Каргадос-Карахос

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Каргадос-КарахосКаргадос-Карахос

</tt>

</tt>

</tt>

Каргадос-Карахос
фр. Cargados Carajos
16°35′ ю. ш. 59°37′ в. д. / 16.583° ю. ш. 59.617° в. д. / -16.583; 59.617 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-16.583&mlon=59.617&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 16°35′ ю. ш. 59°37′ в. д. / 16.583° ю. ш. 59.617° в. д. / -16.583; 59.617 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-16.583&mlon=59.617&zoom=9 (O)] (Я)
АкваторияИндийский океан
Количество островов22
Крупнейший островАльбатрос
Общая площадь1,3 км²
СтранаМаврикий Маврикий
АЕ первого уровняВнешние острова Маврикия
Каргадос-Карахос
Население (2010 год)0 чел.

Каргадос-Карахос (фр. Cargados Carajos), также известны как скалы Святого Брендона (фр. Saint Brandon Rocks) — группа небольших островков (от 16 до 40) и коралловый риф в Индийском океане. Является частью Внешних островов Маврикия. Расположены в 300 км северо-восточнее острова Маврикий.



География

Общая площадь — 1,3 км². Риф тянется с севера на юг более чем на 50 км, в ширину — около 5 км. Иногда острова Карагадос-Карахос включаются в Маскаренские острова.

На некоторых островах растут кокосовые пальмы.

Основные острова

Временные поселения

На островке Рафаэль (Raphael) находится частная рыболовная станция (не менее 35 рабочих, в сезон до 800), также на островах находится метеорологическая станция (8 человек в 1996 году). Небольшие поселения на островках Авокаре (Avocaré), Кокос (Cocos) и Южный (Sud). Поселение на острове Альбатрос (Albatros) заброшено в 1988.

Напишите отзыв о статье "Каргадос-Карахос"

Отрывок, характеризующий Каргадос-Карахос

Пьер, задыхаясь от радости, подбежал к девочке и хотел взять ее на руки. Но, увидав чужого человека, золотушно болезненная, похожая на мать, неприятная на вид девочка закричала и бросилась бежать. Пьер, однако, схватил ее и поднял на руки; она завизжала отчаянно злобным голосом и своими маленькими ручонками стала отрывать от себя руки Пьера и сопливым ртом кусать их. Пьера охватило чувство ужаса и гадливости, подобное тому, которое он испытывал при прикосновении к какому нибудь маленькому животному. Но он сделал усилие над собою, чтобы не бросить ребенка, и побежал с ним назад к большому дому. Но пройти уже нельзя было назад той же дорогой; девки Аниски уже не было, и Пьер с чувством жалости и отвращения, прижимая к себе как можно нежнее страдальчески всхлипывавшую и мокрую девочку, побежал через сад искать другого выхода.


Когда Пьер, обежав дворами и переулками, вышел назад с своей ношей к саду Грузинского, на углу Поварской, он в первую минуту не узнал того места, с которого он пошел за ребенком: так оно было загромождено народом и вытащенными из домов пожитками. Кроме русских семей с своим добром, спасавшихся здесь от пожара, тут же было и несколько французских солдат в различных одеяниях. Пьер не обратил на них внимания. Он спешил найти семейство чиновника, с тем чтобы отдать дочь матери и идти опять спасать еще кого то. Пьеру казалось, что ему что то еще многое и поскорее нужно сделать. Разгоревшись от жара и беготни, Пьер в эту минуту еще сильнее, чем прежде, испытывал то чувство молодости, оживления и решительности, которое охватило его в то время, как он побежал спасать ребенка. Девочка затихла теперь и, держась ручонками за кафтан Пьера, сидела на его руке и, как дикий зверек, оглядывалась вокруг себя. Пьер изредка поглядывал на нее и слегка улыбался. Ему казалось, что он видел что то трогательно невинное и ангельское в этом испуганном и болезненном личике.
На прежнем месте ни чиновника, ни его жены уже не было. Пьер быстрыми шагами ходил между народом, оглядывая разные лица, попадавшиеся ему. Невольно он заметил грузинское или армянское семейство, состоявшее из красивого, с восточным типом лица, очень старого человека, одетого в новый крытый тулуп и новые сапоги, старухи такого же типа и молодой женщины. Очень молодая женщина эта показалась Пьеру совершенством восточной красоты, с ее резкими, дугами очерченными черными бровями и длинным, необыкновенно нежно румяным и красивым лицом без всякого выражения. Среди раскиданных пожитков, в толпе на площади, она, в своем богатом атласном салопе и ярко лиловом платке, накрывавшем ее голову, напоминала нежное тепличное растение, выброшенное на снег. Она сидела на узлах несколько позади старухи и неподвижно большими черными продолговатыми, с длинными ресницами, глазами смотрела в землю. Видимо, она знала свою красоту и боялась за нее. Лицо это поразило Пьера, и он, в своей поспешности, проходя вдоль забора, несколько раз оглянулся на нее. Дойдя до забора и все таки не найдя тех, кого ему было нужно, Пьер остановился, оглядываясь.