Капитан-командор

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Капитан-командор (также капитан бригадирского ранга с 1764 года по 1798 год) — морской чин, в периоды 17071732 и в 17511827 годов, на русском военном флоте.





История

Чин введён в 1707 году, в 1722 году включён в Табель о рангах, относился к V классу, при этом считался ниже контр-адмирала, но выше капитана корабля (с 1713 года выше капитана первого ранга). В армии (сухопутные силы) капитан-командору соответствовал чин бригадира, а также статского советника в гражданских (статских) чинах. Обращение — «Ваше высокородие».

В обязанности капитан-командора входило командование небольшими отрядами кораблей, а также временное замещение контр-адмирала.

В 1732 году чин был упразднён решением Воинской морской комиссии, и его функции выполнял старший из капитанов кораблей. Чин капитан-командора был восстановлен в 1751 году, а с 1764 года до 1798 года по одним источникам[1][2] заменён на чин «капитан бригадирского ранга», а по другим[3] разделён на два ранга — «капитан генерал-майорского ранга» и «капитан бригадирского ранга», относившимся к IV и V классам соответственно. По этим данным, когда деление на ранги в 1798 году было отменено, чин капитан-командора стал относиться к IV классу, равному генерал-майору сухопутных войск и действительному статскому советнику гражданской службы, при этом капитан-командор считался ниже контр-адмирала, относившегося к тому же классу. Эквивалентный армейский чин бригадира был вообще исключён из Табели о рангах.

Чин капитан-командора было окончательно упразднён в 1827 году, а капитанам первого ранга стали присваивать сразу чин контр-адмирала.

Известные носители

См. также

Напишите отзыв о статье "Капитан-командор"

Примечания

  1. [www.bibliotekar.ru/CentrTitul/13.htm Шепелев Л. Е., Титулы, мундиры и ордена Российской империи, часть 13]
  2. [historydoc.edu.ru/catalog.asp?ob_no=12371&cat_ob_no=12369 Табель о рангах]
  3. [www.imha.ru/index.php?newsid=1144523809 Капитан-командор в базе знаний Международной военно-исторической ассоциации]

Отрывок, характеризующий Капитан-командор

– Да, да. Вот это истинная правда, – поспешно перебил Пьер.
– Отчего? – спросила Наташа, внимательно глядя в глаза Пьеру.
– Как отчего? – сказала княжна Марья. – Одна мысль о том, что ждет там…
Наташа, не дослушав княжны Марьи, опять вопросительно поглядела на Пьера.
– И оттого, – продолжал Пьер, – что только тот человек, который верит в то, что есть бог, управляющий нами, может перенести такую потерю, как ее и… ваша, – сказал Пьер.
Наташа раскрыла уже рот, желая сказать что то, но вдруг остановилась. Пьер поспешил отвернуться от нее и обратился опять к княжне Марье с вопросом о последних днях жизни своего друга. Смущение Пьера теперь почти исчезло; но вместе с тем он чувствовал, что исчезла вся его прежняя свобода. Он чувствовал, что над каждым его словом, действием теперь есть судья, суд, который дороже ему суда всех людей в мире. Он говорил теперь и вместе с своими словами соображал то впечатление, которое производили его слова на Наташу. Он не говорил нарочно того, что бы могло понравиться ей; но, что бы он ни говорил, он с ее точки зрения судил себя.
Княжна Марья неохотно, как это всегда бывает, начала рассказывать про то положение, в котором она застала князя Андрея. Но вопросы Пьера, его оживленно беспокойный взгляд, его дрожащее от волнения лицо понемногу заставили ее вдаться в подробности, которые она боялась для самой себя возобновлять в воображенье.
– Да, да, так, так… – говорил Пьер, нагнувшись вперед всем телом над княжной Марьей и жадно вслушиваясь в ее рассказ. – Да, да; так он успокоился? смягчился? Он так всеми силами души всегда искал одного; быть вполне хорошим, что он не мог бояться смерти. Недостатки, которые были в нем, – если они были, – происходили не от него. Так он смягчился? – говорил Пьер. – Какое счастье, что он свиделся с вами, – сказал он Наташе, вдруг обращаясь к ней и глядя на нее полными слез глазами.
Лицо Наташи вздрогнуло. Она нахмурилась и на мгновенье опустила глаза. С минуту она колебалась: говорить или не говорить?
– Да, это было счастье, – сказала она тихим грудным голосом, – для меня наверное это было счастье. – Она помолчала. – И он… он… он говорил, что он желал этого, в ту минуту, как я пришла к нему… – Голос Наташи оборвался. Она покраснела, сжала руки на коленах и вдруг, видимо сделав усилие над собой, подняла голову и быстро начала говорить:
– Мы ничего не знали, когда ехали из Москвы. Я не смела спросить про него. И вдруг Соня сказала мне, что он с нами. Я ничего не думала, не могла представить себе, в каком он положении; мне только надо было видеть его, быть с ним, – говорила она, дрожа и задыхаясь. И, не давая перебивать себя, она рассказала то, чего она еще никогда, никому не рассказывала: все то, что она пережила в те три недели их путешествия и жизни в Ярославль.
Пьер слушал ее с раскрытым ртом и не спуская с нее своих глаз, полных слезами. Слушая ее, он не думал ни о князе Андрее, ни о смерти, ни о том, что она рассказывала. Он слушал ее и только жалел ее за то страдание, которое она испытывала теперь, рассказывая.
Княжна, сморщившись от желания удержать слезы, сидела подле Наташи и слушала в первый раз историю этих последних дней любви своего брата с Наташей.
Этот мучительный и радостный рассказ, видимо, был необходим для Наташи.
Она говорила, перемешивая ничтожнейшие подробности с задушевнейшими тайнами, и, казалось, никогда не могла кончить. Несколько раз она повторяла то же самое.