.
  48. McNairn Jeffrey L. The capacity to judge. — Toronto: University of Toronto Press, 2000. — P. 24. — ISBN 0802043607.
  49. Haines Michael. A population history of North America. — Cambridge University Press, 2000. — P. 380. — ISBN 9780521496667.
  50. 1 2 Canada and the British Empire / Phillip Buckner. — Oxford University Press, 2008. — P. 37–40, 56–59, 114, 124–125. — ISBN 019927164X.
  51. Romney, Paul (Spring 1989). «From Constitutionalism to Legalism: Trial by Jury, Responsible Government, and the Rule of Law in the Canadian Political Culture». Law and History Review (University of Illinois Press) 7 (1).
  52. Evenden Leonard J. The Pacific Coast Borderland and Frontier // Geographical snapshots of North America / Donald G. Janelle. — Guilford Press, 1992. — P. 52. — ISBN 0898620309.
  53. Bothwell Robert. History of Canada Since 1867. — East Lansing, MI: Michigan State University Press, 1996. — P. 207–310. — ISBN 0-87013-399-3.
  54. Bumsted JM. The Red River Rebellion. — Winnipeg: Watson & Dwyer, 1996. — ISBN 0920486231.
  55. [www.canadiangeographic.ca/Atlas/themes.aspx?id=building&sub=building_basics_confederation&lang=En Building a nation]. The Canadian Atlas. Проверено 18 сентября 2009. [www.webcitation.org/616i8MZea Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  56. [www.collectionscanada.gc.ca/sir-john-a-macdonald/023013-5000-e.html Sir John A. Macdonald]. Library and Archives Canada (2008). Проверено 18 сентября 2009. [www.webcitation.org/616i8zGoy Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  57. Cook, Terry [www.collectionscanada.gc.ca/publications/archivist-magazine/015002-2230-e.html The Canadian West: An Archival Odyssey through the Records of the Department of the Interior]. The Archivist. Library and Archives Canada (2000). Проверено 18 сентября 2009. [www.webcitation.org/616i9n2cD Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  58. 1 2 3 Morton Desmond. A military history of Canada. — 4th. — Toronto: McClelland & Stewart, 1999. — P. 130–158, 173, 203–233. — ISBN 0771065140.
  59. Haglund David G. Security, strategy and the global economics of defence production. — McGill-Queen's University Press, 1999. — P. 12. — ISBN 0889118752.
  60. Goddard Lance. Canada and the Liberation of the Netherlands. — Dundurn Press Ltd, 2005. — P. 225–232. — ISBN 1550025473.
  61. Stacey CP. History of the Canadian Army in the Second World War. — Queen's Printer, 1948. — Vol. 1. — P. 324–327.
  62. Sherwood George. Legends in their time. — Natural Heritage Books, 2006. — P. 162. — ISBN 1897045107.
  63. [fcinternet.hwdsb.on.ca/~nathan.tidridge/S010EAA85.48/Dominion%20of%20Newfoundland.pdf Dominion of Newfoundland] (PDF). Hamilton-Wentworth District School Board (1999). Проверено 7 июня 2010. [www.webcitation.org/616iAM0ui Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  64. Mackey Eva. The house of difference: cultural politics and national identity in Canada. — Toronto: University of Toronto Press, 2002. — P. 57. — ISBN 0802084818.
  65. Sarrouh, Elissar [www.escwa.un.org/information/publications/edit/upload/sd-01-09.pdf Social Policies in Canada: A Model for Development]. Social Policy Series, No. 1 14–16, 22–37(недоступная ссылка — история). United Nations (22 января 2002). Проверено 17 января 2010. [www.webcitation.org/5nDiozOLF Архивировано из первоисточника 1 февраля 2010].
  66. Canadian Politics. — 4th. — Orchard Park, NY: Broadview Press, 2004. — P. 250–254, 344–347. — ISBN 1-55111-595-6.
  67. Légaré, André (2008). «Canada's Experiment with Aboriginal Self-Determination in Nunavut: From Vision to Illusion». International Journal on Minority and Group Rights (Martinus Nijhoff Publishers) 15 (2–3): 335–367. DOI:10.1163/157181108X332659.
  68. 1 2 Clift Dominique. Quebec nationalism in crisis. — reissued. — McGill-Queen's University Press, 1982. — P. 28–36, 96–99, 106–107. — ISBN 0773503838.
  69. 1 2 Dickinson John Alexander. A Short History of Quebec. — 3rd. — Montreal: McGill-Queen's University Press, 2003. — P. 357–360. — ISBN 0-7735-2450-9.
  70. [www.majorcomm.ca/en/termsofreference/ Commission of Inquiry into the Investigation of the Bombing of Air India Flight 182](недоступная ссылка — история). Canadian government. Проверено 1 июня 2009. [web.archive.org/20070801114922/www.majorcomm.ca/en/termsofreference/ Архивировано из первоисточника 1 августа 2007].
  71. Sourour, Teresa K [www.diarmani.com/Montreal_Coroners_Report.pdf Report of Coroner's Investigation] (PDF) (1991). Проверено 7 июня 2010. [www.webcitation.org/616iAnekb Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  72. [archives.cbc.ca/politics/civil_unrest/topics/99/ The Oka Crisis] (Digital Archives). Canadian Broadcasting Corporation (2000). Проверено 7 июня 2010. [www.webcitation.org/616iBDlhA Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  73. Roach Kent. September 11: consequences for Canada. — McGill-Queen's University Press, 2003. — P. 15, 59–61, 194.
  74. [www.forces.gc.ca/site/news-nouvelles/news-nouvelles-eng.asp?cat=00&id=914 Canada and Multilateral Operations in Support of Peace and Stability]. National Defence and the Canadian Forces (2010). Проверено 7 июня 2010. [www.webcitation.org/616iD815i Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  75. Jockel, Joseph T; Sokolsky, Joel B (2008). «Canada and the war in Afghanistan: NATO’s odd man out steps forward». Journal of Transatlantic Studies (Routledge) 6 (1): 100–115. DOI:10.1080/14794010801917212.
  76. [www40.statcan.gc.ca/l01/cst01/econ40-eng.htm Employment by Industry]. Statistics Canada (8 января 2009). Проверено 19 октября 2009. [www.webcitation.org/616iG8CXu Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  77. Easterbrook, WT (March 1995). «Recent Contributions to Economic History: Canada». Journal of Economic History (Economic History Society) 19.
  78. [www.heritage.org/Index/ Index of Economic Freedom]. The Heritage Foundation and the Wall Street Journal (2009). Проверено 9 января 2009. [www.webcitation.org/616iEaYkN Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  79. Granatstein JL. Yankee Go Home: Canadians and Anti-Americanism. — Toronto: HarperCollins, 1997. — ISBN 0-00-638541-9.
  80. Morck Randall. Who owns whom? Economic nationalism and family controlled pyramidal groups in Canada // Governance, multinationals, and growth / Lorraine Eden, Wendy Dobson. — Edward Elgar Publishing, 2005. — P. 50. — ISBN 1843769093.
  81. Jenkins Barbara L. The paradox of continental production. — Cornell University Press, 1992. — P. 117. — ISBN 0801426766.
  82. 1 2 Britton John NH. Canada and the Global Economy: The Geography of Structural and Technological Change. — McGill-Queen's University Press, 1996. — P. 26–27, 155–163. — ISBN 0773513566.
  83. [www.cbc.ca/canada/story/2009/07/13/f-jean-chretien.html Jean Chrétien], CBC (13 июля 2009). [web.archive.org/web/20090715215602/www.cbc.ca/canada/story/2009/07/13/f-jean-chretien.html Архивировано] из первоисточника 15 июля 2009. Проверено 20 октября 2009.
  84. Грибоедова И. А. Анализ и адаптация мировой продовольственной системы в Республике Беларусь // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. — 2015. — № 1 (37). — С. 204
  85. 1 2 Brown Charles E. World energy resources. — Springer, 2002. — P. 323, 378–389. — ISBN 3540426345.
  86. Leacy, FH (ed.) [www.statcan.gc.ca/pub/11-516-x/sectionv/4057758-eng.htm#V332_350 Vl-12]. Statistics Canada (1983). Проверено 18 января 2010. [www.webcitation.org/616iH9b2U Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  87. [www.wto.org/english/news_e/pres08_e/pr520_e.htm Latest release]. World Trade Organization (17 апреля 2008). Проверено 3 июля 2008. [www.webcitation.org/616iDeQXM Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  88. 1 2 3 [www.statcan.gc.ca/tables-tableaux/sum-som/l01/cst01/gblec02a-eng.htm Imports, exports and trade balance of goods on a balance-of-payments basis, by country or country grouping] (англ.). The Daily. Statistics Canada (2015). Проверено 12 февраля 2015.
  89. Гулиев И. А., Литвинюк И. И. Актуальные вопросы добычи, переработки и транспортировки нефти в Канаде // Вестник МГИМО Университета. — 2015. — № 3 (42). — С. 185
  90. Clarke, Tony; Campbell, Bruce; Laxer, Gordon. [parklandinstitute.ca/downloads/reports/FuellingFortressAmericareport.pdf US oil addiction could make us sick]. Parkland Institute (10 марта 2006). Проверено 18 мая 2006. [www.webcitation.org/616iGc0XS Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  91. [www.statcan.gc.ca/daily-quotidien/150206/dq150206a-eng.htm Labour Force Survey, January 2015] (англ.). The Daily. Statistics Canada (6 February 2015). Проверено 12 февраля 2015.
  92. [www.statcan.gc.ca/daily-quotidien/150206/t150206a003-eng.htm Table 3. Labour force characteristics by province – Seasonally adjusted] (англ.). The Daily. Statistics Canada (6 February 2015). Проверено 12 февраля 2015.
  93. 1 2 [www.fin.gc.ca/afr-rfa/2014/report-rapport-eng.asp#toc4 Annual Financial Report of the Government of Canada. Fiscal Year 2013–2014] (англ.). Department of Finance Canada (6 October 2014). Проверено 12 февраля 2015.
  94. [www.statcan.gc.ca/daily-quotidien/141212/dq141212b-eng.htm Canada's international investment position, third quarter 2014] (англ.). The Daily. Statistics Canada (12 December 2014). Проверено 12 февраля 2015.
  95. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок clock не указан текст
  96. Beauchesne, Eric. [www.canada.com/nationalpost/financialpost/story.html?id=73b94aac-08f0-477f-a72a-b8b640f6658f&k=90795 We are 31,612,897]. National Post (13 марта 2007). Проверено 13 марта 2007. [www.webcitation.org/616iHdSfl Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  97. Custred Glynn. Security Threats on America's Borders // Immigration policy and the terrorist threat in Canada and the United States / Alexander Moens. — Fraser Institute. — P. 96. — ISBN 0889752354.
  98. [www.statcan.gc.ca/pub/82-221-x/00503/t/th/4062283-eng.htm Urban-rural population as a proportion of total population, Canada, provinces, territories and health regions]. Statistics Canada (2001). Проверено 23 апреля 2009. [www.webcitation.org/616iIXa5g Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  99. [www12.statcan.ca/census-recensement/2006/dp-pd/hlt/97-562/pages/page.cfm?Lang=E&Geo=PR&Code=01&Data=Count&Table=2&StartRec=1&Sort=3&Display=All&CSDFilter=5000 Ethnic origins, 2006 counts, for Canada, provinces and territories — 20 % sample data]
  100. [www.mignews.com/news/expert/world/190513_123429_01677.html В Канаде и Великобритании наступил расцвет ислама]. Проверено 19 мая 2013. [www.webcitation.org/6GksiTOqL Архивировано из первоисточника 20 мая 2013].
  101. [www.newcanadian.ru/articles/jizn_inostrannogo_studenta_priehavshego_na_uchebu_v_Kanadu.html Учеба и обучение в Канаде - Образование в Канаде или жизнь студента-иностранца]. www.newcanadian.ru. Проверено 23 марта 2016.
  102. [studyqa.com/for-universities/blog/how-to-keep-foreign-students Как удержать иностранных студентов]. studyqa.com. Проверено 23 марта 2016.
  103. [www.stateofworldliberty.org/report/rankings.html The 2006 State of World Liberty Index]. State of World Liberty Project. Проверено 7 декабря 2007. [www.webcitation.org/616iIyQnC Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  104. [hdr.undp.org/en/media/HDR_2009_EN_Complete.pdf Human Development Report 2009]. United Nations Development Program (2009). Проверено 7 февраля 2010. [www.webcitation.org/616iJcJnD Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  105. [www.doingbusiness.org/ExploreEconomies/?economyid=35 Doing Business in Canada]. World Bank Group (2010). Проверено 7 февраля 2010. [www.webcitation.org/616iKSW7a Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  106. [www.economist.com/theworldin/international/displayStory.cfm?story_id=3372495&d=2005 The world’s best country], The Economist (17 ноября 2004). Проверено 7 февраля 2010.
  107. [www.yale.edu/esi/ESI2005_Main_Report.pdf 2005 Environmental Sustainability Index]. Yale Center for Environmental Law and Policy, Yale University; Center for International Earth Science Information Network, Columbia University (2005). Проверено 7 февраля 2010. [www.webcitation.org/616iL4skY Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  108. [en.rsf.org/IMG/pdf/classement_en.pdf Press Freedom Index 2009]. Reporters Without Borders. Проверено 7 февраля 2010. [www.webcitation.org/616iLWBGp Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  109. [www.transparency.org/policy_research/surveys_indices/cpi/2010/results 2010 Corruption Perceptions Index - Transparency International]. Transparency International. Проверено 20 февраля 2011. [www.webcitation.org/616iLzJfB Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  110. [www.alana.org.br/banco_arquivos/arquivos/docs/biblioteca/pesquisas/2009-GPI-ResultsReport-20090526.pdf 2009 Methodology, Results & Findings], Institute for Economics & Peace, стр. 10. [web.archive.org/web/20101007213607/www.alana.org.br/banco_arquivos/arquivos/docs/biblioteca/pesquisas/2009-GPI-ResultsReport-20090526.pdf Архивировано] из первоисточника 7 октября 2010. Проверено 20 июня 2010.
  111. [www.fundforpeace.org/web/index.php?option=com_content&task=view&id=99&Itemid=140 Failed States Index Scores 2009]. Fund for Peace (2010). Проверено 7 февраля 2010.
  112. Нижнее место означает устойчивость
  113. [www.weforum.org/documents/GCR09/index.html The Global Competitiveness Report 2009-2010]. World Economic Forum (2009). Проверено 7 февраля 2010. [www.webcitation.org/616iP7UvG Архивировано из первоисточника 21 августа 2011].
  114. [a330.g.akamai.net/7/330/25828/20081021185552/graphics.eiu.com/PDF/Democracy%20Index%202008.pdf The Economist Intelligence Unit’s Index of Democracy 2008](недоступная ссылка — история). The Economist (2008). Проверено 7 февраля 2010. [www.webcitation.org/5jrXrIJDR Архивировано из первоисточника 17 сентября 2009].

Литература

Общая информация

История

Правительство и право

Внешняя политика и военное дело

Экономика

Демография и статистика

Язык

Культура

Ссылки

Правительство

Федеральные корпорации

Другие


Отрывок, характеризующий Канада

Ночь была темная и сырая. Лошади не видны были; только слышно было, как они шлепали по невидной грязи.
Что делалось в этой детской, восприимчивой душе, так жадно ловившей и усвоивавшей все разнообразнейшие впечатления жизни? Как это всё укладывалось в ней? Но она была очень счастлива. Уже подъезжая к дому, она вдруг запела мотив песни: «Как со вечера пороша», мотив, который она ловила всю дорогу и наконец поймала.
– Поймала? – сказал Николай.
– Ты об чем думал теперь, Николенька? – спросила Наташа. – Они любили это спрашивать друг у друга.
– Я? – сказал Николай вспоминая; – вот видишь ли, сначала я думал, что Ругай, красный кобель, похож на дядюшку и что ежели бы он был человек, то он дядюшку всё бы еще держал у себя, ежели не за скачку, так за лады, всё бы держал. Как он ладен, дядюшка! Не правда ли? – Ну а ты?
– Я? Постой, постой. Да, я думала сначала, что вот мы едем и думаем, что мы едем домой, а мы Бог знает куда едем в этой темноте и вдруг приедем и увидим, что мы не в Отрадном, а в волшебном царстве. А потом еще я думала… Нет, ничего больше.
– Знаю, верно про него думала, – сказал Николай улыбаясь, как узнала Наташа по звуку его голоса.
– Нет, – отвечала Наташа, хотя действительно она вместе с тем думала и про князя Андрея, и про то, как бы ему понравился дядюшка. – А еще я всё повторяю, всю дорогу повторяю: как Анисьюшка хорошо выступала, хорошо… – сказала Наташа. И Николай услыхал ее звонкий, беспричинный, счастливый смех.
– А знаешь, – вдруг сказала она, – я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь.
– Вот вздор, глупости, вранье – сказал Николай и подумал: «Что за прелесть эта моя Наташа! Такого другого друга у меня нет и не будет. Зачем ей выходить замуж, всё бы с ней ездили!»
«Экая прелесть этот Николай!» думала Наташа. – А! еще огонь в гостиной, – сказала она, указывая на окна дома, красиво блестевшие в мокрой, бархатной темноте ночи.


Граф Илья Андреич вышел из предводителей, потому что эта должность была сопряжена с слишком большими расходами. Но дела его всё не поправлялись. Часто Наташа и Николай видели тайные, беспокойные переговоры родителей и слышали толки о продаже богатого, родового Ростовского дома и подмосковной. Без предводительства не нужно было иметь такого большого приема, и отрадненская жизнь велась тише, чем в прежние годы; но огромный дом и флигеля всё таки были полны народом, за стол всё так же садилось больше человек. Всё это были свои, обжившиеся в доме люди, почти члены семейства или такие, которые, казалось, необходимо должны были жить в доме графа. Таковы были Диммлер – музыкант с женой, Иогель – танцовальный учитель с семейством, старушка барышня Белова, жившая в доме, и еще многие другие: учителя Пети, бывшая гувернантка барышень и просто люди, которым лучше или выгоднее было жить у графа, чем дома. Не было такого большого приезда как прежде, но ход жизни велся тот же, без которого не могли граф с графиней представить себе жизни. Та же была, еще увеличенная Николаем, охота, те же 50 лошадей и 15 кучеров на конюшне, те же дорогие подарки в именины, и торжественные на весь уезд обеды; те же графские висты и бостоны, за которыми он, распуская всем на вид карты, давал себя каждый день на сотни обыгрывать соседям, смотревшим на право составлять партию графа Ильи Андреича, как на самую выгодную аренду.
Граф, как в огромных тенетах, ходил в своих делах, стараясь не верить тому, что он запутался и с каждым шагом всё более и более запутываясь и чувствуя себя не в силах ни разорвать сети, опутавшие его, ни осторожно, терпеливо приняться распутывать их. Графиня любящим сердцем чувствовала, что дети ее разоряются, что граф не виноват, что он не может быть не таким, каким он есть, что он сам страдает (хотя и скрывает это) от сознания своего и детского разорения, и искала средств помочь делу. С ее женской точки зрения представлялось только одно средство – женитьба Николая на богатой невесте. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. Партия эта была Жюли Карагина, дочь прекрасных, добродетельных матери и отца, с детства известная Ростовым, и теперь богатая невеста по случаю смерти последнего из ее братьев.
Графиня писала прямо к Карагиной в Москву, предлагая ей брак ее дочери с своим сыном и получила от нее благоприятный ответ. Карагина отвечала, что она с своей стороны согласна, что всё будет зависеть от склонности ее дочери. Карагина приглашала Николая приехать в Москву.
Несколько раз, со слезами на глазах, графиня говорила сыну, что теперь, когда обе дочери ее пристроены – ее единственное желание состоит в том, чтобы видеть его женатым. Она говорила, что легла бы в гроб спокойной, ежели бы это было. Потом говорила, что у нее есть прекрасная девушка на примете и выпытывала его мнение о женитьбе.
В других разговорах она хвалила Жюли и советовала Николаю съездить в Москву на праздники повеселиться. Николай догадывался к чему клонились разговоры его матери, и в один из таких разговоров вызвал ее на полную откровенность. Она высказала ему, что вся надежда поправления дел основана теперь на его женитьбе на Карагиной.
– Что ж, если бы я любил девушку без состояния, неужели вы потребовали бы, maman, чтобы я пожертвовал чувством и честью для состояния? – спросил он у матери, не понимая жестокости своего вопроса и желая только выказать свое благородство.
– Нет, ты меня не понял, – сказала мать, не зная, как оправдаться. – Ты меня не понял, Николинька. Я желаю твоего счастья, – прибавила она и почувствовала, что она говорит неправду, что она запуталась. – Она заплакала.
– Маменька, не плачьте, а только скажите мне, что вы этого хотите, и вы знаете, что я всю жизнь свою, всё отдам для того, чтобы вы были спокойны, – сказал Николай. Я всем пожертвую для вас, даже своим чувством.
Но графиня не так хотела поставить вопрос: она не хотела жертвы от своего сына, она сама бы хотела жертвовать ему.
– Нет, ты меня не понял, не будем говорить, – сказала она, утирая слезы.
«Да, может быть, я и люблю бедную девушку, говорил сам себе Николай, что ж, мне пожертвовать чувством и честью для состояния? Удивляюсь, как маменька могла мне сказать это. Оттого что Соня бедна, то я и не могу любить ее, думал он, – не могу отвечать на ее верную, преданную любовь. А уж наверное с ней я буду счастливее, чем с какой нибудь куклой Жюли. Пожертвовать своим чувством я всегда могу для блага своих родных, говорил он сам себе, но приказывать своему чувству я не могу. Ежели я люблю Соню, то чувство мое сильнее и выше всего для меня».
Николай не поехал в Москву, графиня не возобновляла с ним разговора о женитьбе и с грустью, а иногда и озлоблением видела признаки всё большего и большего сближения между своим сыном и бесприданной Соней. Она упрекала себя за то, но не могла не ворчать, не придираться к Соне, часто без причины останавливая ее, называя ее «вы», и «моя милая». Более всего добрая графиня за то и сердилась на Соню, что эта бедная, черноглазая племянница была так кротка, так добра, так преданно благодарна своим благодетелям, и так верно, неизменно, с самоотвержением влюблена в Николая, что нельзя было ни в чем упрекнуть ее.
Николай доживал у родных свой срок отпуска. От жениха князя Андрея получено было 4 е письмо, из Рима, в котором он писал, что он уже давно бы был на пути в Россию, ежели бы неожиданно в теплом климате не открылась его рана, что заставляет его отложить свой отъезд до начала будущего года. Наташа была так же влюблена в своего жениха, так же успокоена этой любовью и так же восприимчива ко всем радостям жизни; но в конце четвертого месяца разлуки с ним, на нее начинали находить минуты грусти, против которой она не могла бороться. Ей жалко было самое себя, жалко было, что она так даром, ни для кого, пропадала всё это время, в продолжение которого она чувствовала себя столь способной любить и быть любимой.
В доме Ростовых было невесело.


Пришли святки, и кроме парадной обедни, кроме торжественных и скучных поздравлений соседей и дворовых, кроме на всех надетых новых платьев, не было ничего особенного, ознаменовывающего святки, а в безветренном 20 ти градусном морозе, в ярком ослепляющем солнце днем и в звездном зимнем свете ночью, чувствовалась потребность какого нибудь ознаменования этого времени.
На третий день праздника после обеда все домашние разошлись по своим комнатам. Было самое скучное время дня. Николай, ездивший утром к соседям, заснул в диванной. Старый граф отдыхал в своем кабинете. В гостиной за круглым столом сидела Соня, срисовывая узор. Графиня раскладывала карты. Настасья Ивановна шут с печальным лицом сидел у окна с двумя старушками. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась.
– Что ты ходишь, как бесприютная? – сказала ей мать. – Что тебе надо?
– Его мне надо… сейчас, сию минуту мне его надо, – сказала Наташа, блестя глазами и не улыбаясь. – Графиня подняла голову и пристально посмотрела на дочь.
– Не смотрите на меня. Мама, не смотрите, я сейчас заплачу.
– Садись, посиди со мной, – сказала графиня.
– Мама, мне его надо. За что я так пропадаю, мама?… – Голос ее оборвался, слезы брызнули из глаз, и она, чтобы скрыть их, быстро повернулась и вышла из комнаты. Она вышла в диванную, постояла, подумала и пошла в девичью. Там старая горничная ворчала на молодую девушку, запыхавшуюся, с холода прибежавшую с дворни.
– Будет играть то, – говорила старуха. – На всё время есть.
– Пусти ее, Кондратьевна, – сказала Наташа. – Иди, Мавруша, иди.
И отпустив Маврушу, Наташа через залу пошла в переднюю. Старик и два молодые лакея играли в карты. Они прервали игру и встали при входе барышни. «Что бы мне с ними сделать?» подумала Наташа. – Да, Никита, сходи пожалуста… куда бы мне его послать? – Да, сходи на дворню и принеси пожалуста петуха; да, а ты, Миша, принеси овса.
– Немного овса прикажете? – весело и охотно сказал Миша.
– Иди, иди скорее, – подтвердил старик.
– Федор, а ты мелу мне достань.
Проходя мимо буфета, она велела подавать самовар, хотя это было вовсе не время.
Буфетчик Фока был самый сердитый человек из всего дома. Наташа над ним любила пробовать свою власть. Он не поверил ей и пошел спросить, правда ли?
– Уж эта барышня! – сказал Фока, притворно хмурясь на Наташу.
Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа. Она не могла равнодушно видеть людей, чтобы не послать их куда нибудь. Она как будто пробовала, не рассердится ли, не надуется ли на нее кто из них, но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных. «Что бы мне сделать? Куда бы мне пойти?» думала Наташа, медленно идя по коридору.
– Настасья Ивановна, что от меня родится? – спросила она шута, который в своей куцавейке шел навстречу ей.
– От тебя блохи, стрекозы, кузнецы, – отвечал шут.
– Боже мой, Боже мой, всё одно и то же. Ах, куда бы мне деваться? Что бы мне с собой сделать? – И она быстро, застучав ногами, побежала по лестнице к Фогелю, который с женой жил в верхнем этаже. У Фогеля сидели две гувернантки, на столе стояли тарелки с изюмом, грецкими и миндальными орехами. Гувернантки разговаривали о том, где дешевле жить, в Москве или в Одессе. Наташа присела, послушала их разговор с серьезным задумчивым лицом и встала. – Остров Мадагаскар, – проговорила она. – Ма да гас кар, – повторила она отчетливо каждый слог и не отвечая на вопросы m me Schoss о том, что она говорит, вышла из комнаты. Петя, брат ее, был тоже наверху: он с своим дядькой устраивал фейерверк, который намеревался пустить ночью. – Петя! Петька! – закричала она ему, – вези меня вниз. с – Петя подбежал к ней и подставил спину. Она вскочила на него, обхватив его шею руками и он подпрыгивая побежал с ней. – Нет не надо – остров Мадагаскар, – проговорила она и, соскочив с него, пошла вниз.
Как будто обойдя свое царство, испытав свою власть и убедившись, что все покорны, но что всё таки скучно, Наташа пошла в залу, взяла гитару, села в темный угол за шкапчик и стала в басу перебирать струны, выделывая фразу, которую она запомнила из одной оперы, слышанной в Петербурге вместе с князем Андреем. Для посторонних слушателей у ней на гитаре выходило что то, не имевшее никакого смысла, но в ее воображении из за этих звуков воскресал целый ряд воспоминаний. Она сидела за шкапчиком, устремив глаза на полосу света, падавшую из буфетной двери, слушала себя и вспоминала. Она находилась в состоянии воспоминания.
Соня прошла в буфет с рюмкой через залу. Наташа взглянула на нее, на щель в буфетной двери и ей показалось, что она вспоминает то, что из буфетной двери в щель падал свет и что Соня прошла с рюмкой. «Да и это было точь в точь также», подумала Наташа. – Соня, что это? – крикнула Наташа, перебирая пальцами на толстой струне.
– Ах, ты тут! – вздрогнув, сказала Соня, подошла и прислушалась. – Не знаю. Буря? – сказала она робко, боясь ошибиться.
«Ну вот точно так же она вздрогнула, точно так же подошла и робко улыбнулась тогда, когда это уж было», подумала Наташа, «и точно так же… я подумала, что в ней чего то недостает».
– Нет, это хор из Водоноса, слышишь! – И Наташа допела мотив хора, чтобы дать его понять Соне.
– Ты куда ходила? – спросила Наташа.
– Воду в рюмке переменить. Я сейчас дорисую узор.
– Ты всегда занята, а я вот не умею, – сказала Наташа. – А Николай где?
– Спит, кажется.
– Соня, ты поди разбуди его, – сказала Наташа. – Скажи, что я его зову петь. – Она посидела, подумала о том, что это значит, что всё это было, и, не разрешив этого вопроса и нисколько не сожалея о том, опять в воображении своем перенеслась к тому времени, когда она была с ним вместе, и он влюбленными глазами смотрел на нее.
«Ах, поскорее бы он приехал. Я так боюсь, что этого не будет! А главное: я стареюсь, вот что! Уже не будет того, что теперь есть во мне. А может быть, он нынче приедет, сейчас приедет. Может быть приехал и сидит там в гостиной. Может быть, он вчера еще приехал и я забыла». Она встала, положила гитару и пошла в гостиную. Все домашние, учителя, гувернантки и гости сидели уж за чайным столом. Люди стояли вокруг стола, – а князя Андрея не было, и была всё прежняя жизнь.
– А, вот она, – сказал Илья Андреич, увидав вошедшую Наташу. – Ну, садись ко мне. – Но Наташа остановилась подле матери, оглядываясь кругом, как будто она искала чего то.
– Мама! – проговорила она. – Дайте мне его , дайте, мама, скорее, скорее, – и опять она с трудом удержала рыдания.
Она присела к столу и послушала разговоры старших и Николая, который тоже пришел к столу. «Боже мой, Боже мой, те же лица, те же разговоры, так же папа держит чашку и дует точно так же!» думала Наташа, с ужасом чувствуя отвращение, подымавшееся в ней против всех домашних за то, что они были всё те же.
После чая Николай, Соня и Наташа пошли в диванную, в свой любимый угол, в котором всегда начинались их самые задушевные разговоры.


– Бывает с тобой, – сказала Наташа брату, когда они уселись в диванной, – бывает с тобой, что тебе кажется, что ничего не будет – ничего; что всё, что хорошее, то было? И не то что скучно, а грустно?
– Еще как! – сказал он. – У меня бывало, что всё хорошо, все веселы, а мне придет в голову, что всё это уж надоело и что умирать всем надо. Я раз в полку не пошел на гулянье, а там играла музыка… и так мне вдруг скучно стало…
– Ах, я это знаю. Знаю, знаю, – подхватила Наташа. – Я еще маленькая была, так со мной это бывало. Помнишь, раз меня за сливы наказали и вы все танцовали, а я сидела в классной и рыдала, никогда не забуду: мне и грустно было и жалко было всех, и себя, и всех всех жалко. И, главное, я не виновата была, – сказала Наташа, – ты помнишь?
– Помню, – сказал Николай. – Я помню, что я к тебе пришел потом и мне хотелось тебя утешить и, знаешь, совестно было. Ужасно мы смешные были. У меня тогда была игрушка болванчик и я его тебе отдать хотел. Ты помнишь?
– А помнишь ты, – сказала Наташа с задумчивой улыбкой, как давно, давно, мы еще совсем маленькие были, дяденька нас позвал в кабинет, еще в старом доме, а темно было – мы это пришли и вдруг там стоит…
– Арап, – докончил Николай с радостной улыбкой, – как же не помнить? Я и теперь не знаю, что это был арап, или мы во сне видели, или нам рассказывали.
– Он серый был, помнишь, и белые зубы – стоит и смотрит на нас…
– Вы помните, Соня? – спросил Николай…
– Да, да я тоже помню что то, – робко отвечала Соня…
– Я ведь спрашивала про этого арапа у папа и у мама, – сказала Наташа. – Они говорят, что никакого арапа не было. А ведь вот ты помнишь!
– Как же, как теперь помню его зубы.
– Как это странно, точно во сне было. Я это люблю.
– А помнишь, как мы катали яйца в зале и вдруг две старухи, и стали по ковру вертеться. Это было, или нет? Помнишь, как хорошо было?
– Да. А помнишь, как папенька в синей шубе на крыльце выстрелил из ружья. – Они перебирали улыбаясь с наслаждением воспоминания, не грустного старческого, а поэтического юношеского воспоминания, те впечатления из самого дальнего прошедшего, где сновидение сливается с действительностью, и тихо смеялись, радуясь чему то.
Соня, как и всегда, отстала от них, хотя воспоминания их были общие.
Соня не помнила многого из того, что они вспоминали, а и то, что она помнила, не возбуждало в ней того поэтического чувства, которое они испытывали. Она только наслаждалась их радостью, стараясь подделаться под нее.
Она приняла участие только в том, когда они вспоминали первый приезд Сони. Соня рассказала, как она боялась Николая, потому что у него на курточке были снурки, и ей няня сказала, что и ее в снурки зашьют.
– А я помню: мне сказали, что ты под капустою родилась, – сказала Наташа, – и помню, что я тогда не смела не поверить, но знала, что это не правда, и так мне неловко было.
Во время этого разговора из задней двери диванной высунулась голова горничной. – Барышня, петуха принесли, – шопотом сказала девушка.
– Не надо, Поля, вели отнести, – сказала Наташа.
В середине разговоров, шедших в диванной, Диммлер вошел в комнату и подошел к арфе, стоявшей в углу. Он снял сукно, и арфа издала фальшивый звук.
– Эдуард Карлыч, сыграйте пожалуста мой любимый Nocturiene мосье Фильда, – сказал голос старой графини из гостиной.
Диммлер взял аккорд и, обратясь к Наташе, Николаю и Соне, сказал: – Молодежь, как смирно сидит!
– Да мы философствуем, – сказала Наташа, на минуту оглянувшись, и продолжала разговор. Разговор шел теперь о сновидениях.
Диммлер начал играть. Наташа неслышно, на цыпочках, подошла к столу, взяла свечу, вынесла ее и, вернувшись, тихо села на свое место. В комнате, особенно на диване, на котором они сидели, было темно, но в большие окна падал на пол серебряный свет полного месяца.
– Знаешь, я думаю, – сказала Наташа шопотом, придвигаясь к Николаю и Соне, когда уже Диммлер кончил и всё сидел, слабо перебирая струны, видимо в нерешительности оставить, или начать что нибудь новое, – что когда так вспоминаешь, вспоминаешь, всё вспоминаешь, до того довоспоминаешься, что помнишь то, что было еще прежде, чем я была на свете…
– Это метампсикова, – сказала Соня, которая всегда хорошо училась и все помнила. – Египтяне верили, что наши души были в животных и опять пойдут в животных.
– Нет, знаешь, я не верю этому, чтобы мы были в животных, – сказала Наташа тем же шопотом, хотя музыка и кончилась, – а я знаю наверное, что мы были ангелами там где то и здесь были, и от этого всё помним…
– Можно мне присоединиться к вам? – сказал тихо подошедший Диммлер и подсел к ним.
– Ежели бы мы были ангелами, так за что же мы попали ниже? – сказал Николай. – Нет, это не может быть!
– Не ниже, кто тебе сказал, что ниже?… Почему я знаю, чем я была прежде, – с убеждением возразила Наташа. – Ведь душа бессмертна… стало быть, ежели я буду жить всегда, так я и прежде жила, целую вечность жила.
– Да, но трудно нам представить вечность, – сказал Диммлер, который подошел к молодым людям с кроткой презрительной улыбкой, но теперь говорил так же тихо и серьезно, как и они.
– Отчего же трудно представить вечность? – сказала Наташа. – Нынче будет, завтра будет, всегда будет и вчера было и третьего дня было…
– Наташа! теперь твой черед. Спой мне что нибудь, – послышался голос графини. – Что вы уселись, точно заговорщики.
– Мама! мне так не хочется, – сказала Наташа, но вместе с тем встала.
Всем им, даже и немолодому Диммлеру, не хотелось прерывать разговор и уходить из уголка диванного, но Наташа встала, и Николай сел за клавикорды. Как всегда, став на средину залы и выбрав выгоднейшее место для резонанса, Наташа начала петь любимую пьесу своей матери.
Она сказала, что ей не хотелось петь, но она давно прежде, и долго после не пела так, как она пела в этот вечер. Граф Илья Андреич из кабинета, где он беседовал с Митинькой, слышал ее пенье, и как ученик, торопящийся итти играть, доканчивая урок, путался в словах, отдавая приказания управляющему и наконец замолчал, и Митинька, тоже слушая, молча с улыбкой, стоял перед графом. Николай не спускал глаз с сестры, и вместе с нею переводил дыхание. Соня, слушая, думала о том, какая громадная разница была между ей и ее другом и как невозможно было ей хоть на сколько нибудь быть столь обворожительной, как ее кузина. Старая графиня сидела с счастливо грустной улыбкой и слезами на глазах, изредка покачивая головой. Она думала и о Наташе, и о своей молодости, и о том, как что то неестественное и страшное есть в этом предстоящем браке Наташи с князем Андреем.
Диммлер, подсев к графине и закрыв глаза, слушал.
– Нет, графиня, – сказал он наконец, – это талант европейский, ей учиться нечего, этой мягкости, нежности, силы…
– Ах! как я боюсь за нее, как я боюсь, – сказала графиня, не помня, с кем она говорит. Ее материнское чутье говорило ей, что чего то слишком много в Наташе, и что от этого она не будет счастлива. Наташа не кончила еще петь, как в комнату вбежал восторженный четырнадцатилетний Петя с известием, что пришли ряженые.
Наташа вдруг остановилась.
– Дурак! – закричала она на брата, подбежала к стулу, упала на него и зарыдала так, что долго потом не могла остановиться.
– Ничего, маменька, право ничего, так: Петя испугал меня, – говорила она, стараясь улыбаться, но слезы всё текли и всхлипывания сдавливали горло.
Наряженные дворовые, медведи, турки, трактирщики, барыни, страшные и смешные, принеся с собою холод и веселье, сначала робко жались в передней; потом, прячась один за другого, вытеснялись в залу; и сначала застенчиво, а потом всё веселее и дружнее начались песни, пляски, хоровые и святочные игры. Графиня, узнав лица и посмеявшись на наряженных, ушла в гостиную. Граф Илья Андреич с сияющей улыбкой сидел в зале, одобряя играющих. Молодежь исчезла куда то.
Через полчаса в зале между другими ряжеными появилась еще старая барыня в фижмах – это был Николай. Турчанка был Петя. Паяс – это был Диммлер, гусар – Наташа и черкес – Соня, с нарисованными пробочными усами и бровями.
После снисходительного удивления, неузнавания и похвал со стороны не наряженных, молодые люди нашли, что костюмы так хороши, что надо было их показать еще кому нибудь.
Николай, которому хотелось по отличной дороге прокатить всех на своей тройке, предложил, взяв с собой из дворовых человек десять наряженных, ехать к дядюшке.
– Нет, ну что вы его, старика, расстроите! – сказала графиня, – да и негде повернуться у него. Уж ехать, так к Мелюковым.
Мелюкова была вдова с детьми разнообразного возраста, также с гувернантками и гувернерами, жившая в четырех верстах от Ростовых.
– Вот, ma chere, умно, – подхватил расшевелившийся старый граф. – Давай сейчас наряжусь и поеду с вами. Уж я Пашету расшевелю.
Но графиня не согласилась отпустить графа: у него все эти дни болела нога. Решили, что Илье Андреевичу ехать нельзя, а что ежели Луиза Ивановна (m me Schoss) поедет, то барышням можно ехать к Мелюковой. Соня, всегда робкая и застенчивая, настоятельнее всех стала упрашивать Луизу Ивановну не отказать им.
Наряд Сони был лучше всех. Ее усы и брови необыкновенно шли к ней. Все говорили ей, что она очень хороша, и она находилась в несвойственном ей оживленно энергическом настроении. Какой то внутренний голос говорил ей, что нынче или никогда решится ее судьба, и она в своем мужском платье казалась совсем другим человеком. Луиза Ивановна согласилась, и через полчаса четыре тройки с колокольчиками и бубенчиками, визжа и свистя подрезами по морозному снегу, подъехали к крыльцу.
Наташа первая дала тон святочного веселья, и это веселье, отражаясь от одного к другому, всё более и более усиливалось и дошло до высшей степени в то время, когда все вышли на мороз, и переговариваясь, перекликаясь, смеясь и крича, расселись в сани.
Две тройки были разгонные, третья тройка старого графа с орловским рысаком в корню; четвертая собственная Николая с его низеньким, вороным, косматым коренником. Николай в своем старушечьем наряде, на который он надел гусарский, подпоясанный плащ, стоял в середине своих саней, подобрав вожжи.
Было так светло, что он видел отблескивающие на месячном свете бляхи и глаза лошадей, испуганно оглядывавшихся на седоков, шумевших под темным навесом подъезда.
В сани Николая сели Наташа, Соня, m me Schoss и две девушки. В сани старого графа сели Диммлер с женой и Петя; в остальные расселись наряженные дворовые.
– Пошел вперед, Захар! – крикнул Николай кучеру отца, чтобы иметь случай перегнать его на дороге.
Тройка старого графа, в которую сел Диммлер и другие ряженые, визжа полозьями, как будто примерзая к снегу, и побрякивая густым колокольцом, тронулась вперед. Пристяжные жались на оглобли и увязали, выворачивая как сахар крепкий и блестящий снег.
Николай тронулся за первой тройкой; сзади зашумели и завизжали остальные. Сначала ехали маленькой рысью по узкой дороге. Пока ехали мимо сада, тени от оголенных деревьев ложились часто поперек дороги и скрывали яркий свет луны, но как только выехали за ограду, алмазно блестящая, с сизым отблеском, снежная равнина, вся облитая месячным сиянием и неподвижная, открылась со всех сторон. Раз, раз, толконул ухаб в передних санях; точно так же толконуло следующие сани и следующие и, дерзко нарушая закованную тишину, одни за другими стали растягиваться сани.
– След заячий, много следов! – прозвучал в морозном скованном воздухе голос Наташи.
– Как видно, Nicolas! – сказал голос Сони. – Николай оглянулся на Соню и пригнулся, чтоб ближе рассмотреть ее лицо. Какое то совсем новое, милое, лицо, с черными бровями и усами, в лунном свете, близко и далеко, выглядывало из соболей.
«Это прежде была Соня», подумал Николай. Он ближе вгляделся в нее и улыбнулся.
– Вы что, Nicolas?
– Ничего, – сказал он и повернулся опять к лошадям.
Выехав на торную, большую дорогу, примасленную полозьями и всю иссеченную следами шипов, видными в свете месяца, лошади сами собой стали натягивать вожжи и прибавлять ходу. Левая пристяжная, загнув голову, прыжками подергивала свои постромки. Коренной раскачивался, поводя ушами, как будто спрашивая: «начинать или рано еще?» – Впереди, уже далеко отделившись и звеня удаляющимся густым колокольцом, ясно виднелась на белом снегу черная тройка Захара. Слышны были из его саней покрикиванье и хохот и голоса наряженных.
– Ну ли вы, разлюбезные, – крикнул Николай, с одной стороны подергивая вожжу и отводя с кнутом pуку. И только по усилившемуся как будто на встречу ветру, и по подергиванью натягивающих и всё прибавляющих скоку пристяжных, заметно было, как шибко полетела тройка. Николай оглянулся назад. С криком и визгом, махая кнутами и заставляя скакать коренных, поспевали другие тройки. Коренной стойко поколыхивался под дугой, не думая сбивать и обещая еще и еще наддать, когда понадобится.
Николай догнал первую тройку. Они съехали с какой то горы, выехали на широко разъезженную дорогу по лугу около реки.
«Где это мы едем?» подумал Николай. – «По косому лугу должно быть. Но нет, это что то новое, чего я никогда не видал. Это не косой луг и не Дёмкина гора, а это Бог знает что такое! Это что то новое и волшебное. Ну, что бы там ни было!» И он, крикнув на лошадей, стал объезжать первую тройку.
Захар сдержал лошадей и обернул свое уже объиндевевшее до бровей лицо.
Николай пустил своих лошадей; Захар, вытянув вперед руки, чмокнул и пустил своих.
– Ну держись, барин, – проговорил он. – Еще быстрее рядом полетели тройки, и быстро переменялись ноги скачущих лошадей. Николай стал забирать вперед. Захар, не переменяя положения вытянутых рук, приподнял одну руку с вожжами.
– Врешь, барин, – прокричал он Николаю. Николай в скок пустил всех лошадей и перегнал Захара. Лошади засыпали мелким, сухим снегом лица седоков, рядом с ними звучали частые переборы и путались быстро движущиеся ноги, и тени перегоняемой тройки. Свист полозьев по снегу и женские взвизги слышались с разных сторон.
Опять остановив лошадей, Николай оглянулся кругом себя. Кругом была всё та же пропитанная насквозь лунным светом волшебная равнина с рассыпанными по ней звездами.
«Захар кричит, чтобы я взял налево; а зачем налево? думал Николай. Разве мы к Мелюковым едем, разве это Мелюковка? Мы Бог знает где едем, и Бог знает, что с нами делается – и очень странно и хорошо то, что с нами делается». Он оглянулся в сани.
– Посмотри, у него и усы и ресницы, всё белое, – сказал один из сидевших странных, хорошеньких и чужих людей с тонкими усами и бровями.
«Этот, кажется, была Наташа, подумал Николай, а эта m me Schoss; а может быть и нет, а это черкес с усами не знаю кто, но я люблю ее».
– Не холодно ли вам? – спросил он. Они не отвечали и засмеялись. Диммлер из задних саней что то кричал, вероятно смешное, но нельзя было расслышать, что он кричал.
– Да, да, – смеясь отвечали голоса.
– Однако вот какой то волшебный лес с переливающимися черными тенями и блестками алмазов и с какой то анфиладой мраморных ступеней, и какие то серебряные крыши волшебных зданий, и пронзительный визг каких то зверей. «А ежели и в самом деле это Мелюковка, то еще страннее то, что мы ехали Бог знает где, и приехали в Мелюковку», думал Николай.
Действительно это была Мелюковка, и на подъезд выбежали девки и лакеи со свечами и радостными лицами.
– Кто такой? – спрашивали с подъезда.
– Графские наряженные, по лошадям вижу, – отвечали голоса.


Пелагея Даниловна Мелюкова, широкая, энергическая женщина, в очках и распашном капоте, сидела в гостиной, окруженная дочерьми, которым она старалась не дать скучать. Они тихо лили воск и смотрели на тени выходивших фигур, когда зашумели в передней шаги и голоса приезжих.
Гусары, барыни, ведьмы, паясы, медведи, прокашливаясь и обтирая заиндевевшие от мороза лица в передней, вошли в залу, где поспешно зажигали свечи. Паяц – Диммлер с барыней – Николаем открыли пляску. Окруженные кричавшими детьми, ряженые, закрывая лица и меняя голоса, раскланивались перед хозяйкой и расстанавливались по комнате.
– Ах, узнать нельзя! А Наташа то! Посмотрите, на кого она похожа! Право, напоминает кого то. Эдуард то Карлыч как хорош! Я не узнала. Да как танцует! Ах, батюшки, и черкес какой то; право, как идет Сонюшке. Это еще кто? Ну, утешили! Столы то примите, Никита, Ваня. А мы так тихо сидели!
– Ха ха ха!… Гусар то, гусар то! Точно мальчик, и ноги!… Я видеть не могу… – слышались голоса.
Наташа, любимица молодых Мелюковых, с ними вместе исчезла в задние комнаты, куда была потребована пробка и разные халаты и мужские платья, которые в растворенную дверь принимали от лакея оголенные девичьи руки. Через десять минут вся молодежь семейства Мелюковых присоединилась к ряженым.
Пелагея Даниловна, распорядившись очисткой места для гостей и угощениями для господ и дворовых, не снимая очков, с сдерживаемой улыбкой, ходила между ряжеными, близко глядя им в лица и никого не узнавая. Она не узнавала не только Ростовых и Диммлера, но и никак не могла узнать ни своих дочерей, ни тех мужниных халатов и мундиров, которые были на них.
– А это чья такая? – говорила она, обращаясь к своей гувернантке и глядя в лицо своей дочери, представлявшей казанского татарина. – Кажется, из Ростовых кто то. Ну и вы, господин гусар, в каком полку служите? – спрашивала она Наташу. – Турке то, турке пастилы подай, – говорила она обносившему буфетчику: – это их законом не запрещено.
Иногда, глядя на странные, но смешные па, которые выделывали танцующие, решившие раз навсегда, что они наряженные, что никто их не узнает и потому не конфузившиеся, – Пелагея Даниловна закрывалась платком, и всё тучное тело ее тряслось от неудержимого доброго, старушечьего смеха. – Сашинет то моя, Сашинет то! – говорила она.
После русских плясок и хороводов Пелагея Даниловна соединила всех дворовых и господ вместе, в один большой круг; принесли кольцо, веревочку и рублик, и устроились общие игры.
Через час все костюмы измялись и расстроились. Пробочные усы и брови размазались по вспотевшим, разгоревшимся и веселым лицам. Пелагея Даниловна стала узнавать ряженых, восхищалась тем, как хорошо были сделаны костюмы, как шли они особенно к барышням, и благодарила всех за то, что так повеселили ее. Гостей позвали ужинать в гостиную, а в зале распорядились угощением дворовых.
– Нет, в бане гадать, вот это страшно! – говорила за ужином старая девушка, жившая у Мелюковых.
– Отчего же? – спросила старшая дочь Мелюковых.
– Да не пойдете, тут надо храбрость…
– Я пойду, – сказала Соня.
– Расскажите, как это было с барышней? – сказала вторая Мелюкова.
– Да вот так то, пошла одна барышня, – сказала старая девушка, – взяла петуха, два прибора – как следует, села. Посидела, только слышит, вдруг едет… с колокольцами, с бубенцами подъехали сани; слышит, идет. Входит совсем в образе человеческом, как есть офицер, пришел и сел с ней за прибор.
– А! А!… – закричала Наташа, с ужасом выкатывая глаза.
– Да как же, он так и говорит?
– Да, как человек, всё как должно быть, и стал, и стал уговаривать, а ей бы надо занять его разговором до петухов; а она заробела; – только заробела и закрылась руками. Он ее и подхватил. Хорошо, что тут девушки прибежали…
– Ну, что пугать их! – сказала Пелагея Даниловна.
– Мамаша, ведь вы сами гадали… – сказала дочь.
– А как это в амбаре гадают? – спросила Соня.
– Да вот хоть бы теперь, пойдут к амбару, да и слушают. Что услышите: заколачивает, стучит – дурно, а пересыпает хлеб – это к добру; а то бывает…
– Мама расскажите, что с вами было в амбаре?
Пелагея Даниловна улыбнулась.
– Да что, я уж забыла… – сказала она. – Ведь вы никто не пойдете?
– Нет, я пойду; Пепагея Даниловна, пустите меня, я пойду, – сказала Соня.
– Ну что ж, коли не боишься.
– Луиза Ивановна, можно мне? – спросила Соня.
Играли ли в колечко, в веревочку или рублик, разговаривали ли, как теперь, Николай не отходил от Сони и совсем новыми глазами смотрел на нее. Ему казалось, что он нынче только в первый раз, благодаря этим пробочным усам, вполне узнал ее. Соня действительно этот вечер была весела, оживлена и хороша, какой никогда еще не видал ее Николай.
«Так вот она какая, а я то дурак!» думал он, глядя на ее блестящие глаза и счастливую, восторженную, из под усов делающую ямочки на щеках, улыбку, которой он не видал прежде.
– Я ничего не боюсь, – сказала Соня. – Можно сейчас? – Она встала. Соне рассказали, где амбар, как ей молча стоять и слушать, и подали ей шубку. Она накинула ее себе на голову и взглянула на Николая.
«Что за прелесть эта девочка!» подумал он. «И об чем я думал до сих пор!»
Соня вышла в коридор, чтобы итти в амбар. Николай поспешно пошел на парадное крыльцо, говоря, что ему жарко. Действительно в доме было душно от столпившегося народа.
На дворе был тот же неподвижный холод, тот же месяц, только было еще светлее. Свет был так силен и звезд на снеге было так много, что на небо не хотелось смотреть, и настоящих звезд было незаметно. На небе было черно и скучно, на земле было весело.
«Дурак я, дурак! Чего ждал до сих пор?» подумал Николай и, сбежав на крыльцо, он обошел угол дома по той тропинке, которая вела к заднему крыльцу. Он знал, что здесь пойдет Соня. На половине дороги стояли сложенные сажени дров, на них был снег, от них падала тень; через них и с боку их, переплетаясь, падали тени старых голых лип на снег и дорожку. Дорожка вела к амбару. Рубленная стена амбара и крыша, покрытая снегом, как высеченная из какого то драгоценного камня, блестели в месячном свете. В саду треснуло дерево, и опять всё совершенно затихло. Грудь, казалось, дышала не воздухом, а какой то вечно молодой силой и радостью.
С девичьего крыльца застучали ноги по ступенькам, скрыпнуло звонко на последней, на которую был нанесен снег, и голос старой девушки сказал:
– Прямо, прямо, вот по дорожке, барышня. Только не оглядываться.
– Я не боюсь, – отвечал голос Сони, и по дорожке, по направлению к Николаю, завизжали, засвистели в тоненьких башмачках ножки Сони.
Соня шла закутавшись в шубку. Она была уже в двух шагах, когда увидала его; она увидала его тоже не таким, каким она знала и какого всегда немножко боялась. Он был в женском платье со спутанными волосами и с счастливой и новой для Сони улыбкой. Соня быстро подбежала к нему.
«Совсем другая, и всё та же», думал Николай, глядя на ее лицо, всё освещенное лунным светом. Он продел руки под шубку, прикрывавшую ее голову, обнял, прижал к себе и поцеловал в губы, над которыми были усы и от которых пахло жженой пробкой. Соня в самую середину губ поцеловала его и, выпростав маленькие руки, с обеих сторон взяла его за щеки.
– Соня!… Nicolas!… – только сказали они. Они подбежали к амбару и вернулись назад каждый с своего крыльца.


Когда все поехали назад от Пелагеи Даниловны, Наташа, всегда всё видевшая и замечавшая, устроила так размещение, что Луиза Ивановна и она сели в сани с Диммлером, а Соня села с Николаем и девушками.
Николай, уже не перегоняясь, ровно ехал в обратный путь, и всё вглядываясь в этом странном, лунном свете в Соню, отыскивал при этом всё переменяющем свете, из под бровей и усов свою ту прежнюю и теперешнюю Соню, с которой он решил уже никогда не разлучаться. Он вглядывался, и когда узнавал всё ту же и другую и вспоминал, слышав этот запах пробки, смешанный с чувством поцелуя, он полной грудью вдыхал в себя морозный воздух и, глядя на уходящую землю и блестящее небо, он чувствовал себя опять в волшебном царстве.
– Соня, тебе хорошо? – изредка спрашивал он.
– Да, – отвечала Соня. – А тебе ?
На середине дороги Николай дал подержать лошадей кучеру, на минутку подбежал к саням Наташи и стал на отвод.
– Наташа, – сказал он ей шопотом по французски, – знаешь, я решился насчет Сони.
– Ты ей сказал? – спросила Наташа, вся вдруг просияв от радости.
– Ах, какая ты странная с этими усами и бровями, Наташа! Ты рада?
– Я так рада, так рада! Я уж сердилась на тебя. Я тебе не говорила, но ты дурно с ней поступал. Это такое сердце, Nicolas. Как я рада! Я бываю гадкая, но мне совестно было быть одной счастливой без Сони, – продолжала Наташа. – Теперь я так рада, ну, беги к ней.
– Нет, постой, ах какая ты смешная! – сказал Николай, всё всматриваясь в нее, и в сестре тоже находя что то новое, необыкновенное и обворожительно нежное, чего он прежде не видал в ней. – Наташа, что то волшебное. А?
– Да, – отвечала она, – ты прекрасно сделал.
«Если б я прежде видел ее такою, какою она теперь, – думал Николай, – я бы давно спросил, что сделать и сделал бы всё, что бы она ни велела, и всё бы было хорошо».
– Так ты рада, и я хорошо сделал?
– Ах, так хорошо! Я недавно с мамашей поссорилась за это. Мама сказала, что она тебя ловит. Как это можно говорить? Я с мама чуть не побранилась. И никому никогда не позволю ничего дурного про нее сказать и подумать, потому что в ней одно хорошее.
– Так хорошо? – сказал Николай, еще раз высматривая выражение лица сестры, чтобы узнать, правда ли это, и, скрыпя сапогами, он соскочил с отвода и побежал к своим саням. Всё тот же счастливый, улыбающийся черкес, с усиками и блестящими глазами, смотревший из под собольего капора, сидел там, и этот черкес был Соня, и эта Соня была наверное его будущая, счастливая и любящая жена.
Приехав домой и рассказав матери о том, как они провели время у Мелюковых, барышни ушли к себе. Раздевшись, но не стирая пробочных усов, они долго сидели, разговаривая о своем счастьи. Они говорили о том, как они будут жить замужем, как их мужья будут дружны и как они будут счастливы.
На Наташином столе стояли еще с вечера приготовленные Дуняшей зеркала. – Только когда всё это будет? Я боюсь, что никогда… Это было бы слишком хорошо! – сказала Наташа вставая и подходя к зеркалам.
– Садись, Наташа, может быть ты увидишь его, – сказала Соня. Наташа зажгла свечи и села. – Какого то с усами вижу, – сказала Наташа, видевшая свое лицо.
– Не надо смеяться, барышня, – сказала Дуняша.
Наташа нашла с помощью Сони и горничной положение зеркалу; лицо ее приняло серьезное выражение, и она замолкла. Долго она сидела, глядя на ряд уходящих свечей в зеркалах, предполагая (соображаясь с слышанными рассказами) то, что она увидит гроб, то, что увидит его, князя Андрея, в этом последнем, сливающемся, смутном квадрате. Но как ни готова она была принять малейшее пятно за образ человека или гроба, она ничего не видала. Она часто стала мигать и отошла от зеркала.
– Отчего другие видят, а я ничего не вижу? – сказала она. – Ну садись ты, Соня; нынче непременно тебе надо, – сказала она. – Только за меня… Мне так страшно нынче!
Соня села за зеркало, устроила положение, и стала смотреть.
– Вот Софья Александровна непременно увидят, – шопотом сказала Дуняша; – а вы всё смеетесь.
Соня слышала эти слова, и слышала, как Наташа шопотом сказала:
– И я знаю, что она увидит; она и прошлого года видела.
Минуты три все молчали. «Непременно!» прошептала Наташа и не докончила… Вдруг Соня отсторонила то зеркало, которое она держала, и закрыла глаза рукой.
– Ах, Наташа! – сказала она.
– Видела? Видела? Что видела? – вскрикнула Наташа, поддерживая зеркало.
Соня ничего не видала, она только что хотела замигать глазами и встать, когда услыхала голос Наташи, сказавшей «непременно»… Ей не хотелось обмануть ни Дуняшу, ни Наташу, и тяжело было сидеть. Она сама не знала, как и вследствие чего у нее вырвался крик, когда она закрыла глаза рукою.
– Его видела? – спросила Наташа, хватая ее за руку.
– Да. Постой… я… видела его, – невольно сказала Соня, еще не зная, кого разумела Наташа под словом его: его – Николая или его – Андрея.
«Но отчего же мне не сказать, что я видела? Ведь видят же другие! И кто же может уличить меня в том, что я видела или не видала?» мелькнуло в голове Сони.
– Да, я его видела, – сказала она.
– Как же? Как же? Стоит или лежит?
– Нет, я видела… То ничего не было, вдруг вижу, что он лежит.
– Андрей лежит? Он болен? – испуганно остановившимися глазами глядя на подругу, спрашивала Наташа.
– Нет, напротив, – напротив, веселое лицо, и он обернулся ко мне, – и в ту минуту как она говорила, ей самой казалось, что она видела то, что говорила.
– Ну а потом, Соня?…
– Тут я не рассмотрела, что то синее и красное…
– Соня! когда он вернется? Когда я увижу его! Боже мой, как я боюсь за него и за себя, и за всё мне страшно… – заговорила Наташа, и не отвечая ни слова на утешения Сони, легла в постель и долго после того, как потушили свечу, с открытыми глазами, неподвижно лежала на постели и смотрела на морозный, лунный свет сквозь замерзшие окна.


Вскоре после святок Николай объявил матери о своей любви к Соне и о твердом решении жениться на ней. Графиня, давно замечавшая то, что происходило между Соней и Николаем, и ожидавшая этого объяснения, молча выслушала его слова и сказала сыну, что он может жениться на ком хочет; но что ни она, ни отец не дадут ему благословения на такой брак. В первый раз Николай почувствовал, что мать недовольна им, что несмотря на всю свою любовь к нему, она не уступит ему. Она, холодно и не глядя на сына, послала за мужем; и, когда он пришел, графиня хотела коротко и холодно в присутствии Николая сообщить ему в чем дело, но не выдержала: заплакала слезами досады и вышла из комнаты. Старый граф стал нерешительно усовещивать Николая и просить его отказаться от своего намерения. Николай отвечал, что он не может изменить своему слову, и отец, вздохнув и очевидно смущенный, весьма скоро перервал свою речь и пошел к графине. При всех столкновениях с сыном, графа не оставляло сознание своей виноватости перед ним за расстройство дел, и потому он не мог сердиться на сына за отказ жениться на богатой невесте и за выбор бесприданной Сони, – он только при этом случае живее вспоминал то, что, ежели бы дела не были расстроены, нельзя было для Николая желать лучшей жены, чем Соня; и что виновен в расстройстве дел только один он с своим Митенькой и с своими непреодолимыми привычками.
Отец с матерью больше не говорили об этом деле с сыном; но несколько дней после этого, графиня позвала к себе Соню и с жестокостью, которой не ожидали ни та, ни другая, графиня упрекала племянницу в заманивании сына и в неблагодарности. Соня, молча с опущенными глазами, слушала жестокие слова графини и не понимала, чего от нее требуют. Она всем готова была пожертвовать для своих благодетелей. Мысль о самопожертвовании была любимой ее мыслью; но в этом случае она не могла понять, кому и чем ей надо жертвовать. Она не могла не любить графиню и всю семью Ростовых, но и не могла не любить Николая и не знать, что его счастие зависело от этой любви. Она была молчалива и грустна, и не отвечала. Николай не мог, как ему казалось, перенести долее этого положения и пошел объясниться с матерью. Николай то умолял мать простить его и Соню и согласиться на их брак, то угрожал матери тем, что, ежели Соню будут преследовать, то он сейчас же женится на ней тайно.
Графиня с холодностью, которой никогда не видал сын, отвечала ему, что он совершеннолетний, что князь Андрей женится без согласия отца, и что он может то же сделать, но что никогда она не признает эту интригантку своей дочерью.
Взорванный словом интригантка , Николай, возвысив голос, сказал матери, что он никогда не думал, чтобы она заставляла его продавать свои чувства, и что ежели это так, то он последний раз говорит… Но он не успел сказать того решительного слова, которого, судя по выражению его лица, с ужасом ждала мать и которое может быть навсегда бы осталось жестоким воспоминанием между ними. Он не успел договорить, потому что Наташа с бледным и серьезным лицом вошла в комнату от двери, у которой она подслушивала.
– Николинька, ты говоришь пустяки, замолчи, замолчи! Я тебе говорю, замолчи!.. – почти кричала она, чтобы заглушить его голос.
– Мама, голубчик, это совсем не оттого… душечка моя, бедная, – обращалась она к матери, которая, чувствуя себя на краю разрыва, с ужасом смотрела на сына, но, вследствие упрямства и увлечения борьбы, не хотела и не могла сдаться.
– Николинька, я тебе растолкую, ты уйди – вы послушайте, мама голубушка, – говорила она матери.
Слова ее были бессмысленны; но они достигли того результата, к которому она стремилась.
Графиня тяжело захлипав спрятала лицо на груди дочери, а Николай встал, схватился за голову и вышел из комнаты.
Наташа взялась за дело примирения и довела его до того, что Николай получил обещание от матери в том, что Соню не будут притеснять, и сам дал обещание, что он ничего не предпримет тайно от родителей.
С твердым намерением, устроив в полку свои дела, выйти в отставку, приехать и жениться на Соне, Николай, грустный и серьезный, в разладе с родными, но как ему казалось, страстно влюбленный, в начале января уехал в полк.
После отъезда Николая в доме Ростовых стало грустнее чем когда нибудь. Графиня от душевного расстройства сделалась больна.
Соня была печальна и от разлуки с Николаем и еще более от того враждебного тона, с которым не могла не обращаться с ней графиня. Граф более чем когда нибудь был озабочен дурным положением дел, требовавших каких нибудь решительных мер. Необходимо было продать московский дом и подмосковную, а для продажи дома нужно было ехать в Москву. Но здоровье графини заставляло со дня на день откладывать отъезд.
Наташа, легко и даже весело переносившая первое время разлуки с своим женихом, теперь с каждым днем становилась взволнованнее и нетерпеливее. Мысль о том, что так, даром, ни для кого пропадает ее лучшее время, которое бы она употребила на любовь к нему, неотступно мучила ее. Письма его большей частью сердили ее. Ей оскорбительно было думать, что тогда как она живет только мыслью о нем, он живет настоящею жизнью, видит новые места, новых людей, которые для него интересны. Чем занимательнее были его письма, тем ей было досаднее. Ее же письма к нему не только не доставляли ей утешения, но представлялись скучной и фальшивой обязанностью. Она не умела писать, потому что не могла постигнуть возможности выразить в письме правдиво хоть одну тысячную долю того, что она привыкла выражать голосом, улыбкой и взглядом. Она писала ему классически однообразные, сухие письма, которым сама не приписывала никакого значения и в которых, по брульонам, графиня поправляла ей орфографические ошибки.
Здоровье графини все не поправлялось; но откладывать поездку в Москву уже не было возможности. Нужно было делать приданое, нужно было продать дом, и притом князя Андрея ждали сперва в Москву, где в эту зиму жил князь Николай Андреич, и Наташа была уверена, что он уже приехал.
Графиня осталась в деревне, а граф, взяв с собой Соню и Наташу, в конце января поехал в Москву.



Пьер после сватовства князя Андрея и Наташи, без всякой очевидной причины, вдруг почувствовал невозможность продолжать прежнюю жизнь. Как ни твердо он был убежден в истинах, открытых ему его благодетелем, как ни радостно ему было то первое время увлечения внутренней работой самосовершенствования, которой он предался с таким жаром, после помолвки князя Андрея с Наташей и после смерти Иосифа Алексеевича, о которой он получил известие почти в то же время, – вся прелесть этой прежней жизни вдруг пропала для него. Остался один остов жизни: его дом с блестящею женой, пользовавшеюся теперь милостями одного важного лица, знакомство со всем Петербургом и служба с скучными формальностями. И эта прежняя жизнь вдруг с неожиданной мерзостью представилась Пьеру. Он перестал писать свой дневник, избегал общества братьев, стал опять ездить в клуб, стал опять много пить, опять сблизился с холостыми компаниями и начал вести такую жизнь, что графиня Елена Васильевна сочла нужным сделать ему строгое замечание. Пьер почувствовав, что она была права, и чтобы не компрометировать свою жену, уехал в Москву.
В Москве, как только он въехал в свой огромный дом с засохшими и засыхающими княжнами, с громадной дворней, как только он увидал – проехав по городу – эту Иверскую часовню с бесчисленными огнями свеч перед золотыми ризами, эту Кремлевскую площадь с незаезженным снегом, этих извозчиков и лачужки Сивцева Вражка, увидал стариков московских, ничего не желающих и никуда не спеша доживающих свой век, увидал старушек, московских барынь, московские балы и Московский Английский клуб, – он почувствовал себя дома, в тихом пристанище. Ему стало в Москве покойно, тепло, привычно и грязно, как в старом халате.
Московское общество всё, начиная от старух до детей, как своего давно жданного гостя, которого место всегда было готово и не занято, – приняло Пьера. Для московского света, Пьер был самым милым, добрым, умным веселым, великодушным чудаком, рассеянным и душевным, русским, старого покроя, барином. Кошелек его всегда был пуст, потому что открыт для всех.
Бенефисы, дурные картины, статуи, благотворительные общества, цыгане, школы, подписные обеды, кутежи, масоны, церкви, книги – никто и ничто не получало отказа, и ежели бы не два его друга, занявшие у него много денег и взявшие его под свою опеку, он бы всё роздал. В клубе не было ни обеда, ни вечера без него. Как только он приваливался на свое место на диване после двух бутылок Марго, его окружали, и завязывались толки, споры, шутки. Где ссорились, он – одной своей доброй улыбкой и кстати сказанной шуткой, мирил. Масонские столовые ложи были скучны и вялы, ежели его не было.
Когда после холостого ужина он, с доброй и сладкой улыбкой, сдаваясь на просьбы веселой компании, поднимался, чтобы ехать с ними, между молодежью раздавались радостные, торжественные крики. На балах он танцовал, если не доставало кавалера. Молодые дамы и барышни любили его за то, что он, не ухаживая ни за кем, был со всеми одинаково любезен, особенно после ужина. «Il est charmant, il n'a pas de seхе», [Он очень мил, но не имеет пола,] говорили про него.
Пьер был тем отставным добродушно доживающим свой век в Москве камергером, каких были сотни.
Как бы он ужаснулся, ежели бы семь лет тому назад, когда он только приехал из за границы, кто нибудь сказал бы ему, что ему ничего не нужно искать и выдумывать, что его колея давно пробита, определена предвечно, и что, как он ни вертись, он будет тем, чем были все в его положении. Он не мог бы поверить этому! Разве не он всей душой желал, то произвести республику в России, то самому быть Наполеоном, то философом, то тактиком, победителем Наполеона? Разве не он видел возможность и страстно желал переродить порочный род человеческий и самого себя довести до высшей степени совершенства? Разве не он учреждал и школы и больницы и отпускал своих крестьян на волю?
А вместо всего этого, вот он, богатый муж неверной жены, камергер в отставке, любящий покушать, выпить и расстегнувшись побранить легко правительство, член Московского Английского клуба и всеми любимый член московского общества. Он долго не мог помириться с той мыслью, что он есть тот самый отставной московский камергер, тип которого он так глубоко презирал семь лет тому назад.
Иногда он утешал себя мыслями, что это только так, покамест, он ведет эту жизнь; но потом его ужасала другая мысль, что так, покамест, уже сколько людей входили, как он, со всеми зубами и волосами в эту жизнь и в этот клуб и выходили оттуда без одного зуба и волоса.
В минуты гордости, когда он думал о своем положении, ему казалось, что он совсем другой, особенный от тех отставных камергеров, которых он презирал прежде, что те были пошлые и глупые, довольные и успокоенные своим положением, «а я и теперь всё недоволен, всё мне хочется сделать что то для человечества», – говорил он себе в минуты гордости. «А может быть и все те мои товарищи, точно так же, как и я, бились, искали какой то новой, своей дороги в жизни, и так же как и я силой обстановки, общества, породы, той стихийной силой, против которой не властен человек, были приведены туда же, куда и я», говорил он себе в минуты скромности, и поживши в Москве несколько времени, он не презирал уже, а начинал любить, уважать и жалеть, так же как и себя, своих по судьбе товарищей.
На Пьера не находили, как прежде, минуты отчаяния, хандры и отвращения к жизни; но та же болезнь, выражавшаяся прежде резкими припадками, была вогнана внутрь и ни на мгновенье не покидала его. «К чему? Зачем? Что такое творится на свете?» спрашивал он себя с недоумением по нескольку раз в день, невольно начиная вдумываться в смысл явлений жизни; но опытом зная, что на вопросы эти не было ответов, он поспешно старался отвернуться от них, брался за книгу, или спешил в клуб, или к Аполлону Николаевичу болтать о городских сплетнях.
«Елена Васильевна, никогда ничего не любившая кроме своего тела и одна из самых глупых женщин в мире, – думал Пьер – представляется людям верхом ума и утонченности, и перед ней преклоняются. Наполеон Бонапарт был презираем всеми до тех пор, пока он был велик, и с тех пор как он стал жалким комедиантом – император Франц добивается предложить ему свою дочь в незаконные супруги. Испанцы воссылают мольбы Богу через католическое духовенство в благодарность за то, что они победили 14 го июня французов, а французы воссылают мольбы через то же католическое духовенство о том, что они 14 го июня победили испанцев. Братья мои масоны клянутся кровью в том, что они всем готовы жертвовать для ближнего, а не платят по одному рублю на сборы бедных и интригуют Астрея против Ищущих манны, и хлопочут о настоящем Шотландском ковре и об акте, смысла которого не знает и тот, кто писал его, и которого никому не нужно. Все мы исповедуем христианский закон прощения обид и любви к ближнему – закон, вследствие которого мы воздвигли в Москве сорок сороков церквей, а вчера засекли кнутом бежавшего человека, и служитель того же самого закона любви и прощения, священник, давал целовать солдату крест перед казнью». Так думал Пьер, и эта вся, общая, всеми признаваемая ложь, как он ни привык к ней, как будто что то новое, всякий раз изумляла его. – «Я понимаю эту ложь и путаницу, думал он, – но как мне рассказать им всё, что я понимаю? Я пробовал и всегда находил, что и они в глубине души понимают то же, что и я, но стараются только не видеть ее . Стало быть так надо! Но мне то, мне куда деваться?» думал Пьер. Он испытывал несчастную способность многих, особенно русских людей, – способность видеть и верить в возможность добра и правды, и слишком ясно видеть зло и ложь жизни, для того чтобы быть в силах принимать в ней серьезное участие. Всякая область труда в глазах его соединялась со злом и обманом. Чем он ни пробовал быть, за что он ни брался – зло и ложь отталкивали его и загораживали ему все пути деятельности. А между тем надо было жить, надо было быть заняту. Слишком страшно было быть под гнетом этих неразрешимых вопросов жизни, и он отдавался первым увлечениям, чтобы только забыть их. Он ездил во всевозможные общества, много пил, покупал картины и строил, а главное читал.
Он читал и читал всё, что попадалось под руку, и читал так что, приехав домой, когда лакеи еще раздевали его, он, уже взяв книгу, читал – и от чтения переходил ко сну, и от сна к болтовне в гостиных и клубе, от болтовни к кутежу и женщинам, от кутежа опять к болтовне, чтению и вину. Пить вино для него становилось всё больше и больше физической и вместе нравственной потребностью. Несмотря на то, что доктора говорили ему, что с его корпуленцией, вино для него опасно, он очень много пил. Ему становилось вполне хорошо только тогда, когда он, сам не замечая как, опрокинув в свой большой рот несколько стаканов вина, испытывал приятную теплоту в теле, нежность ко всем своим ближним и готовность ума поверхностно отзываться на всякую мысль, не углубляясь в сущность ее. Только выпив бутылку и две вина, он смутно сознавал, что тот запутанный, страшный узел жизни, который ужасал его прежде, не так страшен, как ему казалось. С шумом в голове, болтая, слушая разговоры или читая после обеда и ужина, он беспрестанно видел этот узел, какой нибудь стороной его. Но только под влиянием вина он говорил себе: «Это ничего. Это я распутаю – вот у меня и готово объяснение. Но теперь некогда, – я после обдумаю всё это!» Но это после никогда не приходило.
Натощак, поутру, все прежние вопросы представлялись столь же неразрешимыми и страшными, и Пьер торопливо хватался за книгу и радовался, когда кто нибудь приходил к нему.
Иногда Пьер вспоминал о слышанном им рассказе о том, как на войне солдаты, находясь под выстрелами в прикрытии, когда им делать нечего, старательно изыскивают себе занятие, для того чтобы легче переносить опасность. И Пьеру все люди представлялись такими солдатами, спасающимися от жизни: кто честолюбием, кто картами, кто писанием законов, кто женщинами, кто игрушками, кто лошадьми, кто политикой, кто охотой, кто вином, кто государственными делами. «Нет ни ничтожного, ни важного, всё равно: только бы спастись от нее как умею»! думал Пьер. – «Только бы не видать ее , эту страшную ее ».


В начале зимы, князь Николай Андреич Болконский с дочерью приехали в Москву. По своему прошедшему, по своему уму и оригинальности, в особенности по ослаблению на ту пору восторга к царствованию императора Александра, и по тому анти французскому и патриотическому направлению, которое царствовало в то время в Москве, князь Николай Андреич сделался тотчас же предметом особенной почтительности москвичей и центром московской оппозиции правительству.
Князь очень постарел в этот год. В нем появились резкие признаки старости: неожиданные засыпанья, забывчивость ближайших по времени событий и памятливость к давнишним, и детское тщеславие, с которым он принимал роль главы московской оппозиции. Несмотря на то, когда старик, особенно по вечерам, выходил к чаю в своей шубке и пудренном парике, и начинал, затронутый кем нибудь, свои отрывистые рассказы о прошедшем, или еще более отрывистые и резкие суждения о настоящем, он возбуждал во всех своих гостях одинаковое чувство почтительного уважения. Для посетителей весь этот старинный дом с огромными трюмо, дореволюционной мебелью, этими лакеями в пудре, и сам прошлого века крутой и умный старик с его кроткою дочерью и хорошенькой француженкой, которые благоговели перед ним, – представлял величественно приятное зрелище. Но посетители не думали о том, что кроме этих двух трех часов, во время которых они видели хозяев, было еще 22 часа в сутки, во время которых шла тайная внутренняя жизнь дома.
В последнее время в Москве эта внутренняя жизнь сделалась очень тяжела для княжны Марьи. Она была лишена в Москве тех своих лучших радостей – бесед с божьими людьми и уединения, – которые освежали ее в Лысых Горах, и не имела никаких выгод и радостей столичной жизни. В свет она не ездила; все знали, что отец не пускает ее без себя, а сам он по нездоровью не мог ездить, и ее уже не приглашали на обеды и вечера. Надежду на замужество княжна Марья совсем оставила. Она видела ту холодность и озлобление, с которыми князь Николай Андреич принимал и спроваживал от себя молодых людей, могущих быть женихами, иногда являвшихся в их дом. Друзей у княжны Марьи не было: в этот приезд в Москву она разочаровалась в своих двух самых близких людях. М lle Bourienne, с которой она и прежде не могла быть вполне откровенна, теперь стала ей неприятна и она по некоторым причинам стала отдаляться от нее. Жюли, которая была в Москве и к которой княжна Марья писала пять лет сряду, оказалась совершенно чужою ей, когда княжна Марья вновь сошлась с нею лично. Жюли в это время, по случаю смерти братьев сделавшись одной из самых богатых невест в Москве, находилась во всем разгаре светских удовольствий. Она была окружена молодыми людьми, которые, как она думала, вдруг оценили ее достоинства. Жюли находилась в том периоде стареющейся светской барышни, которая чувствует, что наступил последний шанс замужества, и теперь или никогда должна решиться ее участь. Княжна Марья с грустной улыбкой вспоминала по четвергам, что ей теперь писать не к кому, так как Жюли, Жюли, от присутствия которой ей не было никакой радости, была здесь и виделась с нею каждую неделю. Она, как старый эмигрант, отказавшийся жениться на даме, у которой он проводил несколько лет свои вечера, жалела о том, что Жюли была здесь и ей некому писать. Княжне Марье в Москве не с кем было поговорить, некому поверить своего горя, а горя много прибавилось нового за это время. Срок возвращения князя Андрея и его женитьбы приближался, а его поручение приготовить к тому отца не только не было исполнено, но дело напротив казалось совсем испорчено, и напоминание о графине Ростовой выводило из себя старого князя, и так уже большую часть времени бывшего не в духе. Новое горе, прибавившееся в последнее время для княжны Марьи, были уроки, которые она давала шестилетнему племяннику. В своих отношениях с Николушкой она с ужасом узнавала в себе свойство раздражительности своего отца. Сколько раз она ни говорила себе, что не надо позволять себе горячиться уча племянника, почти всякий раз, как она садилась с указкой за французскую азбуку, ей так хотелось поскорее, полегче перелить из себя свое знание в ребенка, уже боявшегося, что вот вот тетя рассердится, что она при малейшем невнимании со стороны мальчика вздрагивала, торопилась, горячилась, возвышала голос, иногда дергала его за руку и ставила в угол. Поставив его в угол, она сама начинала плакать над своей злой, дурной натурой, и Николушка, подражая ей рыданьями, без позволенья выходил из угла, подходил к ней и отдергивал от лица ее мокрые руки, и утешал ее. Но более, более всего горя доставляла княжне раздражительность ее отца, всегда направленная против дочери и дошедшая в последнее время до жестокости. Ежели бы он заставлял ее все ночи класть поклоны, ежели бы он бил ее, заставлял таскать дрова и воду, – ей бы и в голову не пришло, что ее положение трудно; но этот любящий мучитель, самый жестокий от того, что он любил и за то мучил себя и ее, – умышленно умел не только оскорбить, унизить ее, но и доказать ей, что она всегда и во всем была виновата. В последнее время в нем появилась новая черта, более всего мучившая княжну Марью – это было его большее сближение с m lle Bourienne. Пришедшая ему, в первую минуту по получении известия о намерении своего сына, мысль шутка о том, что ежели Андрей женится, то и он сам женится на Bourienne, – видимо понравилась ему, и он с упорством последнее время (как казалось княжне Марье) только для того, чтобы ее оскорбить, выказывал особенную ласку к m lle Bоurienne и выказывал свое недовольство к дочери выказываньем любви к Bourienne.
Однажды в Москве, в присутствии княжны Марьи (ей казалось, что отец нарочно при ней это сделал), старый князь поцеловал у m lle Bourienne руку и, притянув ее к себе, обнял лаская. Княжна Марья вспыхнула и выбежала из комнаты. Через несколько минут m lle Bourienne вошла к княжне Марье, улыбаясь и что то весело рассказывая своим приятным голосом. Княжна Марья поспешно отерла слезы, решительными шагами подошла к Bourienne и, видимо сама того не зная, с гневной поспешностью и взрывами голоса, начала кричать на француженку: «Это гадко, низко, бесчеловечно пользоваться слабостью…» Она не договорила. «Уйдите вон из моей комнаты», прокричала она и зарыдала.
На другой день князь ни слова не сказал своей дочери; но она заметила, что за обедом он приказал подавать кушанье, начиная с m lle Bourienne. В конце обеда, когда буфетчик, по прежней привычке, опять подал кофе, начиная с княжны, князь вдруг пришел в бешенство, бросил костылем в Филиппа и тотчас же сделал распоряжение об отдаче его в солдаты. «Не слышат… два раза сказал!… не слышат!»
«Она – первый человек в этом доме; она – мой лучший друг, – кричал князь. – И ежели ты позволишь себе, – закричал он в гневе, в первый раз обращаясь к княжне Марье, – еще раз, как вчера ты осмелилась… забыться перед ней, то я тебе покажу, кто хозяин в доме. Вон! чтоб я не видал тебя; проси у ней прощенья!»
Княжна Марья просила прощенья у Амальи Евгеньевны и у отца за себя и за Филиппа буфетчика, который просил заступы.
В такие минуты в душе княжны Марьи собиралось чувство, похожее на гордость жертвы. И вдруг в такие то минуты, при ней, этот отец, которого она осуждала, или искал очки, ощупывая подле них и не видя, или забывал то, что сейчас было, или делал слабевшими ногами неверный шаг и оглядывался, не видал ли кто его слабости, или, что было хуже всего, он за обедом, когда не было гостей, возбуждавших его, вдруг задремывал, выпуская салфетку, и склонялся над тарелкой, трясущейся головой. «Он стар и слаб, а я смею осуждать его!» думала она с отвращением к самой себе в такие минуты.


В 1811 м году в Москве жил быстро вошедший в моду французский доктор, огромный ростом, красавец, любезный, как француз и, как говорили все в Москве, врач необыкновенного искусства – Метивье. Он был принят в домах высшего общества не как доктор, а как равный.
Князь Николай Андреич, смеявшийся над медициной, последнее время, по совету m lle Bourienne, допустил к себе этого доктора и привык к нему. Метивье раза два в неделю бывал у князя.
В Николин день, в именины князя, вся Москва была у подъезда его дома, но он никого не велел принимать; а только немногих, список которых он передал княжне Марье, велел звать к обеду.
Метивье, приехавший утром с поздравлением, в качестве доктора, нашел приличным de forcer la consigne [нарушить запрет], как он сказал княжне Марье, и вошел к князю. Случилось так, что в это именинное утро старый князь был в одном из своих самых дурных расположений духа. Он целое утро ходил по дому, придираясь ко всем и делая вид, что он не понимает того, что ему говорят, и что его не понимают. Княжна Марья твердо знала это состояние духа тихой и озабоченной ворчливости, которая обыкновенно разрешалась взрывом бешенства, и как перед заряженным, с взведенными курками, ружьем, ходила всё это утро, ожидая неизбежного выстрела. Утро до приезда доктора прошло благополучно. Пропустив доктора, княжна Марья села с книгой в гостиной у двери, от которой она могла слышать всё то, что происходило в кабинете.
Сначала она слышала один голос Метивье, потом голос отца, потом оба голоса заговорили вместе, дверь распахнулась и на пороге показалась испуганная, красивая фигура Метивье с его черным хохлом, и фигура князя в колпаке и халате с изуродованным бешенством лицом и опущенными зрачками глаз.
– Не понимаешь? – кричал князь, – а я понимаю! Французский шпион, Бонапартов раб, шпион, вон из моего дома – вон, я говорю, – и он захлопнул дверь.
Метивье пожимая плечами подошел к mademoiselle Bourienne, прибежавшей на крик из соседней комнаты.
– Князь не совсем здоров, – la bile et le transport au cerveau. Tranquillisez vous, je repasserai demain, [желчь и прилив к мозгу. Успокойтесь, я завтра зайду,] – сказал Метивье и, приложив палец к губам, поспешно вышел.
За дверью слышались шаги в туфлях и крики: «Шпионы, изменники, везде изменники! В своем доме нет минуты покоя!»
После отъезда Метивье старый князь позвал к себе дочь и вся сила его гнева обрушилась на нее. Она была виновата в том, что к нему пустили шпиона. .Ведь он сказал, ей сказал, чтобы она составила список, и тех, кого не было в списке, чтобы не пускали. Зачем же пустили этого мерзавца! Она была причиной всего. С ней он не мог иметь ни минуты покоя, не мог умереть спокойно, говорил он.
– Нет, матушка, разойтись, разойтись, это вы знайте, знайте! Я теперь больше не могу, – сказал он и вышел из комнаты. И как будто боясь, чтобы она не сумела как нибудь утешиться, он вернулся к ней и, стараясь принять спокойный вид, прибавил: – И не думайте, чтобы я это сказал вам в минуту сердца, а я спокоен, и я обдумал это; и это будет – разойтись, поищите себе места!… – Но он не выдержал и с тем озлоблением, которое может быть только у человека, который любит, он, видимо сам страдая, затряс кулаками и прокричал ей:
– И хоть бы какой нибудь дурак взял ее замуж! – Он хлопнул дверью, позвал к себе m lle Bourienne и затих в кабинете.
В два часа съехались избранные шесть персон к обеду. Гости – известный граф Ростопчин, князь Лопухин с своим племянником, генерал Чатров, старый, боевой товарищ князя, и из молодых Пьер и Борис Друбецкой – ждали его в гостиной.
На днях приехавший в Москву в отпуск Борис пожелал быть представленным князю Николаю Андреевичу и сумел до такой степени снискать его расположение, что князь для него сделал исключение из всех холостых молодых людей, которых он не принимал к себе.
Дом князя был не то, что называется «свет», но это был такой маленький кружок, о котором хотя и не слышно было в городе, но в котором лестнее всего было быть принятым. Это понял Борис неделю тому назад, когда при нем Ростопчин сказал главнокомандующему, звавшему графа обедать в Николин день, что он не может быть:
– В этот день уж я всегда езжу прикладываться к мощам князя Николая Андреича.
– Ах да, да, – отвечал главнокомандующий. – Что он?..
Небольшое общество, собравшееся в старомодной, высокой, с старой мебелью, гостиной перед обедом, было похоже на собравшийся, торжественный совет судилища. Все молчали и ежели говорили, то говорили тихо. Князь Николай Андреич вышел серьезен и молчалив. Княжна Марья еще более казалась тихою и робкою, чем обыкновенно. Гости неохотно обращались к ней, потому что видели, что ей было не до их разговоров. Граф Ростопчин один держал нить разговора, рассказывая о последних то городских, то политических новостях.
Лопухин и старый генерал изредка принимали участие в разговоре. Князь Николай Андреич слушал, как верховный судья слушает доклад, который делают ему, только изредка молчанием или коротким словцом заявляя, что он принимает к сведению то, что ему докладывают. Тон разговора был такой, что понятно было, никто не одобрял того, что делалось в политическом мире. Рассказывали о событиях, очевидно подтверждающих то, что всё шло хуже и хуже; но во всяком рассказе и суждении было поразительно то, как рассказчик останавливался или бывал останавливаем всякий раз на той границе, где суждение могло относиться к лицу государя императора.
За обедом разговор зашел о последней политической новости, о захвате Наполеоном владений герцога Ольденбургского и о русской враждебной Наполеону ноте, посланной ко всем европейским дворам.
– Бонапарт поступает с Европой как пират на завоеванном корабле, – сказал граф Ростопчин, повторяя уже несколько раз говоренную им фразу. – Удивляешься только долготерпению или ослеплению государей. Теперь дело доходит до папы, и Бонапарт уже не стесняясь хочет низвергнуть главу католической религии, и все молчат! Один наш государь протестовал против захвата владений герцога Ольденбургского. И то… – Граф Ростопчин замолчал, чувствуя, что он стоял на том рубеже, где уже нельзя осуждать.
– Предложили другие владения заместо Ольденбургского герцогства, – сказал князь Николай Андреич. – Точно я мужиков из Лысых Гор переселял в Богучарово и в рязанские, так и он герцогов.
– Le duc d'Oldenbourg supporte son malheur avec une force de caractere et une resignation admirable, [Герцог Ольденбургский переносит свое несчастие с замечательной силой воли и покорностью судьбе,] – сказал Борис, почтительно вступая в разговор. Он сказал это потому, что проездом из Петербурга имел честь представляться герцогу. Князь Николай Андреич посмотрел на молодого человека так, как будто он хотел бы ему сказать кое что на это, но раздумал, считая его слишком для того молодым.
– Я читал наш протест об Ольденбургском деле и удивлялся плохой редакции этой ноты, – сказал граф Ростопчин, небрежным тоном человека, судящего о деле ему хорошо знакомом.
Пьер с наивным удивлением посмотрел на Ростопчина, не понимая, почему его беспокоила плохая редакция ноты.
– Разве не всё равно, как написана нота, граф? – сказал он, – ежели содержание ее сильно.
– Mon cher, avec nos 500 mille hommes de troupes, il serait facile d'avoir un beau style, [Мой милый, с нашими 500 ми тысячами войска легко, кажется, выражаться хорошим слогом,] – сказал граф Ростопчин. Пьер понял, почему графа Ростопчина беспокоила pедакция ноты.
– Кажется, писак довольно развелось, – сказал старый князь: – там в Петербурге всё пишут, не только ноты, – новые законы всё пишут. Мой Андрюша там для России целый волюм законов написал. Нынче всё пишут! – И он неестественно засмеялся.
Разговор замолк на минуту; старый генерал прокашливаньем обратил на себя внимание.
– Изволили слышать о последнем событии на смотру в Петербурге? как себя новый французский посланник показал!
– Что? Да, я слышал что то; он что то неловко сказал при Его Величестве.
– Его Величество обратил его внимание на гренадерскую дивизию и церемониальный марш, – продолжал генерал, – и будто посланник никакого внимания не обратил и будто позволил себе сказать, что мы у себя во Франции на такие пустяки не обращаем внимания. Государь ничего не изволил сказать. На следующем смотру, говорят, государь ни разу не изволил обратиться к нему.
Все замолчали: на этот факт, относившийся лично до государя, нельзя было заявлять никакого суждения.
– Дерзки! – сказал князь. – Знаете Метивье? Я нынче выгнал его от себя. Он здесь был, пустили ко мне, как я ни просил никого не пускать, – сказал князь, сердито взглянув на дочь. И он рассказал весь свой разговор с французским доктором и причины, почему он убедился, что Метивье шпион. Хотя причины эти были очень недостаточны и не ясны, никто не возражал.
За жарким подали шампанское. Гости встали с своих мест, поздравляя старого князя. Княжна Марья тоже подошла к нему.
Он взглянул на нее холодным, злым взглядом и подставил ей сморщенную, выбритую щеку. Всё выражение его лица говорило ей, что утренний разговор им не забыт, что решенье его осталось в прежней силе, и что только благодаря присутствию гостей он не говорит ей этого теперь.
Когда вышли в гостиную к кофе, старики сели вместе.
Князь Николай Андреич более оживился и высказал свой образ мыслей насчет предстоящей войны.
Он сказал, что войны наши с Бонапартом до тех пор будут несчастливы, пока мы будем искать союзов с немцами и будем соваться в европейские дела, в которые нас втянул Тильзитский мир. Нам ни за Австрию, ни против Австрии не надо было воевать. Наша политика вся на востоке, а в отношении Бонапарта одно – вооружение на границе и твердость в политике, и никогда он не посмеет переступить русскую границу, как в седьмом году.
– И где нам, князь, воевать с французами! – сказал граф Ростопчин. – Разве мы против наших учителей и богов можем ополчиться? Посмотрите на нашу молодежь, посмотрите на наших барынь. Наши боги – французы, наше царство небесное – Париж.
Он стал говорить громче, очевидно для того, чтобы его слышали все. – Костюмы французские, мысли французские, чувства французские! Вы вот Метивье в зашей выгнали, потому что он француз и негодяй, а наши барыни за ним ползком ползают. Вчера я на вечере был, так из пяти барынь три католички и, по разрешенью папы, в воскресенье по канве шьют. А сами чуть не голые сидят, как вывески торговых бань, с позволенья сказать. Эх, поглядишь на нашу молодежь, князь, взял бы старую дубину Петра Великого из кунсткамеры, да по русски бы обломал бока, вся бы дурь соскочила!
Все замолчали. Старый князь с улыбкой на лице смотрел на Ростопчина и одобрительно покачивал головой.
– Ну, прощайте, ваше сиятельство, не хворайте, – сказал Ростопчин, с свойственными ему быстрыми движениями поднимаясь и протягивая руку князю.
– Прощай, голубчик, – гусли, всегда заслушаюсь его! – сказал старый князь, удерживая его за руку и подставляя ему для поцелуя щеку. С Ростопчиным поднялись и другие.


Княжна Марья, сидя в гостиной и слушая эти толки и пересуды стариков, ничего не понимала из того, что она слышала; она думала только о том, не замечают ли все гости враждебных отношений ее отца к ней. Она даже не заметила особенного внимания и любезностей, которые ей во всё время этого обеда оказывал Друбецкой, уже третий раз бывший в их доме.
Княжна Марья с рассеянным, вопросительным взглядом обратилась к Пьеру, который последний из гостей, с шляпой в руке и с улыбкой на лице, подошел к ней после того, как князь вышел, и они одни оставались в гостиной.
– Можно еще посидеть? – сказал он, своим толстым телом валясь в кресло подле княжны Марьи.
– Ах да, – сказала она. «Вы ничего не заметили?» сказал ее взгляд.
Пьер находился в приятном, после обеденном состоянии духа. Он глядел перед собою и тихо улыбался.
– Давно вы знаете этого молодого человека, княжна? – сказал он.
– Какого?
– Друбецкого?
– Нет, недавно…
– Что он вам нравится?
– Да, он приятный молодой человек… Отчего вы меня это спрашиваете? – сказала княжна Марья, продолжая думать о своем утреннем разговоре с отцом.
– Оттого, что я сделал наблюдение, – молодой человек обыкновенно из Петербурга приезжает в Москву в отпуск только с целью жениться на богатой невесте.
– Вы сделали это наблюденье! – сказала княжна Марья.
– Да, – продолжал Пьер с улыбкой, – и этот молодой человек теперь себя так держит, что, где есть богатые невесты, – там и он. Я как по книге читаю в нем. Он теперь в нерешительности, кого ему атаковать: вас или mademoiselle Жюли Карагин. Il est tres assidu aupres d'elle. [Он очень к ней внимателен.]
– Он ездит к ним?
– Да, очень часто. И знаете вы новую манеру ухаживать? – с веселой улыбкой сказал Пьер, видимо находясь в том веселом духе добродушной насмешки, за который он так часто в дневнике упрекал себя.
– Нет, – сказала княжна Марья.
– Теперь чтобы понравиться московским девицам – il faut etre melancolique. Et il est tres melancolique aupres de m lle Карагин, [надо быть меланхоличным. И он очень меланхоличен с m elle Карагин,] – сказал Пьер.
– Vraiment? [Право?] – сказала княжна Марья, глядя в доброе лицо Пьера и не переставая думать о своем горе. – «Мне бы легче было, думала она, ежели бы я решилась поверить кому нибудь всё, что я чувствую. И я бы желала именно Пьеру сказать всё. Он так добр и благороден. Мне бы легче стало. Он мне подал бы совет!»
– Пошли бы вы за него замуж? – спросил Пьер.
– Ах, Боже мой, граф, есть такие минуты, что я пошла бы за всякого, – вдруг неожиданно для самой себя, со слезами в голосе, сказала княжна Марья. – Ах, как тяжело бывает любить человека близкого и чувствовать, что… ничего (продолжала она дрожащим голосом), не можешь для него сделать кроме горя, когда знаешь, что не можешь этого переменить. Тогда одно – уйти, а куда мне уйти?…
– Что вы, что с вами, княжна?
Но княжна, не договорив, заплакала.
– Я не знаю, что со мной нынче. Не слушайте меня, забудьте, что я вам сказала.
Вся веселость Пьера исчезла. Он озабоченно расспрашивал княжну, просил ее высказать всё, поверить ему свое горе; но она только повторила, что просит его забыть то, что она сказала, что она не помнит, что она сказала, и что у нее нет горя, кроме того, которое он знает – горя о том, что женитьба князя Андрея угрожает поссорить отца с сыном.
– Слышали ли вы про Ростовых? – спросила она, чтобы переменить разговор. – Мне говорили, что они скоро будут. Andre я тоже жду каждый день. Я бы желала, чтоб они увиделись здесь.
– А как он смотрит теперь на это дело? – спросил Пьер, под он разумея старого князя. Княжна Марья покачала головой.
– Но что же делать? До года остается только несколько месяцев. И это не может быть. Я бы только желала избавить брата от первых минут. Я желала бы, чтобы они скорее приехали. Я надеюсь сойтись с нею. Вы их давно знаете, – сказала княжна Марья, – скажите мне, положа руку на сердце, всю истинную правду, что это за девушка и как вы находите ее? Но всю правду; потому что, вы понимаете, Андрей так много рискует, делая это против воли отца, что я бы желала знать…
Неясный инстинкт сказал Пьеру, что в этих оговорках и повторяемых просьбах сказать всю правду, выражалось недоброжелательство княжны Марьи к своей будущей невестке, что ей хотелось, чтобы Пьер не одобрил выбора князя Андрея; но Пьер сказал то, что он скорее чувствовал, чем думал.
– Я не знаю, как отвечать на ваш вопрос, – сказал он, покраснев, сам не зная от чего. – Я решительно не знаю, что это за девушка; я никак не могу анализировать ее. Она обворожительна. А отчего, я не знаю: вот всё, что можно про нее сказать. – Княжна Марья вздохнула и выражение ее лица сказало: «Да, я этого ожидала и боялась».
– Умна она? – спросила княжна Марья. Пьер задумался.
– Я думаю нет, – сказал он, – а впрочем да. Она не удостоивает быть умной… Да нет, она обворожительна, и больше ничего. – Княжна Марья опять неодобрительно покачала головой.
– Ах, я так желаю любить ее! Вы ей это скажите, ежели увидите ее прежде меня.
– Я слышал, что они на днях будут, – сказал Пьер.
Княжна Марья сообщила Пьеру свой план о том, как она, только что приедут Ростовы, сблизится с будущей невесткой и постарается приучить к ней старого князя.


Женитьба на богатой невесте в Петербурге не удалась Борису и он с этой же целью приехал в Москву. В Москве Борис находился в нерешительности между двумя самыми богатыми невестами – Жюли и княжной Марьей. Хотя княжна Марья, несмотря на свою некрасивость, и казалась ему привлекательнее Жюли, ему почему то неловко было ухаживать за Болконской. В последнее свое свиданье с ней, в именины старого князя, на все его попытки заговорить с ней о чувствах, она отвечала ему невпопад и очевидно не слушала его.
Жюли, напротив, хотя и особенным, одной ей свойственным способом, но охотно принимала его ухаживанье.
Жюли было 27 лет. После смерти своих братьев, она стала очень богата. Она была теперь совершенно некрасива; но думала, что она не только так же хороша, но еще гораздо больше привлекательна, чем была прежде. В этом заблуждении поддерживало ее то, что во первых она стала очень богатой невестой, а во вторых то, что чем старее она становилась, тем она была безопаснее для мужчин, тем свободнее было мужчинам обращаться с нею и, не принимая на себя никаких обязательств, пользоваться ее ужинами, вечерами и оживленным обществом, собиравшимся у нее. Мужчина, который десять лет назад побоялся бы ездить каждый день в дом, где была 17 ти летняя барышня, чтобы не компрометировать ее и не связать себя, теперь ездил к ней смело каждый день и обращался с ней не как с барышней невестой, а как с знакомой, не имеющей пола.
Дом Карагиных был в эту зиму в Москве самым приятным и гостеприимным домом. Кроме званых вечеров и обедов, каждый день у Карагиных собиралось большое общество, в особенности мужчин, ужинающих в 12 м часу ночи и засиживающихся до 3 го часу. Не было бала, гулянья, театра, который бы пропускала Жюли. Туалеты ее были всегда самые модные. Но, несмотря на это, Жюли казалась разочарована во всем, говорила всякому, что она не верит ни в дружбу, ни в любовь, ни в какие радости жизни, и ожидает успокоения только там . Она усвоила себе тон девушки, понесшей великое разочарованье, девушки, как будто потерявшей любимого человека или жестоко обманутой им. Хотя ничего подобного с ней не случилось, на нее смотрели, как на такую, и сама она даже верила, что она много пострадала в жизни. Эта меланхолия, не мешавшая ей веселиться, не мешала бывавшим у нее молодым людям приятно проводить время. Каждый гость, приезжая к ним, отдавал свой долг меланхолическому настроению хозяйки и потом занимался и светскими разговорами, и танцами, и умственными играми, и турнирами буриме, которые были в моде у Карагиных. Только некоторые молодые люди, в числе которых был и Борис, более углублялись в меланхолическое настроение Жюли, и с этими молодыми людьми она имела более продолжительные и уединенные разговоры о тщете всего мирского, и им открывала свои альбомы, исписанные грустными изображениями, изречениями и стихами.
Жюли была особенно ласкова к Борису: жалела о его раннем разочаровании в жизни, предлагала ему те утешения дружбы, которые она могла предложить, сама так много пострадав в жизни, и открыла ему свой альбом. Борис нарисовал ей в альбом два дерева и написал: Arbres rustiques, vos sombres rameaux secouent sur moi les tenebres et la melancolie. [Сельские деревья, ваши темные сучья стряхивают на меня мрак и меланхолию.]
В другом месте он нарисовал гробницу и написал:
«La mort est secourable et la mort est tranquille
«Ah! contre les douleurs il n'y a pas d'autre asile».
[Смерть спасительна и смерть спокойна;
О! против страданий нет другого убежища.]
Жюли сказала, что это прелестно.
– II y a quelque chose de si ravissant dans le sourire de la melancolie, [Есть что то бесконечно обворожительное в улыбке меланхолии,] – сказала она Борису слово в слово выписанное это место из книги.
– C'est un rayon de lumiere dans l'ombre, une nuance entre la douleur et le desespoir, qui montre la consolation possible. [Это луч света в тени, оттенок между печалью и отчаянием, который указывает на возможность утешения.] – На это Борис написал ей стихи:
«Aliment de poison d'une ame trop sensible,
«Toi, sans qui le bonheur me serait impossible,
«Tendre melancolie, ah, viens me consoler,
«Viens calmer les tourments de ma sombre retraite
«Et mele une douceur secrete
«A ces pleurs, que je sens couler».
[Ядовитая пища слишком чувствительной души,
Ты, без которой счастье было бы для меня невозможно,
Нежная меланхолия, о, приди, меня утешить,
Приди, утиши муки моего мрачного уединения
И присоедини тайную сладость
К этим слезам, которых я чувствую течение.]
Жюли играла Борису нa арфе самые печальные ноктюрны. Борис читал ей вслух Бедную Лизу и не раз прерывал чтение от волнения, захватывающего его дыханье. Встречаясь в большом обществе, Жюли и Борис смотрели друг на друга как на единственных людей в мире равнодушных, понимавших один другого.
Анна Михайловна, часто ездившая к Карагиным, составляя партию матери, между тем наводила верные справки о том, что отдавалось за Жюли (отдавались оба пензенские именья и нижегородские леса). Анна Михайловна, с преданностью воле провидения и умилением, смотрела на утонченную печаль, которая связывала ее сына с богатой Жюли.
– Toujours charmante et melancolique, cette chere Julieie, [Она все так же прелестна и меланхолична, эта милая Жюли.] – говорила она дочери. – Борис говорит, что он отдыхает душой в вашем доме. Он так много понес разочарований и так чувствителен, – говорила она матери.
– Ах, мой друг, как я привязалась к Жюли последнее время, – говорила она сыну, – не могу тебе описать! Да и кто может не любить ее? Это такое неземное существо! Ах, Борис, Борис! – Она замолкала на минуту. – И как мне жалко ее maman, – продолжала она, – нынче она показывала мне отчеты и письма из Пензы (у них огромное имение) и она бедная всё сама одна: ее так обманывают!
Борис чуть заметно улыбался, слушая мать. Он кротко смеялся над ее простодушной хитростью, но выслушивал и иногда выспрашивал ее внимательно о пензенских и нижегородских имениях.
Жюли уже давно ожидала предложенья от своего меланхолического обожателя и готова была принять его; но какое то тайное чувство отвращения к ней, к ее страстному желанию выйти замуж, к ее ненатуральности, и чувство ужаса перед отречением от возможности настоящей любви еще останавливало Бориса. Срок его отпуска уже кончался. Целые дни и каждый божий день он проводил у Карагиных, и каждый день, рассуждая сам с собою, Борис говорил себе, что он завтра сделает предложение. Но в присутствии Жюли, глядя на ее красное лицо и подбородок, почти всегда осыпанный пудрой, на ее влажные глаза и на выражение лица, изъявлявшего всегдашнюю готовность из меланхолии тотчас же перейти к неестественному восторгу супружеского счастия, Борис не мог произнести решительного слова: несмотря на то, что он уже давно в воображении своем считал себя обладателем пензенских и нижегородских имений и распределял употребление с них доходов. Жюли видела нерешительность Бориса и иногда ей приходила мысль, что она противна ему; но тотчас же женское самообольщение представляло ей утешение, и она говорила себе, что он застенчив только от любви. Меланхолия ее однако начинала переходить в раздражительность, и не задолго перед отъездом Бориса, она предприняла решительный план. В то самое время как кончался срок отпуска Бориса, в Москве и, само собой разумеется, в гостиной Карагиных, появился Анатоль Курагин, и Жюли, неожиданно оставив меланхолию, стала очень весела и внимательна к Курагину.
– Mon cher, – сказала Анна Михайловна сыну, – je sais de bonne source que le Prince Basile envoie son fils a Moscou pour lui faire epouser Julieie. [Мой милый, я знаю из верных источников, что князь Василий присылает своего сына в Москву, для того чтобы женить его на Жюли.] Я так люблю Жюли, что мне жалко бы было ее. Как ты думаешь, мой друг? – сказала Анна Михайловна.
Мысль остаться в дураках и даром потерять весь этот месяц тяжелой меланхолической службы при Жюли и видеть все расписанные уже и употребленные как следует в его воображении доходы с пензенских имений в руках другого – в особенности в руках глупого Анатоля, оскорбляла Бориса. Он поехал к Карагиным с твердым намерением сделать предложение. Жюли встретила его с веселым и беззаботным видом, небрежно рассказывала о том, как ей весело было на вчерашнем бале, и спрашивала, когда он едет. Несмотря на то, что Борис приехал с намерением говорить о своей любви и потому намеревался быть нежным, он раздражительно начал говорить о женском непостоянстве: о том, как женщины легко могут переходить от грусти к радости и что у них расположение духа зависит только от того, кто за ними ухаживает. Жюли оскорбилась и сказала, что это правда, что для женщины нужно разнообразие, что всё одно и то же надоест каждому.
– Для этого я бы советовал вам… – начал было Борис, желая сказать ей колкость; но в ту же минуту ему пришла оскорбительная мысль, что он может уехать из Москвы, не достигнув своей цели и даром потеряв свои труды (чего с ним никогда ни в чем не бывало). Он остановился в середине речи, опустил глаза, чтоб не видать ее неприятно раздраженного и нерешительного лица и сказал: – Я совсем не с тем, чтобы ссориться с вами приехал сюда. Напротив… – Он взглянул на нее, чтобы увериться, можно ли продолжать. Всё раздражение ее вдруг исчезло, и беспокойные, просящие глаза были с жадным ожиданием устремлены на него. «Я всегда могу устроиться так, чтобы редко видеть ее», подумал Борис. «А дело начато и должно быть сделано!» Он вспыхнул румянцем, поднял на нее глаза и сказал ей: – «Вы знаете мои чувства к вам!» Говорить больше не нужно было: лицо Жюли сияло торжеством и самодовольством; но она заставила Бориса сказать ей всё, что говорится в таких случаях, сказать, что он любит ее, и никогда ни одну женщину не любил более ее. Она знала, что за пензенские имения и нижегородские леса она могла требовать этого и она получила то, что требовала.
Жених с невестой, не поминая более о деревьях, обсыпающих их мраком и меланхолией, делали планы о будущем устройстве блестящего дома в Петербурге, делали визиты и приготавливали всё для блестящей свадьбы.


Граф Илья Андреич в конце января с Наташей и Соней приехал в Москву. Графиня всё была нездорова, и не могла ехать, – а нельзя было ждать ее выздоровления: князя Андрея ждали в Москву каждый день; кроме того нужно было закупать приданое, нужно было продавать подмосковную и нужно было воспользоваться присутствием старого князя в Москве, чтобы представить ему его будущую невестку. Дом Ростовых в Москве был не топлен; кроме того они приехали на короткое время, графини не было с ними, а потому Илья Андреич решился остановиться в Москве у Марьи Дмитриевны Ахросимовой, давно предлагавшей графу свое гостеприимство.
Поздно вечером четыре возка Ростовых въехали во двор Марьи Дмитриевны в старой Конюшенной. Марья Дмитриевна жила одна. Дочь свою она уже выдала замуж. Сыновья ее все были на службе.
Она держалась всё так же прямо, говорила также прямо, громко и решительно всем свое мнение, и всем своим существом как будто упрекала других людей за всякие слабости, страсти и увлечения, которых возможности она не признавала. С раннего утра в куцавейке, она занималась домашним хозяйством, потом ездила: по праздникам к обедни и от обедни в остроги и тюрьмы, где у нее бывали дела, о которых она никому не говорила, а по будням, одевшись, дома принимала просителей разных сословий, которые каждый день приходили к ней, и потом обедала; за обедом сытным и вкусным всегда бывало человека три четыре гостей, после обеда делала партию в бостон; на ночь заставляла себе читать газеты и новые книги, а сама вязала. Редко она делала исключения для выездов, и ежели выезжала, то ездила только к самым важным лицам в городе.
Она еще не ложилась, когда приехали Ростовы, и в передней завизжала дверь на блоке, пропуская входивших с холода Ростовых и их прислугу. Марья Дмитриевна, с очками спущенными на нос, закинув назад голову, стояла в дверях залы и с строгим, сердитым видом смотрела на входящих. Можно бы было подумать, что она озлоблена против приезжих и сейчас выгонит их, ежели бы она не отдавала в это время заботливых приказаний людям о том, как разместить гостей и их вещи.
– Графские? – сюда неси, говорила она, указывая на чемоданы и ни с кем не здороваясь. – Барышни, сюда налево. Ну, вы что лебезите! – крикнула она на девок. – Самовар чтобы согреть! – Пополнела, похорошела, – проговорила она, притянув к себе за капор разрумянившуюся с мороза Наташу. – Фу, холодная! Да раздевайся же скорее, – крикнула она на графа, хотевшего подойти к ее руке. – Замерз, небось. Рому к чаю подать! Сонюшка, bonjour, – сказала она Соне, этим французским приветствием оттеняя свое слегка презрительное и ласковое отношение к Соне.
Когда все, раздевшись и оправившись с дороги, пришли к чаю, Марья Дмитриевна по порядку перецеловала всех.
– Душой рада, что приехали и что у меня остановились, – говорила она. – Давно пора, – сказала она, значительно взглянув на Наташу… – старик здесь и сына ждут со дня на день. Надо, надо с ним познакомиться. Ну да об этом после поговорим, – прибавила она, оглянув Соню взглядом, показывавшим, что она при ней не желает говорить об этом. – Теперь слушай, – обратилась она к графу, – завтра что же тебе надо? За кем пошлешь? Шиншина? – она загнула один палец; – плаксу Анну Михайловну? – два. Она здесь с сыном. Женится сын то! Потом Безухова чтоль? И он здесь с женой. Он от нее убежал, а она за ним прискакала. Он обедал у меня в середу. Ну, а их – она указала на барышень – завтра свожу к Иверской, а потом и к Обер Шельме заедем. Ведь, небось, всё новое делать будете? С меня не берите, нынче рукава, вот что! Намедни княжна Ирина Васильевна молодая ко мне приехала: страх глядеть, точно два боченка на руки надела. Ведь нынче, что день – новая мода. Да у тебя то у самого какие дела? – обратилась она строго к графу.
– Всё вдруг подошло, – отвечал граф. – Тряпки покупать, а тут еще покупатель на подмосковную и на дом. Уж ежели милость ваша будет, я времечко выберу, съезжу в Маринское на денек, вам девчат моих прикину.
– Хорошо, хорошо, у меня целы будут. У меня как в Опекунском совете. Я их и вывезу куда надо, и побраню, и поласкаю, – сказала Марья Дмитриевна, дотрогиваясь большой рукой до щеки любимицы и крестницы своей Наташи.
На другой день утром Марья Дмитриевна свозила барышень к Иверской и к m me Обер Шальме, которая так боялась Марьи Дмитриевны, что всегда в убыток уступала ей наряды, только бы поскорее выжить ее от себя. Марья Дмитриевна заказала почти всё приданое. Вернувшись она выгнала всех кроме Наташи из комнаты и подозвала свою любимицу к своему креслу.
– Ну теперь поговорим. Поздравляю тебя с женишком. Подцепила молодца! Я рада за тебя; и его с таких лет знаю (она указала на аршин от земли). – Наташа радостно краснела. – Я его люблю и всю семью его. Теперь слушай. Ты ведь знаешь, старик князь Николай очень не желал, чтоб сын женился. Нравный старик! Оно, разумеется, князь Андрей не дитя, и без него обойдется, да против воли в семью входить нехорошо. Надо мирно, любовно. Ты умница, сумеешь обойтись как надо. Ты добренько и умненько обойдись. Вот всё и хорошо будет.
Наташа молчала, как думала Марья Дмитриевна от застенчивости, но в сущности Наташе было неприятно, что вмешивались в ее дело любви князя Андрея, которое представлялось ей таким особенным от всех людских дел, что никто, по ее понятиям, не мог понимать его. Она любила и знала одного князя Андрея, он любил ее и должен был приехать на днях и взять ее. Больше ей ничего не нужно было.
– Ты видишь ли, я его давно знаю, и Машеньку, твою золовку, люблю. Золовки – колотовки, ну а уж эта мухи не обидит. Она меня просила ее с тобой свести. Ты завтра с отцом к ней поедешь, да приласкайся хорошенько: ты моложе ее. Как твой то приедет, а уж ты и с сестрой и с отцом знакома, и тебя полюбили. Так или нет? Ведь лучше будет?
– Лучше, – неохотно отвечала Наташа.


На другой день, по совету Марьи Дмитриевны, граф Илья Андреич поехал с Наташей к князю Николаю Андреичу. Граф с невеселым духом собирался на этот визит: в душе ему было страшно. Последнее свидание во время ополчения, когда граф в ответ на свое приглашение к обеду выслушал горячий выговор за недоставление людей, было памятно графу Илье Андреичу. Наташа, одевшись в свое лучшее платье, была напротив в самом веселом расположении духа. «Не может быть, чтобы они не полюбили меня, думала она: меня все всегда любили. И я так готова сделать для них всё, что они пожелают, так готова полюбить его – за то, что он отец, а ее за то, что она сестра, что не за что им не полюбить меня!»
Они подъехали к старому, мрачному дому на Вздвиженке и вошли в сени.
– Ну, Господи благослови, – проговорил граф, полу шутя, полу серьезно; но Наташа заметила, что отец ее заторопился, входя в переднюю, и робко, тихо спросил, дома ли князь и княжна. После доклада о их приезде между прислугой князя произошло смятение. Лакей, побежавший докладывать о них, был остановлен другим лакеем в зале и они шептали о чем то. В залу выбежала горничная девушка, и торопливо тоже говорила что то, упоминая о княжне. Наконец один старый, с сердитым видом лакей вышел и доложил Ростовым, что князь принять не может, а княжна просит к себе. Первая навстречу гостям вышла m lle Bourienne. Она особенно учтиво встретила отца с дочерью и проводила их к княжне. Княжна с взволнованным, испуганным и покрытым красными пятнами лицом выбежала, тяжело ступая, навстречу к гостям, и тщетно пытаясь казаться свободной и радушной. Наташа с первого взгляда не понравилась княжне Марье. Она ей показалась слишком нарядной, легкомысленно веселой и тщеславной. Княжна Марья не знала, что прежде, чем она увидала свою будущую невестку, она уже была дурно расположена к ней по невольной зависти к ее красоте, молодости и счастию и по ревности к любви своего брата. Кроме этого непреодолимого чувства антипатии к ней, княжна Марья в эту минуту была взволнована еще тем, что при докладе о приезде Ростовых, князь закричал, что ему их не нужно, что пусть княжна Марья принимает, если хочет, а чтоб к нему их не пускали. Княжна Марья решилась принять Ростовых, но всякую минуту боялась, как бы князь не сделал какую нибудь выходку, так как он казался очень взволнованным приездом Ростовых.