Карвахаль, Франсиско

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Франсиско Карвахаль

Франсиско Себастьян Карвахаль-и-Гуаль (исп. Francisco Sebastián Carvajal y Gual, 9 декабря 1870, Кампече, Мексика — 20 сентября 1932, Мехико) — мексиканский государственный и политический деятель, временный президент Мексики с 15 июля по 13 августа 1914. По образованию юрист, занимал ряд должностей в администрации президента Порфирио Диаса. 3 мая 1911, во время Мексиканской революции, был послан Диасом на переговоры с лидером восставших Франсиско Мадеро. В 1913, когда власть в стране перешла к генералу Викториано Уэрте, Карвахаль был назначен председателем Верховного Суда, а 10 июля 1914 получил должность министра иностранных дел. Когда 15 июля 1914 Уэрта ушёл в остставку, Карвахаль стал президентом страны и занимал этот пост в течение менее чем месяца. 13 августа Карвахаль ушёл в отставку. Новым президентом стал Венустиано Карранса; Карвахаль эмигрировал в США и жил там до 1922, после чего вернулся в Мексику.

Напишите отзыв о статье "Карвахаль, Франсиско"



Ссылки

  • [www.familiavirtual.com.mx/papeleria/presidentes/pres40.html Биография] (исп.)

Отрывок, характеризующий Карвахаль, Франсиско

Он улыбнулся и протянул ей руку.


Для князя Андрея прошло семь дней с того времени, как он очнулся на перевязочном пункте Бородинского поля. Все это время он находился почти в постояниом беспамятстве. Горячечное состояние и воспаление кишок, которые были повреждены, по мнению доктора, ехавшего с раненым, должны были унести его. Но на седьмой день он с удовольствием съел ломоть хлеба с чаем, и доктор заметил, что общий жар уменьшился. Князь Андрей поутру пришел в сознание. Первую ночь после выезда из Москвы было довольно тепло, и князь Андрей был оставлен для ночлега в коляске; но в Мытищах раненый сам потребовал, чтобы его вынесли и чтобы ему дали чаю. Боль, причиненная ему переноской в избу, заставила князя Андрея громко стонать и потерять опять сознание. Когда его уложили на походной кровати, он долго лежал с закрытыми глазами без движения. Потом он открыл их и тихо прошептал: «Что же чаю?» Памятливость эта к мелким подробностям жизни поразила доктора. Он пощупал пульс и, к удивлению и неудовольствию своему, заметил, что пульс был лучше. К неудовольствию своему это заметил доктор потому, что он по опыту своему был убежден, что жить князь Андрей не может и что ежели он не умрет теперь, то он только с большими страданиями умрет несколько времени после. С князем Андреем везли присоединившегося к ним в Москве майора его полка Тимохина с красным носиком, раненного в ногу в том же Бородинском сражении. При них ехал доктор, камердинер князя, его кучер и два денщика.