Кан, Яков Григорьевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Яков Григорьевич Кан
Дата рождения

11 марта 1920(1920-03-11)

Место рождения

село Львово, Бериславский район, Херсонская губерния, Украинская ССР

Дата смерти

19 апреля 2014(2014-04-19) (94 года)

Место смерти

Владивосток, Россия

Род войск

пехота

Годы службы

19381976

Звание

Командовал

ротой связи,
отдельным батальоном связи 13-й стрелковой дивизии,
59-м отдельным морским полком связи

Сражения/войны

Великая Отечественная война,
Оборона Ленинграда

Награды и премии
||
В отставке

председатель Совета ветеранов войны, труда, Вооружённых сил и правоохранительных органов Владивостока

Я́ков Григо́рьевич Кан (11 марта 1920, село Львово, Бериславский район, Херсонская губерния19 апреля 2014, Владивосток) — участник Великой Отечественной войны, председатель Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов Владивостока. Воинское звание: полковник.





Биография

Яков Кан — уроженец Украины. Выпускник военного училища связи, он начал службу в 1938 году офицером связи. Боевое крещение получил во время войны с Финляндией.

В Великую Отечественную войну воевал на Ленинградском фронте; пережил блокаду.

Первую награду медаль «За боевые заслуги» Якову Кану вручил лично глава Ленинграда А.А. Жданов.

Во время войны Яков Кан проходил службу командиром отдельной роты связи под Ленинградом, где с 30 декабря 1941 года по 10 июня 1944 года во время блокады обеспечивал управление связью между войсками. Впоследствии был назначен командиром батальона связи 13-й стрелковой дивизии на Пулковском направлении Ленинградского фронта, где был ранен[1].

После окончания Великой Отечественной войны продолжил службу на Дальнем Востоке. Служил в Советской Гавани, затем во Владивостоке. Командовал лучшим на Тихоокеанском флоте 59-м отдельным морским полком связи, который был награждён Знаком и грамотой ЦК КПСС и Совета министров. Уволен в запас в 1976 году в звании полковника.

Проработал во Владивостокском горисполкоме более 14 лет.

С 1992 года возглавлял городской Совет ветеранов войны, труда, Вооружённых Сил и правоохранительных органов. Почётный гражданин Владивостока[2].

Семья

Внешние изображения
[hrox.ru/data/13/4993.jpg Фотография Якова Григорьевича Кана]
[novostivl.ru/files/files/39/3439.jpg Фотография Якова Григорьевича Кана]

Первая супруга — Нина Герасимовна.

Вторая супруга — Алла Александровна.

У Якова Григорьевича три внука и две правнучки.

Награды

Цитаты

Наше государство в большом долгу перед фронтовиками. И это нас всегда мучает. Ведь тот же немец, который против нас воевал, он в Германии теперь лучше живёт, чем фронтовик в России.

Я бы молодёжи пожелал, чтоб они чтили старших, кто отстоял страну, своих дедов, прадедов.

Главное в жизни — быть неравнодушным к ближним[3].

Напишите отзыв о статье "Кан, Яков Григорьевич"

Примечания

  1. [novostivl.ru/msg/10459.htm Яков Кан.]
  2. [www.vlc.ru/mayor/docs/2002/post0065.htm ПОСТАНОВЛЕНИЕ АДМИНИСТРАЦИИ ГОРОДА ВЛАДИВОСТОКА № 65 от 28.01.2002 г.]
  3. [www.ptr-vlad.ru/2010/03/11/glavnomu-veteranu-vladivostoka-jakovu-kanu.html Не стареют душой ветераны.]

Ссылки

  • [news.yandex.ru/people/kan_yakov/common.html Яков Григорьевич Кан: пресс-портрет на сайте Яндекс-новости] (Проверено 10 мая 2011)
  • [www.ptr-vlad.ru/2010/03/11/glavnomu-veteranu-vladivostoka-jakovu-kanu.html Главный ветеран Владивостока.]
  • [news.yandex.ru/people/kan_yakov.html Председатель Совета ветеранов Владивостока Яков Кан.]
  • [primamedia.ru/news/25.02.2011/147754/yakov-kan-vstrecha-s-dmitriem-medvedevim-zapomnitsya-nadolgo.htmlЯков Кан: Встреча с Дмитрием Медведевым запомнится надолго.]
  • [primamedia.ru/glossary/news/7664/ Новости по теме: Кан Яков Григорьевич]
  • [novostivl.ru/msg/10459.htm Яков Кан удостоен высшей городской награды «За заслуги перед Владивостоком»]

Отрывок, характеризующий Кан, Яков Григорьевич

– Потому и не начинаю, государь, – сказал звучным голосом Кутузов, как бы предупреждая возможность не быть расслышанным, и в лице его еще раз что то дрогнуло. – Потому и не начинаю, государь, что мы не на параде и не на Царицыном лугу, – выговорил он ясно и отчетливо.
В свите государя на всех лицах, мгновенно переглянувшихся друг с другом, выразился ропот и упрек. «Как он ни стар, он не должен бы, никак не должен бы говорить этак», выразили эти лица.
Государь пристально и внимательно посмотрел в глаза Кутузову, ожидая, не скажет ли он еще чего. Но Кутузов, с своей стороны, почтительно нагнув голову, тоже, казалось, ожидал. Молчание продолжалось около минуты.
– Впрочем, если прикажете, ваше величество, – сказал Кутузов, поднимая голову и снова изменяя тон на прежний тон тупого, нерассуждающего, но повинующегося генерала.
Он тронул лошадь и, подозвав к себе начальника колонны Милорадовича, передал ему приказание к наступлению.
Войско опять зашевелилось, и два батальона Новгородского полка и батальон Апшеронского полка тронулись вперед мимо государя.
В то время как проходил этот Апшеронский батальон, румяный Милорадович, без шинели, в мундире и орденах и со шляпой с огромным султаном, надетой набекрень и с поля, марш марш выскакал вперед и, молодецки салютуя, осадил лошадь перед государем.
– С Богом, генерал, – сказал ему государь.
– Ma foi, sire, nous ferons ce que qui sera dans notre possibilite, sire, [Право, ваше величество, мы сделаем, что будет нам возможно сделать, ваше величество,] – отвечал он весело, тем не менее вызывая насмешливую улыбку у господ свиты государя своим дурным французским выговором.
Милорадович круто повернул свою лошадь и стал несколько позади государя. Апшеронцы, возбуждаемые присутствием государя, молодецким, бойким шагом отбивая ногу, проходили мимо императоров и их свиты.
– Ребята! – крикнул громким, самоуверенным и веселым голосом Милорадович, видимо, до такой степени возбужденный звуками стрельбы, ожиданием сражения и видом молодцов апшеронцев, еще своих суворовских товарищей, бойко проходивших мимо императоров, что забыл о присутствии государя. – Ребята, вам не первую деревню брать! – крикнул он.
– Рады стараться! – прокричали солдаты.
Лошадь государя шарахнулась от неожиданного крика. Лошадь эта, носившая государя еще на смотрах в России, здесь, на Аустерлицком поле, несла своего седока, выдерживая его рассеянные удары левой ногой, настораживала уши от звуков выстрелов, точно так же, как она делала это на Марсовом поле, не понимая значения ни этих слышавшихся выстрелов, ни соседства вороного жеребца императора Франца, ни всего того, что говорил, думал, чувствовал в этот день тот, кто ехал на ней.
Государь с улыбкой обратился к одному из своих приближенных, указывая на молодцов апшеронцев, и что то сказал ему.


Кутузов, сопутствуемый своими адъютантами, поехал шагом за карабинерами.
Проехав с полверсты в хвосте колонны, он остановился у одинокого заброшенного дома (вероятно, бывшего трактира) подле разветвления двух дорог. Обе дороги спускались под гору, и по обеим шли войска.
Туман начинал расходиться, и неопределенно, верстах в двух расстояния, виднелись уже неприятельские войска на противоположных возвышенностях. Налево внизу стрельба становилась слышнее. Кутузов остановился, разговаривая с австрийским генералом. Князь Андрей, стоя несколько позади, вглядывался в них и, желая попросить зрительную трубу у адъютанта, обратился к нему.
– Посмотрите, посмотрите, – говорил этот адъютант, глядя не на дальнее войско, а вниз по горе перед собой. – Это французы!
Два генерала и адъютанты стали хвататься за трубу, вырывая ее один у другого. Все лица вдруг изменились, и на всех выразился ужас. Французов предполагали за две версты от нас, а они явились вдруг, неожиданно перед нами.
– Это неприятель?… Нет!… Да, смотрите, он… наверное… Что ж это? – послышались голоса.
Князь Андрей простым глазом увидал внизу направо поднимавшуюся навстречу апшеронцам густую колонну французов, не дальше пятисот шагов от того места, где стоял Кутузов.
«Вот она, наступила решительная минута! Дошло до меня дело», подумал князь Андрей, и ударив лошадь, подъехал к Кутузову. «Надо остановить апшеронцев, – закричал он, – ваше высокопревосходительство!» Но в тот же миг всё застлалось дымом, раздалась близкая стрельба, и наивно испуганный голос в двух шагах от князя Андрея закричал: «ну, братцы, шабаш!» И как будто голос этот был команда. По этому голосу всё бросилось бежать.
Смешанные, всё увеличивающиеся толпы бежали назад к тому месту, где пять минут тому назад войска проходили мимо императоров. Не только трудно было остановить эту толпу, но невозможно было самим не податься назад вместе с толпой.
Болконский только старался не отставать от нее и оглядывался, недоумевая и не в силах понять того, что делалось перед ним. Несвицкий с озлобленным видом, красный и на себя не похожий, кричал Кутузову, что ежели он не уедет сейчас, он будет взят в плен наверное. Кутузов стоял на том же месте и, не отвечая, доставал платок. Из щеки его текла кровь. Князь Андрей протеснился до него.
– Вы ранены? – спросил он, едва удерживая дрожание нижней челюсти.
– Раны не здесь, а вот где! – сказал Кутузов, прижимая платок к раненой щеке и указывая на бегущих. – Остановите их! – крикнул он и в то же время, вероятно убедясь, что невозможно было их остановить, ударил лошадь и поехал вправо.
Вновь нахлынувшая толпа бегущих захватила его с собой и повлекла назад.
Войска бежали такой густой толпой, что, раз попавши в середину толпы, трудно было из нее выбраться. Кто кричал: «Пошел! что замешкался?» Кто тут же, оборачиваясь, стрелял в воздух; кто бил лошадь, на которой ехал сам Кутузов. С величайшим усилием выбравшись из потока толпы влево, Кутузов со свитой, уменьшенной более чем вдвое, поехал на звуки близких орудийных выстрелов. Выбравшись из толпы бегущих, князь Андрей, стараясь не отставать от Кутузова, увидал на спуске горы, в дыму, еще стрелявшую русскую батарею и подбегающих к ней французов. Повыше стояла русская пехота, не двигаясь ни вперед на помощь батарее, ни назад по одному направлению с бегущими. Генерал верхом отделился от этой пехоты и подъехал к Кутузову. Из свиты Кутузова осталось только четыре человека. Все были бледны и молча переглядывались.
– Остановите этих мерзавцев! – задыхаясь, проговорил Кутузов полковому командиру, указывая на бегущих; но в то же мгновение, как будто в наказание за эти слова, как рой птичек, со свистом пролетели пули по полку и свите Кутузова.
Французы атаковали батарею и, увидав Кутузова, выстрелили по нем. С этим залпом полковой командир схватился за ногу; упало несколько солдат, и подпрапорщик, стоявший с знаменем, выпустил его из рук; знамя зашаталось и упало, задержавшись на ружьях соседних солдат.
Солдаты без команды стали стрелять.
– Ооох! – с выражением отчаяния промычал Кутузов и оглянулся. – Болконский, – прошептал он дрожащим от сознания своего старческого бессилия голосом. – Болконский, – прошептал он, указывая на расстроенный батальон и на неприятеля, – что ж это?