Капетинги

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Капетинги
фр. Capétiens
Страна: Франция
Родоначальный дом: Робертины
Титулы: Король Франции
Герцог Орлеанский
Король Испании
Король Наварры
Герцог Бургундский
Король Неаполя
Король Сицилии
Великий герцог Люксембургский
Король Португалии
Основатель: Гуго Капет
Последний правитель: Карл IV Красивый (по прямой ветви);
Луи-Филипп I (по младшей линии)
Год основания: 987
Национальность: французы (Бурбоны, Валуа, Бурбон-Орлеаны), испанцы (испанские Бурбоны, дом Трастамара), португальцы (Браганса)
Младшие
линии:
Старший Бургундский дом
Валуа
Бурбоны
[ru.rodovid.org/wk/Род:Капетинги Капетинги] на Родоводе

Капети́нги (фр. Capétiens) — происходящая из рода Робертинов династия французских королей, представители которой правили с 987 по 1328 год, а по боковым линиям — до 1848 года. В истории французского государства — третья по счету династия после Меровингов и Каролингов.

Первым королём, утвердившим надолго династию на престоле, был парижский граф Гуго Капет (хотя Робертины были королями и до него два раза), которого королевские вассалы избрали королём после смерти бездетного Людовика V. Аббата Гуго прозвали Капетом из-за того, что он носил мантию светского священника, которая называлась «капа». Именно Гуго Капет и дал имя самой большой королевской династии Франции, потомки которой правили страной на протяжении долгих веков.

Последним представителем старшей ветви Капетингов на французском троне стал Карл IV Красивый. Затем к власти пришла династия Валуа, являющаяся младшей ветвью семейства Капетингов. По пресечении Ангулемской линии династии Валуа к власти пришла другая ветвь Капетингского дома — Бурбоны. Два нынешних претендента на трон Франции также являются прямыми потомками Гуго Капета: от легитимистов — представитель испанской ветви Бурбонов, от орлеанистов[en] — представитель орлеанской ветви Бурбонов.

К Капетингам также принадлежали бретонский герцогский дом де Дрё, дворянский род Куртене (давший нескольких правителей Латинской империи) большинство королей Португалии, включая продолжающуюся доныне Брагансскую династию с многочисленными боковыми отраслями, а также ряд более мелких дворянских родов.



См. также


   Короли и императоры Франции (987—1870)
Капетинги (987—1328)
987 996 1031 1060 1108 1137 1180 1223 1226
Гуго Капет Роберт II Генрих I Филипп I Людовик VI Людовик VII Филипп II Людовик VIII
1226 1270 1285 1314 1316 1316 1322 1328
Людовик IX Филипп III Филипп IV Людовик X Иоанн I Филипп V Карл IV
Валуа (1328—1589)
1328 1350 1364 1380 1422 1461 1483 1498
Филипп VI Иоанн II Карл V Карл VI Карл VII Людовик XI Карл VIII
1498 1515 1547 1559 1560 1574 1589
Людовик XII Франциск I Генрих II Франциск II Карл IX Генрих III
Бурбоны (1589—1792)
1589 1610 1643 1715 1774 1792
Генрих IV Людовик XIII Людовик XIV Людовик XV Людовик XVI
1792 1804 1814 1824 1830 1848 1852 1870
Наполеон I (Бонапарты) Людовик XVIII Карл X Луи-Филипп I (Орлеанский дом) Наполеон III (Бонапарты)

Напишите отзыв о статье "Капетинги"

Отрывок, характеризующий Капетинги

– Как же это, мой друг?
– Да так . Ну, очень нужно, что замуж не выйду, а… так .
– Так, так, – повторила графиня и, трясясь всем своим телом, засмеялась добрым, неожиданным старушечьим смехом.
– Полноте смеяться, перестаньте, – закричала Наташа, – всю кровать трясете. Ужасно вы на меня похожи, такая же хохотунья… Постойте… – Она схватила обе руки графини, поцеловала на одной кость мизинца – июнь, и продолжала целовать июль, август на другой руке. – Мама, а он очень влюблен? Как на ваши глаза? В вас были так влюблены? И очень мил, очень, очень мил! Только не совсем в моем вкусе – он узкий такой, как часы столовые… Вы не понимаете?…Узкий, знаете, серый, светлый…
– Что ты врешь! – сказала графиня.
Наташа продолжала:
– Неужели вы не понимаете? Николенька бы понял… Безухий – тот синий, темно синий с красным, и он четвероугольный.
– Ты и с ним кокетничаешь, – смеясь сказала графиня.
– Нет, он франмасон, я узнала. Он славный, темно синий с красным, как вам растолковать…
– Графинюшка, – послышался голос графа из за двери. – Ты не спишь? – Наташа вскочила босиком, захватила в руки туфли и убежала в свою комнату.
Она долго не могла заснуть. Она всё думала о том, что никто никак не может понять всего, что она понимает, и что в ней есть.
«Соня?» подумала она, глядя на спящую, свернувшуюся кошечку с ее огромной косой. «Нет, куда ей! Она добродетельная. Она влюбилась в Николеньку и больше ничего знать не хочет. Мама, и та не понимает. Это удивительно, как я умна и как… она мила», – продолжала она, говоря про себя в третьем лице и воображая, что это говорит про нее какой то очень умный, самый умный и самый хороший мужчина… «Всё, всё в ней есть, – продолжал этот мужчина, – умна необыкновенно, мила и потом хороша, необыкновенно хороша, ловка, – плавает, верхом ездит отлично, а голос! Можно сказать, удивительный голос!» Она пропела свою любимую музыкальную фразу из Херубиниевской оперы, бросилась на постель, засмеялась от радостной мысли, что она сейчас заснет, крикнула Дуняшу потушить свечку, и еще Дуняша не успела выйти из комнаты, как она уже перешла в другой, еще более счастливый мир сновидений, где всё было так же легко и прекрасно, как и в действительности, но только было еще лучше, потому что было по другому.

На другой день графиня, пригласив к себе Бориса, переговорила с ним, и с того дня он перестал бывать у Ростовых.


31 го декабря, накануне нового 1810 года, le reveillon [ночной ужин], был бал у Екатерининского вельможи. На бале должен был быть дипломатический корпус и государь.
На Английской набережной светился бесчисленными огнями иллюминации известный дом вельможи. У освещенного подъезда с красным сукном стояла полиция, и не одни жандармы, но полицеймейстер на подъезде и десятки офицеров полиции. Экипажи отъезжали, и всё подъезжали новые с красными лакеями и с лакеями в перьях на шляпах. Из карет выходили мужчины в мундирах, звездах и лентах; дамы в атласе и горностаях осторожно сходили по шумно откладываемым подножкам, и торопливо и беззвучно проходили по сукну подъезда.