Канделаки, Владимир Аркадьевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Канделаки
Основная информация
Дата рождения

16 (29) марта 1908(1908-03-29)

Место рождения

Тифлис,
Российская империя

Дата смерти

11 марта 1994(1994-03-11) (85 лет)

Место смерти

Москва,
Российская Федерация

Страна

СССР СССР, Россия Россия

Профессии

оперный певец, певец оперетты, театральный режиссёр, актёр

Коллективы

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, МТО

Награды

Влади́мир Арка́дьевич Кандела́ки (1908 — 1994) — советский певец (бас-баритон), режиссёр, актёр. Лауреат Сталинской премии второй степени (1952). Народный артист СССР (1970)[1]. Член КПСС с 1952 года.





Биография

Владимир Канделаки родился 16 (29) марта 1908 года в Тифлисе[1], (ныне — Тбилиси, Грузия).

Окончил Тбилисскую консерваторию (1928) и ГИТИС (1933). С 1929 года — ведущий бас-баритон МАМТ имени Немировича-Данченко1941 года — имени Станиславского и Немировича-Данченко), в 19541964 гг. — главный режиссёр МТО.

Снимался в фильмах «Цирк», «Парень из нашего города», «Девушка с гитарой», «Верую в любовь»[1].

Поставил оперу «Тоска» Пуччини (Алма-Ата, 1942)[1].

Руководил популярным ансамблем «Джаз-гол»[2].

Был женат на Татьяне Шмыге, народной артистке СССР (1978).

Умер Владимир Канделаки в Москве 11 марта 1994 года[1] (по другим источникам — 12 марта[3]). Похоронен на Новодевичьем кладбище (участок № 10).

Награды и премии

Фильмография

Озвучивание мультфильмов

Напишите отзыв о статье "Канделаки, Владимир Аркадьевич"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 Большая Российская энциклопедия: В 30 т. / Председатель науч.-ред. совета Ю. С. Осипов. Отв. ред С. Л. Кравец. Т. 12. Исландия — Канцеляризмы. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2008. — 767 с.: ил.: карт.
  2. kkre-29.narod.ru/kandelaki.htm
  3. [narnecropol.narod.ru/kandelaki.htm Канделаки Владимир Аркадьевич (1908—1994)]

Литература

Ссылки


Отрывок, характеризующий Канделаки, Владимир Аркадьевич

– А, Тимохин! – сказал главнокомандующий, узнавая капитана с красным носом, пострадавшего за синюю шинель.
Казалось, нельзя было вытягиваться больше того, как вытягивался Тимохин, в то время как полковой командир делал ему замечание. Но в эту минуту обращения к нему главнокомандующего капитан вытянулся так, что, казалось, посмотри на него главнокомандующий еще несколько времени, капитан не выдержал бы; и потому Кутузов, видимо поняв его положение и желая, напротив, всякого добра капитану, поспешно отвернулся. По пухлому, изуродованному раной лицу Кутузова пробежала чуть заметная улыбка.
– Еще измайловский товарищ, – сказал он. – Храбрый офицер! Ты доволен им? – спросил Кутузов у полкового командира.
И полковой командир, отражаясь, как в зеркале, невидимо для себя, в гусарском офицере, вздрогнул, подошел вперед и отвечал:
– Очень доволен, ваше высокопревосходительство.
– Мы все не без слабостей, – сказал Кутузов, улыбаясь и отходя от него. – У него была приверженность к Бахусу.
Полковой командир испугался, не виноват ли он в этом, и ничего не ответил. Офицер в эту минуту заметил лицо капитана с красным носом и подтянутым животом и так похоже передразнил его лицо и позу, что Несвицкий не мог удержать смеха.
Кутузов обернулся. Видно было, что офицер мог управлять своим лицом, как хотел: в ту минуту, как Кутузов обернулся, офицер успел сделать гримасу, а вслед за тем принять самое серьезное, почтительное и невинное выражение.
Третья рота была последняя, и Кутузов задумался, видимо припоминая что то. Князь Андрей выступил из свиты и по французски тихо сказал:
– Вы приказали напомнить о разжалованном Долохове в этом полку.
– Где тут Долохов? – спросил Кутузов.
Долохов, уже переодетый в солдатскую серую шинель, не дожидался, чтоб его вызвали. Стройная фигура белокурого с ясными голубыми глазами солдата выступила из фронта. Он подошел к главнокомандующему и сделал на караул.
– Претензия? – нахмурившись слегка, спросил Кутузов.
– Это Долохов, – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Кутузов. – Надеюсь, что этот урок тебя исправит, служи хорошенько. Государь милостив. И я не забуду тебя, ежели ты заслужишь.
Голубые ясные глаза смотрели на главнокомандующего так же дерзко, как и на полкового командира, как будто своим выражением разрывая завесу условности, отделявшую так далеко главнокомандующего от солдата.
– Об одном прошу, ваше высокопревосходительство, – сказал он своим звучным, твердым, неспешащим голосом. – Прошу дать мне случай загладить мою вину и доказать мою преданность государю императору и России.
Кутузов отвернулся. На лице его промелькнула та же улыбка глаз, как и в то время, когда он отвернулся от капитана Тимохина. Он отвернулся и поморщился, как будто хотел выразить этим, что всё, что ему сказал Долохов, и всё, что он мог сказать ему, он давно, давно знает, что всё это уже прискучило ему и что всё это совсем не то, что нужно. Он отвернулся и направился к коляске.
Полк разобрался ротами и направился к назначенным квартирам невдалеке от Браунау, где надеялся обуться, одеться и отдохнуть после трудных переходов.
– Вы на меня не претендуете, Прохор Игнатьич? – сказал полковой командир, объезжая двигавшуюся к месту 3 ю роту и подъезжая к шедшему впереди ее капитану Тимохину. Лицо полкового командира выражало после счастливо отбытого смотра неудержимую радость. – Служба царская… нельзя… другой раз во фронте оборвешь… Сам извинюсь первый, вы меня знаете… Очень благодарил! – И он протянул руку ротному.
– Помилуйте, генерал, да смею ли я! – отвечал капитан, краснея носом, улыбаясь и раскрывая улыбкой недостаток двух передних зубов, выбитых прикладом под Измаилом.
– Да господину Долохову передайте, что я его не забуду, чтоб он был спокоен. Да скажите, пожалуйста, я всё хотел спросить, что он, как себя ведет? И всё…
– По службе очень исправен, ваше превосходительство… но карахтер… – сказал Тимохин.
– А что, что характер? – спросил полковой командир.
– Находит, ваше превосходительство, днями, – говорил капитан, – то и умен, и учен, и добр. А то зверь. В Польше убил было жида, изволите знать…